Canadian pharmacy / online pharmacy mail order
 Любить нельзя уйти (СЛР)
Романтический форум
Новости: Читайте новый законченный перевод! Лиз Карлайл  - После полуночи.
 
*
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. 23 Октябрь 2017, 04:35:05


Войти


Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Любить нельзя уйти (СЛР)  (Прочитано 3033 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« : 29 Сентябрь 2015, 20:23:33 »





Название: Любить нельзя уйти.

 Автор: Людмила Сиволобова

Обложка: Анна Би.

Жанр: современный любовный роман

Бета: НадяКороткова
,
Статус: в начале.

Выкладка: медленно!

Рейтенг: +18 на всякий случай

Аннотация:

Снежана военная журналистка. Мотается по горячим точкам, делает карьеру, личная жизнь не удалась. Обманутая любимым парнем, который оказался женат, она решила, что любовь не для неё. Ведь в семье Снежаны все однолюбы. Отец после смерти мамы пытался наладить свою личную жизнь. Увы, это оказалось не удачной идеей. Глядя на крах семьи отца, девушка поклялась себе, что лучше будет одна, чем с кем попало. В очередной раз вернувшись из долгой командировки, она случайно встречается с давней подругой и та на радостях делится большими переменами в своей жизни. Подруга приглашает Снежану в гости на день рождения сына и та соглашается, не зная, что влюбится в мужа подруги.

Эпиграф: Самое трудное в жизни - молчать о своей любви. 
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #1 : 29 Сентябрь 2015, 20:26:03 »

Глава 1. Случайная встреча.

Я сидела в  летнем кафе, прикрыв глаза,  наслаждалась тишиной и мирной жизнью несмотря на суетившихся людей, которые спешили по своим делам. Рука потянулась за чашечкой кофе, как вдруг женский голос над самым ухом звонко крикнул:
- Снежок! Ты ли это?!
Вздрогнув  от неожиданности, я обернулась и чуть не подпрыгнула от радости. Прямо за моим плечом стояла Наташка Семёнова, моя самая любимая подружка детства. Эффектная шатенка с огромными зелёными глазами, фигурой фотомодели,  в сшитом на заказ деловом костюме.
- Ой,  Натка! Чёрт! Напугала! Ты откуда?!
Обнялись как сестрёнки, поцеловав друг дружку в обе щёки.
Она присела за мой столик и, вытащив длинную сигарету, закурила.
- Снежка! У тебя совесть есть или как? Неужели было трудно позвонить и сказать, что ты приехала?
- Натка, я только сегодня ночью вернулась. Пока ещё не привыкла к мирной жизни,- пояснила я подруге.- Сто лет тебя не видела.  Рассказывай,  как жизнь?
Подружка затянулась сигаретой  и, усмехнувшись, ответила:
- Новостей вагон. Знаешь, я разошлась с Олегом.
Поперхнувшись глотком кофе, я уставилась на Натку изумлённым взглядом.
- Чего?! Вы расстались? Не могу поверить! У вас же такая любовь была!
- Вот именно, что была и сплыла, когда я его случайно застукала верхом на секретарше. И знаешь - как отрезало.  Даже странно было. Он умолял вернуться, на коленях ползал, просил, а мне всё равно. После той мымры, с которой он изменял, не осталось ничего, кроме стойкого чувства брезгливости. Снеж,  ты действительно нечего не знаешь?
- Нет.  А что ещё случилось?- замерев в ожидании очередного «сюрприза», спросила я.
-  Я влюбилась и опять замужем. Кстати,  помнишь наш разговор о детях?!
Я кивнула в ответ, мол, помню её стойкое нежелание рожать и портить фигуру.
- Так вот, какой же я тогда дурочкой была! Ой! Сейчас смешно вспомнить, о чём  я думала,  -  лицо Наташки осветила счастливая улыбка. - Смотри!
Она протянула мне мобильник и показала фото на заставке. На залитой солнцем полянке стоял  высокий  темноволосый парень с чуть заметной щетиной, в солнцезащитных очках-авиаторах, черной футболке с коротким рукавом,  и держал на руках маленького мальчика лет четырёх-пяти.
- Это мои самые любимые мужчины,- с нескрываемой гордостью сказала подруга.
- Ты хочешь сказать, что это твой ребёнок?! – шокировано спросила я, продолжая рассматривать изображение.
- Ага! У нас с Асланом любовь с первого взгляда. Представляешь?! Влюбилась в него,  как сопливая малолетка и даже с родителями поругалась. Видите ли, он мне не пара, стриптизёр!
Я второй раз подавилась кофе  и уже не рискнула брать добавку.
- Натка! Ну, подруга даёшь! Тебе  лавры Наташи Королёвой покоя не дают?!
Подруга рассмеялась от души и  даже забросила сигарету.
- Нет, Снежкок. Просто я  поняла, что без него  не могу жить дальше. Раньше не верила тебе, когда ты страдала по Руслану, жить не хотела без него. Зато теперь понимаю, что значит быть любимой, – пояснила она.- Ой! Прости, я всё о себе. А ты-то как? Не надоело ещё по горячим точкам носится с микрофоном?
-  Знаешь, нет. Не надоело. Скучно сидеть долго на одном месте.  О  чём здесь можно делать репортажи?  О похождениях этих звездюлек-однодневок или о  их папиках- взяточниках?! Спасибо, но подобный материал  не для меня.
- М-да! Зря тебя отец воспитывал, как мальчишку. Стрельба, различные единоборства. Помню,  к тебе в 6 классе  Пашка из  9 «В» подкатил, так месяц фингалом светил вместо лампочки, – весело рассмеялась она.
Я улыбнулась, погрузившись в воспоминания.
- А как на личном фронте, не решилась найти кого-нибудь? - спросила Натка.
- Нет, ты же знаешь у нас в семье  однолюбы. Не хочу ни кого мучать своей нелюбовью, - с тоской в голосе ответила я.
- Хм! Не повезло тебе, Снежка.  Всю жизнь испоганил этот Руслан.
- Пожалуйста, не надо о нём! О мёртвых или хорошо, или ни ничего.
- Молчу, молчу, - подругаа сделала движение, как будто застёгивая рот за молнию.- Слушай, а приходи к нам в гости. Познакомлю тебя со своими мужчинами. Кстати, послезавтра у моего сынули День рождения. Приходи! Наговоримся за те годы, что не виделись.
- Окей! Приду, - пообещала я. - Хотя вряд ли поболтаем, гости всё-таки не располагают к задушевным беседам.
- Ой! У нас с Асланом друзей почти не осталось. После того, как мы решили пожениться,  даже мои родители отказались приходить на свадьбу, не говоря уже о знакомых.
- Неужели вы до сей пор ни общаетесь?
Я удивилась, зная,  насколько  Натка была близка с родителями. Они в ней души не чаяли. Странно, богатые, единственный ребёнок в семье - и вдруг такой поворот. Вероятно подруга что-то явно не договаривала.
- Так получилось.  Мы сильно разругались и папа с мамой поставили меня перед выбором: или Аслан, или они. Я выбрала его и  думала, что  постепенно наладятся отношения, тем более, когда родился Саша. Но нет! Они  не захотели даже  приехать в роддом и  посмотреть на внука.
- Не могу поверить, они же так хотели детей. Что  произошло между вами?
- Это всё из-за бывшего мужа. Видите ли, нужно было помериться  с Олегом! Аслан детдомовский, к тому же  не русский! Мама такую истерику закатила, что  противно вспоминать.
Скривившись, подруга достала новую сигарету и нервно закурив, продолжила:
- Представляешь, она  не постеснялась это говорить при Аслане! Моя интеллигентная, культурная и воспитанная мамочка кричала, как базарная баба!  Орала, что он бандит и альфонс, который меня обманет, обворует и прирежет. Кошмар! А тут и отец подлил масла в огонь, сказав,  кем работал парень. В общем,  после  скандала я с ними не виделась, только позвонила из роддома и  сообщила, что у них родился внук. За четыре года они ни разу не пожелали видеть его!
М-да! Сколько лет знала её родителей  и ни разу не выдела их ругающими кого-либо. Культурные люди, никогда не кичились богатством. Интересно, что же должно было произойти такого экстраординарного, чтобы  вызвать столько негатива с их стороны?
 Прожив пять лет в разных странах, я не страдала ненавистью к другим нациям и толерантно относилась ко всем.
- Да, ладно! Не будем говорить о грустном. Так ты приедешь в гости?
- Конечно, только скажи куда и что любит твой сынишка?
- Он без ума от машинок и разного оружия. В этом Сашенька похож на Аслана, настоящий маленький мужчина. Скоро от его игрушек в доме негде будет ступить,  - шутила подруга.- Сейчас лето  мы живём мы на даче. Запиши адрес.
- Я запомню, говори.
Она назвала элитный посёлок не далеко от Москвы и,  взглянув на элегантные часики,  заторопилась.
- Снежка, мне надо бежать на встречу. Теперь я бизнес леди, занимаюсь строительным бизнесом. При разводе Олег оставил в качестве части имущества маленькую фирму  и пришлось многое пройти, чтобы она не разорилась. Извини, подружка опаздываю. У нас ценится пунктуальность. Значит, ждём тебя послезавтра.  Если не придёшь - обижусь!- напоследок предупредила она и  шутя погрозила пальчиком.
Поднявшись с места, она обняла меня на прощание  и,  быстро развернувшись, стремительно скрылась за поворотом кафе.
Оставшись наедине со своими мыслями, я продолжила сидеть, рассеянно помешивая остывший кофе и углубившись в раздумья.

«Надо же, как изменилась жизнь, пока меня не было в стране. Столько событий прошло мимо. Натка успела развестись и снова выйти замуж.  Даже родила. А я  всё живу прошлым. Оно,  как старая рана, с виду зажившая, но стоит только чуть дотронуться и снова начинает болеть. Вот и сейчас, едва  Натка упомянула  о Руслане,  боль от потери опять вернулась».
Телефонный звонок заставил очнуться от размышлений. Посмотрев на экран, я ответила:
- Да, папа.
- Снежок, ты, где сейчас?
- В кафе сижу, а что?
- Тут такое дело, Снежок. Толя звонил, пригласил тебя пострелять в свой тир. Пойдёшь?
Я радостно подпрыгнула в кресле.
- Папуля, конечно! Я давно об этом мечтала, тем более хотела попасть к дяде Толе на полигон. Слышала, что он  бизнес открыл для крутых. Это правда?
- Ну, да. Братец на старости лет решил извлечь выгоду из своего боевого прошлого. По знакомству  купил участок мусорной свалки и переделал под полигон. Набрал  молодых парней из спецназа  консультантами по рукопашному бою,  и теперь к нему целая очередь выстраивается  из желающих испытать адреналин, пощекотать себе нервы и  побегать с оружием. Так что,  Снежок, готовься, он тебя по полной программе испытает, - со смехом в голосе предупредил отец.
- Когда он меня ждёт?
- Сказал, чтоб завтра в десять утра,  как штык,  была у него  без опозданий.
- Поняла.  Передай, буду непременно! Ну всё,  папуля. Вечерком я к тебе приду в гости, готовься, - с юмором предупредила  я.
- Ой! Дочка, не пугай! Я как солдат: всегда готов. Пока Снежок, жду.
- Пока, пап. Целую тебя.
Настроение  после звонка сразу подскочило до отметки «супер», как у ребёнка, которому пообещали долгожданную игрушку.
Расплатившись с официантом, я поднялась с кресла  и медленно пошла вдоль улицы, наслаждаясь атмосферой мирного города.
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #2 : 29 Сентябрь 2015, 20:28:15 »

Глава 2. Знакомство.

  Будильник противно зазвенел над самым ухом, нехотя заставляя открыть глаза. Я потянулась и, резко вскочив с кровати, побежала в душ. Журналистская привычка быть готовой за пять минут, чтобы оказаться первой на месте событий, помогала и в этой жизни. До полигона дяди путь не близкий  и,  учитывая Московские пробки,  нужно выезжать как минимум часа за два. Приняв душ  и на скорую руку высушив волосы, я подошла к зеркалу, чтобы решить - стоит ли делать макияж, зная,  куда собираюсь. Из зеркала на меня смотрела  худенькая блондинка двадцати семи лет с большими карими глазами, прямым носом, бледно-розовыми губами (верхняя губа чуть тоньше нижней) и ямочкой на подбородке. «Пожалуй, макияжем не стоит себя утруждать, - подумала я. -Знакомых  вряд ли встречу, а ходить с потекшим от пота  мэйк-апом ещё хуже, чем без него. Определившись, я быстро оделась в заранее приготовленную одежду: светлую майку с забавным рисунком из мультика, тёмные джинсы. На ноги натянула  кроссовки, и взяв в коридоре рюкзачок, вылетела за дверь квартиры.
Не реально долго пришлось стоять в пробке,  из которой я с горем пополам выехала за пределы Москвы. Позвонив дяде, уточнила, куда и когда сворачивать. Пока ехала, любовалась природой. Всё-таки наше Подмосковье не сравнится с чопорной, прилизанной заграницей. Тёмный, густой лес с двух сторон дороги навевал  сказочное настроение, и, казалось, ещё немного, и из него выйдет чудище. Я весело рассмеялась своей разыгравшейся фантазии, и не заметила, как выехала на поляну. Дорогу преграждал шлагбаум со стоящим  возле него охранником, поэтому  пришлось остановиться и сказать подошедшему парню, что я еду по приглашению.
Машину я оставила и  дальше до самого полигона  отправилась пешком.  Признаться, прогулка налегке еще никому не повредила,  тем более мне. Стянув волосы в хвост на затылке и достав с сумки бандану,  я повязала её на голову и  закрыла машину. Кинув ключи в рюкзачок, повесила его на плечо и пошла в указанном охранником направлении  через автостоянку к одноэтажному зданию. Прошла по вымощенной галькой дороге и остановилась, посмотрев на указанный дом.
Недалеко от него,  сгорая от  нетерпения,  нервно расхаживал дядя. Коренастый мужчина, загорелый, подтянутый, не смотря на возраст с  едва заметной сединой в коротко стриженых волосах. Одетый в армейский камуфляж, он ходил вдоль низенького заборчика, выкрашенного в неприметный зеленовато-серый цвет.
Как только заметил меня, расплылся в улыбке и, шагнув на встречу, обнял, так что от его дружеских объятий мои рёбра затрещали.
- Снежанка!! Как же я рад тебя, девочка, видеть! - радостно пробасил он над моим ухом.- Это сколько мы с тобой уже не виделись?!
- Дядя! Ты меня сейчас раздавишь!- прохрипела я в ответ.
Он ослабил медвежьи объятия и продолжил:
- М-да! Снежка, ты не меняешься. Всё такая же худющая. Того и гляди - ветром унесёт. Ну, пошли, по дороге расскажешь, как жизнь молодая?! Жениха ещё не нашла?
- Ну, дядя! - возмутилась я.
- А что? Пора, а то останешься одна. Тебе надо  детей рожать, а то поздно будет. Бабий век,  он короткий.
- Ой! Дядь Толя!  Сейчас и в сорок, и в пятьдесят рожают! Успею ещё, – отмахнулась я, не желая продолжать столь  щекотливую тему.
- Ладно, потом поговорим с тобой об этом. Смотри сама, но если будешь долго кобениться, я вмешаюсь. Выдам тебя быстренько замуж за одного из своих орлов, и всё! - шутливо пригрозил он.
- Что?! Тогда придётся меня связать и кляп в рот засунуть. Хороша  будет невеста в таком антураже!- рассмеявшись, сказала я, живо представив эту картину.
За дружеской перепалкой  мы незаметно  пришли на полигон, где во всю уже кипела работа.
- Хочешь потренироваться с моими мальчиками?- спросил дядя,  заметив,  с каким азартом я смотрела на это действо.
- Конечно! Для этого я и приехала.
- Ой! А я то, старый,  думал, что ты по мне соскучилась! – с  нескрываемым сарказмом заметил он и притворно надулся. – Иди, отпускаю тебя. Вижу, как глаза загорелись. Паша?!
Позвав к себе дюжего парня,  он приказал тому сопровождать меня, а сам отправился по делам, предварительно взяв с меня слово, что мы ещё сегодня увидимся и поговорим до моего  отъезда.
Паша оказался на редкость болтливым малым.  За нашу с ним экскурсию,  я практически узнала о нём всё. Где и  кем служил в спецназе ( интересно, как такого балабола туда взяли?! ). Такой  расскажет все тайны,  и даже не заметит! Женился, развёлся, и теперь находится в активном поиске очередной жертвы, то есть жены. При этом  Паша бросал мне такие намёки, что от них захотелось тут же испарится, чтобы не стать объектом его поползновений. Пришлось  соврать о женихе, чтобы оградить себя от ухаживаний навязчивого нахала.
Сбежав от Паши со всеми желающими по выбранному маршруту, я наслаждалась тишиной, специально отстав от людей. Не люблю, когда дышат в спину. Постепенно отвыкшие от тренировок мышцы дали о себе знать тянущей болью в боку и отдышкой. Пришлось срочно менять бег на быстрый шаг, чтобы добраться до финиша не загнанной лошадью. А тут ещё и погода преподнесла не очень приятный сюрприз в виде противно моросящего дождя. Хоть на дворе было  лето, но когда я геройскими усилиями добралась до конца маршрута, одежда промокла насквозь. Держась за бок и пытаясь отдышатся, я, согнувшись пополам, добралась до какой-то перекладины и устало оперлась о  неё.
За спиной раздался ехидный смешок дяди.
- Ну, племянница, что?!  «Укатали Сивку горки по самое не балуй»?!
Всё ещё тяжело дыша, я лишь смогла криво усмехнуться в ответ на его язвительную фразу.
- Пойдём. Так уж и быть, спасу тебя. Водички дам,  отдохнёшь.
Взяв меня под руку, потащил меня за собой. Ноги  дрожали от усталости и отказывались двигаться, поэтому  пришлось буквально виснуть на дяде всей тушкой. Еле доковыляв до низкого заборчика, окоймлявшего здания, я тяжело плюхнулась на деревянный порожек.
- Всё! Дальше не могу! – заявила я дяде.
Последним усилием воли я разулась и с наслаждением вытянула ноги, шевеля пальчиками. Прислонилась головой к стойке навеса  и закрыла глаза.
- Вот, пей!- сказал дядя, протягивая мне железную кружку,  до краёв наполненную прохладной водой.
- Спасибо!- открыв один глаз, я подхватила её,  и залпом выпила  жидкость до капли.
- На здоровье, Снежка, – ответил он.  Забрал кружку и прошёл в помещение, оставив меня в одиночестве.
Просидела я так довольно долго, не шевелясь. Но когда дядя появился на пороге, мне уже стало значительно лучше.
- Ну, что?  Готова к новым  приключениям? – спросил он. – Куда на этот раз отправишься, буйная голова?
- В тир! Хочу пострелять, а то сноровку потеряю. Толик, одолжи мне свой пистолет, пожалуйста! – попросила я, при этом сделав жалостливую мину.
- Ах, ты лиса! Изучила старого дядьку, да?! Знаешь же, хитрюга, не могу тебе отказать! Пойдём, получишь  свой Макаров.
- Что?! Не выдумывай! Кто тут старый, а?! Не наговаривай на себя! Ты у нас мужчина с самом соку, хоть сию секунду под венец! Тебе молодые могут позавидовать, – с доброй улыбкой проговорила я.
Спрыгнув с порога, я расцеловала его в обе щёки мы  отправились в дом.

И вот я уже стояла на стрельбище, в руке лежал любимый мною дядин наградной «Макаров» с подарочной гравировкой на рукоятке. Вытащив магазин, я перезарядила его  и, прицелившись, спустила курок. Раздались выстрелы. Даже несмотря на наушники их  звук оглушал новичка с непривычки. Но я то  не в первый раз стреляю. Признаться,  на свежем воздухе приятнее находиться, чем в наглухо закрытом зале, где эхо отскакивает от бетонных стен.
Расстреляв весь магазин, я  положила пистолет на стойку  и стянула с головы  влажную бандану, чтобы волосы на тёплом ветерке высохли. Проведя по ним пальцами, с раздражением поняла, что резинка, которой я с утра стянула их на затылке в хвост, исчезла. В призрачной надежде найти пропажу, я развернулась и прошлась внимательным взглядом по земле вокруг себя. Она лежала в паре шагов от меня на скошенной траве. Я склонилась,  чтобы поднять её, когда почувствовала чей-то пристальный взгляд. Медленно подняла глаза и наткнулась на наглеца  с кривой ухмылкой. Он стоял в большой компании молодых парней,  довольно живо что-то обсуждавших. Его лицо невозможно было разглядеть под  надвинутым капюшоном толстовки. Но ощущение того,  как он смотрел на меня, вызывало желание спрятаться. Цепкий,  сканирующий взгляд, казалось, он просвечивал насквозь. Схватив резинку с земли, я  развернулась спиной к этой компании. Позади меня раздался смешок,  и это резануло по нервам, как бритва. Хотелось обернуться и поставить наглецов на место. Но я сдержала  порыв, сказав себе, что их смех  меня не касается, пусть делают, что хотят.  Собрав волосы в хвост, я достала из кармана брюк патроны. Высыпав их на столик, стала сосредоточенно набивать ими пустой магазин, мысленно повторяя: «Спокойно, они вовсе не про тебя говорят». Я  постаралась расслабиться и забыть дерзкую ухмылку парня, почему-то  задевшую меня за живое. В какой-то момент удалось успокоиться  и отстрелятся точно в цель. Нажала  на кнопку, и простеленная бумага с нарисованной мишенью подъехала ко мне. Довольная результатом, я отстегнула её от троса, решив показать своё достижение дяде. За спиной раздался приятный мужской голос:
- Хорошо стреляешь.  Как профи.
- Спасибо,  – ответила я  и обернулась.
В нескольких шагах от меня стоял тот парень и  с  чуть кривоватой ухмылкой смотрел  взглядом хищника, готовящегося к прыжку к намеченной жертве. Он легким движением снял надвинутый капюшон и надменно вскинул бровь, как бы спрашивая: « Ну, и как я тебе? Нравлюсь?». Явно, он  знал себе цену.
Он действительно был хорош.  Высокий и  стройный, стильная стрижка на темных волосах.  Чёлка закрывала лоб.  Густые прямые брови, гордый профиль носа, красиво очерченные губы и овальный подбородок. Но больше всего впечатляли глаза - серебристо-серые,  редкого оттенка. Они ярко выделялись на фоне загорелой коже,  и поэтому  казалось, что цвет нереальный.


- Тебе никогда не говорили, что нельзя так смотреть на людей?! – спросила я его.
- Хм, и как же я смотрю? – всё так же нагловато, вопросом на вопрос, ответил он.
- Как голодный людоед на предполагаемый обед, - ответила я, поёжившись от его взгляда.
Парень рассмеялся и в мгновение ока приблизился ко мне.
- А ты забавная, одуванчик!
Проговорив это,  он  протянул руку и дотронулся до моих растрёпанных волос. Лёгкий, экзотический запах туалетной воды тёплой волной обдал меня.
- Снежана, куда ты запропастилась? Не хочешь похвастаться  результатом?- раздался позади дядин голос.- Дрон?! Привет! Не знал, что ты приехал.

- Анатолий Юрьевич, добрый день, - поздоровался парень и пожал протянутую руку. – Я  не собирался, но  ребята хотели испытать себя, вот  я с  ними за кампанию и  приехал.
- Вижу, ты познакомился с моей племянницей, Дрон. Снежана, это сын моего друга.
Я кивнула и продолжила стоять между ними и молча слушать их беседу.
- Сразу видно вашу школу.  Помню ваши уроки.
Дядя от такого комплимента  расплылся в довольной улыбке и похлопал парня по плечу.
- Ох! Льстец! На своих дамочках напрактиковался, да?!
- Ну, что вы!- возмутился парень. – Это совершенно искренно, отец вас уважал.
- Да, знаю! Сколько лет прошло, а всё равно не могу себя простить за их гибель.
- Вам не стоит винить себя. Вы не виноваты, это судьба, - сказал напряжённо парень.
- Знаю, но всё равно чувствую вину, что не смог уберечь. Ну, а ты Снежка, что  так скромно стоишь?! Показывай  успехи,  –  переключился дядя на меня.
Я молча протянула ему изрешечённую пулями мишень. Взяв в руки бумагу, он заинтересовано рассматривал её.
Я напряжённо стояла, чувствуя на себе взгляд незнакомца. Он чуть склонился и, почти дотрагиваясь губами до моего уха, прошептал:
- Хорошо отстрелялась, одуванчик, - и дерзко провёл пальцами вдоль моей спины, задевая при этом лопатки. – Но ты слишком напряжена и, видно, опыта не хватает.  Могу помочь.
От неожиданности я еле сдержалась, чтобы не влепить  Дрону пощёчину за такую вольность. Повернув голову, собралась дать этому Дон Жуану отпор, но негодующий взгляд и заготовленные  слова потонули в необыкновенных серых глазах и длинных девичьих ресницах. На какую-то секунду я потерялась в них, забыв всё на свете. Его глаза будили  дикое желание поддаться на ласку, выгнуть спину навстречу его руке и прижаться к Дрону.  Только дядин голос смог вернуть меня с небес на землю, заставив опомниться:
- Ну, племяшка удивила старого. Я-то думал, что промахов будет много. Ан  нет. Прямо снайпер, хоть сейчас на задание посылай.
- Хм, дядя ты мне льстишь. Но всё равно спасибо.  Хотя  раньше был результат значительно лучше,- с трудом нашлась я с ответом.
- Ну, ладно, Анатолий Юрьевич.   Я  пойду.
- Хорошо, Дрон. Забегай ещё, потренируешься. Я  дам скидку  по старой дружбе, – щедро пообещал дядя.
Парень с улыбкой кивнул, соглашаясь с предложением  и, пожав на прощание руку, быстро зашагал в сторону ожидавших его друзей.
- Толик, а это кто? – спросила я, кивнув в сторону удаляющегося парня.
- Снежка! Что?! П онравился Дрон? Симпатичный парнишка, но  к сожалению, знает об этом и пользуется.  Вернее, пользовался. Сейчас вроде остепенился, взялся за ум.
- Мажор? Сынок богатых родителей? Угадала, да?
-  Как тебе сказать. Дрон сын моего друга, вернее пасынок. Димка Дронов усыновил его, женившись на Зарине. Его мать была дивной красавицей и сын на  неё очень похож.
- А почему была? Она умерла?- не терпеливо перебила  я его.
Дядя тяжело вздохнул, грустно улыбнулся и ответил:
- Это давняя и трагическая история.  Пойдём, сядем где-нибудь и я  тебе её расскажу, поскольку  был непосредственным участником  тех событий.
Мы прошли несколько шагов и сели на скамью. И Толик начал свой рассказ.
- Димка Дронов был моим закадычным другом.  Вместе в армию попали,  спецвойска нас  на пару взяли. Короче, всегда рядом, спины друг другу прикрывали. Потом Димка решил уйти со службы и  заняться бизнесом. Алёнка, жена его,  ругалась с ним.  Хотела квартиру, шмоток, развлечений. А что он мог тогда ей дать?  Только небольшую зарплату, постоянные командировки в горячие точки и переживания за жизнь. В ообщем, как я его не уговаривал остаться, он ушёл. В середине девяностых бизнес стал опасным занятием, но Дрон умудрился сколотить довольно приличные деньги. С женой  он развёлся, потому что она не выдержала безденежья и  начала гулять по кабакам. Она выскочила замуж за какого-то уголовного авторитета  и дочку забрала с собой. Но ей опять не повезло, грохнули её муженька в  разборках, и пришлось Алёнке опять бежать на поклон к Дрону, чтобы защитил их от нападок дружков покойного. Затем, наверное, думала, что снова с ним сойдётся. Но тут он встретил Зарину. Это была  молодая и очень красивая девушка с семилетним мальчиком на руках. Дрон влюбился по уши   и почти сразу решил жениться. Без колебаний усыновил её сына и  дал ему свою фамилию, парнишке с не по-детски взрослым взглядом. Помню, как друг впервые привёл его к нам знакомится, и как загорелись азартом глаза этого мальчонки, когда увидел на полках тира оружие. Заметив это, я повёл его к стилажам и дал не заряженный пистолет подержать. Ты бы видела, с каким трепетом он водил ладошкой по оружию, будто любимую игрушку взял. Мне сразу стало ясно, что он не впервые держит в руках пистолет. У Димки с  мальчиком  были отличные отношения.  Он  определил пацана в элитную школу, записал в секцию восточных единоборств. Короче, сын Зарины стал для него собственным сыном. Жили они дружно, когда однажды друг   пришёл ко мне с просьбой. С недавних пор за ним начали  следить.  Осторожно, но всё равно он заметил. Попросил меня по своим каналам узнать, кто и что хочет от него, и захотел, чтобы на это время его охраняли мои люди. Я согласился, но тогда не придал его опасениям  большого значения. Мало ли кто может следить за ним!  Как оказалось - зря! Беда пришла внезапно. Их расстреляли на оживлённой трассе Подмосковья. Димка с Зариной направлялись в Москву в гости к друзьям.  Ехали радостные, потому что   хотели всем сообщить о прибавлении в семействе. Друг давно хотел общего ребёнка, а тут такая новость!
Дядя грустно улыбнулся и продолжил.
- Мы первыми приехали на то место.  Нашим глазам предстала ужасающая картина преступления! До сих пор она у меня перед глазами:  их машину буквально изрешетили пулями. Крови море,  словно  на бойне. Даже в машину охраны меньше стреляли, чем в них. Я только подходил к этому месту, как вдруг мои ребята бросились туда со всех ног и замахали мне руками на что-то  показывая. Подумал, что может кто-то по невероятному счастливому случаю выжил, и кинулся к ним.  Меня ждал шок: оказывается с ними поехал сын Зарины! Потом я выяснил, что он не должен был там быть. Парень мастерски спрятался на заднем сиденье, потому Дмика и Зарина заметили его только,  когда отъехали от дома,  и решили не возвращаться. Уж не знаю, как мальчику удалось уцелеть в этом аду, только на нём ни одной царапины не было. Скорее всего, Дрон с Зариной прикрыли его своими телами, когда поняли что им не выжить, - дядя тяжело вздохнул, нервно взъерошив короткие волосы. - У парня был шок. Да и у кого его не было бы! Я взял на себя ответственность и запретил упоминать о нашей находке в деле о гибели Дрона с женой. Не хотел, чтобы мальчонку ещё по судам таскали.
- Ну, а выяснили, кто их убил? –  перебила я рассказ Толика.
- В том то и дело, что нет. Несколько дней спустя нашли сожжённую машину и два трупа в ней, вроде как исполнителей преступления. Но самого заказчика не нашли, хотя у меня появились свои подозрения. Ведь спустя два месяца неожиданно появился настоящий отец парня! Он желал забрать его с собой, но сын Дрона заявил в суде, что хочет остаться с бабушкой (матерью Димки) и этого человека он не знает и впервые видит.
Я изумлённо смотрела на дядю и  не могла нечего спросить, настолько для меня это оказался неожиданный поворот  событий. В голове сразу пронеслось несколько вопросов, и первый из них: почему мальчик так сказал? Как это? Он  не узнал отца?
А между тем Толик,  видя моё ошарашенное лицо, опять заговорил:
- Да, да,  и у меня  такой же ступор был от услышанного. Поэтому я  стал выяснять, кем был прежний  муж Зарины. Оказалось,  он из Чечни и далеко не бедный человек. У него,  кроме Зарины, ещё три жены и дети! Что между ними произошло и почему они расстались -  неизвестно, но вопрос в другом.  Как он узнал о смерти девушки и почему его сын отказался от него? Это настораживало,  и я начал подозревать этого «заботливого» папашу. Но кроме подозрений были ещё и конкретные факты.  Он оказался полевым командиром одного  из отрядов боевиков. Изворотливый, как змея, он сразу почуял опасность или,  что вероятнее, его  предупредил кто-то, но он моментально потерял интерес к сыну и быстро свалил обратно, даже не дождавшись решения суда по опеке. Так что,  парнишка остался с Дарьей Алексеевной.  Правда, ненадолго. К сожалению, после гибели сына она стала сильно болеть и через четыре года умерла. Тогда объявилась бывшая жена Димки с адвокатом, и  не знаю как, но по суду она отобрала у пасынка почти всё, что осталось после их с Зариной гибели. Ему осталась  квартира, где он жил с бабушкой, и не большая сумма денег на банковском счету. Да и то, только после его совершеннолетия. По решению  того же суда мальчонку определили в детдом.  Хороший, но всё таки детдом. Эта стерва, Алёнка,  сделала всё, чтобы мне отказали в усыновлении.  С..а!  Не знаю, под кого она легла для этого, но даже протекция моего начальства не помогла! В общем, мальчишке пришлось до армии быть в детдоме, потому что он пропусти в школе целый год и  после убийства молчал.   Мы его возили по психологам, чтобы перенесённый стресс не сказался на психике. Отслужив, он  вернулся, и  я ему предлагал помощь, но парень  отказался. Пошёл своим путём, – сказав это,  Толик ухмыльнулся. – Бабы его испортили.   Плохо, когда мужик смазливый - все на него вешаются,  и он этим пользовался на всю катушку. Но сейчас взялся за ум.  Слышал, жениться собирался. Правда,  не знаю, дошло до этого дело  или в очередной раз бабу кинул. Снежка, мой тебе совет, не смей с ним связываться!
- Дядя! Что ты такое говоришь?!- возмутилась я.- Я его в первый и  последний раз вижу!
- Я хоть и старый, но не слепой! Видел, как этот котяра смотрел на тебя. Прямо сожрать хотел.
- Подавится! Ну, Толик, хорошего же ты обо мне мнения! – рассмеявшись, ответила я. – Вот только местного Казановы мне  не хватает!
- Смотри, девка, я предупредил! Он, парень не плохой, но для семейной жизни не подходит.
- Ладно, поняла. Клянусь  его седьмой дорогой обходить, если встретимся когда-нибудь. Ты обещал мне  ещё показать тренировки по кикбоксингу.   Говори, куда идти?
Дядя легко поднялся со скамьи, обняв меня за плечи, и  повёл  в направлении хозпостроек...
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #3 : 01 Октябрь 2015, 15:48:07 »

Глава 3. Тень прошлого.




Уже шагая к своей машине, после того как попрощалась с дядей, я вспомнила о приглашении Натки. Надо было заехать в магазин ингушек  и купить подарок сынишке подружки. Мой взгляд случайно зацепился за яркое пятно. Красная «Феррари»  блестела на солнце отполированными боками. Дорогая,  шикарная машина с низкой посадкой и агрессивным бампером.
Я ухмыльнулась, подумав о том, кто может ездить на таком «звере»! На ней только летать по идеально ровной поверхности гоночной трассы, а не трястись по нашим ухабам. Наверняка какой-то мажор решил повыпендриваться  и пустить пыль в глаза своим дружкам.
Я мысленно пожалела автомобиль, который  продали очередному неудачнику. В своих командировках мне пришлось насмотреться на разные чудачества богатеньких мальчиков, хотя, казалось бы, в горячих точках не место для этого. Но придурки есть везде, в том числе и там. Обкурятся или наглотаются какой-нибудь дряни, и тянет их испытать острые ощущения. Сколько раз наблюдала вид искорёженный дорогих авто и трупов этих «героев», выезжая на репортажи - не счесть. Почему меня потянуло на такие воспоминания, я не знаю. Наверно, право оказалось  руководство канала, когда настояло на моём отпуске. Слишком долгая жизнь в боевых точках  пагубно отражается на психике.
Пожав плечами, я открыла дверцу, села в свою «Ниву» и, положив на переднее сиденье рюкзачок, а сверху него ещё влажную бандану, повернула ключ в замке зажигания. Распустив волосы, чтобы высохли, я  спокойно  выехала с территории дядиного полигона, и, влившись в поток машин, направилась обратно в Москву.
Я припарковалась  у магазина детских игрушек, витрина которого была  украшена  яркими и красочными  плюшевыми  медведями, куколками Барби, конструкторами  ЛЕГО.  Каждая  из этих вещей  рассчитана на детские воспоминания взрослых и просящие глаза детей, которым родители не откажут в покупке.
Заглушив двигатель и  прихватив с собой  кошелёк, я  вылезла из машины и  направилась в мир детских грёз.
Стоило  войти в эту рукотворную сказку,  и на меня сразу обрушились голоса и смех бегающих со скоростью  молний  малышей. Оставалось лишь внимательно смотреть под ноги  и вовремя останавливаться, когда очередной ребёнок с блестящим от восторга взглядом неожиданно сворачивал в бок   и пересекал  путь, принуждая  меня замереть  на полшага.
Невольная улыбка коснулась  губ, когда подойдя к полке с игрушками, я увидела точные копии пистолетов. Повертев один из них в руках, я прочла, что они стреляют пластмассовыми пульками, и решила отказаться от такой покупки, вспомнив, что на фото подруги ребёнок четырёх лет и ему ещё рано играть с такой  серьёзной забавой.
Затем взгляд упал на соседние полки, где лежали  водные пистолеты.
Воспоминания детства  нахлынули на меня и, поддавшись желанию, я купила не один, а целых четыре пистолета, предположив, что не только именинник захочет поиграть в стрелка.
Уже подходя к кассе, я заметила несколько  коробок с большими машинками, среди которых алым  пятном выделялась миниатюрная модель «Феррари»,  напоминавшая ту красотку, что осталась  на стоянке у дяди. Я подошла ближе, рассматривая её, и  вскоре решила, что она  отлично сделана.  Как раз сгодится в качестве  подарка.
Купив всё, что наметила, я со спокойной душой отправилась домой, где  приняв душ и переодевшись в лёгкий костюм,  решила отправиться  на телеканал.
Начальство пребывало в радужном настроении, поэтому встретило меня с распростёртыми объятиями.
- О, Болатова! Проходи! Когда вернулась?
- Добрый день, Лев Игоревич. Вчера прилетела и  ещё не привыкла к смене обстановки.
- Ну, да, понимаю. Часовые пояса. Отдыхай, всё-таки пять лет дома не была.
Я кивнула.
- Отец соскучился, ведь мы  только по Скайпу с ним  общались.
- Нечего, я тебе большой отпуск дам,  – щедро пообещал начальник.
- Спасибо, Лев Игоревич.
- Зачем же так официально, Снежана! Не первый год знакомы, а ты всё мне «выкаешь», – шутливо покачал головой мужчина. – Вы же с моей Аннушкой учились вместе и дружили.
- Да, но вы мой начальник. Иначе нельзя. До сих  пор не верю, что её нет с нами.
- Я тоже! Девять лет уже  прошло, а я по-прежнему  ловлю себя на мысли, что жду её звонка. Моя девочка любила горы  и сознательно шла на риск.
С тяжёлым вздохом начальник встал и подошёл к бару.  Он налил в стакан янтарный напиток, и кивком предложил мне.
- Нет, спасибо, – отказалась я. –  Не могу. За рулём.
- Правильно. Снежана.  А я, пожалуй, выпью.
Он сделал большой глоток и вернулся за стол.
- Её группу так не нашли в этих проклятых Гималаях. Ведь с ней тогда пропали ещё несколько человек.  Ты почти всех их знала. Алька с женихом, Светка Гуреева с друзьями, Руслан Семенцов с женой. Мы неделю назад ездили с   родителями  на то место,  где их ещё живыми видели. Там памятник стоит общий, с последним фото, которое  нашли в вещах Анечки.  Они все вместе - улыбаются, веселятся  и не знают, что судьба им отмеряла. Отцу Руслана плохо стало, пришлось его срочно в больницу вести. За эти годы он так и не смирился с потерей сына и невестки. А какой Руслан парень был  видный! Помнишь?
- Да, да, конечно, – подтвердила я, с трудом заставляя себя говорить.
Ещё бы  я его не помнила! Красавец, спортсмен, весельчак.  Все девчонки МГУ   штабелями ложились,  стоило ему посмотреть в их  сторону. Вёл разгульную жизнь и,  наверное, сейчас таких парней назвали бы пикапероми.  Было у него одно хобби: в начале каждого учебного года  его дружки выбирали очередную жертву из новеньких девчонок и спорили на то,  через  сколько недель жертва окажется в постели с одним из них. Делали ставки, причём весьма и весьма высокие, чтобы у парня был стимул быстрее переспать с девочкой. Но об  этом  я узнала  уже позже, когда случайно испортила им  игру…
Я поступила на журфак МГУ сразу после школы, а Натка уже училась там. Подружка была старше  на три года, и поэтому сразу взяла меня под своё крыло. О тех делах, которыми развлекались старшегруппники, она лишь смутно догадывалась. Вначале мне не до развлечений было.  Учёба отнимала большую часть времени. Всё началось, когда новая подружка пригласила нас с Наткой к себе в гости на день рождения. Аня увлекалась альпинизмом, ходила в горы  и мечтала поехать со своей группой в Гималаи. Она много и увлечённо рассказывала о красоте и притягательности гор. Во время праздника я и увидела Руслана, понимая, что  моментально в него  влюбилась. Наивная вчерашняя школьница, ещё ни разу не целовавшаяся, вдруг нашла свой идеал. Глупышка, я не знала, что всё  разыграно: знакомство с Аней, приглашение в гости.  В закрытый круг элиты  просто так не попадают!
Он тоже обратил на меня внимание.  В тот вечер Руслан блистал, показывал всем своим  видом, что я ему нравлюсь. Танцевал только со мной, шутил, обнимал. А после проводил домой и на прощание поцеловал с такой страстью, что у вчерашней школьницы ноги подкосились и душа воспарила к облакам.
Мы стали встречаться и  окружающие с завистью смотрели на меня. Руслан мог исчезнуть на несколько дней,  не звонить. Я же изводила себя переживаниями, бегала за его друзьями в надежде узнать, что случилось у любимого, почему он не приходит. Учёбу почти забросила, с ума сходила.
Затем он появлялся, живой и  здоровый, весёлый,  и всегда находил оправдания для своего отсутствия.
Натка, видя мои переживания,  даже однажды поругалась с Русланом. Вот тогда я впервые увидела досаду, злость и ненависть на его лице. После этой ссоры  любимый начал  упорно приглашать меня к себе в гости,  настаивая на других отношениях. Его больше  не устраивали поцелуи.
Он говорил, что  взрослый парень,  и свидания под луной ему не нужны. Но я почему-то не решалась сделать последний шаг, хотя любимый и поставил меня  перед выбором - или мы начинаем жить вместе, или расстаёмся навсегда.
Через неделю,  изведя себя в конец, я решилась поехать к Руслану домой. Узнав  адрес у нашего общего  друга  и взяв такси, я  отправилась  к нему домой. Руслан не сразу открыл дверь квартиры, но когда все же отворил, то я  растерялась. Выглядел он каким-то нервным, взлохмаченным, без рубашки.
- П…Привет, – заикаясь от волнения прошептала я.
- Снежка, привет, – ухмыльнулся он. – Вижу, ты решилась.  Проходи.
Он пропустил меня в коридор, оглушительно хлопнув  дверью.
С трудом подавив наступающую панику, я оглянулась.
- Руслан, что с тобой? Ты не заболел?
- Нет, просто спал. Проходи сюда,  – он указал рукой на вход в комнату.
Войдя в неё, я остановилась. Здесь  явно пытались убирать, но вещи вываливались из шкафа  бесформенными охапками и лежали на стульях.
- Слушай, извини за бардак! Я не ждал гостей, поэтому и не успел закончить с уборкой.
Но меня смутил не бардак, царивший в квартире,   а другое. На одной из полок лежали рамки  для фотографий, а на стене виднелись оттиски от них. Будто Руслан не хотел, чтобы кто-то их видел.
- Прости, я тебе помешала.
- Ну, что ты, Снежка! Я так соскучился по  тебе!
Он повернул меня к себе и стал целовать. От первого же касания  я забыла свои сомнения и страхи, полностью окунувшись в бешенную страсть Руслана.
Оглушённая, ничего не видящая, я даже не осознала, как очутилась в спальне. Чувствовала только его жадные руки на своём голом теле и сводящие с ума поцелуи. А потом внезапно в тишине раздался  стук   двери,  и звонкий женский голос произнес:
- Милый, ты где? Сюрприз! Встречай, жена приехала!
Это подействовало,  как ведро ледяной воды. Оттолкнув от себя растерянного  Руслана, я едва успела подхватить сползающее платье и судорожно прикрыть грудь, как на пороге спальни появилась молодая брюнетка.
- Оу! Я вижу, ты зря времени не терял! – язвительно сказала она, и присела на край кровати. – В этот раз тебе досталась серая мышка.  Жаль! Что?! Красоток всех уже перетрахали?!
Я молча стояла, как статуя, растерянная, красная от стыда, боясь даже вздохнуть.
- Лена! – подал голос Руслан.
- А что такое? Девочка ещё не знает?
- Заткнись!
- И не подумаю! А ты милая не расстраивайся.  Хочешь - присоединяйся к нам. Мы не против секса втроём. Правда, дорогой?!
- Идиотка! Дура  безмозглая! Из-за тебя мы остались без квартиры!
- Что? Ты поставил её на кон?!
- Да! Поставил!
Сначала мне хотелось провалиться сквозь землю от стыда. Связаться с женатым человеком - это позор! Ещё и застали почто в постели.  Что же теперь будет? А если не дай Бог об этом узнает отец? Ужас! Но прислушиваясь к ссоре Руслана с женой, до моего сознания начало  доходить, что жертва в этой ситуации я.
- Это вы идиоты! Ваша придурочная компашка! Я не собираюсь отдавать им квартиру, потому что ты не смог перепихнуться с очередной потаскухой, - кричала жена.
А вот эти слова подействовали на меня, как удар. Шагнув вперёд, ни говоря не слова, я дала ей хлёсткую пощёчину.
Она схватилась за щёку, вытащилась на меня, не веря в происходящее,  а после кинулась в мою сторону с руганью. Хотела даже ударить. Но не на ту напала. Перехватив её руки, я  оттолкнула её от себя с такой силой, что она завалилась на кровать.
- Лена! Снежана! Успокойтесь! – прикрикнул Руслан.
-  Она первая ударила! Ты позволишь ей бить меня?! Мерзавец! Трус!
Он встал и двинулся ко мне.
- Снежка, давай погорим,  как нормальные цивилизованные люди.
- Нет! Мне не о чём с вами разговаривать. Ненавижу тебя, – холодно ответила я, сумев взять себя в руки.
Развернулась и  направилась к выходу.
- Снежана, постой! Ты всё не так поняла!
Руслан  схватил меня за плечо и заставил повернуться к нему лицом.
- Послушай, это был всего лишь не удачный розыгрыш!
- Что?! – кипя от гнева, спросила я. – Ты с дружками споришь на бедных девочек, и считаешь это шуткой?
Я окинула его презрительным взглядом.
- Какой же ты урод, Руслан! Отпусти руку! Забудь обо мне, и передай своим сообщникам, что если кто-нибудь вякнет  в мою сторону, то очень об этом пожалеет.
Опустив моё предплечье, он прищурился.
- Ты, что угрожаешь?
- Хм! Нет, предупреждаю.
Открыв входную дверь, я уже шагнула за порог, когда расслышала язвительную реплику в спину:
- Да, кому ты нужна, чучело! Ни рожи, ни кожи, а туда же!
Это стало последней каплей моего терпения.  Стремительно повернувшись, я двинула ему кулаком в челюсть, вложив в удар всю обиду и злость.
Руслан не ожидал мощного хука и отлетел на пару метров,  хорошо приложившись о стену головой.
- Вот чёрт! – невольно выругалась я, почувствовав резкую боль в ушибленных пальцах. – Чао, милый!
Захлопнув дверь, и  не разбирая дороги, я кинулась вниз по лестнице, натыкаясь на стены.
Выбежала на улицу из подъезда и  остановилась. В мыслях всё перемешалось, от шока я не соображала, что теперь делать. Перед глазами возникали образы Руслана, его жены, общих знакомых.
- О, Боже! Какая же я дура! -   закрыла я лицо руками, желая  провалится сквозь землю от стыда. – Сама припёрлась к этому уроду! Идиотка! Влюбилась по уши! А если бы жена  пришла немного позже?!
При одной мысли о том, что могло быть, меня брезгливо передёрнуло. Отвращение к самой себе, заполнило душу. Захотелось стать под душ и смыть с кожи все лживые прикосновения и поцелуи. Забыть и не вспоминать, спрятаться, улететь на луну, чтобы не чувствовать этой раздирающей боли.
Обняв себя руками за плечи, словно  боясь  рассыпаться на мелкие кусочки, я медленно брела по шоссе.  Мимо меня, отчаянно сигналя, проносились машины, водители что-то кричали в след. Но я не замечала их, шла как лунатик. Не помню, как мне удалось дойти до общежития и не попасть под колёса машин. До сих  пор не имею понятия. Наверно просто не судьба была умереть.
На автопилоте я кивнула, забрав ключи у нашей пожилой консьержки, и поднялась на свой этаж.
Лишь когда открыла двери комнаты, слёзы полились с глаз  потокам. Тело затрясло,  как от приступа лихорадки. Ноги отказывались идти дальше. Я  еле доползла до ванной комнаты, и буквально содрав с себя одежду,  опустилась на ледяной кафель,  титаническим усилием включила воду.
Не знаю, сколько я просидела под душем, но вернувшаяся под вечер Натка нашла меня там же в мало вменяемом состоянии.
Гораздо позже подруга рассказала, что до чёртиков испугалась, найдя меня голой, лежащей на полу под холодными струями воды. Потом двое она суток подряд выхаживала меня от простуды и нервного срыва. Она даже отцу не сказала, что я больна. Лишь когда кризис миновал, Натка смогла узнать о том, что произошло.
Подружка  рвалась  устроить скандал или, по крайней мере, рожу этому уб…ку расцарапать, но я попросила её забыть обо всём. Сказала, что сама во всём виновата и не хочу позора. Как бы не было больно от предательства и мерзкого поступка Руслана, нужно было и дальше ходить в МГУ на учебу, видеть эту компанию подонков и делать вид, что не замечаешь их издевательских смешков за спиной. Но я не могла себе позволить сломаться, открыто плакать, страдать из-за этого предателя  или повинно опустить голову. Наоборот, стиснув зубы и не показывая боли, которая рвала сердце на куски, я,  весело смеясь над шутками девчонок, с  гордо поднятым подбородком проходила мимо них. А спустя полгода они отправились в горы, где  хотели покорить какую-то вершину. Судьба распорядилась так, что  при спуске их накрыло лавиной …
Моргнув веками, я вынырнула из воспоминаний, и слегка улыбнулась начальнику.
- Простите, Лев Игоревич. Я задумалась.
- Да, я тоже, – грустно сказал он и сделал большой глоток из стакана, а потом с глухим стуком поставил его на столешницу. – Ни когда не думал, что переживу своего ребёнка. Даже их тела проклятые горы не отдали… Мы  надеялись на поисковую группу, хотели по-человечески похоронить наших детей. Два месяца ждали, жили в палатках  рядом с альпинистами. Но они так некого  и не нашли, кроме одного спальника и рюкзака Ани.
- Мне жаль, Лев Игоревич, – сочувственно сказала я.
Ведь не смотря на то, что парни из той компании  играли чужими чувствами, никто не заслуживал такой гибели.
- Ладно, хватит воспоминаний. Всё равно  не вернёшь и не исправишь, – стряхнув горестные мысли, начальник одним махом допил виски и сел за стол. – Тебе положен большой отпуск, только я сомневаюсь, что ты  вытерпишь. Ты же трудоголик, и сама попросишься обратно через месяцок-другой. Отдыхай, но я оставляю за собой право вызвать тебя на работу  в случае форс-мажора. Иди сейчас в финансовый отдел, получи отпускные.
Я улыбнулась.
- Вы правы, не смогу долго на одном месте сидеть. Не привыкла к этому.
- Ну, беги Болатова.
Кивнув, я поднялась с кресла, и попрощавшись, вышла из кабинета.
Получив отпускные, я заехала в ЦУМ обновить гардероб, желая  прикупив себе несколько платьев, туфли на шпильке  как раз для отдыха. А то на работе я буквально приросла к джинсам и кроссовкам.
Неспешно погуляв по Арбату, я поехала в гости к отцу.
А на следующий день меня ждала Натка.
Доехав до нужного поворота, я свернула на тенистую улочку  и остановила  машину  у ворот нужного дома. Посигналив, подождала, когда распахнутся кованые створки, впуская  мой авто.
Ещё не успев выбраться  наружу, я услышала отзвуки  веселья. Музыка, многоголосый смех  и аппетитный запах жареного  шашлыка проникал даже в салон машины.
Я хмыкнула, подумав, что подружка уверяла, будто  большой компании не будет.
Прихватив подарки, я собралась уже вылезть из машины, как в стекло постучала Натка.
- Привет, Снежка.
Открыв дверцу, я клюнула её в щёку.
- Приветик, Ната.  Слышу, что  веселье в полном разгаре, а ты говорила о маленьком междусобойчике.
- Ну, я могу сказать, что  не ожидала такого наплыва старых друзей, – с немного виноватой улыбкой пояснила она. – Представляешь, открываю дверь безо всякой мысли, а на пороге стоит Вадик Егоров со всей нашей старой компашкой,  с детьми. Я чуть в обморок не грохнулась. Как они отыскали мой теперешний адрес, ума не приложу. Пришлось срочно менять программу  и заказывать продукты. А тут ещё и кондитерская подвела, где мы заказывали торт.  Позвонили и сказали, что у них непредвиденные обстоятельства, и привести заказ они не смогут. Пришлось Аслану  отправиться  в Москву за тортом.  Он  уехал полчаса назад. В общем, ни  День рождения, а сплошной дурдом.
Я рассмеялась, живо представив эту картинку.
- Сочувствую тебе, подруга!
Она улыбнулась.
- Ладно, Снежка, прорвёмся. Пойдём, а то скоро гости будут искать хозяйку.
- Пошли! – согласилась я. – Помогу тебе с готовкой.
Мы отправились в дом, рассуждая, что лучше приготовить неожиданным гостям, кроме традиционного шашлыка.
Только переступили порог, как к нам на встречу прибежал темноволосый мальчик,  и с любопытством глядя на коробки у меня в руках, спросил:
- Мамочка, а это кто?
Натка нежно улыбнулась, и представила меня:
- Сашенька,  познакомься.  Этоо Снежана, моя подруга. Она пришла тебя поздравить с Днём рождения.
Я присела на корточки и  протянула руку.
- Очень приятно с тобой познакомится, Саша. Вот  тебе от меня подарок.
Ребёнок протянул свою ладошку и  по-взрослому  пожал мою руку.
- Ты Снежана?
Я кивнула.
- Как снег, да?
- Ну, да, похоже,  – согласилась я.
- Значит, ты снежинка?!
Натка хихикнула, заметив:
- Слава богу, не снежная баба.
Серые глаза мальчика озорно блеснули.
- А можно я буду звать тебя «Снега»?
- Хорошо, тебе разрешаю,  – согласилась я, подмигнув.
- А теперь, сынок, бери подарок и не отвлекай нас. Мы спешим.
Саша мигом взял коробки, сказал спасибо и вылетел во двор, где шумели детские голоса.
Я поднялась с корточек и взглянула на подругу. Она с такой нежностью и безграничной любовью смотрела вслед убежавшему сыну, что мое сердце невольно сжалось.
Заметив мой взгляд, Наташа сказала:
- Знаешь, Снежка, я до того,  как стала мамой, не понимала родителей, для которых их ребёнок самый, самый. А теперь смотрю на Саньку, и убеждаюсь в этом. Он и Аслан для меня -  всё в жизни. Ради них я пойду на  что-угодно,  только бы им было хорошо. Наверно этим и отличается семейная жизнь  от просто жизни. Дети, муж, ответственность за них вместо свободы, делать что хочется. Ты не представляешь, как я горю желанием поскорее увидеть Саньку взрослым. Ах! – спохватилась она. – За болтовнёй совсем забыла о гостях.  Идем.
Мы вместе вышли на задний дворик, а там уже бегали и играли дети.  В тени деревьев взрослые нанизывали мясо на шампуры  и вели беседы.
Заметив  нас, они обрадованно замахали руками.
- Всем привет! – громко поздоровалась я.
И тут со всех сторон  начались возгласы.
- Снежка! Ты ли это?...Сколько лет, сколько зим… Сто лет тебя не видели… Ты отлично сохранилась…
В общем, от желающих обнять и не только, я еле вырвалась спустя минут сорок. Отыскав Натку на кухне, и повязав фартук с забавным рисунком, я  стала нарезать овощи, одновременно слушая наставления подруги.
Тут подтянулись гостьи  и за воспоминаниями быстренько помогли нам стряпать.  Так что через полчаса  мы  довольные сидели за столом и с аппетитом поедали вкусности, запивая их  некрепким вином.
- Ну, Снежка, ты даёшь! Видел твои репортажи из Африки.  Супер! – запел дифирамбы выпивший Илья. – Слышал, что наша группа попала под обстрел повстанцев. Итальянцы пострадали тогда, да?
- Угу, наша колонна уже возвращалась в столицу, когда, не доезжая километров тридцать,  навстречу нам вылетело четыре легковушки,  и начали стрелять. Военная охрана, тормознула тех,  кто ехал позади колонны. А наш джип оказался между двух огней.  С  одной стороны боевики, а с другой - охрана. Началась паника, все повыскакивали с машин.  Сначала даже не могли понять в какую сторону бежать. Итальянцев  ранило и  пришлось их тащить на себе. Потом нас отбили, но ещё месяц я просыпалась среди ночи от кошмаров.
Илья присвистнул, и его глаза азартно загорелись.
- Вот это да! Снежа возьми меня с собой, а? Надоело здесь до чёртиков!
- Ага! – съязвила Ирина, его жена. – Прямо сейчас и возьми этого камикадзе! Илька, тебе жить надоело?
- Помолчи, а? – отмахнулся он. – Я ж тоже на журналюгу учился. Теперь что?! Сижу, стул протираю в кабинете.
- А меня оператором. Я хороший, – отозвался Толик.
Не выдержав, я рассмеялась.
- Ребята, вы не по адресу. У меня есть начальство.  Оно и решает, кого и куда посылать.
Но, как говорится,  «Остапа понесло», и выпивших изрядно мужиков не возможно было остановить в своих желаниях.
И через минут пятнадцать ко мне в команду «добровольцев-собутыльников» записались несколько человек.
Жёны этих «героев» поняли, что урезонивать мужей бесполезно и тихонько посмеивались над разгулявшейся фантазией мужчин.
Натка показала знаками, что отойдёт ненадолго, я кивнула.
Встав из-за стола, я  решила размяться. Пошла к детским качелям  и наткнулась на одиноко сидящего именинника.
- Саша, ты чего здесь сидишь?
Он шмыгнул носом.
- Нечего.
Я присела рядом с ребёнком  и спросила:
- Что случилось? Тебя обидели?
Он кивнул опущенной головой.
- Мальчики сказали, что я мазила, и не хотят со мной играть.
- Так! А ну, вставай, пойдём к ним. Покажем им, кто на деле мазила!
Санька недоверчиво поднял заплаканное лицо.
- Правда? Обещаешь?
- Да, обещаю. Пошли? 
Я протянула ему руку.  Мальчик вскочил с качелей и вложил свою ладошку в мои пальцы…
Уже через десять минут  обижавшие Сашу мальчишки кричали наперебой, стараясь убедить меня в моей не правоте.
- Это не честно! Ты, то есть вы, случайно попали в меня!
- Не-а! Всё честно! – уперев руки в боки, как в детстве, отстаивала я свою правду. – Я же  не виновата, что ты мажешь! Стрелять надо лучше.  Уж прости, но это не я стою мокрая. Так что ни чем помочь не могу.  Извини!
- Всё равно нечестно! – хором орали упрямые мальчишки. – Давай..те заново!
- Хорошо, согласна. Переиграем!
Точно вернувшись в далёкое детство, я играла в стрелялки с мальчишками,  убегая от них с визжащим от восторга, вцепившимся в меня, как обезьянка, Сашей.
- Ох! Всё! Больше не могу, Сань. Тётя устала. Вот, – я протянула ему водный пистолет. – Возьми, теперь ты и сам справишься, правда?
- Ага! – он взял оружие и ринулся в бой с азартом.
Усмехнувшись, я медленно побрела к столу, где уже пьяные гости  с ностальгией вспоминали прошлое и пытались петь русскую застольную всех времён и народов «Ой! Мороз, мороз». Выходило очень фальшиво и смешно.
- Снежка! Выпей с нами!
- Нет, ребята, не могу! – отказалась я. – Я за рулём.
- Ну, чё ты! Не бойся! Мы тебя отмажем, если что! Правда, мужики?
Раздался нестройный хор мужских голосов, кричащих «Да»!
- Нет, спасибо. За рулём я не пью.  Табу! – и села в отдалении, на самом краю стола, в тени, чтобы про меня быстрее забыли.
Я  слушала чужие разговоры и даже не сразу осознала, что мне в спину кто-то смотрит. Взгляд буквально прожигал, кожа горела,  как от огня. Воздух словно наэлектризовался, тихо жужжа.
Нервно передёрнув плечами, я стараясь избавиться от напряжения, хотела обернуться.
Но  Наткин голос  позвал меня.
- Снежок, хочу тебя познакомить со своим мужем.
Я поднялась с места и обернулась, поражённо замерев. Напротив меня, по-хозяйски обняв Натку, стоял Дрон. На  секунду показалось, что земля разверзлась и ушла под моими  ногами, словно это погибший Руслан ожил.
Не знаю, как я сумела сдержать улыбку на  лице и вежливо кивнуть.
- Приятно познакомиться.
- Любимый!  Это Снежана, моя лучшая подруга.
- Очень приятно, Аслан, – чуть склонив голову, представился он.
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #4 : 19 Ноябрь 2015, 12:48:11 »

Глава 4.


Аслан по-прежнему стоял, обнимая Натку, мастерски притворяясь любящим мужем,  ни движением, ни взглядом не выдавая себя. Дядя был прав: Дронов прирождённый актёр, рядом с которым  Голливуд нервно курит в сторонке.
Мне стало до боли обидно за подругу, которая купилась когда-то на такую дешёвку. Этот парень - второй Руслан - уставился на меня с довольной ухмылкой обожравшегося кота. Но самое невероятное заключалось в том, что подруга ничего не замечала вокруг себя. Взглядом, полным обожания и доверия, она смотрела на мужа и не видела подделки.
Возмущение и гнев переполняли меня и рвались  наружу. С огромным трудом  я держала себя в руках, мысленно награждая притворщика всеми известными ругательствами.
Зато женская половина гостей моментально оживилась и наперебой начала интересоваться:
- Наташка,  это кто?...  Какой красавчик!... Познакомь нас…
Подруга,  сияя, как начищенный медный грош, громко оповестила собравшихся:
- Самый любимый мужчина, Аслан Дронов. Мой муж!
В ответ раздался всеобщий восхищённо-завистливый вздох,  и посыпались вопросы:
- Наташка, колись, где отхватила такого парня? … Да, да! Где вы познакомились?...
Я решила, что та вряд ли признается, что её горячо любимый муж - стриптизёр, пусть и бывший. А слушать ложь - желания не возникало… Так что,  под шумок я незаметно покинула застолье, удалившись от компании вглубь двора, где случайно наткнулась на гамак,  натянутый между деревьями, и прилегла на него.
Тихо шелестели листья,  тёплый ветерок ласково касался кожи, и убаюканная медленными покачиваниями гамака, я закрыла глаза и не заметила, как задремала.  Очнуться меня заставило неприятное чувство постороннего взгляда. Не довольно нахмурившись, повернув голову чуть в сторону, я увидела в паре метров от себя мужа  Натки. Он стоял, прислонившись спиной к стволу дерева, и невозмутимо разглядывал меня.
Моментально очнувшись от дремы, я села, свесив ноги над землей.
- Уже сбегаешь? – прозвучал голос  с издевательской  ноткой. – Неужели я настолько страшен?
Заставив себя прямо смотреть на парня, я пожала равнодушно плечами, отвечая с еле заметной усмешкой на губах.
- Для кого - как.
- А для тебя? – он оторвался от дерева и сделал несколько шагов к гамаку, преграждая мне путь к отступлению.
- Я тебя не боюсь. Но мне претит обман, и тем более - измена. Больше всего ненавижу, когда мужчина врёт жене.
- Вот как?! Ты идеалистка, Снежана. Можно,  открою тебе секрет: все мужчины изменяют жёнам. Это у нас в крови.
- Ой! – презрительно скривилась я. – Не надо говорить о полигамии мужчин! Достало! Подобные рассуждения существуют лишь для того, чтобы оправдывать ими грешки! Мы  не животные, и понимаем свои поступки, можем их контролировать.
Аслан хмыкнул.
- А я и не собираюсь оправдываться, но и бросать своего сына не хочу. У меня с Наташей сложные отношения.
- Вот уж никогда не думала, что после развода с Олегом, она будет терпеть измены еще одного мужа!
Аслан  зло усмехнулся.
- Что ты знаешь о нашей «счастливой» семейной жизни?! Наташа тебе не рассказывала, как мы познакомились?
- Нет,  мне это неинтересно. Пропусти, я не хочу слышать твои жалкие оправдания.
Отступив на шаг, я попыталась обойти парня. Но у Аслана оказались другие  планы: он больно  схватил меня за предплечье, удерживая на месте.
- Нет уж, дорогая! Ты выслушаешь меня. Твоя подружка не настолько идеальна, как ты о ней думаешь. Я, естественно,  не ангел,  и не собираюсь  убежать тебя  в  обратном. Но и она  не святая. Я работал стриптизёром  в одном московском клубе. Мне нравятся секс и женщины:  того и другого хватало в избытке. Но стать отцом в двадцать два года и женится, я не собирался. Однажды  в клуб завалилась компания женщин, большинство из которых являлись  нашими частыми гостьями, – парень отпустил меня, и подойдя к гамаку, сел в него, начав  слегка раскачиваться. - С некоторыми я спал и получал за услуги деньги. Они сами мне их давали, им льстило внимание красивого парня. Жёны бизнесменов, клерков разных мастей, любовницы престарелых папиков, избалованные дочки и прочие скучающие дамы… Им хотелось внимания, секса, и они его находили у нас.
Аслан на секунду замолчал, а потом ровным голосом продолжил.
- Изрядно набравшаяся компания ввалилась в клуб во время моего номера,  и Натка сразу загорелась. После пригласила меня  за столик, смотрела, словно зачарованная. Казалось,  не замечала даже подружек, которые хихикали,  стараясь привлечь моё внимание к себе. Дальнейшие воспоминания очень смутно отпечатались в моей голове. С трудом помню, как мы добрались до Наташиной квартиры и  оказались в одной кровати. Компания тогда знатно нажралась. Если честно, после той ночи я не ожидал встретить твою подругу  на следующий день. Но она бывает очень настойчивой, когда чего-то хочет. Мы провели вместе уже  около недели, когда Наташа  закатила истерику, приревновав меня к клиентке. Я её послал: сказал, что между нами всё кончено. На том и разошлись. А спустя месяц она опять заявилась в клуб, твердя о своей беременности. Я был в шоке от новостей. Какой, на хрен, ребёнок?!  Если она залетела, то уж точняк, не от меня. Без презика я никогда не трахался, а тут она заявляет такое! Натка тогда с наглой улыбочкой напомнила про ночь у неё в квартире и секс без защиты…
Не знаю, почему я не ушла,  стояла и слушала монолог Аслана. Не то, чтобы  сильно верила, но его слишком равнодушный тон наводил меня на определённые мысли.
Во время рассказа он покачивался в гамаке. Пустые серые глаза смотрели куда-то вдаль. Несколько секунд Аслан молчал, затем тяжело вздохнув, устало потёр лицо.
- На чём я остановился? Ах, да! Натка поставила меня перед фактом, что будет рожать. И если я хочу видеть ребёнка, то придётся жениться, – он нервно хохотнул и  покачал головой. – Как же я  разозлился в тот день, даже в глазах  потемнело! Хорошо, что парни  сумели удержать меня от глупостей.  Натка не желала отпускать мой шкуру и  дала месяц на раздумья. Напоследок сказала: если я не соглашусь на брак,  она вернётся к мужу и моего ребёнка будет воспитывать чужой мужик. Отпущенный на раздумья срок я сходил с ума от бессилия, пил, гулял, но допустить, чтобы сына воспитывал неизвестный дядя, не мог. Мы  поженились, как видишь,  и живём уже больше четырёх лет.
- Ты хочешь сказать, что Наташа не знает о твоих грешках?
 Аслан равнодушно пожал плечами.
- Не знаю,  и не хочу знать. Во всяком случае, я ей верности и любви не обещал.
- Не верю, что она терпит! Как можно продолжать жить с человеком, который не чувствует своей вины?
- Вины? – фыркнул он. – В чём я виноват, скажи? Я не люблю жену, и никогда не любил.  Она об этом знала с самого начала.
- Для меня, жить без чувств - сродни обману.
Аслан поднялся с гамака и подошёл ко мне.
- Я  не уверен, что вообще способен любить. После того, как не стало родителей, кажется, это чувство умерло вместе с ними.
На секунду задумавшись, я не заметила движения Аслана.  Чужие пальцы дотронулись до моих губ, обжигая их прикосновением, и я  вздрогнула,  попытавшись увернуться.
- Эй!?  Обалдел?  Что ты себе позволяешь?!
- И что же я позволяю, Снежана? – он склонился ко мне и тихо прошептал возле самого уха. – Ты очень красивая, Одуванчик.
- Прекрати, я не собираюсь играть с тобой в подобные игры.
- Неужели? По-моему, ты, наоборот, хочешь.
Нахмурившись, я смотрела ему в лицо, утопая в глубине  серебристых глаз. И в тот же момент почувствовала горячее дыхание на щеке и обжигающий поцелуй. Вздрогнув от неожиданности, я попыталась остановить парня, протестующе замычала и уперлась в твёрдую грудь руками, отталкивая его от себя. Но этим сделала только хуже:  ладонь жестко обхватила мой подбородок, а второй он больно стиснул волосы на затылке, заставляя откинуть голову назад, пресекая любую попытку сопротивления. Кипя от возмущения, я нарочно сжала губы, не позволяла ему углубить поцелуй. Хотя, нужно отдать должное, он всеми силами старался сломить  сопротивление, соблазнить. Вспомнив, что на мне обувь на каблуке, я, улучив момент, резко ударила туфлей по голени ничего не подозревающего Аслана. Он отшатнулся, выпустил меня из рук и, ругнувшись, припал на одно колено, потирая место ушиба.
- Стерва!
Зло прищурившись, я брезгливо вытерла губы тыльной стороной руки, глядя при этом в бесстыжие серебристые глаза.
- Никогда больше не смей дотрагиваться до меня. Понял?!
Он выпрямился, нагло окинув взглядом мою фигуру.
- Неужели, не понравилось? Какая сладкая малышка. Такая страстная, – он демонстративно облизал губы.
Меня буквально трясло от столь нахального поведения этого человека.
- Ты! Да, ты… Держись от меня подальше! Урод!
- Ой! Как страшно стало, маленькая, – рассмеялся он. – Прямо до жути.
- Да, пошёл ты!
Я сорвалась с места, горя праведным гневом и шепча ругательства себе под нос.
«Гадёныш! Мерзавец! Альфонс! Вздумал со мною в  грязные игры играть! Если думает, что нашёл очередную дурочку,  глубоко ошибается! Возомнил из себя Бога.  Бред Пит недоделанный! Фу! –  в очередной раз я вытерла уже и без того горящие губы. – Думает, нашел малолетку. Подругу предавать из-за кого-то м… не буду, не на ту напал!»
С трудом подавив в душе злость, я вернулась к изрядно выпившим друзьям и тихо отозвала Натку в сторону.
- Снежка, чего нервничаешь?
- Не знаю, устала наверно. Уже поздно, а мне ещё тащится в Москву. Поеду домой.
- Жаль! Я-то надеялась,  ты останешься у нас до утра. Так хочется с тобой поболтать по-женски, ведь  столько лет не виделись.
- Нет, Ната, прости. Сегодня никак не получится. Давай, завтра встретимся в городе? Конечно, если ты не занята.
- Я хотела сама тебе предложить. Как раз обещала Саньке сводить его в аквапарк.
- Ну, вот и договорились, – обрадовала я. – Позвонишь или скинешь СМСкой адрес и время.
- Хорошо, я позвоню тебе. Напиши свой номер.
Она вытащила из кармана телефон и протянула  мне.
Быстро набрав нужную комбинацию цифр и имя, я вернула мобильник подруге. Она проводила меня к машине и открыла автоматические ворота. Высунувшись из окошка,  махнув на прощание  рукой, я поехала по освещённой  фонарями дороге в Москву…
С Наткой мы часто встречались, и за несколько недель моего отпуска успели  снова сдружиться. И не только с ней. Её сынишка, маленький непоседа, встречал меня радостным визгом и бегом летел навстречу, крепко цепляясь за плечи, как маленькая обезьянка.
После неприятного  происшествия на Дне рождения, про Аслана я не вспоминала, вернее, запретила себе помнить, и наверное, в конце концов,  окончательно о нём забыла бы, если бы ни одна случайность, как нарочно,  столкнувшая нас  опять вместе…
Мне надоела спокойная однообразная жизнь, захотелось оторваться, потанцевать. Договорившись как-то  со знакомыми девчонками, работающими в телекомпании, мы отравились в ночной клуб. Оглушительный шум, громкая речь, музыка, мигающие прожекторы и подогретая текилой кровь, требовали движения.
Я танцевала одна: терпеть не могу, когда  начинают тереться о спину озабоченные типы. По закону подлости, почувствовала обнажённым плечом чью-то небритую щёку.
Стремительно обернулась, иронически окинув взглядом шатающуюся особь мужского пола.
- Что надо?
- Ой! Какая грозная девочка! – пролепетал детина заплетающимся языком. – Давай потанцуем, а потом махнём в койку.
Я  от души рассмеялась.
- Господи! Какая  ещё койка? Ты свой фэйс в зеркало видел?! Размечтался! Никуда я с тобой не пойду! Отвали!
- Чё? Рожей не вышел, да? – завёлся мужик с пол оборота и попытался схватить меня за руку.
- Чёрт! Угораздило нарваться на пьяного урода.
Я успела сбежать с танспола, когда за спиной послышался разозлённый рёв несостоявшегося любовника:
- Стоять, су…
«Ага! Стою и жду, пока ты меня найдёшь», - прозвучала в голове язвительная фраза, а ноги уже несли меня к выходу. Адреналин в крови зашкаливал, помогая быстро протискиваться сквозь толпу. Когда, казалось,  до желанной свободы осталось пара шагов, меня резко дёрнули обратно.
- Ну что, птичка, попалась! – раздался радостный голос пьяного приставалы.
Не теряя драгоценных секунд, действуя на автомате, я ударила мужика затылком, угодив поклоннику прямо в челюсть. От боли и неожиданности он отпустил меня, получив вдобавок локтем под дых и острой шпилькой в ногу.
Отскочив со снятой туфлей в руке от озверевшего громилы, я прислонилась спиной к стенке, защищая тыл.
Но выход загораживал его  подоспевший дружок.
- Не выйдет, с..ка! – прорычал он, ухмыляясь во все тридцать два зуба. – Резво скачешь, коза! Но должен огорчить: после «знакомства» с нами  ещё долго не сможешь бегать.
Задыхаясь от эмоций, я откинула  волосы назад и оценила ситуацию. Бежать обратно не получится: толпа не пропустит. Впереди два бугая, пылающих местью, которым до чёртиков хотелось наказать зарвавшуюся бабу.
Сердце бешено стучало в груди, мысли путались в голове. От охраны клуба ждать помощи не приходилось: они старательно делали вид, что не замечают ситуации. Казалось,  это конец! Но из очередной зашедшей в клуб компании, раздался знакомый голос:
- Эй! Парни! Я не понял, что  происходит? Снежана?!
- Иди, куда шёл! Пока я добрый! – рявкнул амбал, даже не соизволив обернуться. – А то  подпорчу смазливый фэйс так, что родная мама не узнает!
Даже в тусклом освещении зала я увидела, как блеснули сталью глаза Аслана.
- Эй! Отпустите девушку, и разойдёмся с миром.
- Тебе же сказали по-хорошему: отвали!
Уходить Аслан явно не собирался,  наоборот подошёл ко мне. Кивнул на сжатую в руке туфлю:
- Сними вторую, или эту одень. В одной шпильке драться неудобно.
Лишь тогда я заметила, что стою, как цапля, на одной ноге, вцепившись мёртвой хваткой в обувь. С трудом разжав сведенные судорогой пальцы, я быстро обулась.
- Готова?!
Я кивнула, вспоминая наставления тренера: «Если не получается драться, как мужчина, сражайся, как  женщина. Используй зубы, ногти, каблуки».
- Ну, мальчики, может,  всё-таки нас  пропустите? – раздался нарочито спокойный голос Аслана.
- Да мы тебя сейчас…
- Что ж, тогда потанцуем!
Мужики почти одновременно стартовали с места, и понеслись на нас, как торпеды. Теперь каждый сам за себя, некогда смотреть по сторонам. Увернувшись от летящего в голову удара, я отклонилась, и кулак просвистел рядом с ухом,  с глухим стуком врезавшись в стену.
От второго удара я тоже почти ушла. Почему почти? Ну, потому что не достаточно быстро среагировала, за что и получила скользящий  хук в скулу.
- Ах ты,  гад!
Сделав обманное движение, я поднырнула под руку мужика и рубанула ребром ладони по не защищённому горлу нападающего.  Он захрипел, выпучив глаза от боли, схватился руками за шею, пошатнулся. Во мне взыграла злость за пропущенный удар, поэтому, не размениваясь по мелочам, я расквасила ему еще и  нос кулаком.
- Чёрт! Больно! – простонала я, размахивая ушибленной ладонью. – Что ж за вечер-то хреновый?! А  всё так хорошо начиналось.
Но пожалеть себя мне не дали: над ухом гаркнул Аслан и дёрнул куда-то в сторону.
- Что встала? Шустрей двигай на выход, пока охрана этих… нас не достала. Бегом!
Пробираясь к дверям, я успела схватить  сумку из рук знакомой девушки, с которой пришла в клуб.
Вырвавшись на улицу, мы бежали несколько метров и, свернув за угол какого-то здания, остановились, с трудом переводя дыхание. Посмотрев друг на друга, весело рассмеялись.
- Всё! Больше не могу нестись на высоченных каблуках! – пояснила я, прислонившись к стене обнаженной спиной, царапая кожу о шершавую поверхность бетона.
- Ну, ты даёшь, Снежа! Не думал, что  справишься с тем бугаём.
- Папина закалка! Хотя давно  не дралась.
- Талант не пропьёшь, – пошутил Аслан. – Ты как? Видел, что  задели.
Вспомнив об ушибленной скуле, я слегка дотронулась до нее кончиками пальцев.
- Жить буду! Ты как?
- Нормально, только рубашку  можно на мусорку выкинуть. Козёл! Это была моя любимая, от Армани! – шутя, пожаловался Аслан.
- Нашёл о чём жалеть!
- Слушай,  почему они к тебе привязались?
- С одним из нападавших не захотела танцевать и отказалась  переспать. Он  обиделся. Я только не поняла, почему охрана клуба не вмешалась? Охранники старательно делали вид, что  нечего не видят.
Аслан скривился.
- Эти козлы - друзья хозяина клуба, и без его позволения секьюрити не встревают в драки.
- Уроды! Ты их знаешь?
Аслан пожал плечами.
- Можно и так сказать. Случались тёрки из-за того, что эти бараны нажрались как-то до поросячьего визга и поперли на моего друга с разборками. Ну, и получили, по самое - не балуй.
Я улыбнулась и стала копаться в сумочке.
- Что ищешь?
- Телефон, хочу такси вызвать, – окинув взглядом ближайшие строения, я спросила. – Не в курсе, где мы находимся?
Аслан назвал улицу. Кивком поблагодарив за ответ, я набрала нужный номер. Оператор обещала, что машина подъедет быстро.
Я зябко повела плечами: ночной ветерок игриво проник под короткое платье на тоненьких бретельках, неприятно холодя тело.  Почувствовав на себе пронзительный взгляд парня, я обернулась.
- Замерзла? – спросил Аслан.
- Есть немного, такой прикид не располагает к ночным прогулкам, пусть даже  летним.
Он приблизился, крепко прижав меня к себе, а чтобы я не дёргалась, шутя объяснил:
- Пиджака нет, он остался в машине. Решил согреть хотя бы так. Поэтому  сильно не возбуждайся!
- Юморист-самоучка, – тихо пробурчала я. Кожа на предплечьях от чужого тепла покрылась мурашками.
Горячие руки обвились вокруг моей талии, еще сильнее прижимая меня к голой мужской груди, потому что полы разорванной рубашки Аслана  не сходилась.
Вскоре подъехало такси. Согревшись, я с трудом заставила себя оторвать голову от мужского плеча.
- Спасибо за всё, Аслан.
Его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от моего.
- Пожалуйста. А поцеловать?
В полумраке улицы лукаво блеснули колдовские глаза, и щека приблизилась для ожидаемого поцелуя.
- Ты - нахал!  Моська наглая не треснет?
- Неа, она  тренированная, – по-мальчишески задорно улыбнулся Аслан.
Потянувшись вверх в объятиях, я дотронулась губами до немного шершавой от  щетины кожи. Резко повернув голову, парень накрыл горячим ртом мои губы, сминая их в порыве внезапной страсти. Вместо того, чтобы дать отпор, я, неожиданно  для себя  самой, ответила на поцелуй.
Голова пошла кругом, руки словно жили отдельной жизнью, скользя по плечам, обтянутым шёлком рубашки, сомкнувшись на шее Аслана, обнимая его…
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #5 : 25 Февраль 2016, 15:10:04 »



Глава 5.


Проснулась я от настойчиво звонившего мобильника. Пошарив рукой по тумбочке и не найдя его, с трудом разлепила глаза. Перевернувшись набок, склонилась и взглядом нашла сумочку, которая валялась на полу возле кровати. Мысленно выругавшись, я дотянулась до неё, на ощупь нашла в ней телефон и ответила:

- Да? Говорите.

- Добрый день, Снежана, - раздался в трубке женский голос. - Вас беспокоит секретарь господина Усманова. Вы бы не могли подъехать к двум часам?
У него для вас есть предложение по поводу работы.

- Конечно, я приеду, – подавив зевок, согласилась я.

- Прекрасно, тогда Лев Игоревич будет вас ждать… – девушка почему-то замялась.  – Снежана, вы уже знаете?

- Знаю  что? – в недоумении спросила я.

- Ну… про Ника Загороднева. Вы телевизор смотрите?

- Нет, не смотрю. А что случилось?

Секретарша замолчала, будто не решаясь продолжать:

- Включите наш канал, хотя это везде показывают, – посоветовала она и,  всхлипнув, бросила трубку.

Нахмурившись, я нажала кнопку на пульте, включая телевизор.

Тут снова звякнул телефон, всё ещё находившийся у меня в руке. На дисплее  высветилось имя подруги.
Убрав звук на телевизоре, я ответила:

- Алло! Натка, привет!

В трубке раздался взволнованный голос подруги:

- Снежка! О, боже! Ты видела это? Я в ужасе просто!

- Стоп! О чём ты говоришь? Не понимаю, – зевнув, спросила я.

- Как? Ты ещё не знаешь? Снежка, Ника взяли в плен и сегодня прилюдно казнили, перед камерой голову отрезали.

- Что? Ника? Ты…ты что… говоришь? – стала заикаться я, и тут случайно взгляд упёрся в экран телевизора.

Там, как в фильме ужасов,  в оранжевой робе на коленях стоял Ник  с совершенно стеклянными глазами, равнодушно глядя в камеру. Рядом с ним находился мужчина в черном с ног до головы одеянии, размахивая большим тесаком, при этом выкрикивая что-то. Затем он подошёл к неподвижно стоящему Нику и поднёс нож к его горлу… Дальше показывать не стали, лишь один кадр того мужчины с поднятой заретушированной головой в руке.
Шок и ужас от увиденного, осознание того, что это происходило наяву, подействовало на меня, как ушат холодной воды.

С трудом пробормотав в телефон приглушённым голосом: « Извини, я потом перезвоню», – я отключилась, не слушая больше подругу.

К горлу подступила тошнота. Соскочив с кровати, я с трудом добежала до туалета. Тело била мелкая дрожь, слёзы сплошным потоком лились по лицу, а я продолжала сидеть на полу ванной комнаты, уставившись в одну точку.

О, боже! Ник мертв!? До сих пор в голове не укладывалось, что его больше нет в живых… И как он мог оказаться, вообще,  в плену?
Николай Загороднев - для друзей просто Ник - был общительный, весёлый и очень разносторонний человек. Мы подружились, когда меня, выпускницу МГУ,  пригласили в только что открывшуюся новую телекомпанию рядовой журналисткой. Он уже тогда был звездой военной корреспонденции, и разглядел мою персону, помогая советами. По его просьбе меня послали в первую командировку. Можно было сказать, что он был моим учителем и настоящим другом. Совсем недавно мы созванивались, и Ник, как всегда шутил, делился планами: в частности о своём желании заняться написанием книги, идею которой он вынашивал уже четыре долгих года. Он хотел взять долгожданный отпуск и провести его со своей семьёй, отправившись в какой-нибудь тихий  медвежий угол, где не будет даже связи, чтобы мобильник не тревожил его звонками.

Он был (какое страшное слово « был») спецкором в Израиле, где война привычное дело. Но как Ник оказался в плену  и почему его убили таким нарочито издевательским, средневековым способом? Почему телекомпания не попыталась привлечь спецслужбы, чтобы его  спасти? Или выкупить? Вопросы, сплошные вопросы… Они засели в моей голове, вытеснив всё остальное.

С трудом прекратив истерику и взяв себя в руки, двигаясь, как бездушная, заводная игрушка, я отправилась  принять  душ. А выйдя из ванной, по привычке посмотрела  на часы,  висящие на противоположной стене. Они показывали час тридцать дня.
Быстро натянув бельё и тёмный костюм, я вышла в коридор. Обула  впервые попавшиеся под руку туфли, не особо задумываясь над выбором. Потому что не могла думать ни о чём другом, кроме смерти Ника. Схватила с полки ключи от машины  и вышла за порог, хлопнув  дверью.

В подъезде я столкнулась с кем-то. Мужчина придержал меня за плечи. Передо мной стоял Аслан.

- Привет, – произнёс он.

Вспомнив всё, что  вчера натворила, я мысленно застонала от досады и чертыхнулась. Надо же было так вляпаться!  Какой  чёрт дёрнул меня целоваться с ним? Слава Богу, что дальше этого злосчастного поцелуя между нами нечего не произошло. Что на меня тогда нашло? Не понимаю, как могла так поступить с Наткой, ведь это предательство? Я должна сразу пресечь наше дальнейшее общение.

- Здравствуй, Аслан. Ты ко мне?

Он кивнул:

- Да, к тебе.  Хотел предложить…

Но я его перебила:

- Аслан, позволь сказать. Моё поведение вчера было ошибкой,  поэтому оставим всё как есть. Я виновата, что допустила тот поцелуй. Такого больше
не повторится, обещаю. А теперь извини, но я очень спешу.

Парень нахмурился, но продолжил меня держать.

- Ошибка, говоришь? –  он зло ухмыльнулся и отступил на шаг в сторону. – Что ж, как хочешь. Навязываться не буду: желание женщины закон для меня. Оказывается, ты такая же, как и всё остальные.

- Тебе лучше знать, а мне всё равно, что ты думаешь, – жёстко ответила я. – Надеюсь, больше такого не произойдёт. Пропусти, я спешу.

Хмыкнув, Аслан отступил на шаг,  позволяя пройти.

- Спешишь? Оно и видно, – он окинул меня с ног до головы оценивающим взглядом. – Вот уж не знал, что сейчас модно одевать под черный костюм
белые туфли.

Опустив глаза, я лишь теперь  заметила свою оплошность. На секунду прикинув в голове, стоит ли возвращаться в квартиру, чтобы переобуться, я  махнула на это  рукой. Да пофиг, какие туфли!  В данный момент обувь на последнем месте, ведь, в конце концов, не босая иду в офис. Хотя промелькнула мысль про знаменитые белые тапочки. Мда!
Сунув руки в карманы брюк, я равнодушно пожала плечами:

- Белое в тренде.  Последний писк моды.  Прощай Аслан, мы больше не увидимся.

Он скинул бровь и ответил:

- Не зарекайся, я уверен, что ещё не раз свидимся.

Пройдя мимо него, я обернулась:

- Ты слишком самоуверенный тип, мне жаль Натку.

Парень широко улыбнулся, но это больше походило на оскал.

- Да, ну? Неужели ты об этом думала, когда целовала меня, а?
Я лишь сокрушённо покачала головой, решив не отвечать. Все равно он меня не услышит, сейчас в нём говорит мужское  уязвлённое самолюбие. И в подтверждение этих мыслей, вдогонку мне понеслась язвительная фраза:

- Ты лицемерка, Снежана. Думаешь, я не чувствовал с какой страстью ты …

Не оборачиваясь и не слушая  его, я быстрым шагом направилась к машине. Голова была забита совсем другими проблемами. Перед мыслимым взором  витала ужасная  по своей жестокости картинка казни Ника, слёзы снова навернулись на глаза.

Я с трудом вставив ключ зажигания в замок: руки дрожали от пережитых эмоций.

- Так, соберись тряпка! – тихо приказала себе. - С таким мандражом за руль садятся только самоубийцы.
Несколько раз глубоко вздохнув и медленно выдохнув, я старалась  успокоится. Вытянув перед собой руки, убедилась, что они не дрожат, и лишь потом осторожно завела мотор и тронулась с места.
До телестудии добралась быстро. Показав на охране  своё удостоверение, прошла в холл. Там  уже стоял портрет Загороднего в траурной рамке с чёрной лентой  и рядом лежали красные гвоздики.

Меня передернуло от  мысли, что как-то уж очень быстро начальство подсуетилось. Будто ожидало такого поворота.

- Снежана, здравствуй, – чей-то смутно знакомый голос раздался в непривычной тишине здания.
Повернув голову в сторону говорившего, я кивнула, стараясь вспомнить, откуда знаю этого мужчину.

Он слегка виновато улыбнулся и качнулся всем телом в сторону портрета.
- Видишь, как быстро выставили Ника. Спешат показушники, словно боятся, что оживёт. Ты меня совсем не помнишь, да?

- Простите, не припоминаю, – извинилась я.

- Ничего удивительного, мы виделись давно. Я оператор Ника - Влад.

- Влад? О, Господи! Прости, не узнала. Так ты работал вместе с ним в Израиле? Что произошло?

Мужчина задумчиво пожал плечами:

- Денег пожалели, твари!

- За него  выкуп просили?

Он кивнул:

- Да, пятнадцать миллионов евро.

Я нахмурилась:

- Но насколько я знаю политику Израиля, они не ведут переговоры с террористами. Наши могли быть просто не в курсе дел.

- Угу! – зло ухмыльнулся оператор. – Как же! Не в курсе они! Да я вместе с его женой ходил к руководству, говорил с ними.

- И что? Отказали?

- Нет, ну что ты! Нам культурно объяснили  про политику невмешательства и  про наши «доблестные» спецслужбы. Обещали сделать всё возможное  и спасти Ника.

- Как он, вообще,  оказался в плену? Не знала, что у евреев кроме проблем с  ХАМАЗ есть  еще  терки с ИГИЛ.

Влад провёл рукой по коротким волосам: то ли приглаживая, то ли наоборот ероша их.

- Снежана, пойми. Не всё так просто с пленом Ника и его гибелью. По-моему,  здесь не только ИГИЛовцы виноваты. Он слишком многим стал мешать, стал задавать неудобные вопросы.

- Это из-за его книги? – предположила я.

- Давай не здесь поговорим, а? – предложил он, оглядываясь.

- Согласна, где встретимся?

- В парке. Посидим и всё спокойно обсудим.

- ОК, тогда примерно через час. Меня срочно вызвал Лев Игоревич.

Влад усмехнулся:
- Да? Тогда я  знаю причину. Спорим на доллар, что он тебе предложит поехать спецкором в Израиль?

- Откуда такие сведенья? – удивилась я.

- Военная тайна, патроны везём,  – пошутил он. – А если серьёзно, то  наш Лев уже давно подсуетился. Он-то,  как никто,  знал, чем закончится плен Ника и заранее подыскивал желающих занять его место. Но  только никто не желает стать очередным мучеником.  У всех семьи.

- А я подходящая кандидатура, да?

- Ты  у нас звезда.  Лезешь во все горячие точки, и тем более,  Ник был твоим другом.

- Ясно. Но  почему ты сразу не пришёл ко мне, если до сих  пор считаешь меня другом? Мы бы  вместе могли пойти не только к руководству. У меня отец непростой человек. Возможно, он с помощью своих связей смог бы  помочь…

- Снежа! – Влад повысил голос. – Я не мог! Мне запретили болтать, объяснив тем, что огласка может негативно сказаться на Нике. Пойми ты,
глупышка, мы  выходили на высокопоставленных чинов в правительстве,  и всё без толку! Прости, не хотел кричать, – извинился он. – Ладно,
встретимся, и я всё тебе расскажу.

- Ну, хорошо Влад. Надеюсь, ты понимаешь, что я теперь от тебя не отстану?

- Понимаю, Снежа. Я буду в парке, приходи быстрее.

Мы попрощались, и я направилась к кабинету шефа…
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #6 : 10 Март 2016, 11:30:51 »

Глава  6.

Беседа с начальством прошла так,  как и говорил Влад. Лев Игоревич сходу стал меня уговаривать на командировку в Израиль, обещая чуть ли не золотые горы, хорошее жильё, и, вообще, соловьём заливался, расписывая  выгоды и привилегии. Он умел  пыль в глаза пустить, если надо.

Выслушав его, я сделала вид, что думаю, а в действительности  всё уже давно было  решено. Как только увидела казнь Ника, так и решила ехать, даже не пришлось никого уговаривать, чтобы назначили именно меня. Это мой моральный долг перед погибшим другом. Я уверена, что случись такое со мной, Ник поступил бы так же. Интуиция журналиста мне подсказывала, что с гибелью друга не всё просто. Довольно часто журналисты  попадали в тяжёлые ситуации в ходе своего расследования,  натыкались  на ловушки. Думаю, что Ник собирал сведенья для книги и что-то раскопал,   наверное,  серьёзное.
Дав согласие, уточнив вопросы со сроками командировки, я с чистой совестью отправилась в парк.

Около пруда в тени раскидистых ив стояли деревянные лавочки, на одной из них и сидел Влад, вольготно раскинув руки на спинку.

- Привет  ещё раз,  – сказала я, присаживаясь рядом с мужчиной.

Он слегка улыбнулся.

- Здорова, Болатова,  – устало произнёс он, потягиваясь. – Устал, как чёрт. Слышишь, тишина-то какая? Отвык я уже от этого.

- Да, уж. Понимаю, я тоже не могла привыкнуть к простому шуму природы, всё прислушивалась. Казалось,  ещё секунда - и послышатся выстрелы. А теперь даже скучаю.

- Все мы не совсем нормальные, обычные люди не могут жить на войне, а у нас наоборот. Ладно, хватит лирики, перейдём к делам нашим тяжким.

- Расскажи, почему Ник  оказался там? – в лоб спросила я. – Не знала, что у евреев есть ИГИЛ.

Тяжело вздохнув, Влад с грустной улыбкой начал:

- В Израиле всё есть, в том числе и эти отморозки. По сути дела  они мало отличаются друг от друга: что ХАМАЗ, что ИГИЛ. Как всегда для вида прикрываются верой и борьбой за народ, а верхушка борется лишь за власть и свой карман. Всё как всегда, сначала воюют вместе против общего врага, а потом начинается делёжка. Ник давно работал над этой темой для своей книги. Где-то месяца три назад  он  лично отправился брать интервью у одного бывшего высокопоставленного чиновника МАСАДА. Как он на него вышел,  не знаю, но вернувшись, он ходил задумчивый. Никого не посвящал в курс дела  и отделывался шутками.  И только когда Ник исчез на неделю и перестал выходить  на связь, я понял, что дело серьёзное.

- Это тогда его похитили?

- Нет! Он тогда вернулся, усталый, помятый с красными глазами. Все, кто его не знал близко, сразу решили, что в  запой ушёл. Но я-то знаю, Ник не пьющий, и, конечно,  пытался образумить друга . Вот тогда он и поделился со мной информацией, которую  бывший МАСАДовец ему рассказал. Знаешь, почему так слабо борются с Исламским государством?

- Нууу, – потянула я, задумавшись. – Наверно, за ними стоят большие деньги, наркота, торговля людьми. Взятки, подкуп, кого надо. Простым людям внушают, что их долг - «борьба с неверными», а на самом деле всё проще и банальнее.

- И это тоже, конечно, – согласился со мной Влад. – Но главное, кто  в их рядах. Там не только бедные люди, но и очень, подчёркиваю, очень богатые отпрыски со всех стран. Как думаешь, что они там делают? Воюют за идеи шариата? Ха! Хренушки! Детки миллиардеров, олигархов, политиков марать свои чистенькие ручки за мифические утопии не будут. Они туда отправляются за беспределом. Анархия, мать их! Убивай, режь живьём, пытай, кого хочешь, насилуй, все капризы за ваши деньги, и никто нечего не узнает и не скажет. У Ника были не только фамилии этих маньяков, но и фото, видео, где они издеваются над своими жертвами.

Я шокировано присвистнула.

- Так это же бомба!

Влад криво усмехнулся.

- Ага! Поначалу и Ник тоже так думал -  напишет об этом, мир перевернёт. Идеалист  хренов! Да, кому нужна эта правда, а? Или ты думаешь, что америкосы не в курсе творящегося беспредела? Они сами открыли свой маленький бизнес, устраивали свободную охоту на людей. Друг мне назвал несколько фамилий, у меня от таких знаний волосы не только на голове встали дыбом. Могу признаться, стало просто жутко. Я понимал, что этим материалом он подписывает себе смертный приговор. Ни одна страна в мире не допустит утечки  информации и печати в прессе такой статьи. Ведь тогда надо посадить всех, кто прикрывал и поощрял эти игрища, вплоть до самого верха. Коронованные особы, члены парламента отличились там. Да и наша золотая молодёжь в ИГИЛе есть, только это не афишируется. Ник хотел изменить мир. Решил сделать фильм об этом. Хотя я его предупреждал - не влезай.

- О, боже! Теперь я поняла, почему его не пытались выкупить, – тихо прошептала я, осознав всю опасность, которой подвергал себя Ник. – Никому не нужна огласка таких фактов.

- Вот именно! Но он уже не мог остановиться, хотя знал о грозящей ему смерти. Первый звоночек был, когда погиб тот МАСАДовский отставник. Его смерть была невероятна подозрительна. В его охраняемый дом влезли, жестоко и долго пытали хозяина, а потом подожгли всё. Ник, узнав об убийстве, бросил всё и помчался туда. Расследование быстро замяли, списав это на каких-то грабителей, якобы они пытали его для того, чтобы он назвал код сейфа с драгоценностями. Но это ложь, и Ник понял, что  следующий он. Ты же знаешь, нам запрещается носить оружие, а друг на свой риск не расставался с пистолетом. Как одержимый твердил, что пойдёт до конца. Если ему не дадут снять фильм, то он отошлёт все сведенья в ВИКИЛИКС   Осанжу. Второй звоночек раздался, когда уже на самого Ника напали. Ему несказанно повезло, что на пустынной дороге появился израильский патруль. Они были неподалёку, когда услышали выстрелы. Друга легко ранило, вот тогда и надо было остановиться, уехать домой. Но он отказался уезжать, а начальству огласка о ранении не с руки была, поэтому оставили его.
От  вылившейся на мою голову информации закипали мозги. Конечно же, я знала, что мой учитель увлечённый человек. Но чтобы так, вполне сознательно идти на риск... Обладание такими сведениями  и доказательствами  само по себе опасно. Если убрали агента МАСАДА, то о журналисте и говорить нечего. Верх самоуверенности думать, что получится выкрутиться из-под этой лавины компромата. А у Ника даже одного на миллион шанса остаться в живых не было, с такой информацией его кто-угодно мог убрать, не дав и пикнуть. Хоть те же спецслужбы.

- Ну, а что было дальше?

- Дальше? – Влад, устало потёр лицо руками. – Перед тем, как он пропал, мы ездили снимать репортаж. Я случайно видел, как к нему подошёл какой-то незнакомец. Они поговорили недолго, затем простились. Ник явно спешил,  поглядывал на часы. Мне оставалось снять ещё несколько общих видов для репортажа, и мы должны были ехать вместе, но он сослался на неотложное дело, сказал, что не может ждать. Мол, встретимся в студии, и полез зачем-то в тачку. Затем окликнул, я повернулся с камерой, он махнул рукой, дал понять, что уходит. Тогда я его видел в последний раз живым. Вернувшись в студию, я занялся монтажом отснятого материала, потом весь вечер названивал на мобильный Ника. Вернулся в гостиницу поздно и увидел на входе наряд полиции. Меня попросили срочно подняться в свой номер. Оказалось, пока мы отсутствовали, наши номера обчистили. Всё вверх дном: вещи на полу валяются, ящики со шкафов разбиты, даже подушки вспороты. Ну, у меня брать нечего, аппаратуру и ценные вещи в номере не храню, старая привычка. Не доверяю охране отелей, когда-то в молодости обнесли мой номер - еле расплатился со студией за украденную камеру. А вот в номере Ника было чем поживиться. Но странные это оказались грабители, они почти нечего не взяли. Только уничтожили  ноутбук,  камеру и дорогой фотоаппарат забрали, и мебель с вещами перевернули, как при обыске. Полиция потребовала опись пропавших вещей и посоветовала не болтать в интересах дела. А когда  кутерьма закончилась, я вышел на балкон покурить. Полез в карман пиджака, а там лежала записка от Ника и ещё это.

Влад снял с шеи серебряный образок Николая Угодника, и протянул мне.

- Ник просил отдать его тебе, если не вернётся. Больше в записке нечего не было. Только не понимаю, почему именно тебе, а не Ленке?

Горло сдавил спазм, когда я взяла иконку в пальцы. Подавив  рыдания, сильно сжала  ещё тёплый кусок метала в кулаке.

- Этот кулон я ему подарила на юбилей, чтобы он оберегал его, – пояснила я, умолчав о том, что внутри его мог находиться взрывоопасный секрет, похлеще ядерной бомбы. О тайнике, мастерски спрятанном в кулоне, знали только двое: я и Ник. Не подозревая о нём, обнаружить и открыть его не возможно.
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #7 : 25 Июль 2016, 10:59:36 »




                                                 Глава 7.




  После встречи с Владом, я бродила по улицам, поглощённая в свои мысли. Вернее сказать, в рассказ мужчины. Думая, что предпринять и как действовать дальше.  Прежде всего, нужно было убедиться в своих догадках, посмотреть в тайник. Есть ли там флэшка или нет. Надо действовать крайне осмотрительно, Ник собрал такой убойный материал, что обладание им становилось крайне опасно для того человека, в чьих руках он находится. Спешка крайне не желательна, и даже смертельна. Я отдавала в этом себе отчёт и не имела иллюзий. Знала, что в относительной безопасности ровно до того момента, пока не  никто, кроме меня не узнает о досье.
  Чтобы проверить содержимое флэшки, решила найти какой-нибудь магазинчик и купить не дорогой планшет, который после использования можно разбить.  В отделе торговли техникой, молоденький продавец настоятельно хотел всучить мне ещё сим карту, но я категорически отказалась. Подключение к всемирной сети купленного планшета, крайне не желательно. Ибо информацию, попавшую в интернет, удалить до конца не возможно, а легко отследить и вычислить владельца.

  Зайдя в попавшееся по дороге интернет кафе, села за самый дальний столик, лицом к входу на всякий случай.  Не то, чтобы я сильно чего-то опасалась, но лишние меры предосторожности ещё никому не повредили. Ведь совсем не исключено, и даже вполне логично, если за Владом могла быть слежка. Думаю, что наши спецслужбы в курсе, какой информацией обладал Ник, хотя бы примерно, а Влад был его другом и значит, тоже мог  обладать определёнными сведениями.

Устало прикрыв глаза, я потёрла переносицу, приказала себе успокоиться. Медленно выдохнула и, отключив лишние эмоции, настроилась на рабочий лад. Порывшись в сумке, нашла булавку.
Сняв с шеи образок Ника, нажала иглой на потайную кнопку. Раздался тихий щелчок, и из открытого медальона на ладонь выпала флэшка.  Недолго думая, вставила её в планшет.
На экране появилась папка с документами, я открыла самый первый файл. Там была коротенькая записка от Ника.

« Снежана, здравствуй!
  Извини, что взваливаю эту ношу на твои плечи, но доверит свои знания, могу только тебе. Оставляю выбор за тобой, ввязываться ли в это опасное дело. Прочитав досье, ты поймёшь, насколько всё серьёзно. Я сознательно шёл на риск, надеясь вопреки здравому смыслу, что мне удастся опубликовать хотя бы часть этих бумаг, которыми поделился покойный МАСАДовец. Но когда его убрали, понял, не дадут. Слишком многие заинтересованы,  чтобы факты так и остались под грифом «секретно». Единственная возможность на огласку, передать досье Асанжу. Я попытаюсь выйти на него, но даже это уже меня не спасёт. Не нужных свидетелей, как известно, убирают. Прости за всё.
Ник».   

 С трудом переведя дыхание, и не дав себе, снова погрузится в чёрные воспоминания о смерти друга, я открыла первый документ. Потом ещё и ещё один, секретные досье, фотографии, всё сплошным потоком лилось на мою голову. Кое-что я предполагала, а вот основные знания под грифом «секретно» и «только для служебного пользования», были настоящим открытием. 

 Да за одно, селфи наследника Английского престола, на фоне казнённых ИГИЛОМ людей или с ним же и с только что отрубленной головой, можно было получить огромный гонорар или пулю в лоб. Не говоря уже о фотокопиях сверхсекретных  документов, на английском, арабском и иврите, содержание которых у простых людей вызвала бы шок и такое возмущение, что впору делать всемирный переворот. По справедливости, говоря, там имелись не только «деяния» западной элиты. Наша, так называемая «золотая молодёжь», тоже погрязла в этом дерьме, по самую макушку. Детки олигархов устраивали свои грязные игрища от вседозволенности, на родительские деньги. Прикрываясь законами шариата,  проворачивались такие делишки, как свободная охота на людей, торговля женщинами, оружием, сбыт наркотиков и тд и тп…

 От обилия такого рода информации у меня начал закипать мозг, создавалось впечатление зазеркалья. Где в одной реальности жили, любили,
страдали простые люди. А в другой, считалось нормой жизни, безнаказанно убивать, устраивать не мысленные оргии.

 Теперь я поняла, чем руководствовался Ник, сознательно идя на заведомо провальную статью и даже смертельный риск. Увидев такие факты и доказательства в руках, он сразу понял, написать разгромный репортаж ему не дадут, никто не попрёт против миллиардов  долларов всемирных богатеев, даже так называемая «независимая пресса» и поэтому Ник осознал, что единственный выход  найти того кто захочет пойти против всех, поэтому пытался выйти на Асанжа. Понадеявшись, что «Викиликс» заинтересуется предоставленной информацией и ценный материал станет достоянием общественности. Как бы высокопарно не звучала, мой учитель хотел сделать мир лучше, несмотря ни на что. Даже ценной собственной жизни, и передовая мне эти досье, Ник безмолвно просил меня продолжить его дело. И я должна выполнить его последнюю просьбу, чего бы это мне не стоило. Значит, быть по сему.

  Приняв это решение, почувствовала, будто гора упала с моих плеч. Прежде всего, я военный журналист, а потом уже человек со своими страхами и сомнениями, профессия для нас стоит на первом месте. А риск, он присутствует в любом деле, и репортёр идёт на него вполне осознано. Кому-то может показаться это затяжным самоубийством, вполне возможно  со стороны обычных людей это так и есть. Но выбирая профессию, я понимала и принимала связанный с этим риск.

Легко вздохнув полной грудью, закрыла все файлы, выключила планшет. Вернула флэшку в образок на место хранения и как бы невзначай упустила новенькую покупку вниз экраном. Он, конечно же, разбился. С преувеличенным горестным вздохом, подняла его с пола. Выйдя из кафе, нашла урну и для верности разломив на две части окончательно уничтожила ни в чём неповинный гаджет. 
Немного постояла на набережной, подставив лицо яркому солнышку. Вспомнила, что ещё не поговорила с отцом о своём отъезде.

Достав мобильный, набрала номер.

- Аллё, папа. Это я, Снежа. Ты где сейчас?

- Дочь, ты могла бы не представляться. – с усмешкой ответил он. – Я конечно старый, но не настолько, чтобы не узнать твой голос. Я дома,  а что?

- Прости, пап. Привычка. Хотела прийти в гости к тебе, можно?

- Снежка, конечно! Ещё и спрашиваешь, тебе не стыдно?!

- Ну, папка! Может ты занят, а я припрусь в неподходящий момент.

- Перестань говорить глупости, приходи, жду тебя.

- Спасибо папуля. Уже в пути, пока. – бодро попрощалась я с ним.

Сев в первое попавшееся такси, назвала адрес и погрузилась в невесёлые мысли. Мне было всегда трудно говорить отцу о своих предстоящих командировках. Он бывший военный, как никто понимал всю опасность выбранной мной профессии и не имел иллюзий. Тем не менее,  ни разу не попросил сменить её. Ведь он и сам был таким же, уезжая на задание в очередную горячую точку, оставлял маму сходить с ума от переживаний дома…

 - Приехали! – крикнул водитель такси.

От неожиданности вздрогнув, я вынырнула из раздумий. Расплатившись с ним, вышла на пыльную, пахнущую раскалённым на летнем солнце асфальтом, улицу.    Поднялась на свой этаж, открыла дверь своими ключами, наконец-то скинула надоевшие туфли, и позвала:

- Пап! Я пришла.

- Снежка! Проходи на кухню, сейчас будем чай пить с тортиком и твоим любимым вареньем. – раздался голос отца из кабинета.

Прошлёпав босыми ногами по прохладному кафелю ванной, помыла руки, опустив их в холодную воду, постояла, немного собираясь с духом для предстоящей беседы.

- Снеж, ну ты где?

- В ванной! Уже выхожу, папуля. – крикнула я в закрытую дверь и старательно изобразив улыбку вышла.

- Привет!

- Здравствуй дочка!

Он крепко обнял меня, поцеловав в щёку.

- Садись, есть хочешь?

- Нет, спасибо. Но от тортика не откажусь. – улыбнулась я и предложила. – Давай помогу тебе.

- Ну, уж нет. Сиди, я сам могу вынуть торт из холодильника и чайник поставить.

- Как хочешь. – пожала плечами.

  Пока он суетился на кухне,  я молча сидела и смотрела на него, пытаясь запомнить отца в обычной обстановке. И когда бывало особенно трудно, вспоминала тихую, мирную жизнь. Эти воспоминания были моим своеобразным методом борьбы с постоянным стрессом, когда видишь смерть, стирается грань и кажется, что весь мир, одна сплошная война. Тогда мирные, простые, казалось бы, нечего незначащие обычной жизни картинки из прошлого, не дают  окончательно впасть в депрессию,  и воспринимаются как что-то очень светлое, греющее душу…   

- Снежок?

Я моргнула, и ответила:

- Да, пап.

Он немного замялся, не решаясь начать. Опёрся на стол руками, очень серьёзно посмотрел на меня.

- Я видел казнь Ника, жаль его. Хороший был мужик, честный. Сейчас таких мало.

Тяжело вздохнув, кинула соглашаясь.

- Да, он не заслужил такой страшной смерти. Пап, я и не знала, что в Израиле есть ИГИЛ.

Он присел рядом на табурет. Придвинул к себе цветастую чашку с ароматным напитком.

- Слышал от бывших сослуживцев, что мобильные отряды ИГИЛовцев уже срослись с местными террористами. И уже постепенно захватывают власть, навязывая свои порядки. Еврейский МАСАД охотится на этих «партизан», но выявляют лишь малую толику тех, кто перешёл на сторону радикалов.  Во общем, обстановка там накаляется, и грозит евреем большим геморроем. А ты просто так интересуешься или с какой-то целью? – спросил отец, слегка нахмурившись.

- Нет, не просто так. Пап, мой отпуск можно сказать закончился. Сегодня меня вызвало начальство и через несколько дней, я уезжаю спецкором.

- И куда на этот раз поедешь?  - напрягся он, будто предвидя мой ответ. – На сколько?

- Контракт на год, а потом видно будет.

- Я так и думал, что ты пришла попрощаться. Едешь куда?

- Вместо Ника в Израиль. – выпалила я на одном дыхании.

Отец замер, стараясь не выдать себя. Только кивнул и повёл напряжённо плечами.

  - Что же дочка, теперь ты в курсе тамошней обстановки. Уговаривать остаться не буду, сам был таким утёртым в молодости. Вот и ты вся в меня пошла, работа на первом месте. Я теперь хорошо понимаю Верочку, она бывало, даже спросила найти другую работу, спокойнее, менее рискованную. А я лишь отмахивался, говоря, что «протирать штаны в каком-нибудь кабинете не для меня». Вот выйду на пенсию, тогда и отдохну.

- Пап! Ну, что ты! Я же не на луну лечу,  всё будет хорошо. Обещаю тебе.

Он молча поднялся из-за стола, вылил свой так и не выпитый чай в раковину, позади меня. Чувствуя свою вину, за невольное огорчение самого дорогого и любимого человека, тоже встала и, шагнув, обняла ссутулившуюся спину, прижавшись к ней. 

- Прости, меня пап. Пожалуйста. – прошептала я.

Он развернулся и крепко прижал меня к себе.

- Снежок! За что тебя прощать? Это ты меня прости, старого дурня. Сам виноват, воспитал как мальчишку, вот и выросла сорвиголова. Нечего не попишешь.

Я шмыгнула носом, чувствуя подкативший ком в горле.

- Так, дочка! Заканчиваем разводить мокроту, а то у меня соседи будут жаловаться, что их залило водой от наших душещипательных возлияний . – пошутил он, и подмигнул мне. – Когда ты едешь?

- Дату отъезда, пока конкретно не знаю. – пожала плечами я. – Наше ТВ сегодня сдаст мои документы, их посольство должно дать добро на выезд. Но скорее всего на этой неделе точно улечу.

- Дочка, я завтра хочу проведать Верочкину могилку, ты со мной?

- Конечно, пап. Когда за тобой заехать?

  Был у меня один ритуал, перед каждой командировкой приезжать на могилу к маме. Я её не помню, так она умерла через месяц после родов, но по рассказам отца была доброй, любящей и понимающей женщиной. Раньше мы часто вместе бывали у неё, но когда работы стало больше и мои командировки становились всё дольше, приезжала лишь в очередной раз попрощаться перед отъездом.

 - В десять,  не хочу в пробке стоять.

Улыбнулась, посмотрела снизу вверх.

- Папуля, я тебя люблю.

-Знаю, Снежок. И я тебе тоже люблю, береги себя.

- Конечно, па…

Спустя несколько дней, мне дали добро на отъезд. Позвонив отцу, я сказала, что уезжаю в пятницу утром. Встретившись в ресторане, пообедали вместе, и простились, не люблю, когда провожают в аэропорту.
Возвращаясь пешком, в прекрасном расположении духа, радовалась предстоящей работе. Присела в парке, наслаждаясь тихим летом. Только откинулась на спинку скамьи, как зазвенел мобильный. Посмотрев на незнакомый номер, удивилась, но ответила:

- Алло!

- Привет, Снежана. – сказал мне смутно знакомый мужской голос.

- Привет! А это кто?

- Что не узнала? – хмыкнули в трубку. – Нам надо поговорить, обо всём.

Я невольно нахмурилась.

- Вы кто? И  откуда у вас мой номер?

-  Значит и правда не узнала. У Натки взял, это Аслан.

Щёки вспыхнули сами собой, от накативших воспоминаний. Мысленно обругав себя, за тот безумный поступок, я как можно холоднее  ответила:

- Ах, Аслан. И о чём нам говорить? По-моему мы друг друга ещё в прошлый раз поняли, ведь так?

- Нет, не так...

- Послушай мальчик меня! Да, я совершила глупость, пьяна была, признаю и сожалею об этом. Продолжения не будет, забудь. Чего ты хочешь?  Денег?

 Прекрасно осознавала, что обижаю его, но если парень не понимает слова «нет», то иначе поступить не могла. Хватит того, что уже натворила.

- Деньги?! Нет, они мне не нужны. – холод моментально проступивший в его голосе способен был заморозить Африку. -  Я  хоть и  стриптизёр, но не шантажист.

- Тогда забудь и больше не звони мне!

- Послушай, я хотел…

Но я уже сбросила его звонок и занесла номер в чёрный список, чтобы у доморощенного Ромео отпала охота беспокоить меня.
Но он оказался настойчивый…


Спустя год…

  Устало прикрыв воспалённые от недосыпа глаза, я только устроилась в неудобном кресле аэропорта, когда в сумке требовательно зазвонил мобильный. Двигаться совершенно не хотелось, но телефон не переставал трезвонить. Пришлось, не открывая глаз лезть в неё и  на ощупь искать его.

- Хелоу! – машинально ответила я по-английски, не переставая зевать.   

- Привет, Снежана.   

От этого почти забытого мужского голоса, весь мой сон, как рукой сняло. По телу, словно горячая волна прошлась, будто этот собеседник дотронулся до меня сквозь тысячи километров. Мгновенно подобравшись, села, напряжённо выпрямившись. Посмотрела на экран, где чётко было видно имя «Натка». 

 - Аслан?!

- Надо же, узнала.

- Что случилось? Где Наташа? И почему ты с её номера звонишь? – засыпала его вопросами.

Тут громко объявили мою посадку.

- Стоп! Ты сейчас, где находишься?

- В аэропорту Бен Турином.

- Куда летишь?

- Домой, а что?

- Отлично! Тогда я встречу тебя, и тогда поговорим.

- Это совершенно не к чему. Меня есть, кому встретить. 

В телефоне не громко хмыкнули.

- Кто бы сомневался. Чтож, если так, тогда пока.

- Эй! Стой! Не смей бросать трубку, Аслан! Немедленно говори, что случилось! – потребовала я, вскакивая с кресла.

- Во-первых, не смей орать на меня! А во вторых, бросать трубку, это твоя привилегия. – не преминул напомнить Аслан мой давний поступок. – А в третьих, это не телефонный разговор. Когда прилетишь, поговорим.

- Прости, я не хотела кричать. Скажи, это касается Натки? Что-то серьезное?

- Да, и очень…

Но продолжить беседу нам не дали, ко мне подошла девушка, и попросила подняться на  борт лайнера. Пришлось отключить мобильный, не прощаясь. Весь полёт, несмотря на усталость, я так и не сомкнула глаз. Напряжение  от звонка, и какое-то тревожное чувство, не хотело отпускать. В голове возникали самые разные воспоминания, первая встреча моим оператором Мишей Гоцманом, который сам вызвался встречать московскую журналистку, терзаемый любопытством. Моё знакомство с его большой семьёй, во главе с неугомонной одесситкой Фаиной Иосифовной, которая сразу загорелась желанием выдать меня замуж и наши совместные злоключения. Мимолётная улыбка слетела с моего лица, когда радужные воспоминания сменились другими. Как мы попали под случайный обстрел, выехав на рядовой репортаж в одно из приграничный поселений. Сказать, что это было страшно, значит не сказать нечего. Чудом не пострадали, а мы с Мишкой на пару тогда выкурили  пачку сигарет, руки дрожали, словно отбивали морзянку, и прошлось несколько раз прикуривать.  И наконец, последний случай, после которого я до сей пор просыпаюсь в холодном поту, если конечно повезёт уснуть…

Невольно рука сама потянулась к шее, ища образок Ника. За этот год, у меня выработалась привычка, в трудные моменты держать кулон в пальцах, мысленно прося о помощи. Но одёрнула себя, запоздало вспомнив, что его уже нет на мне…
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #8 : 08 Сентябрь 2016, 13:48:25 »


                                                Глава 8.



    Аэропорт Домодедово встретил меня не по-летнему пасмурно. Тяжёлые тучи, висели над ним, грозили вот-вот пролиться дождём. Холодный ветер пронизывал сквозь тонкий сарафан, который я, не подумав о нашей переменчивой погоде надела ещё в Израиле. Пройдя таможню, направилась в зал прилёта, выискивая глазами на движущийся ленте свой багаж. Едва успела схватить вещи, как почувствовала чью-то руку помогающую поставить чемодан на пол. Чувствуя обжигающее тепло человека, обернулась, уткнувшись взглядом в тёмные очки-авиаторы, в стёклах которых отражалось моё лицо. Несколько секунд я неподвижно стояла, продолжая растерянно смотреть на своё отражение. Потом опомнившись, опустила взгляд и, одёрнув руку, запоздало пробормотала слова благодарности. 
- Не за что, Снежана. И как всегда не узнала меня. Неужели я такой незаметный, а?- чуть насмешливо спросил до боли знакомый голос.
- Аслан?!
Он как-то устало улыбнулся, получилось не очень искренно.
- Ну, я же обещал встретить тебя. – пожал плечами он.
- Спасибо, конечно. Но честно, не стоило. – невольно окинула взглядом стоящего рядом парня. Заметила осунувшиеся лицо, выпирающие скулы.
- Знаю, но мне нужна твоя помощь.
- Моя? – удивилась я. – Говори, чем помочь. 
- Пойдём, по дороге  поговорим. – и потянул меня с собой, крепко обхватив запястье.
- Стой, стой! А как же чемоданы? – попыталась затормозить я.
Аслан, кивнул кому-то позади нас.
- Он позаботится обо всём.
Обернувшись, наткнулась на почти квадратную фигуру мужчины и короткий ёжик волос на голове. Обычно такой тип людей работают телохранителями. Но зачем Аслану охрана? Только открыла рот, чтобы задать возникший вопрос, как меня снова потянули вперёд.
 - Пошли, пошли, потом поболтаем.
С детства не люблю, когда начинают мной командовать и теперь тоже захотелось высказать всё, что думаю об этом командире. Наверно, Аслан заметил моё намерение, потому что не дал мне и слова сказать, быстро опередил.
- Давай не сейчас, а? Потом ты  всё мне выскажешь.  Идём. – и, снова потянул меня за собой, как маленькую.
Скрипнув зубами от досады, я молча поплелась рядом с ним.
Как только мы вышли из аэропорта, первые капли дождя упали, и оглушительный разряд грома, заставил меня вздрогнуть от неожиданности.
- Вот уж не думал, что ты боишься грозы.
- Не боюсь, просто это похоже на взрыв. Ещё не привыкла к мирной жизни. – почему-то пояснила я.
Он кивнул и жестом показал на припаркованный недалеко джип.
- Нам туда. Как думаешь, успеем добежать не промокнув?
- А что, есть варианты? Побежали.
Мы ринулись к авто, но всё равно промокли до нитки. Лёгкий сарафан в одно мгновение превратился в мокрую тряпку, с волос лилась вода.
Оказавшись в тёплом салоне машины, задрожала от холода, зубы стали отбивать морзянку. Но я всё равно улыбнулась, вспомнив детство и свои проказы. Откинув мокрую прядь волос, я увидела в окошко быстро бегущего с моими чемоданами, знакомого амбала. 
- Этот бодигарт, твой? Зачем тебе охрана, Аслан? Что у вас тут происходит?
На мои всё ещё дрожащие плечи лёг пиджак.
- Нечего хорошего, Снежана. Ты когда в последний раз говорила с Наткой?
На секунду задумавшись, ответила:
- Ну, где-то месяца полтора назад. А что?
Парень сцепил руки на груди, будто отгораживаясь от всех.
- Натка разбилась.
- Что?! – мне показалось, что я ослышалась.
- Да, ты всё правильно расслышала.
- Натка, мертва?! Не верю! Что произошло?
- Она мчалась по мокрой дороге с огромной скоростью, и у неё отвалилось колесо. Её машина слетела с трассы, несколько раз  перевернулась и приземлилась на крышу.
-  Нет! Только не она! Пожалуйста, Господи!
Закрыв лицо руками, я начала задыхаться от хлынувших из глаз слёз. Беззвучно рыдая, от услышанного.  Хотелось громко крикнуть, но горло сдавил спазм, и из него слышалось только с трудом прорывающееся всхлипывание.
  Не знаю, сколько времени  прошло, я просто отключилась от всего. Пришла в себя лишь когда почувствовала, как авто резко затормозило, меня кинуло по инерции вперёд и водитель тихо выругался.     
- Игорь! Что случилось? – послышался встревоженный голос Аслана.
- Да, нечего Аслан Дмитриевич. Асфальт мокрый, вот и занесло впереди едущее авто.
  С  трудом взяв себя в руки, я вытерла льющиеся слёзы. Несколько раз глубоко вздохнула, мысленно приказывая себе успокоится. Оглянувшись, спросила ровным голосом:
- Почему мне сразу не позвонил? Когда это случилось?
Он пожал плечами.
-  Ну, позвонил бы я тебе. И чтобы это изменило? Только не говори, что бросила бы работу и прилетела сюда. Она погибла восемнадцатого июня.
Мне очень хотелось крикнуть, да! Что прилетела, но в тоже время умом понимала, он прав! Не могла я бросить всё и прилететь в Россию, в тот момент меня даже в Израиле не было, наверное…
- Ты прав. – со вздохом сожаления, согласилась я. – Но при чём здесь охрана?
- Колесо на  машине Натки, не само отвалилось. Его намеренно ослабили. – огорошил он меня ещё раз.
- О, Боже! Ты хочешь сказать, что её убили? Кому она могла помешать?
- Не знаю, но наша доблестная милиция, то есть теперь полиция возбудила уголовное дело об убийстве. Наткин бизнес пошёл в гору за последний год. Она выиграла большой тендер от Московской мэрии на строительство многоэтажек, для молодых семей взявших ипотеку. Конкурентов было много, такой куш, бывает не часто и, сама понимаешь, что они не собирались просто так сдаваться.
- У них уже есть подозреваемый?
Он хмыкнул.
- А как же не быть, конечно, есть. Я!
- Чего? – растерялась я. – Почему ты?
- Ну, у них первые подозреваемые самые близкие, муж, родственники, друзья и дальше по списку убывания. А потом, не мне тебе рассказывать, что мы жили не идеально и старые грешки имеют одно поганое свойство всплывать самый  не подходящий момент. Но утишает мысль, что я у них не один.
- Да? И кто ещё на подозрении?
- Наткин бывший муж.
- Олег? Бред! Он-то здесь, каким боком?
- Таким! Они с Наткой были на ножах из-за этого треклятого тендера.
- Да? – удивилась я. – А он, что ушёл в строительный бизнес?
Аслан кивнул.
- Уже давно и так получалось довольно часто, он был её конкурентом. Да и стычки между ними были серьёзные.
Замолчав, попыталась в мыслях собрать из маленьких обрывком общую картину происшедшего. Подруга разбилась, кто-то испортил машину. Полиция подозревает мужей, бывшего и нынешнего. Бред! Но тут вспомнила, что Натка однажды проговаривалась о конфликтах с Олегом. Тогда я не обратила на это внимание, мало ли что бывает между бывшими супругами. Но чтобы он убил её, не верю.
Профессия напомнила о себе, и в мыслях я уже составила примерный список, тех, кто мог помочь мне с расследованием этого запутанного дела. Прежде всего, дядя, он несколько раз выручал меня, знакомя со своими друзьями и бывшими подчинёнными.
- Аслан, мобильный есть?
- Да.
- Можно позвонить с твоего, а то у меня симка ещё израильская стоит. 
- Конечно.
Он протянул телефон.
Сначала позвонила отцу, сказала, что прилетела и со мной всё в порядке, успокоила его.  Затем покрутив его в руке, набрала дядю.
- Толик, привет. Я уже вернулась.
- Снежанка! Как же я рад тебя слышать, ты Витьке сообщила? А то он бедный весь извёлся, особенно когда от тебя почти два месяца ни слуху, ни духу! Выпороть бы тебя за это, отец чуть с ума не сошёл.
- Дядя! Я всё тебе объясню! Не ругайся. Давай  лучше встретимся, дело есть.
Толик  тяжело вздохнул, успокаиваясь.
- Завтра в два! Жду тебя у себя дома, племянница. – строго по военному отчеканил он и тут же не утерпел, спросил: - А дело-то какое?
- Завтра скажу, потерпи чуть-чуть.
- Ты бы хоть отдохнула, сорвиголова. Не успела прилететь, уже вляпалась в очередное приключение.
- Ну, Толик!
- Ладно-ладно. Все разговоры завтра! Я рад, что ты вернулась живая и здоровая.
- Спасибо, и я тоже тебя люблю. Целую. Пока.
Позади непонятно хмыкнул Аслан, вынуждая меня обернутся.
- Что?
- Да так, нечего.
Я молча вернула мобильник, не желая разговаривать. Просто смотрела в окно, по которому стекали капли дождя. Тёмные, серые тучи, всё так же  весели над городом, не желая уходить. Рядом с гулом проносились машины, обдавая соседние авто жижей из луж.
Очнулась лишь тогда, когда заметила, что мы повернули на выезд на МКАД,  обернулась к Аслану.   
- Мы не туда свернули, я живу в другом направлении…
Меня перебили.
- Я знаю, где твоя квартира, Снежана.
Всё ещё не понимая, что происходит, растерялась.
- Тогда зачем?
- Мне нужна твоя помощь.
- В чём?
Парень задумчиво почесал щёку, снял солнечные очки, на секунду прикрыл красные от недосыпа глаза  и ответил:
- После смерти Натки, Саша стал очень капризным, отпускает меня с боем и слезами. Не могу оторвать от себя, а фирма требует присмотра и времени. Наша домработница не справляется с ним, а поиск няни дело не одного дня, да и пускать сейчас в дом чужого человека не могу. Не безопасно это в моей ситуации. Пожалуйста, поживи у нас, пока я не разгребу эти проблемы.  Мне больше не к кому обратиться, у нас бабушек-дедушек нет. Помоги, а? 
Я, если честно ещё больше растерялась, услышав просьбу. Такого опыта общения с детьми, у меня не было, о своих, собственных лишь иногда подумывала и то, в далёкой перспективе. А тут Наткин сын, скорее всего за этот год забыл и не вспомнит меня. Это огромная ответственность, чужой ребёнок, а если не дай Бог, что случится, я же не прощу сама себя, не говоря уже об Аслане. Но и как отказать ему в просьбе, не знаю. Ведь он прав, помощи со стороны им ждать не откуда, Натка видно так и не померилась со своими родителями.
- Пойми,  какая из  меня нянька,  да и опыта нет. Что нужно делать, не знаю…
- Снежана, я же не требую, что бы ты все сутки напролёт была с Сашей. Просто сейчас трудное время и Наткина фирма грозит развалиться без руководства. А если это случится, то все неустойки по кредитам и контрактам лягут на мои плечи. Наташка брала в банках огромные суммы под залог дома и земли. Люди там серьёзные и своё они получат в любом случае, не мне тебе рассказывать, как выбивают у нас деньги с должников.
- Ладно! – согласилась я, надеясь на то, что эта канитель не продлится слишком долго. – Но я буду ездить по делам, с кем он тогда останется?
- С домработницей, думаю она сможет посмотреть за Сашей, пока ты будешь улаживать свои дела. – обрадованно заявил он.
 - Ну, если так, то я согласна. Только он не вспомнит меня, ведь прошёл целый год.
- Нечего страшного, мой сын быстро сходится с незнакомыми людьми. – заверил меня Аслан. – Поэтому не хочу видеть чужих, в своём доме.
- Чтож, тогда договорились.
Дальше мы ехали молча, каждый думал о своём. Вспоминала, как гуляла с Наташей и маленьким непоседой в парке, как весело смеялись, катаясь на карусели в парке. Казалось, это было только вчера, иногда время бежит быстрее, чем хочется.

Когда наша машина подъехала к дому, мелкий, по-осеннему моросящий, нудный дождь почти закончился. Лишь изредка налетевший порыв ветра, обдавал редких прохожих каплями с ближайших деревьев, которые росли по бокам дороги.
Открыв дверцу, в салон машины ворвался прохладный воздух, наполняя её запахами  цветущих летних трав. Зябко поведя плечами, я вышла из авто, и остановилась в нерешительности. Не зная, куда дальше идти.
- Пойдём, нас уже ждут. – Аслан чуть улыбнулся и шагнул ко мне.
- Кто?
- Санька, я вижу его мордашку в окне. Вон, смотри. – он показал на огромное, во всю длину окно. Где стоял Наткин сынишка и радостно махал, при этом что-то говоря стоявшей рядом женщине. 
Несколькими секундами позже, входная дверь распахнулась на всю, и детский радостный крик вместе с его владельцем вырвался на свободу, стремительно летя к нам раскинув руки.
- Ура! Папа! Папа приехал!
Аслан легко подхватил сынишку и закружил под одобрительный заливистый смех ребёнка.
- Привет, сынок.
- Ещё! Ещё покружи! – попросил непоседа.
Невольная улыбка коснулась моих губ, настолько заразительна была их радость, что невозможно было оставаться равнодушной.
Любопытное личико и серые глазки Санки уже нашли очередной объект и теперь заинтересованно рассматривали меня.
- Папа, а это кто?
- Снежана, подруга мамы.
- Привет! Я – Саша. – он смело протянул мне маленькую ладошку.
Улыбнувшись, слегка пожала её.
- Привет, приятно познакомится непоседа. – невольно рука сама потянулась к непослушным вихрам мальчика.
- Ты  будешь жить с нами?
Кивнула, соглашаясь и, хотела ответить, но меня опередил Аслан.
 - Да, сынок. Снежана будет жить у нас. Ты не против?
- Неа! А ты будешь со мной играть?
- Конечно, если ты захочешь.
Мужчины обменялись непонятными для меня взглядами, и старший, подтолкнул младшего.
- Так, сынок. Ты взрослый, вот покажи гостье наше жилище.
Тот энергично кивнул и, обхватив пальчиками мою ладонь, потянул за собой.
- Пойдём, я покажу тебе свои игрушки. Мне папа купил железную дорогу и обещал, что мы в неё поиграем…
Записан


Leda Sivol
" Тайна, покрытая мраком".
Волшебница
**

Карма: 20
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 79


Я-тайна, которую ты не разгадаешь!


WWW Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #9 : 08 Сентябрь 2016, 13:52:36 »

Не большая просьба от автора, если кто-нибудь читает этот роман, то напишите Скажу вам по секрету хотя бы пару слов. Чтобы я знала, продолжать выкладку романа на сайте или нет.
Записан


Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2009, Simple Machines

Valid XHTML 1.0! Valid CSS! Dilber MC Theme by HarzeM