Canadian pharmacy / online pharmacy mail order
 Джессика Симс - Свидание красавицы с чудовищем (он-лайн чтение)
Романтический форум
Новости: Девушки, Романтик очень сильно нуждается в вашей помощи. Помогите денежкой - сколько сможете. Способы перечисления.
 
*
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. 21 Июля 2024, 04:49:36


Войти


Страниц: [1] 2   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Джессика Симс - Свидание красавицы с чудовищем (он-лайн чтение)  (Прочитано 12599 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« : 30 Января 2012, 14:41:10 »



Джессика Симс - Свидание красавицы с чудовищем / Jessica Sims - Beauty Dates The Beast, 2011, Полуночные связи — 1

Перевод: ilina
Коррекция: Пакахонтас
Редактирование: ilina
Худ. Оформление: ilina


Аннотация

Обворожительный, состоятельный и одинокий самец вер-пумы познакомится с одинокой человеческой особью женского пола для последующего совместного проведения романтической ночи — и, быть может, не только.
Я: высокий, чувственный, справедливый глава своего клана.
Ты: очаровательная девственница с соблазнительными формами, не понаслышке знающая, что таится в ночи. Не должна бояться небольшого хвоста.
Предпочитаю женщин открытых для изучения ее животной природы. Заинтересованность в ночных прогулках по лесу будет лишь плюсом.
Со своей стороны обещаю тебе защиту от злобных представителей сверхъестественного мира. Готова к приключениям? Тогда, позвони мне.
Вампиров и призраков-двойников, просьба, не беспокоить.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #1 : 30 Января 2012, 14:45:04 »

Глава 1

— «Полуночные связи», — ответила я, приложив к уху трубку рабочего телефона. — Это Бетсэйби. Чем могу вам помочь?
— Привет, — нервно выдохнул мужчина на другом конце провода. — Я ищу… компанию. На сегодняшний вечер. Желательно рыжеволосую.
Я поморщилась. Трудно неправильно понять для чего он ищет компанию, после того, как предельно ясно — в довольно очевидной (с придыханием) манере заявил — «рыжеволосую». Мы получаем по крайней мере один такой звонок каждый день, и я уже «стреляный воробей» по отклонению мерзких, ничем не обоснованных вызовов.
— «Полуночные связи» — служба знакомства, сэр. Не служба эскорт услуг.
А теперь, будьте любезны, никогда больше сюда не звоните.
На другом конце провода повисла долгая пауза.
— О-о… — произнес он. — Что ж, ну и отлично. Как мне получить доступ к вашему веб-сайту, чтобы посмотреть анкеты? Не дадите ли мне пароль?
— Пароль — это идентификационный номер вашего сообщества, — ответила я без запинки приятным голосом, отрепетированным за годы ответов на сомнительные звонки. — Или же, проверив ваши учетные данные, я смогу выдать вам временный доступ в систему. Если вы можете рассказать мне, кто вожак вашей стаи, я была бы более чем счастлива провести запрос анкетных данных.
— Моей чего?..
Определенно, на линии гражданский. «Натурал» — как любил пошутить мой босс в кругу сотрудников. Я решила прикинуться дурой.
— Если у вас нет вожака стаи… тогда, возможно, имя вашего мастера? — Если этот парень был знаком со всем сообществом нежити, тогда бы он уловил намек.
— А?..
— Архи-маг? Король фэйри? — И не сдержавшись: — Высокий Лорд ?
— О чем вы толкуете, леди? — мужчина на другом конце телефонного провода лишился терпения. Вкрадчивый тон исчез и на место вежливого мужчины пришел заурядный, рассерженный клиент. За одним исключением — это был не наш клиент.
— Мне жаль, — ответила я самым елейным голосом. — Но «Полуночные связи» работают только с эксклюзивной клиентурой. Наша служба знакомств обслуживает лишь тех, кто был представлен по рекомендации наших постоянных клиентов. Всего доброго, сэр.
— Нет, погодите минутку, — начал было мужчина, но я все равно повесила трубку. Его шансы стать когда-нибудь нашим клиентом равнялись нулю, если только ему не посчастливиться столкнуться с вампиром, ищущим нового друга.
Сара давилась от смеха, печатая за своим столом в дальней части комнаты.
— Тебе всегда достаются чудики.
— Еще бы, — ответила я, поворачиваясь в своем кресле, чтобы взглянуть на нее. Взгляд Сары был прикован к монитору ее компьютера, но на губах играла улыбка. — Мы получаем странные звонки, потому что название нашего агентства звучит как название службы эскорта. А мне они достаются, потому что ты не подходишь к телефону.
— Я занята, — ответила она, ее губы дрожали от смеха.
— Отвечать на звонки — входит в твои обязанности, — сердито возразила я. — Я — офис-менеджер! Если кто и не должен отвечать на телефон, так это я.
— Но у тебя это так хорошо получается, — утешила меня Сара, продолжая усмехаться. — В отличие от тебя, я и вполовину не так терпелива с всякими уродами.
Я фыркнула.
Сара лишь рассмеялась. Как моей младшей сестре ей всегда все сходило с рук. Она перелистала тонкую стопку анкет на ее столе.
— «Полуночные связи» — идиотское название, но как бы еще ты назвала службу знакомств, специализирующуюся исключительно на паранормале?
— «Мишень для клыков»? «Противоблошные оковы»? — пошутила я, развернувшись к своему монитору, чтобы избавиться от мигающей заставки, напоминающей мне зарегистрировать звонок в базе данных. — Пополним ряды халявщиков?
Сара уныло вздохнула:
— Ты слишком строга с ним. Не всех мужчин наличие хрена делает полной хренью.
Я поморщилась от собственной предвзятости.
— Ну извините, — сказала я, поддерживая легкий и шутливый тон. — Ты же знаешь, что я не это имела в виду. Время необычное, клиенты еще более необычные, но мне здесь нравится.
Это было правдой — моя работа хорошо оплачивалась, я бежала в офис, словно он был моим собственным, и наконец-то я могла присматривать за своей младшей сестренкой двадцать четыре часа в сутки, обеспечивая ей безопасность. Жизнь хороша, если в ней есть немного места для странностей.
Моя работа заключалась в создании новых анкет и подборе пар среди клиентов, в дополнение к управлению офисными делами. Работа Сары заключалась в регистрации наших клиентов, в слежение за текущими свиданиями, и результатами таковых, — чтобы убедиться, что все довольны, а так же в обновление профилей с «эксклюзивными» статусами в случае необходимости. Это было самой легкой частью работы в нашем маленьком офисе. Обычно она заканчивала ее за пару часов, а затем с азартом шлепала по клавиатуре своего компьютера, тратя оставшуюся часть дня на игру в «Варкрафт».
В другом конце комнаты Сара со свистом вдохнула:
Вот ведь дерьмо.
Я повернулась, чтобы снова взглянуть на нее.
— Что не так?
— Профиль № 2674 — вот, что не так, — ответила она с тревогой в голосе.
О, Господи. Мне не нужно было даже получать доступ к профилю, чтобы узнать о ком речь.
— И что же Рози вычудила на сей раз?
Рози регулярно отменяла свидания, была чертовски агрессивной, и доставила проблемы более чем одному парню — и не только в виде блох и клещей. На нее велись многие, ожидая, что вервольфская «цыпочка» будет зажигательной и напористой.
В нашем офисе ее ненавидели все.
— Что она натворила? — повторила я, предвидя неизбежные жалобы.
— Она отменила свидание с котом-оборотнем прямо через веб-сайт. — Сара запустила пальцы в короткостриженые каштановые волосы, разметав короткие блестящие пряди по щекам. — Не переживай, я справлюсь с этим.
Я с тревогой уставилась на застывшую Сару, видя как сквозь пряди волос ее руки предательски дрожат. Если Сара паниковала, она паниковала по-настоящему, — в мои обязанности входило успокоить ее и взять ситуацию в свои руки. От этого зависела ее жизнь.
Придав голосу успокаивающие тона, я спросила:
— Почему эта проблема из разряда «вот ведь дерьмо»? Рози постоянно вычеркивает котов.
В ее профайле строка жалоб была длинною в милю. Если кто-нибудь отменял встречу, ему вменялся штраф за причиненные неудобства. Но наш босс, Жизель, всегда освобождала Рози от штрафов, и та злоупотребляла этой поблажкой. Полагаю, между Рози и Жизель имелось некое скрытое соглашение, выходящее за рамки стандартного контракта, но я не собиралась расспрашивать об этом.
Единственная причина, по которой Рози еще не выкинули из службы знакомств, это численное меньшинство представительниц женского пола Альянса по сравнению с представителями мужской половины. Особенно таких привлекательных и готовых встречаться, как Рози. Мы не могли позволить себе лишиться ее, она пользовалась успехом. Поэтому в ее профиле — в надежде отпугнуть некоторых клиентов — мы разместили примечание о том, что она предпочитает встречаться с представителями семейства псовых. Но немногих это отпугнуло.
— Однако, это не просто там какой-то кот-оборотень, — сказала Сара, когда я направилась к ее столу. Ее взгляд скользил по монитору. — Он — новенький. Один из Расселлов. И его учетную запись украшает флажок.
Флажок означал кого-то могущественного и опасного, кого не стоило бесить или босс сотворил бы с нами ужасные вещи. А еще это означало, что Жизель обошла формальный процесс ввода данных и внесла эту регистрационную запись самостоятельно. У нее была личная заинтересованность в успехе новичка.
Мы давно уже поняли, что лучше не связываться с украшенными флажками профайлами. Не связываться, если нам была дорога наша работа.
— Ой, божечки, — выдохнула я. — Нужно ли мне позвонить Жизель и сообщить об отмене?
Жизель была сиреной, учредительницей «Полуночных связей», и… немного скрягой. Ее не обрадует известие о том, что Рози навинтила с профайлом, помеченным флажком.
— О, черт, нет, — ответила Сара, глядя на меня так, словно у меня выросла еще одна голова. Сгорбившись над клавиатурой, она начала лихорадочно печатать. — Я смогу это уладить. Дай мне только минуту.
— Сара, — предостерегающе начала я, обеспокоенная ее реакцией, — нужно быть осторожнее с регистрационными записями помеченными флажком. Давай я позвоню Жизель и узнаю, как на ее взгляд все уладить.
— Ни за что. Я все улажу, — ответила она, яростно печатая и не сводя глаз с монитора. — Дай мне пять минут, и я смогу сфальсифицировать сбой базы данных и стереть все записи за последние сутки…
— Сара! Господи, нет! — Я попыталась схватить ее за запястья, но сестренка оказалась проворнее меня. — Не смей трогать базу данных. Ты нанесешь непоправимый вред каждой записи, которая обновлялась с последнего резервного копирования. Ничего не трогай. Я звоню Жизель.
Я вернулась к своему столу и перелистала внутриофисный справочник. Жизель была в отпуске, поэтому требовался ее мобильный номер. Мне была ненавистна сама мысль названивать ей во время отдыха, но мысль оказаться уволенной была еще ненавистней. А она обязательно кого-нибудь уволит, если вычислит, что мы напортачили с аккаунтом, помеченным флажком. Я набрала номер.
— Это Жизель, — произнес гортанный голос.
— Жиз! Привет! Я…
— Прямо сейчас я в Лас-Вегасе, а вы — нет, — продолжал автоответчик. — И в данный момент я не могу ответить на звонок. Я немного… занята. — Непристойный смешок. — Если звонок связан с работой, то это подождет до моего возвращения. Если нет, оставьте сообщение.
Раздался сигнал голосовой почты. Я повесила трубку. Однажды я уже допустила оплошность — оставила сообщение, после чего она устроила мне разнос и грозила увольнением. Теперь я — ученная, и вновь подобного не допущу. Когда один из богатеньких хахалей Жизель увозил ее на уикенд, ей не нравилось, чтобы ее беспокоили.
Иначе бы ситуация повторилась.
— Потеряв аккаунт, мы окажемся по уши в дерьме, Бет, — сказала Сара. — Она уволит меня.
Боюсь, сестра была права. Мало того, что у Жизель нежные (читай: хлипкие) взаимоотношения с кланом Расселлов, так она еще была мало терпима к представителям рода человеческого. Единственная причина, по которой она укомплектовала штат своего небольшого предприятия мирными, «нормальными» девушками — такими как Сара и я, — это наша способность работать в дневные часы и полнейший запрет свиданий с клиентами. Такие вещи как дневной свет и полнолуние — ограничивали круг друзей Жизель.
Сара обратила на меня свой обеспокоенный взгляд:
— И что же нам теперь делать?
Я вернулась в заднюю часть офиса и склонилась над столом Сары, решив взять ситуацию под контроль.
— Хорошо, давай-ка разберемся. Выведи профиль Рози. Посмотри, отметила ли она, где должно было пройти ее свидание с Расселлом сегодня вечером.
«Полуночные связи» строго отслеживают деятельность своей клиентуры. Дата, время и место свиданий записывались и детализировались для их защиты, впрочем, как и для нашей. Никогда не знаешь, когда разверзнется межвидовая война из-за того, что кто-то встретился с чужой сукой. В буквальном смысле.
Сара пробежалась пальцами по клавиатуре и присвистнула:
— Она сделала об этом пометку, все в порядке. Ужин в «Безвкусице», после чего пара ночей в «Уортингтоне».
— Говоришь, ужин и приватная вечеринка? — Рози пускалась во все тяжкие быстрее любой другой девушки — человеческой или нет. Тем не менее, она обладала хорошим вкусом, да и ресторан был явно не из дешёвых. Уж этого-то парня она собиралась раскрутить на славу.
На моем столе вновь зазвонил телефон. Я машинально направилась к нему и подняла трубку:
— «Полуночные связи». Я могу вам чем-то помочь?
— Да, — ответил мужчина на другом конце провода нарочито грубым голосом. — Я бы хотел сходить сегодняшним вечером на свидание. С рыжеволосой.
Опять он. Но теперь мне было не до него. Я закатила глаза и повесила трубку, после чего вернулась к Сариному столу.
— Выведи аккаунт Расселла еще раз.
Зазвонил телефон.
Теперь я уже начала раздражаться. У нас редко случалось столько звонков с таким интервалом, и почти никогда до наступления темноты — нашей «горячей поры», связанной с пробуждением вампиров. В виду того, что сейчас был полдень, то вероятнее всего, это опять названивал тот урод.
Пора это уладить. Грозной походкой я направилась к своему столу.
— Дай мне минутку, Сара, и мы разберемся с этим. — Прежде чем я успела снять трубку и выпалить ответ, телефон успел прозвонить во второй и в третий раз.
— «Полуночные связи». Если ты, треханный извращенец, продолжишь названивать нам, я сообщу в полицию, что ты занимаешься сексуальным домогательством.
В трубке раздался громкий грудной смех — однозначно указывая, что это не мой последний абонент. От этого переливистого смеха меня затопило теплом, и я почувствовала, как краснеет лицо от нахлынувших эмоций.
— Вы всех ваших клиентов называете извращенцами? — спросил мужчина. — Или это только мне повезло?
Я прикусила губу.
— Простите. Я думала это… не обращайте внимая. Чем могу вам помочь, сэр?
— У меня возникла небольшая проблема, — произнес он восхитительным голосом, приятным и вкрадчивым. — На сегодняшний вечер было запланировано очень важное свидание, а она только что отменила его.
У меня екнуло сердце.
— Какой номер вашего профиля, сэр?
Он назвал номер, я ввела его в систему, хотя уже знала о ком идет речь. Кавалер Рози.
Появился профиль абонента. Глава клана Расселлов — ох, ты черт! — и весьма важная персона среди нашей клиентуры. В базе данных не было фото, анкетные данные были краткими, номер его профиля был совершенно новым. До свидания с Рози он не пользовался услугами нашего агентства. Моего суперсоблазнительного абонента по-видимому звали Бью Расселл. Готова поспорить, что он — само совершенство. Высокий, белокурый и статный — в соответствии с его геномом пумы. Чувственное лицо под стать греховному голосу. И уйма мышц.
— Что-то ты притихла, лапуля. — Он помолчал, а затем добавил вполголоса: — Тебе видна моя проблема?
Это вернуло меня обратно на землю. Я абстрагировалась от представления внешнего облика клиента и кликнула «мышью». Мои щеки пылали.
— Я вижу, что Рози Смит отменила ваше свидание, исправьте, если не так, — ответила я. — И я вам не «лапуля».
— Рози согласилась провести со мной неделю, — произнес он с такой простотой, словно не мог узреть в этом особой проблемы. — Крайне необходимо, чтобы в это воскресенье у меня была спутница.
Во мне вспыхнуло раздражение. Нахальные оборотни всегда снисходительно разговаривали с людьми.
— Ну что ж, сэр, я бы посоветовала вам в следующий раз более подробно просматривать профиль предполагаемой спутницы. Если бы вы заглянули в истории свиданий Рози, то увидели бы, что у нее имеется несколько плохих привычек, таких как согласие на встречу с котами-оборотнями, а затем их отмена в последнюю минуту. Немного изысканий позволит избежать страданий, — понимая, что мой ответ прозвучал несколько язвительно, я добавила: — сэр.
В ответ на мою едкую отповедь он рассмеялся низким, грудным смехом.
— Вы должны простить меня за не очень-то хорошее знание вашего веб-сайта. — Его голос прозвучал хрипло и тягуче. — Я не привык искать женщин онлайн.
Готова поспорить, что так и есть. Если он был хотя бы наполовину так же сексуален, как его голос, тогда женщины сами вешались на него.
— Несмотря на это, — продолжил он, — нам нужно как-то разрешить ситуацию. Жизель на работе? Может мне следует поговорить с ней?
Я проигнорировала последние два вопроса. Очевидно, он был в хороших отношениях с моим боссом. И очевидно, это плохая новость для меня.
— Я не в состояние заставить Рози отправиться с вами на свидание, сэр.
— Называй меня Бью, — сказал он, интонация его голоса изменилась на просящую. От чего мои бедра предательски задрожали. — Если Рози отказывается идти со мной, значит тебе нужно найти ей замену.
Я оживилась.
— Это я могу сделать. — Проще простого. Зажав телефонную трубку плечом, я начала вводить его номер и сегодняшнюю дату в генератор профайлов. — Дайте мне минуту, и я пройдусь по базе данных. Уверена, что мы сможем подобрать вам кого-нибудь тотчас же.
— Не вампиры, — произнес он, — или прочая разновидность нежити. — И нерешительно умолк. — А как тебя зовут?..
Я ввела его критерии поиска в систему, и нахмурилась. В целом, исключение нежити сильно ограничило мой поиск. Женщины-оборотни и так были редки, а если я еще отменю двум мужчинам и восставшему из мертвых свидания с ними, то на сегодня мы обеспечим себе неприятности по полной программе, и это не говоря уже о следующей неделе.
— Меня зовут Бетсэйби Уорд, — рассеяно ответила я, сцепив пальцы в ожидании результатов поиска.
Как только я назвала ему свое имя, зазвонил дверной колокольчик и в офис вошел потрясающий мужчина, его глаза скрывала пара солнцезащитных очков.
Моя челюсть отвисла. Он был прекрасен — высокий, темноволосый и загорелый. Его костюм был дорогим. Мужчина усмехнулся, сверкнув жемчужно-белыми зубами. Даже из-за своего стола я ощущала терпкий запах мускуса, составляющий аромат его одеколона. Немного тяжеловатый, но довольно характерный парфюм для самонадеянных типов.
Сара сразу же встала и направилась в регистрационную комнату — как она всегда поступала, когда в помещение входили оборотни. Я ощутила мучнистую вонь ее духов, которыми она щедро полила места биения пульса, — запах, который превалировал и сделался приторным в сочетание с парфюмом незнакомца.
Мужчина, должно быть, пришел для создания нового аккаунта. Жизель предпочитала, чтобы я занималась этим лично. Я подняла палец, показывая клиенту, чтобы он подождал. Кивнув, он сел прямо напротив моего стола и уставился на меня с интересом.
Почувствовав, как к щекам приливает кровь, я несколько раз нажала клавишу ВВОД — просто, чтобы отвлечься. Выгляди занятой, выгляди занятой.
— Бетсэйби? — весело переспросил кот-оборотень, и мне пришлось переключить внимание на телефонный звонок. — Это довольно труднопроизносимое имя для современной девушки. Ты — вампирша?
Испытывая сильную неловкость, я переложила несколько папок на столе в попытке избежать испытующего взгляда мужчины, сидящего напротив меня.
— Если бы я была вампиром, — беспечно произнесла я, — то уже бы подрумянилась, так как сейчас полдень. — Позади моего стола в окно лился солнечный свет — фасадная стена стрип-молла , в котором располагалось наше агентство, представляла собой сплошной стеклянный витраж. — Я — человек. Извините, что не оправдала надежд.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #2 : 30 Января 2012, 14:48:19 »

— О, я не разочарован, — ответил он низким голосом, от которого я поджала пальцы на ногах.
Разрываясь между телефонным разговором и мужчиной напротив меня, который по всему видимо слишком заинтересовался моим разговором, я думала, что умру от смущения.
Наконец-то на мониторе появились результаты поиска, и компьютер издал оповещающий сигнал. Слава Богу!
На мониторе брезжил один-единственный замшелый профиль.
— Похоже, мы подобрали вам хорошую пару, Бью, — произнесла я голосом торговца дефицитом. — Лоррайна Мерфи — оказалась свободной сегодняшним вечером, и она весьма заинтересована в свиданиях с любыми разновидностями оборотней — согласно ее профилю.
Он издал урчащий звук, обозначающий согласие.
— А чем она является?
— Оборотнем, — уклончиво ответила я.
— Какой разновидности? — настаивал он.
— Птичьей.
Неловкая пауза.
— Тебе придется выражаться точнее, а не размытыми фразами.
Я задержала дыхание, понимая к чему это приведет.
— Гарпия.
Мужчина напротив меня улыбнулся.
Повисла пауза — как всегда случалось, когда всплывал профиль гарпии. Потом, очень тихо, он сказал:
— Я не собираюсь встречаться с гарпией, Бетсэйби.
Я не могла осуждать мужика. О гарпиях шла худая слава. В их случае выражение «чудо-краля» — принимало совершенно новое значение. Гарпии были склонны расстраиваться по малейшему поводу, а потом все становилось по истине скверно. Дерьмо летело во все стороны, без шуток.
— В нашем реестре есть призрак-двойник, — с отчаяньем воскликнула я. — Джин может изображать из себя мужчину или женщину — в зависимости от ваших потребностей.
Пауза стала гнетущей.
Затем раздался вопрос:
— Бетсэйби, ты замужем?
Боже, его голос прозвучал сексуальнее, чем прежде.
Скажи «да». Соври и скажи, что ты замужем.
— Нет, — выдохнула я. — Не замужем.
Я не осмеливалась поднять глаза и взглянуть на мужчину напротив меня; как же хреново, что нельзя спрятаться под столом.
— Встречаешься с кем-нибудь?
— Нет. — Моя личная жизнь и так была сплошной неразберихой, чтобы еще задуматься о парне до кучи. Проявляя беспокойство, я взглянула в дверной проем регистрационной комнаты и не увидела Сары. Надеюсь, с ней все в порядке.
— В таком случае, похоже, ты и есть та самая, кто пойдет со мной на свидание, не так ли?
— Что? — бессвязно пробормотала я, и тут же выдала ему стандартный «отворот-поворот»: — Паранормальный Альянс не допускает свиданий человек/супера, если только не выдано особое разрешение.
— У меня есть адвокаты. Детали — оставь мне.
— Мистер Расселл, — проговорила я, доведенная до отчаянья. — Я не встречаюсь с клиентами.
Мужчина напротив меня сел прямо и подался вперед, словно его интерес вспыхнул с новой силой. И тихо пробормотал:
— Какая жалость.
Мое лицо не могло покраснеть более того, чем уже было. Не могло. С человеческой точки зрения. Предположительно.
— Сделайте исключение, или позвольте мне поговорить с Жизель. — Мужчина по телефону не собирался принимать никаких отговорок, и я вновь обратила на него все свое внимание, начиная немного злиться из-за его своенравных требований.
— Жизель отсутствует.
— В таком случае, похоже, у нас есть только один выход.
Дерьмо. Жизель сдерет с меня шкуру живьем, если я отправлюсь на свидание с клиентом. Это было запрещено. Я потеряю работу. Опять же… Я уставилась на звездочку в его профиле. Ведь я же все равно потеряю работу — хоть так, хоть этак? Возможно, если я встречусь с мистером Расселлом, то смогу убедить его сохранить это в тайне. Жизель никогда не узнает, что мы сфальсифицировали данные в его регистрационной записи. Мне предстоит выпить несколько рюмашек с мужчиной и неторопливо подвести его к этой мысли. Он казался довольно милым.
Я вздохнула.
— По-моему, вы, мистер Расселл, заблуждаетесь.
— Бью.
— Все равно заблуждаетесь.
— Почему это? У тебя очаровательное имя, сексуальный голос, и ты свободна сегодня вечером, — произнес он умасливающим тоном. — В конце-то концов, ты являешься членом Альянса, если работаешь на Жизель. Да и не возникнет никакой неловкости, когда я начну объяснять как и почему у меня отрастает хвост временами. И ведь ты же уже приняла меня за извращенца, помнишь? Так что сюрпризов не предвидится.
Это было шуткой? Мой протест вышел похожим на писк. Это, определенно, плохая идея.
— Должен сказать, что я уже в предвкушение нашего свидания, — продолжал Бью. — У меня появится возможность оценить твое лицо и сладость уст.
Я опять покраснела. Проклятье!
Подумав как следует, я взглянула в сторону регистрационной комнаты и увидела, как вышагивает Сара, потирая руки. Это было плохим признаком. В данный момент у нее было много поводов для стресса: запорола регистрационную запись, гнев Жизель, и оборотень в комнате. Когда Сара захлопнула дверь регистраторской, у меня к горлу подступил комок страха. Очень плохой признак. Так как в мои обязанности входило оберегать Сару от стрессов, значит, придется избавиться от оборотня, сидящего напротив меня.
А для этого, я должна была избавиться от другого оборотня, того, что занимал телефон.
Я отвернулась от своего стола, пытаясь создать хоть какое-то подобие уединенности.
— Только ужин, — выдохнула я в трубку, сдаваясь, несмотря на свои опасения. Уступив требованиям Бью, я не могла взглянуть на мужчину, сидящего через стол от меня. Все во мне кричало о большой ошибке, но мне нужно было сделать хоть что-то. Сара была в нескольких секундах от того, чтобы потерять контроль. — Никакой целой недели. И я не вернусь вместе с вами в гостиницу.
— Если только сама не захочешь, — добавил он.
От его самоуверенности я закатила глаза.
— Не захочу. Поверьте мне.
— Поживем — увидим, — сказал он, в высшей степени самонадеянно. — Я буду ждать тебя в ресторане в семь-тридцать. До встречи, милая Бетсэйби. — И он повесил трубку.
Я с облегчением положила телефон. Одна проблема разрешена, на очереди — другая.
Мужчина напротив меня улыбнулся.
— Привет, я — Джейсон, — произнес он, протягивая руку.
— Это был он? — спросила Сара, ее голос заглушала дверь. — Теперь я бесповоротно уволена?
Я прочистила горло и одарила мужчину извиняющимся взглядом.
— Не могли бы вы меня извинить — я отлучусь на минутку?
— Ну, разумеется, — ответил он и кивнул.
Я ринулась в регистраторскую и закрыла за собой дверь. И тотчас же прижала руку ко рту, задыхаясь от густого, тошнотворно-приторного аромата духов. На глаза навернулись слезы.
— Иисус, Сара. Если ты еще раз побрызгаешься этой дрянью, он подумает, что у нас розарий в подсобке.
— Он — оборотень, — прошипела она и распылила в воздухе новую струю. — Я всего лишь осторожничаю. Итак, меня бесповоротно уволили?
— Не совсем, — ответила я, размахивая руками в воздухе. Меня не покидало дурацкое тревожное предчувствие, вопреки всем моим усилиям успокоиться. — Я все исправила.
Сара выглядела сконфуженной.
— Что ты имеешь в виду, говоря «все исправила»?
— Я собираюсь встретиться сегодня вечером с Бью Расселлом. Вместо Рози.
У Сары челюсть отвисла.
Что? Нам не разрешается встречаться с клиентами. Ты — натуралка, не сверхъестественная. У тебя нет соответствующих документов. — Она покачала головой, мельком взглянув на дверь у меня за спиной, чтобы удостовериться, что наш гость не собирается войти. — С твоей стороны, это очень мило, сестренка, но Жизель взбеситься, если узнает.
— Я не скажу ей, если ты не скажешь, — ответила я. — К тому времени, когда она вернется из отпуска, об этом уже позаботятся.
Сестра замотала головой, ее короткие блестящие волосы разметались по плечам.
— Не сходи с ума, Бет. Я могу это исправить …
Я схватила ее за руки и ущипнула как раньше, когда мы были детьми.
— Если ты сотрешь хоть один файл из базы данных, клянусь, я полью водой «материнку» твоего компьютера дома. Понятно? — После ее яростного взгляда, я продолжила: — Я — офис-менеджер. Предоставь мне урегулировать это.
В ответ она показала мне язык, и я поняла, что победила.
— С тобой все будет в порядке? — неожиданно спросила я, переводя разговор на другую тему. — Может, тебе лучше уйти?
— Я в порядке, — ответила сестра, вновь потирая руки. — Все под контролем.
— Чушь собачья. — Я хотела вновь до нее достучаться, но по опыту знала, что лишь все усугублю. — Этого парня я беру на себя. Ты — оставайся здесь. Я прикрою тебя, пока ты не почувствуешь себя лучше, идет?
Сжав губы в тонкую линию, она согласно кивнула.
— Разбей здесь что-нибудь, так чтобы у тебя появился предлог задержаться для уборки. Только не флакон духов. Мой обед не заставит себя ждать, если ты распылишь их снова.
Сара опять чопорно кивнула.
Я показала ей большой палец — «все хорошо», и выскользнула из комнаты.
Джейсон улыбнулся мне, когда я вернулась к своему столу.
— Все в порядке?
— Просто отлично, — подтвердила я и улыбнулась своей самой лучшей улыбкой. — Итак, если вы предъявите ваш идентификационный номер Альянса, я смогу создать вам профиль.
Понадобилось сорок пять минут на то, чтобы создать регистрационную запись Джейсона. Обычно, я создавала записи быстрее, при этом оставаясь вежливой и разговорчивой, но Джейсон сам оказался болтуном и любителем пофлиртовать в придачу. Не отвлекаясь от дела, я украдкой поглядывала на дверь регистраторской. Оттуда не доносилось ни звука — и это немного беспокоило меня, но я не могла этого показать.
Джейсон был преисполнен решимости приударить за мной. Придерживаясь сугубо деловой линии поведения, я отклонила его ухаживания. И от его имени послала запрос о свидании прелестной вер-лисе, которая, думаю, могла бы ему подойти. Как только профиль Джека был распечатан и он получил отпор на свой последний игривый комментарий, ему не оставалось ничего иного, как убраться восвояси. После его ухода я продолжила работать в течение нескольких минут — на случай, если он надумает вернуться, но он этого не сделал. Поняв это, я выскочила из-за стола и побежала в регистраторскую. Открыла дверь.
На полу лежала холеная волчица серого цвета, положив голову между лапами. Одежда Сары валялась на полу, вперемежку с несколькими упавшими папками.
— О, Сара, — упрекнула я ее.
Волчица заскулила.
Я подняла ее порванную футболку и внимательно рассмотрела — желая понять, можно ли ее починить. Нет, починки она не подлежала. Возведя очи горе, я вернулась к своему столу и, открыв нижний ящик, вытащила большой конверт из оберточной бумаги, чтобы достать стопку футболок «на экстренный случай», и, выбрав розовую, закрыла ящик.
Сосуществование с вервольфом подразумевает кучу порванной одежды. За шесть лет с момента Сариного превращения, я научилась приспосабливаться к ее потребностям.
Но это не значит, что я не давала ей нагоняя за это. Я вернулась в регистраторскую и покачала перед ее носом розовой футболкой:
— Последний нормальный цвет, — поддразнила я. — Перекинешься еще раз, и скатишься до футболок со Спандж Бобом — тех самых, с распродажи по сниженным ценам.
Она зарычала на меня, оскалив зубы.
Я усмехнулась и швырнула в нее футболкой.
— Немного стимула не помешает.

Весь день я промучилась с тем, что надеть на свидание. Часть меня хотела одеть нечто такое, что было бы таким же сексуальным, как траурный наряд. Поскольку мистер Бью Расселл задался целью добиться желаемого, я хотела сразу — как только он взглянет на меня — дать ему понять, чтобы он не сильно рассчитывал на эту ночь. Мне требовалось что-то такое, что кричало бы: «Вход воспрещен!», пуританское, возможно, даже менонитское .
Но мое женское эго восставало, несмотря на все мои усилия. Бью скорее всего был красивым и самоуверенным. Я же не была на свиданиях шесть лет.
Это было первым изменением в моей жизни после того, как Сара обратилась, и я бы охотно отказалось от него. Защита Сары — стала целью всей моей жизни, и все, что я делала, было связано с ней.
И все же… сегодня я собиралась отправиться на свидание. Только я и какой-то парень, рассчитывающий встретить миловидную девушку, и очаровать ее в надежде большего. Я сглотнула. Я спокойна, все под контролем. А в довершение всех неприятностей, мы собирались встретиться в модном ресторане. Мне нужно будет выглядеть, словно я принадлежу к высшему свету — гламурной и самоуверенной.
Я должна быть настороже с этим мистером Расселом — в высшей степени самоуверенной и держаться чертовски достойно. Шашки наголо, пленных не брать, выглядеть абсолютно незаинтересованной самодостаточной женщиной, являющейся человеком и «нормалом», и которой не посчастливилось иметь сестру-вервольфа.
После работы я битый час прорылась в шкафу. Большая часть моей одежды — была практичной, и, казалось, абсолютно ничего не подходило для свидания. В конечном счете, я остановилась на безрукавном, плавно-струящемся черном платье трапециевидной формы, отороченным атласом цвета морской волны. Юбка была короче моей памяти, а вырез такой глубины, что щедро демонстрировал грудь. Вероятно, именно из-за этого, оно так долго провисело в шкафу ни разу не одеванным — на нем все еще болтался ярлык. На самом деле, платье было не таким уж и развратным, просто для кого-то — как например для меня — ни разу не представилось повода, чтобы его одеть.
Я одела пару браслетов и серьги в форме колец, стянула длинные, прямые и слишком тонкие белокурые волосы в пучок высоко на макушке — ну не было у меня времени на то, чтобы придавать им объем.
В конце концов, я же не пыталась произвести на мистера Расселла впечатление?
И только лишь потому, что я не пыталась произвести на него впечатления, я нанесла второй слой блеска на губы.
Прежде чем отправиться на выход, я обработала одежду «Фебрезом»  и закинула ее в сушилку, добавив антистатика с цветочным ароматом — на случай, если на мне остался характерный вервольфский запах Сары. Я не могла его ощущать, потому что была человеком, но почти у всех оборотней чутье было в десять раз острее, чем у меня — если бы запах был обнаружен, нам было бы брошено несколько опасных вызовов. Мои черные ременчатые босоножки проветривались на крыльце по той же причине.
«Безвкусица» располагалась в центре Сандэнс-сквер в деловой части района Форт-Уэрт , и обслуживала бизнесменов и туристов, желающих потратиться на ужин. Последний ресторан, где я бывала — это Бургер Кинг , поэтому я нервничала.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #3 : 30 Января 2012, 14:51:17 »

Моя сестра отсыпалась дома после последнего обращения. Для нее это никогда не проходило бесследно, поэтому я оставила машину ей и заказала такси до ресторана. Пока мы ехали, я смотрела в окно, стараясь не слишком тревожиться. Судорожно вцепившись в сумочку, я удерживала ее на уровне груди, как футболист удерживает мяч, проникнув на территорию противника.
При входе в ресторан, мои каблуки, соприкасаясь с мраморной плиткой, издавали громогласное стаккато, чем и привлекли внимание метрдотеля. Мой туалет — одна сплошная большая ошибка. Лучше бы я одела что-то с длинным подолом, или с меньшим декольте. Или же просто вообще отменила свиданье. Если Жизель узнает, что я ходила на свиданье с одним из ее клиентов — даже по просьбе оного — я вылечу с работы, независимо от важности его профайла.
Красная цена людям — гривенник за дюжину, и даже тем, кого не удивляли странные наклонности их боссов или необыкновенные пожелания клиентов. Сообщество Альянса было фешенебельным, его члены — все как один, были богаты и могущественны. Некоторые обладали кучей денег, благодаря долгой жизни, а некоторые просто были наделены природным даром вести за собой массы.
Какая-то парочка несчастных людишек таких, как Сара и я, — ладно, быть может, только я — не играла особой роли в общей схеме вещей. Если бы Жизель пришлось сделать выбор между лояльными человеческими служащими и клиентами, она бы при любом раскладе выбрала клиентов.
— Да, мадемуазель?
Я улыбнулась метрдотелю, надеясь, что он не почувствует моей нервозности.
— Я здесь, чтобы встретиться с мистером Бью Расселлом, — выпалила я. — У нас зарезервирован столик.
Метрдотель даже не взглянул на свой список. Он натянуто, всепонимающе улыбнулся:
— Мистер Расселл вскоре появится, мадемуазель. Вы можете подождать его в баре.
— О-о… — произнесла я, немного удивленная тем, что моего кавалера все еще нет. — Разумеется. — И позволила ему сопроводить меня в бар.
Подойдя к бару, я начала чувствовать легкое раздражение из-за отсутствия мистера Расселла, которой даже не удосужился появиться вовремя. Если это было некой разновидностью пассивно-наступательной позиции для того, чтобы поставить «человечишку» на место, то это было не смешно. Чуть насупившись, я заказала мохито и в ожидании уселась на табурет с круглым мягким сиденьем.
Мохито было дорогим, но вкусным и замечательно расслабил мои растрепанные нервы. Я успела выпить половину напитка, прежде чем заставила себя притормозить. Я не хотела «нализаться» к тому моменту, когда мужик доберется до ресторана.
Прошло десять минут, я играла лаймом на своем стакане. Вот где он есть? Быть может, он вовсе не появится. Возможно, он перезвонил в агентство и сказал Саре, что не хочет встречаться со мной. Я знала, как «альянщики» ухаживали за женщинами, особенно оборотни. Во всех их анкетах знакомств можно было прочитать одно и то же: мускулистый, худощавый, инициативный. Великолепный. Влюбчивый. Морально неустойчивый. Большинство женщин-оборотней преследовало мужчин с той же горячностью, что и их мужчины преследовали женщин. Даже вампиры были более изощренными и утонченными созданиями.
А я? Я была чарующей конторской крысой. Блондинистая мышь, заключенная в утягивающие колготки, которые вот-вот перекроют кровообращение. При одном взгляде на меня — он рассмеется, и в конечном счете попросит о встрече с гарпией. Дергаясь от этих мыслей, я впилась зубами в лайм и высосала из него сок. По прошествии еще десяти минут, этот парень может считать, что у него больше нет свидания. Я не собираюсь ждать здесь всю ночь напролет, как какая-то жалкая неудачница. Положив кожуру лайма на салфетку, я бросилась допивать мохито.
К тому времени, как я с ним расправилась, прошло еще семь минут. Все, довольно. Мистер Расселл не явился на наше импровизированное свидание. Часть меня — облегченно вздохнула. По крайней мере Жизель не из-за чего будет устраивать разнос, да и я выполнила все свои обязательства. Оставив пару долларов бармену, я повесила сумочку на руку, развернулась — и увидела его.
Он сидел в небрежной позе неподалеку от меня, и опирался о барную стойку, словно был владельцем этого заведения. Расселл сидел лицом ко мне, на барной стойке перед ним стояла полупустая пинта пива. Очевидно, он сидел там уже какое-то время, и столь же очевидно, что он наблюдал за мной, не потрудившись представиться. Засранец.
Его губы растянулись в неспешной улыбке, а мое сердце пропустило удар. Я видела и красивых и сексуальных мужчин. Но я никогда не видела мужчину, которой излучал бы такую мужественность, как этот.
Неожиданно я поняла, что мне трудно дышать.
Все дело было не в чувственных с поволокой глазах в обрамление темных ресниц. И не в оценивающем взгляде серых глаз, которые, казалось, раздевают меня. И не в впечатляющем развороте плеч или узкой талии, или же в спадающих на загорелый лоб каштановых вихрях. Ничто из перечисленного так не повлияло на мою способность дышать, как его самонадеянность, которую он так и излучал. Самонадеянность читалась во всем — в непринужденном развороте плеч, в кривой улыбке, которая лишь подчеркнула его изумительные скулы.
От такого мужчины — жди только беды.
Он встал и направился ко мне — комната начала терять очертания по краям, перед глазами замельтешили черные мушки. Во всех его движениях читалась легкость и грациозность — словно хищник, крадущийся к добыче.
Он склонился надо мной, и я ощутила его мускусный без примесей запах.
— Тебе нужно дышать, Бетсэйби.
Дышать. Верно.
Я всосала воздух и зрение стало четче. Он вновь улыбнулся мне ласковой, с ленцой улыбкой.
— Так-то лучше.
Я подавила желание стереть с его лица эту улыбку, и досадуя из-за того, что он заставил меня ждать — хотя сам был здесь все это время.
Он указал на множество столиков, застеленных белоснежно-льняными скатертями:
— Будем усаживаться?
Это зависело от его ответа.
— Как давно вы здесь наблюдаете за мной?
Его улыбка переросла в усмешку.
— Ты подловила меня, — признался он. — Я хотел полюбоваться тобой несколько минут. Это так плохо?
— Из-за этого мне очень неловко, — холодно ответила я. — Полагаю, я выполнила свое обещание.
Он взял мою руку в свою и поднес к губам, чтобы поцеловать. Прикосновение его губ привело меня в трепет.
— Я приношу извинения, — произнес он с серьезным видом. — С моей стороны это было неосмотрительно.
Я попыталась убрать свою руку из его ладоней.
Он не шелохнулся.
Я подняла бровь.
— Мистер Расселл, вы знаете, что людям не позволяется встречаться с членами Альянса. В интересах своей фирмы, я не хотела оставлять вас в затруднительном положении сегодняшним вечером, однако из-за всего этого я могу лишиться работы. Так что, если я останусь, Жизель никогда не должна об этом узнать.
Он начал потирать большим пальцем тыльную сторону моей ладони.
— Ну разумеется. Последнее, чего я тебе желаю — это оказаться в беде по моей милости. Пожалуйста, останься, я заказал дегустационное меню , — уговаривал он.
Я никогда прежде не пробовала ужин, состоящий из многочисленных небольших порций деликатесов, которые демонстрировали кулинарное мастерство и воображение шеф-повара. Должно быть это будет забавно, да и он казался искренним. Я избавилась от его хватки и кивнула.
— Хорошо, я останусь.
— Спасибо.
Подойдя к столику, он выдвинул для меня стул, хотя официант вертелся поблизости, потом сел напротив меня и небрежным движением бросил цветистую салфетку себе на колени.
Официант откупорил бутылку дорого вина и после того, как каждый из нас сделал глоток, я произнесла:
— Мне кажется, что стоит озвучить мое первое правило свиданий, мистер Расселл. Лишь потому, что вы угощаете меня, это еще не значит, что я буду обязана заниматься с вами сексом. Поэтому, похода в Уортингтон после ужина не случится.
Он улыбнулся, явно ничуть не оскорбившись.
— Я даже и не мечтал об этом, мисс Бетсэйби. Если я плачу за ужин, то единственное удовольствие, на которое я рассчитываю — это ваша компания.
Я уставилась на шесть с половиной футов мужественности по другую сторону стола. Он выглядел таким довольным, словно ему нравились трудные задачи. Все это могло закончиться весьма, весьма печально — чего я никак не ожидала.
Я сменила тему, попытавшись возвести между нами стену.
— Итак, с чего это вам вздумалось наблюдать за мной в баре, мистер Расселл? На случай — есть ли у меня бородавки, и нет ли горба? Так чтобы успеть вовремя ретироваться?
— Я хотел посмотреть, соответствуют ли голос и имя — внешности.
— И?.. Похожа ли я на ту Бетсэйби, которую представляли вы?
— Похожа, — ответил он. — Податливая. Милая. Оживленная. Соблазнительная. — Его глаза мерцали, когда он склонился над столом, поддавшись в мою сторону. — Готов поспорить, что ты и на вкус такая же.
Вот. Тебе. На. Мои щеки тут же залились румянцем.
— Попервости, — произнесла я, быстро приходя в себя, — мне, обычно, говорят, что имя Бетсэйби наводит на мысль о старушке с вязанием в руках.
— Они не правы.
Боевая готовность. Боевая готовность. Все гормоны на палубе.
— Мистер Расселл…
— Бью, — перебил он. — Сокращенно от Бёргар. — Он застенчиво взглянул на меня. — Южанские корни.
И я наконец улыбнулась.
— Я не собираюсь отшивать вас из-за вашего имени. Вы разговариваете с женщиной, названной в честь одной из самых знаменитых прелюбодеек в Библии . Моей сестре повезло — ее не назвали именем вавилонской блудницы.
Он рассмеялся, серебристый взгляд потеплел, а в уголках глаз появились морщинки. Он поднял свой бокал и поднес ко мне:
— Два самых ненормальных имени для двух самых нормальных людей. Наша встреча предопределена самими небесами, Бетсэйби Уорд.
Я не была уверена, насколько он был нормальным, но все равно чокнулась своим бокалом с его. Я не привыкла слышать свое полное имя в повседневной жизни, поэтому, когда мы поставили бокалы, я сказала:
— Друзья называют меня — Бет.
Он обхватил мою руку теплыми ладонями:
— Но я не хочу быть твоим другом.
Ощущение его рук невероятно сбивало с толку. Я чувствовала мозоли на его ладонях, чувствовала силу, заключенную в его больших теплых руках. Рассеяно и успокаивающе, он слегка поцарапывал ногтями тыльную сторону моей ладони.
Боже мой. Мне нравилось это, и даже слишком, чтобы признаться в этом самой себе.
Нервно облизав губы, я спросила:
— Так что там в дегустационном меню на сегодня?
Он усмехнулся:
— Не имею понятия. Я лишь спросил метрдотеля, что есть хорошего, и что бы он сам порекомендовал.
Пришел официант и мы разъединили руки, хотя рука Бью, казалось, задержалась на мгновение на моей ладони.
— Amuse-bouche  для месье и мадемуазель, — произнес официант, протяжный техасский акцент придал его французской речи цветистости. И поставил две крохотные тарелочки. — Тартинки с икрой и crème fraîche , — добавил он и ушел.
Бью засунул amuse-bouche себе в рот. Через мгновение, выражение его лица изменилось, и он стал жевать медленнее. Я посмотрела на стряпню в своей тарелке:
— И как?..
Он пожевал еще с минуту, затем с трудом проглотил.
— Занятно.
Что ж, ответ прозвучал одобрительно. Я посмотрела на свою закуску и кивнула — нужно покончить с этим до того, как вернется официант, чтобы забрать тарелку.
Он вернулся через минуту с двумя мисками ярко-оранжево-желтого супа.
Мои глаза расширились при виде коричневой штуковины плавающей в супе.
— Ореховый суп-пюре, — заявил официант, — с перепелиным яйцом в гнезде.
Боже, боже... Официант отправился восвояси, а я уставилась в свою миску, затем перевела взгляд на Бью. Он уставился на свое блюдо со странным выражением лица.
— Это на самом деле птичье гнездо? — спросила я у него. — Предполагается, что оно съедобно?
— Я не знаю, — признался Бью. — Я конечно понимаю, что являюсь вер-котом и все такое, но это, — он постучал ложкой по яйцу, — просто смехотворно.
Хихикнув, я сделала большой глоток вина, стремясь приступить к еде не больше его.
— Вероятно, я не настолько безрассудно смела, как следовало бы в том, что касается еды, — призналась я. — Что в меню следующим?
— Сыр, — ответил он, посмотрев на лист бумаги.
— А что с лицом? Звучит не так уж и плохо.
— Острое ассорти из козьего и… якского сыра, — зачитал он.
— Э-э… О-о… — Я сделала еще глоток вина. — По крайней мере вино хорошее.
Бью выглядел огорчённым.
— Прости, что не смогла насладиться едой.
— Мы еще даже не приступили к еде, — пошутила я. — В качестве основного блюда, скорее всего, будет некое несчастное экзотическое животное, поданное на ложе из морских водорослей. Французских морских водорослей.
Он рассмеялся и взглянул на меня.
— Здесь по соседству есть спорт-бар. Хочешь сходить и перекусить гамбургерами?
— И оставить свое птичье гнездо? — Силясь не расхохотаться, я наигранно прикрыла руками свою тарелку. Бью усмехнулся, я поставила на стол бокал и встала из-за стола. — Пойдем.
Он бросил пачку денег на стол, расплатившись по счету.

В спорт-баре мы заняли удобную кабинку и сделали заказ. Пока мы ждали наши гамбургеры, повисла неловкая тишина. Сидя напротив него в уютной кабинке расположенной в затемненном углу, у меня возникло ощущение, что мы стали более близки, нежели чем, когда сидели в модном французском ресторане, чувствуя скованность.
Сложив руки вместе, я пыталась что-нибудь придумать, чтобы нарушить молчание, но на ум ничего не приходило. Дерьмо. Я так долго ни с кем не встречалась, что не знала о чем завести разговор. О футболе? Так я не знала, является ли он фанатом спорта. О погоде? Нет, это просто глупо…
— Я доставляю тебе неудобства? — спросил он, неверно истолковав мою неловкость.
— Я просто неважнецкий собеседник. Или же не подхожу для свиданий. Я не встречаюсь.
Он выглядел обворожительно.
— Не представляю, почему. В таком случае расскажи мне о себе.
Я замерла. Рассказать о себе, значит рассказать о Саре, а я не могла этого сделать.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #4 : 30 Января 2012, 14:53:36 »

— Да, в общем-то, здесь не о чем рассказывать, — натянуто ответила я. Прощупывал ли он почву? Собирался ли он передать информацию волчьей стае? — Я очень скучная девушка.
Бью покачал головой и его лицо вновь озарила прекрасная улыбка.
— Искренне сомневаюсь, что кто-то с таким именем, как у тебя, может быть скучным.
Я промолчала.
— И правда, болтушка из тебя никакая, — подразнил он.
Черт подери, о чем я могу рассказать ему, чтобы не вызвать подозрений и что не откроет нашей тайны?
— Я… люблю читать.
Он улыбнулся мне поверх тарелки с сыром-фри, которую официант поставил перед нами.
— А кто не любит?
Ну вот, и как может не понравиться мужчина, сказавший подобное?
— Вот, пожалуй, и все, правда. Теперь, ваш черед. Расскажите, что нравится вам.
Краем глаза я уловила проблеск белоснежных зубов.
— Мне нравятся женщины. Податливые, соблазнительные женщины.
Я закатила глаза.
— Это не в счет.
— Почему?
— Потому что, это то же самое, как если бы я сказала, что мне нравятся крупные мужчины. — Я потянулась за сыром-фри. — Или, что нравится дышать, или есть.
— Кажется, мы созданы друг для друга, — медленно произнес он. — Я люблю поесть, люблю дышать… — он склонился над столиком, — …и я очень крупный мужчина.
Я подавилась сыром.
— Не очень-то тактично. — Я закашлялась, пытаясь продышаться. — Вы грязно играете, сэр.
Он подцепил ломтик сыра и прежде чем закинуть его в рот, указал им на меня.
— Твоя очередь.
— На самом-то деле, мне больше нечего добавить.
Он поднял бровь.
— Ничья жизнь не может быть такой скучной. У меня такое впечатление, что вы, мисс Бетсэйби, что-то от меня скрываете.
Ну да, Бью. Когда мне было девятнадцать, моя младшая сестра начала встречаться с вервольфом. Он укусил ее и обратил. Мне пришлось бросить колледж, чтобы заботиться о ней, пока она приспособлялась к растущей шерсти и хвосту. А так как вервольфская стая хочет ее вернуть, нам приходится держаться тени и не высовываться, или же придется снова покинуть город. Ах, да, еще мне нравятся комедии о сынках богатых родителей. А вам?
Я закончила жевать сыр, делая вид, что задумалась. Нужно завести разговор о чем-то легком и неопределенном, чтобы вернуть разговор в безопасное русло. Ага!
— Мне нравится бухгалтерия.
Это была одна из тех фраз, которая гарантировано отпугивала мужиков. Большинство женщин сказало бы, что им нравится ходить на свидания, или на танцы, или, свернувшись калачиком, смотреть дома кино. Мне же нравились гроссбухи и балансовые счета.
Он по-кошачьи склонил голову — это немного нервировало, напоминая, что он больше, чем обычный человек, при всей своей сексуальности.
— Бухгалтерия? Составление отчетности?
Я ждала, когда в его глазах поутихнет интерес.
— Я нахожу это занятие интересным.
Он потянулся за еще одним ломтиком сыра.
— В таком случае, выходит, тебе нравится математика? Задачки?
Это был не «незаинтересованный взгляд», которого я ожидала, или того хуже — ироничная усмешка. Это поразило меня, и я искренне ему улыбнулась.
— Меня привлекает учетная сторона, являющаяся основой основ. На первых порах я ненавидела бухгалтерию, но потом, она превратилась для меня в головоломку, которую необходимо было решить, чтобы понять как сбалансировать бухгалтерские книги и получить правильные числа, которые расставят все по местам. — Мне нравилось управлять делами Жизель. Это заставляло меня думать, что когда-нибудь я смогу открыть собственное дело. Так что эту работу я считала для себя хорошей практикой.
— Ты никогда не думала начать собственное дело?
— Возможно, когда-нибудь так и будет, — ответила я, вновь испытывая неловкость. Я не хотела говорить с ним о собственных надеждах и мечтах.
— Ты могла бы открыть собственную аудиторскую фирму. Я бы нанял тебя для ведения бухгалтерии в моей компании.
— Спасибо, я — пасс.
Он усмехнулся в ответ; мое сердце екнуло.
— Предложение остается в силе. Ты в любое время можешь заняться моими гроссбухами.
Просто удивительно, как ему удалось превратить разговор о заурядном бухучете в нечто возбуждающее. Я вернулась к своему напитку — новому мохито, и с жадностью сделала глоток, почувствовав неожиданную потребность в хмельной поддержке.
Бью улыбнулся и откинулся на спинку стула, смотря на меня как на восхитительный кусок жареного мяса, который он собирался с жадностью съесть. Но потом его улыбка исчезла, а плечи напряженно застыли.
Кто-то проскользнул в нашу кабинку с моей стороны.
— Ну, здравствуй, — сказал мужчина низким, рычащим голосом.
Я удивленно оглянулась через плечо и, резко подскочив на месте, машинально отпрянула назад. Бью стиснул челюсти, его губы сжались в тонкую, жесткую линию.
— И что это мы здесь делаем? — мужчина проказливо мне улыбнулся, демонстрируя крупные, кривые зубы. У него были растрепанные густые волосы, торчащие во все стороны. Одет он был в мятую тенниску, висящую на его громадном торсе, как тряпка на вешалке. Было в нем что-то дикое — чему я не могла дать определения, но увидев, как раздуваются его ноздри, в попытке уловить мой запах, я поняла, что он — оборотень.
Кровь зашумела в ушах, я напряглась, вспомнив о Саре. Черт. Черт. Черт. Этот мужчина может быть волком, а, следовательно, способен на зло.
Мужчина склонил голову — безумная улыбка ни на миг не покинула его лица, взгляд прикован к Бью.
— Кто твоя подружка? Она из другого города?
Я выжидала, боясь дышать, боясь, что он почует Сарин запах на мне. Боясь, что мой секрет будет разоблачен.
Бью сузил глаза в недвусмысленном недружелюбном взгляде, хотя приятная улыбка все еще играла на его губах.
— Проваливай, Тони. Это мое личное дело, стаи — это не касается.
Тони наклонился еще ближе ко мне. Я оттолкнула его, ничуть не заботясь, что это было грубо с моей стороны.
— Отвали от меня.
Не смутившись, Тони схватил меня за руку. Он обнюхал меня, его глаза расширились и он оглянулся на Бью со всепонимающей улыбкой.
— Она вовсе не вер, не так ли?
Я сделала еще глоток мохито, испытывая облегчение наряду с тревогой. Саре ничто не грозило… но теперь возник целый ряд проблем у меня.
Предполагалось, что при помощи агентства Бью познакомится с «супером», но я-то была «нормалом». Теперь точно это дойдет до моего босса. Дерьмо.
В то время как я собиралась сделать глоток, Тони потянулся к моему уху. Я резко дернулась, разлив мохито по столу. Бью подался вперед и ударил Тони по руке, не позволяя ему дотронуться до меня.
— Если ты еще раз коснешься ее, я переломаю тебе пальцы, — произнес он скучающим голосом, но в глазах его читалась решимость и неприязнь. — Усек?
Тони насмешливо зацыкал.
— Глупо расстраиваться из-за человеческой рвани, Бёргар.
Зрачки Бью превратились в тонкие щелочки. Я почувствовала исходящий от него гнев.
Одно неверное движение и эти двое сцепятся. У Бью был такой вид, будто он готов был убить мужика, а Тони, казалось, ничего не понимал. Он просто продолжал ухмыляться и пялиться на меня; его взгляд прошелся по моей шее и остановился на волосах, словно мужчина хотел дотронуться до них.
— А она ничего для «нормала», Бью. Хотя, не сказал бы, что это твой типаж. — Он вновь окинул меня взглядом — немного чересчур заинтересованным, а затем обернулся к Бью: — Так где же Арабелла?
Под ложечкой засосало от дурного предчувствия. О, Боже. Бью встречался с кем-то? А может, даже был женат?
— Не знаю, — ответил Бью, говоря с беззаботной медлительностью. — Я ей не сторож.
Я взглянула на его палец — на смуглой коже не было белесой линии от кольца. Хорошо. Не то чтобы меня это заботило, конечно же.
— Вижу, что мое присутствие здесь нежелательно, — Тони встал и ухмыльнулся. — Ты знаешь, что свидания с людьми не допустимы. Я считал, что это правило было создано признанным тобой ничтожным Альянсом. Забавно, что ты — именно тот, кто нарушил его.
Бью посмотрел прямо на меня и ответил Тони:
— Это не твое дело, с кем я встречаюсь. Когда мне понадобиться чье-то разрешение, я его спрошу.
— Как угодно. — Оборотень ухмыльнулся в мою сторону. — Хотя другие сочтут это, несомненно, интересным. — Тони подмигнул мне: — Пока, цыпочка.
Когда он, развернувшись, направился прочь, вновь наступила тишина. Стиснув кулаки, Бью свирепо смотрел вслед удаляющемуся Тони, словно желая вскочить и вырвать ему глотку. Тот же, не оглядываясь и неспешно двигаясь, словно ничего не случилось, дошел до выхода и скрылся из виду. Подошедший официант вытер стол и поставил передо мной новый напиток. Бью безмолвствовал.
Я первой нарушила молчания — существовала сотня вещей, о которых мне хотелось спросить:
— Цыпочка?..
Бью неохотно ответил:
— Цыпочка — это Тонин термин для обозначения «не-суперов». Он любит повторять, что они на вкус, как цыплята.
— Довольно возмутительное определение.
— Он пытается быть крутым. Его стая полна засранцев, которым нравится третировать людей при любой возможности. Они отказываются присоединяться к Альянсу.
Что ж, в таком случае это объясняет, почему они вели себя как кошка с собакой. А еще он вызвал у меня отвращение. Как представлю себе, что он сел бы рядом со мной… попытался бы дотронуться до меня… ощутил бы Сарин запах, не прояви я осторожности… Трясущимися руками, я поднесла к губам мохито и торопливо глотнула. И тут же закашлялась, не подрассчитав своих сил.
— Ты в порядке? — спросил Бью, из его голоса исчезли рычащие нотки. — Прости, если он напугал тебя.
Я покачала головой.
— Нет, все нормально. Просто мохито попало не в то горло. Итак, кто такая Арабелла?
Он вздохнул.
— Моя бывшая, — признался он. — Я не видел ее несколько месяцев.
— Должно быть, до него плохо доходит.
— Ага. Мы не сильно-то общаемся с волчьей стаей.
Казалось, он не хотел вдаваться в подробности.
И слава Богу!
— К какой разновидности «суперов» принадлежит Арабелла? Вер-скунс? — елейным тоном спросила я.
Его губы непроизвольно дернулись в улыбке.
— Нет, всего лишь вер-пума, которая долгое время околачивалась поблизости. Ты когда-нибудь назначала кому-нибудь свидание подобное этому?
Я посмотрела на него.
— Не сказала бы, что моя записная книжка забита телефонными номерами вер-пум.
Он рассмеялся.
— В таком случае, рад оказаться твоим первым.
Я вся напряглась. С моей стороны было глупо так реагировать. Бью не мог знать, что я — девственница.
— Пока не забыл, — сказал Бью, вытаскивая портмоне. Перелистав его, он протянул мне небольшую оранжево-желтую карту. — Подпиши.
Я взяла карту и, перевернув ее, изучила. Мелкий шрифт усеивал обе стороны карты.
— Что это такое?
— Твое разрешение. — На мой испуганный взгляд, он сверкнул белозубой улыбкой. — На ней написано, что с сегодняшнего дня ты можешь законно встречаться с представителями Паранормального Альянса.
Из того, что я слышала, такие разрешения выдавались пожизненно.
— Тогда, почему ты позволил Тони считать, что у меня нет разрешения?
Он поднял свой бокал.
— Быть может я хотел оставить тебя для себя.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #5 : 30 Января 2012, 14:54:54 »

Глава 2

После нескольких бокалов мохито и восхитительной, нормальной еды, мы вышли из ресторана в хорошем расположении духа. Бью взял меня под руку — после приятного разговора и выпитого, я позволила ему это сделать.
Неожиданно я поняла, что Бью мне нравится больше, чем следовало. Это было ошибкой, во всех отношениях, но когда он улыбался мне, я чувствовала слабость в коленях и еще большую слабость в решимости.
«Он «супер» — сверхъестественное существо»», — твердила я себе. Что означает — неприятности для Сары, несчастья — для меня. Он представлял собой все, чего я должна была сторониться. Встречи с Бью влекли за собой политику Альянса, в которую я даже не хотела вникать, смертельных врагов, которых имел каждый «супер», и разнообразные сложности. Как человек приближенный к этому кругу, я знала свое место, знала как работает их тайное сообщество, но имелись и другие стороны, в которые я никогда не буду допущена. Все, что мне было известно, это то, что парень превращался в хищную плотоядную пуму в период полнолуния.
Я подозрительно взглянула на небо. Не полнолуние.
Во время нашего свидания все свидетельствовало о том, что мне нужно бежать, и бежать быстро. Но парень был очаровательным, забавным и невероятно сексуальным. Все, что я говорила, он слушал с заинтересованным видом. Расскажи я ему о странностях, случающихся в офисе Жизель, он бы понял, потому что сам был членом Альянса. Поддаться ощущению свободы и вседозволенности было так заманчиво. Когда он посмеивался над моими анекдотами, соблазн становился лишь сильнее.
А еще я немного узнала о нем. Бью был старшим ребенком в семье, и имел троих младших братьев. Его отец умер, когда Бью было восемнадцать лет, его мать жила в Калифорнии со своим вторым мужем — вер-львом. Он обожал свой клан. Являлся главой Паранормального Альянса и владел большой дилерской фирмой, в чей штат входили оборотни.
Он был… милым. Он нравился мне. Хотя, не должен был. Сара окажется в опасности, если я позволю своим чувствам к некоему «суперу» встать между нами. Я была ее щитом от всего мира.
Выйдя из ресторана, я погрузилась в раздумья и притихла. Он тоже молчал, но по-прежнему не выпускал моей руки из своей — собственнический жест. Стоянка такси располагалась чуть ниже по улице.
Он начал уводить меня от стоянки такси в сторону частной парковки ресторана, и мое веселое, едва ли не бурное настроение улетучилось. Я остановилась.
— Думаю, мне пора отправляться домой.
— Хочешь где-нибудь опрокинуть по стаканчику на ночь? — Его рука скользнула по моему плечу.
Я убрала его руку, но он опять положил ее на мое плечо. Его рука была очень теплой и вызывала приятные ощущения, но на мою решимость это никак не повлияло.
— Я не собираюсь идти с тобой в отель.
Его губы дернулись в усмешке.
— Не буду врать — я бы хотел, чтобы ты оказалась в моей постели. Но в данном случае, я больше думал о выпивке. Или, если предпочитаешь, о кофе.
Ну да, конечно, давай свисти дальше.
— Спасибо, я — пасс. — Я отстранилась от него и повернулась в сторону такси.
Когда такси остановилось, Бью открыл мне дверцу, и прежде чем я успела сесть в него — захлопнул. В раздражение я легонько стукнула его по руке.
— Что ты...
— Тсс, — сказал он, поворачиваясь ко мне. Его зрачки стали щелевидными, как у кошки, глаза мерцали желто-зеленым цветом и отражали свет.
Я уставилась на него, разинув рот от удивления. Его ноздри слегка затрепетали, когда он вдохнул воздух, словно к чему-то принюхиваясь. Я хотела спросить у него, что случилось, но вспомнив о его просьбе, промолчала.
Он моргнул и неестественный блеск исчез из его глаз, зрачки вновь приняли нормальный размер. Затем он посмотрел на меня сверху вниз.
— Не бери такси.
— Почему? — я обеспокоенно взглянула на ожидающую машину.
Он покровительственно притянул меня поближе к себе и повел обратно к тротуару.
— От таксиста несет… алкоголем.
Что-то в его словах мне показалось ложью. Я вспомнила, как блестели его глаза — как у хищника, преследующего добычу.
— Да-а…
— Я отвезу тебя домой. Далеко он?
— В двадцати минутах езды, — ответила я.
— С кем живешь?
— С сестрой, — произнесла я, вновь насторожившись. — А что?
— Хорошо. — Он протянул мне свой мобильник: — Позвони ей и сообщи, что будешь дома через двадцать пять минут, а если не будешь, то пусть звонит в полицию.
Кажется, такой подход заслуживал доверия. Я взяла у него телефон и набрала домашний номер. Сара ответила на втором гудке, на заднем фоне были слышны взрывы компьютерной игры.
— Алло?
— Это я, — произнесла я, смотря на Бью. Он спокойно за мной наблюдал, засунув руки в карманы. По виду не скажешь, что бы он собирался меня похитить.
— Я все еще с мистером Расселлом. Он подвезет меня до дома, так что буду через двадцать пять минут.
— Хорошо, — заторможено ответила Сара, поэтому я не берусь сказать, почувствовала ли она мое беспокойство. Надо будет рассказать ей о волке, с которым столкнулись и о его завуалированных намеках. Возможно, нам опять придется переезжать.
— Скажи ей, чтобы звонила в полицию, если мы не появимся во время, — сказал Бью, неверно истолковав мое замешательство.
Я повторила его слова, как попугай, при этом чувствуя себя чрезмерным параноиком. В то время как он держался спокойно и непринужденно.
— Полагаю, тебе не надо говорить, что только что звонила Жизель насчет поздней работы? — произнесла Сара, напоминая мне извинения, которые следует принести, если свидание прошло плохо и надо было быстро попрощаться. Она опустила голос до шёпота: — Должно быть он — милашка.
О, Господи. Услышал ли мой вер-кавалер ее? Я мельком взглянула на своего спутника и увидела, как его губы дрогнули в слабой улыбке.
— Не то слово, — поддакнул он.
Я от стыда чуть не провалилась сквозь землю.
— Запомни, через двадцать пять минут, о'кей? Время будешь засекать?
— Непременно, — ответила сестра, зевая. — Я установлю таймер для варки яиц, ну или чего-то другого. Повеселитесь, детишки.
Я нажала «отбой» и раздраженно протянула ему телефон. Сара не отнеслась к этому серьезно, а Бью слышал весь разговор, благодаря сверхъестественному слуху.
— У нас есть двадцать пять минут, — объявила я.
— Знаю, — ответил он. — Мы будем там через пятнадцать.
— Ты весьма самонадеян.
— Так и есть, — согласился Расселл. — Я знаю, чего хочу, и я этого добиваюсь.
Он недвусмысленно посмотрел на меня. Я проигнорировала его взгляд.
— Ладно, я сяду в машину, если расскажешь мне, что ты там унюхал.
Он заколебался.
— Оборотня. Я знаю, что ты не хочешь быть замеченной со мной, поэтому подумал, что будет лучше, если мы воспользуемся моей машиной.
Звучало разумно. Я почувствовала облегчение из-за того, что он быстро уловил суть проблемы.
— Спасибо.
Он только улыбнулся мне.
Машиной Бью оказался «вайпер». От одного ее вида я чуть не растаяла. У парковщика на стоянке было такое же как у меня выражение лица, когда он неохотно вручал ключи Бью.
Я провела рукой по металлической крыше, в то время как Бью открыл для меня дверь. Внутри было тесновато, но роскошно — именно то, что я ожидала от подобной машины. Просто удивительно, как такой высокий мужчина, как Бью мог уместиться в машине. Я посмотрела на размер сидений. Довольно таки вместительные. Это машина была «профилактикой-изнасилований-на-колесах» — здесь просто не было места для вещей такого рода.
Он скользнул в машину и замер, его глаза опять на мгновение блеснули странным светом.
— В чем дело? — спросила я.
Он покачал головой.
— Ни в чем. Просто становлюсь параноиком.
Поездка до дому была краткой. Я не рассчитывала давать ему свой домашний адрес, но Сара знала, что он подвезет меня, да и на работе у нас имелось досье со всей информацией на него. Если и были те, кому Альянс не старался угодить, так это убийцы и правонарушители. Альянс чрезвычайно трепетно относился к соблюдению приличий, а те, кто не мог следовать основным правилам или общественным нормам, как правило довольно легко «утилизировались».
Что-то типа мафии, но немного поволосатей и без чесночного амбре.
Минут через пятнадцать мы въехали на подъездную аллею небольшого загородного дома, который мы арендовали. Я заметила Сарин силуэт за портьерой — она выглядывала в окно. Махнув рукой, я дала ей понять, что это приехала я, а ни кто-нибудь другой.
Она кивнула и задернула шторы, оставляя меня и Бью один на один.
С одной стороны мне хотелось остаться в его компании на несколько минут, с другой — я была близка к нервному срыву. Мой разум бередили мысли о появлении Тони сегодняшнем вечером, голова шла кругом от волков и размышлений о Сариной безопасности… а еще я не могла перестать думать об улыбке Бью, и как его пальцы поглаживали мою ладонь ранее.
Но я взяла на себя роль защитника сестры давным-давно, и из-за этого в моей жизни не оставалось места для мужчин, особенно «хвостатых».
Бью положил руку мне на плечи — я напряглась, но он лишь начал играть с прядями волос, выбившихся из пучка; его пальцы, задевая шею, вызывали у меня дрожь вдоль позвоночника.
— Я чудесно провел время сегодня, — сказал он.
Господи, он — великолепен. Его темно-каштановые волосы в темноте выглядели черными как смоль, глаза — светлыми.
— Послушай, Бью…
Он приложил палец к моим губам, заставляя замолчать, прежде чем я успела его отшить.
— Тсс, — произнес он, нисколько не возмутившись моим неприятием.
— Неделя только началась, Бетсэйби. До субботы, прежде чем все станет безнадежным, у меня полно времени.
— Я не встречаюсь с тобой.
Он склонил голову, его глаза мерцали в лунном свете.
— Это как же?
— Ты позвонил в агентство и потребовал устроить тебе хоть какое-нибудь свидание. Когда ты решил, что не хочешь встречаться с гарпией, вампиром, призраком-двойником, или еще с кем-нибудь, ты попросил о замене — обо мне. — Я вскинула руки. — А теперь ты говоришь, что это нормально, и что у нас есть время до субботы. Причем тут суббота?
Он уставился на меня, а затем рассмеялся.
Я скрестила руки на груди, чувствуя себя уязвленной и в то же время смущенной.
— Что в этом такого чертовски смешного?
— Мне казалось, ты знаешь. Я полагал, что кто-нибудь из твоей сферы деятельности догадается… — Он улыбнулся. — Я должен сказать о вновь открывшихся обстоятельствах.
— О чем это ты?
Бью наклонился ко мне, заставляя мой пульс отбивать барабанную дробь. Я инстинктивно отпрянула.
— У меня начинается эструс , — ответил он.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #6 : 30 Января 2012, 14:57:59 »

Глава 3

Услышав объяснение Бью, я резко отпрянула от него.
— У тебя что?..
Он вновь потянулся к пряди моих волос, и начал накручивать ее на палец.
— Период течки. Если можно так выразиться.
— Я… Я… — Я закрыла глаза, пытаясь собраться с мыслями. — Я думала, только у самок бывает период течки. — Разве мужской организм устроен для этого? Стараясь выглядеть беспечно, я бросила мимолетный взгляд на его пах. Так, а теперь подытожим: либо он действительно находится в периоде течки, либо был хорошо оснащен, как и утверждал.
— Мы все используем этот термин, и ты права — только у женщин бывает течка. — Он скривил рот. — У одной из самок пумы в моем клане через несколько дней начнется течка. Ей потребуется задействованность всех самцов, среди одиноких парней разгорится борьба за обладание ею. На сегодняшний день клановая политика по этому поводу не страдает излишней щепетильностью. При нормальных обстоятельствах, в случае отсутствия партнера, она бы просто уехала из города, но… не в этот раз. — Его лицо стало еще напряжений.
— Да-а, — вздохнула я, глубоко задумавшись. Заметив, как он облизал губы, я перевела взгляд на чувственный изгиб его рта. Боже… — Так, а почему бы тебе и этой женщине не закрутить интрижку?
— Все не так-то просто, — ответил он, и пододвинулся чуть ближе ко мне. — К тому же я хочу тебя.
— Да-а… — повторила я, отодвигаясь и шмякнувшись затылком о запотевшее окно «вайпера». Возможно, ему запрещалось встречаться с ней? Я не сильно-то много знала о политики Альянса или пум в целом, но у них имелась собственная особая иерархия. — Именно поэтому… Рози?..
Он кивнул и быстрым движением вынул из моих волос заколку, удерживающую тугой пучок. По моим плечам рассыпались белокурые пряди.
— Я хотел это сделать весь вечер, — произнес он, пропуская пальцы сквозь волосы и укладывая их вдоль шеи мягкими массирующими движениями, словно кот разминающий лапы. Его голос опустился до низкого рычания. — Твои волосы чертовски сексуальные. Какой они длины?
— По пояс, — выдохнула я; мое дыхание участилось под стать его, взгляд прикован к его лицу. — Так ты использовал службу знакомств, чтобы найти кого-нибудь, потому что у тебя течка?
Бью поднес руку к моим волосам, пряди заструились сквозь его пальцы как шелк. Из его груди стало доноситься явное мурлыканье.
— Мне плевать на Рози. Ваша служба знакомств — единственный приемлемый способ для организации свидания в последнюю минуту, без каких бы то ни было нареканий по поводу того, что я такое. С этими мыслями я и создал аккаунт, заплатив смехотворную цену.
Я резко высвободила свои волосы из его руки.
— Мы не бирюльками занимаемся. Наши услуги ориентированы на весьма специфические потребности.
— Это опасное занятие, и Жизель знает об этом. Но что еще хуже — ей на это плевать. — Его серые глаза пытливо смотрели в мои. — Она имеет склонность нанимать людей для выполнения деликатных заданий. Когда-нибудь ты пересечешь черту, о которой даже не будешь знать, и в конечном итоге окажешься в беде.
— Да? — Я перекинула волосы через плечо. Его глаза проследили за моим движением, и меня пробрали колкие мурашки от понимания сказанного. — Точно так же как ты пересек черту, сходив на свидание с человеком?
— Что-то типа того, — прорычал он, наклонившись.
Положив руку ему на лицо, я оттолкнула его от себя.
— Ты выбрал не ту девушку для своей течки.
Я почувствовала, как под моей ладонью его губы изогнулись в улыбке.
— Что так?
— Я — девственница. — Никто за двадцать пять лет не залез ко мне в трусики, и этот самоуверенный тип не будет моим первым.
— Я так и думал, — ответил Бью.
Я открыла рот, чтобы спросить с какой это стати, но в этот момент что-то заметила краем глаза. В окне верхнего этажа промелькнула какая-то тень, закрывая свет.
— В моей спальне кто-то есть. — Я подалась вперед, выглядывая поверх приборной панели.
Сара никогда не входила в мою комнату. Она слишком боялась запятнать своим запахом мою одежду.
Он напряженно взглянул на меня.
— Ты пытаешься отвлечь меня?
В этот момент Сара выглянула из окна гостиной на первом этаже, а за окном моей спальни опять промелькнула тень. В груди бешено заколотилось сердце, краем глаза я заметила, как напрягся Бью.
— Подержи, — сказал он, протянув мне ключи с мобильником, и выскочил из машины.
— Подожди, — крикнула я вслед ему, открыв дверцу машину. — Куда ты пошел?
— Я выведу ее из дома, — ответил он. — Оставайся в машине.
Он скрылся за машиной и исчез из моего поля зрения.
Я уставилась на окно своей спальни, содрогаясь от страха и в то же время ожидая, что тень появится вновь — так бы я поняла, что у меня не поехала крыша. Я выскочила из «вайпера» и набрала номер домашнего телефона; мои руки так сильно тряслись, что это оказалось нелегким занятием. Прежде чем я ввела верный номер, мне пришлось набирать его дважды.
— Алло, — смущенно ответила Сара.
— Сара, ты там с Бью? Он уже с тобой? — Я тараторила так быстро, что речь звучала сбивчиво.
— Бью? Я думала, что он с тобой. Почему ты названиваешь с подъездной дорожки?
— Неважно. Просто выйди из дому, прямо сейчас. Давай встретимся на лужайке перед домом.
— Я не одета…
— Просто сделай, что сказано! — Я нажала «отбой» и внимательно всмотрелась в каждое окно. Куда же подевался незваный гость? И где Бью? Его нигде не было видно.
Как и моей сестры. Проклятье. Если она не выйдет из дому, я отправлюсь за ней.
Бросив ключи от машины на капот, я припустила к дому… и спотыкнулась о мужские туфли. Я растерянно уставилась на них. Помимо обуви на земле валялись брюки и дорогостоящая рубашка — то, во что был одет Бью на нашем свидание. Поначалу, я даже этого не поняла.
Звук бьющегося стекла заставил меня посмотреть вверх. Я увидела огромную рыжевато-коричневую тень исчезающую в окне нижнего этажа.
Это что же… Бью перекинулся, чтобы найти Сару? Я услышала кошачий рык и крик Сары.
Дерьмо-о-о!
Я устремилась вперед, движимая желанием защитить Сару, и полуослепнув от страха. Я нужна своей сестре…
Как только моя рука коснулась дверной ручки, из кустарников растущих вблизи дома послышался шум. Я повернулась в их сторону, невзирая на желание войти в дом. Моя сумочка была не тяжелой, но я бы воспользовалась ей в качестве оружия, если бы на то возникла такая надобность. Сделав несколько шагов в сторону кустов, я спросила:
— Бью? Это ты?
В ответ раздался низкий, нечеловеческий рык.
Был ли это Бью… в его кошачьей форме? Я сделала еще один шаг к кустам и остановилась. Узнает ли он меня, находясь в кошачьей форме? Было ли это моим самым глупым решением?
Я сделала шаг назад и решила испробовать другую тактику.
— Сара! — взвыла я из всей мочи. — Бью!
— Сюда, — ответила Сара, ее голос был странным и доносился откуда-то издалека.
Я обернулась и увидела самую прекрасную в мире картину — Бью, державший на руках миниатюрное тельце Сары. Они стояли за «вайпером», пройдя через наш небольшой садик, что был разбит позади дома. Я бросилась к ним.
— Сара! Слава Богу!
Сестра была одета в пижаму. Ее тело было напряжено от страха, плечи сутулены — знакомые признаки. Она пыталась сжаться в комочек, чтобы не выдать свой запах. Как только я подбежала к ним, то сразу поняла, что Бью был абсолютно голым. У него были внушительные плечи, свет золотил волоски на его груди, которые оказались гораздо светлее, чем я себе представляла, узкие бедра и…
Ой, Боже.
— Привет, — выпалила я срывающимся голосом, но страх за Сару быстро преодолел мою неловкость из-за наготы Бью. — Что случилось? Она в порядке?
— С ней все нормально, — ответил Бью, по-прежнему держа ее на руках. — Проникнув в заднюю часть дома в форме пумы, я напугал ее так, что она упала в обморок.
Еще бы ей не упасть. Сара, вероятно, подумала, что он пришел за ней, или же она была на грани очередного превращения. Сестра робко улыбнулась мне и потерла руки, словно предотвращая непроизвольное обращение.
Я могла ее понять, потому что сама чувствовала легкую слабость.
— Кто был в нашем доме?
Его взгляд помрачнел.
— Никого, кого бы я смог найти. Когда я поднялся на верхний этаж, чтобы проверить, комната оказалась пустой. Как если бы там никого и не было, за исключением запаха… — Бью нахмурился от собственных мыслей.
— Какой запах?
— Похожий на тухлое мясо, — вставила Сара. — Я не понимала, что происходит, за исключением того, что в доме воняло. Я выбрасывала мусор, когда ты звонила.
Я указала на кусты возле дома.
— Мне показалось, что я слышала что-то вон там, но я ничего не унюхала.
— Я проверю. — Бью тут же поставил Сару на ноги и пересек двор.
Я смотрела на его ягодицы, «играющие» в свете луны, пока он не дошел до кустов. Мне тяжело было оторваться от этого зрелища, но забота о сестре заставила меня обратить внимание на нее. Обернувшись, я взяла ее за руку и внимательно осмотрела.
— Ты в порядке?
— Просто пытаюсь все переварить, — ответила она дрожащим голосом. — Он застал меня врасплох. Я… я надеюсь, он не учуял моего запаха.
— Уверена, с этим будет все в порядке, — соврала я, чтобы успокоить ее. Из меры предосторожности, я втихаря спрятала руку за спину и вытерла ее о платье, попытавшись устранить Сарин запах.
Она посмотрела через мое плечо и слегка закашлялась.
— Он возвращается.
Я обернулась. Кровь взревела в ушах, как только я увидела шагающего по лужайке мужчину — смуглая кожа, рельефные мышцы и полностью, совершенно голый. А судя по тому, как он грациозно и непринужденно держался — ему было плевать на свою наготу.
— Ой, беда-беда на мою голову, — задыхалась я, наблюдая за его движениями.
После чего я подняла брюки Бью и протянула их ему, зажмурившись так сильно, что не видела ничего, что ввергло бы меня в искушение.

— Я в порядке, правда, — уверяла Сара, сидя рядом со мной в «вайпере». Снаружи задувал ледяной, порывистый ветер, поэтому в ожидании Бью мы уселись в машину, я — на водительское сиденье. — Ты суетишься по пустякам.
— Я всегда ношусь с тобой. А кроме того, ты упала в обморок. — Я погладила ее по обнаженной руке, нащупывая первые признаки меха. — Как ты чувствуешь себя сейчас? С тобой, правда, все хорошо?
— Да нормально со мной все, — ответила она и, отпихнув мою руку, отмахнулась от меня, как от чрезмерно заботливой мамочки. — Я просто напугалась. Расскажи мне лучше о своем свидании. — Ее лицо омрачилось. — Он же не расспрашивал обо мне?
— Ужин прошел очень мило. Ресторан оказался прекрасным. Тебе бы понравилось такое свидание. — Если не брать во внимание слова кавалера о течке, забежавшего на огонек вервольфа, и того, что произошло в машине.
— Ты покраснела, — сказала Сара. — Он тебе нравится, не так ли?
Я сосредоточила внимание на переднем дворе, избегая ее взгляда.
— Не глупи. Я лишь сходила с ним на свидание — первый и последний раз. Дальше этого, никуда не зайдет. Ты же знаешь, что это невозможно.
— Он тебе нравится, — медленно повторила она. — А тебе никто не нравится. Ха!
Я проигнорировала ее слова, в очередной раз внимательно разглядывая дом по просьбе Бью. Он настоял на том, чтобы еще раз проверить его в облике пумы. Когда это ничего не принесло, он перекинулся обратно и сделал несколько телефонных звонков, в то время как мы с Сарой ждали в его машине.
Все мои предложения войти в дом были встречены тихим рычанием.
— Может нам вызвать полицию? — спросила я, опустив окно.
Он покачал головой в ответ.
— Не думаю, что в вашем доме был человек. Мы не можем вызвать полицию — это может поставить под угрозу членов Альянса, проживающих по соседству.
Я не хотела насолить Альянсу. Я хотела вернуться в свой дом и увидеть, чего недостает, что не на своем месте или что сломано.
Бью вернулся к машине, натянул брюки и застегнул на пряжку ремень.
— Я почувствовал смесь нескольких запахов. Запах вервольфа и чего-то еще.
Сара застыла рядом со мной. Мое сердце сковал страх.
— Мы не можем это учуять, — сказала я ему. — Ты — единственный, у кого чутье оборотня.
Он состроил глуповатую мину.
— Точно. Все время забываю.
— Не будет ли безопасней вернуться в дом? — снова спросила я. — Ты на три раза обежал нашу собственность.
Бью покачал головой и потянулся за своей рубашкой.
— Один из тигров в клане Меринос сведущ в криминалистике. Он распылит в доме порошок и найдет улики. — Он протянул руку ко мне: — Ключи от дома… пожалуйста?
Я вцепилась в сумочку:
— Зачем?
— Таким образом Майк сможет осмотреть дом, между тем как я отвезу вас обоих в отель.
Ни за что. Не когда весь дом пропах Сарой.
Бью продолжил:
— Майк настаивал, чтобы мы оставили место преступления нетронутым, — именно так мы и поступим. Я смогу войти внутрь и взять вам какую-нибудь одежду, как только он разрешит.
Сара беспокойно вцепилась в мою руку, — я знала, о чем она думает. Если Бью войдет внутрь и начнет копаться в ее вещах — он обнаружит волчий запах на всей ее одежде. Или похуже того — он найдет ее одежду, в которой она была при последнем обращение: разорванную футболку и мятые шорты, от которых за версту несло оборотнем.
— Нам и так хорошо, — выпалила я. — Обойдемся без одежды. Давайте просто уже поедем.
Бью поднял брови и окинул взглядом Сару в пижаме.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #7 : 30 Января 2012, 15:00:01 »

— Ладно, — медленно произнес он. — Я куплю вам, девочки, какую-нибудь одежду, а с утреца мы сможем проверить ваше имущество. Звучит неплохо?
Мне все еще не нравилось, что незнакомец — с чутьем оборотня — будет копаться в нашем доме.
— Иной раз мы приглядываем за соседской собакой, — соврала я, заблаговременно объясняя запах псины, который непременно будет обнаружен в доме. — Передай Майку, чтобы позвонил мне, если утром у нашего порога появится женщина с псом.
Уголки его губ приподнялись в улыбке.
— Я передам ему.
Не имея иных причин для проволочки, я вручила ему ключи.
Он отошел, чтобы встретить остановившуюся машину.
Майк оказался огромным мужчиной с коротко остриженными черными кудрями и жизнерадостным выражением лица, несмотря на то, что была почти полночь, и на улице заметно подмораживало. Они пообщались пару минут, после чего Бью подвел его к входной двери и они вошли внутрь. Я крепко обхватила себя руками, чтобы не устремиться в дом и не обшикать все спреем маскирующим запах. Или еще того лучше — выгнать мужчин из дома.
— Я уверенна, что все будет нормально, — сказала мне Сара, пытаясь ослабить мое беспокойство. — Ты же знаешь, я — аккуратна. И если Бью ничего не заметил раньше…
Я хотя бы была одета. На бедной же Саре была только пижама.
Бью вышел из дому через несколько минут и я направилась ему навстречу. Он приблизился ко мне, словно был моим парнем, и начал разминать мне плечи.
— Майк собирается пробыть здесь несколько часов, а ключи завезет мне с утра.
— Хорошо. Мы с Сарой останемся в агентстве, — сказала я.
— Вы не можете спать в офисе, — возразил Бью, приобняв меня теплой рукой. Он указал на Сару, которая все еще ютилась в машине, поджав под себя ноги. — У нее немного ошарашенный вид. Разве не лучше остановиться в прекрасном, комфортабельном номере отеля?
Я взглянула на сестру — изящная, хрупкая, такая непохожая на меня: высоченную и костистую. Уставившись на дом обеспокоенным взглядом в ожидании, когда Майк откроет ее тайну и разрушит ей жизнь, она казалась еще меньше. К тому же, ее сотрясала дрожь.
Я вздохнула:
— Она имеет право хорошенько выспаться. Спасибо тебе. Мы остановимся в отеле.
Бью кивнул и притянул меня к себе, положив подбородок мне на макушку, он прижался ко мне всем телом.
Я немного напряглась, но он всего лишь погладил меня по спине. Приятное и успокаивающее прикосновение. Я наконец-то немного расслабилась.
К сожалению, объятия с мужчиной — не способствуют избавлению от него.

В отеле Бью снял для нас номер примыкающий к его. Номер оказался прекрасным, одеяла были отогнуты, а на двери в ванной висели махровые халаты. Я почувствовала сонливость при одном взгляде на большую, шикарную кровать.
— Я буду за стеной, если понадоблюсь, — сказал Бью, стоя в дверном проеме, связывающим комнаты. — Крепкого сна, леди.
Подмигнув мне, он закрыл дверь.
Как только он скрылся из виду, я плюхнулась на край кровати и вздохнула.
— Боже, хочу, чтобы он не был таким сексуальным. Это сделало бы все намного проще.
Сара постучала себе по уху, показывая, что с его слухом оборотня, он может слышать наш разговор.
Ну, что ж, в любом случае, мне плохо удавалось это скрывать.
Сестра подошла к стенному шкафу и, открыв его, изучила содержимое. Затем она повернулась ко мне и прошептала:
— А дополнительные одеяла есть?
— А зачем? — прошептала я в ответ.
Она указала на себя:
— Я до сих пор пахну тем, что было в доме, — прошептала она едва слышимым голосом. — Мне нужно принять душ и смыть с себя вонь. Но, если я приму…
Она вновь будет пахнуть самой собой. А если я просплю рядом с ней всю ночь, то буду пахнуть, как она, потому что у меня не было сменной одежды для сна.
Может лучше спуститься в холл и снять третий номер? Если я это сделаю, то непременно вызову любопытство у Бью, а нам нужно было быть более осмотрительными, чем когда-либо до этого.
Если только… до него уже не дошло, что Сара вервольф. Я отмахнулась от этой мысли. Если бы он понял, то сразу же спросил бы у меня, или задал бы вопрос Саре. Нашему секрету все еще ничего не грозило.
Сара, немного страшась, посмотрела на кровать, понимая, что не может лечь на нее и отдохнуть. Понимая, что наше присутствие здесь, это всего лишь краткосрочная передышка, потому что в соседнем номере находился мужчина, который может раскрыть все то, что мы с таким трудом скрывали. Я увидела, как сестра потерла руки, покрытые «гусиной кожей» — верный признак того, что она собирается перекинуться под влиянием стресса.
Я махнула рукой, привлекая ее внимание, а затем указала на дверь:
— Я переночую с Бью, — прошептала я. — А ты займешь эту кровать.
Ее глаза расширились от шока, и, забыв про шепот, она сказала:
— Бет, что…
Я прервала ее быстрым взмахом руки и зашептала:
— Ничего подобного! — Я приблизилась к ней, чтобы изложить свой план: — Я просто скажу ему, что из-за твоего храпа не могу уснуть. Это идеальный выход — если я буду спать с ним в одной постели, то мы будем пахнуть одинаково, и он ничего не заподозрит.
Да, это был идеальный план, но не поэтому я хотела спать рядом с ним. Я хотела спать рядом с ним, потому что сама эта мысль заставляла меня дрожать от возбуждения.
— Бет, нет, — шепотом возразила Сара. — Что, если он мерзавец?
Я покачала головой.
— Он — не мерзавец, — прошептала я в ответ. — Он хороший. Он ничего не сделает со мной. — Я решила не упоминать о «периоде течки».
Сара не выглядела убежденной, но я заметила, как ее взгляд метнулся к кровати, после чего она тяжко вздохнула.
— Я могу поспать на полу, — начала она, но увидев, как я закатила глаза, умолкла.
Она села в изножье кровати, и нехотя подняла большой палец вверх. Я ответила ей тем же. После того, как она быстро приняла душ и укуталась в халат, я выключила свет, закрыла за собой дверь и вышла в холл.
Из номера послышался ее громкий, фальшивый храп. Сделав глубокий вдох, я постучала в дверь номера Бью.
Спустя несколько мгновений Расселл открыл дверь. Он был полуобнажен до пояса, а волосы взъерошены. Мо взгляд тут же устремился к низко опущенным на бедрах клетчатым пижамным штанам, и к темной полоске волос, исчезающей за поясом брюк.
— Еще раз привет, — сказал он.
Я резко задрала голову и уставилась ему в глаза:
— Ой. Привет.
— Что-то не так?
Нисколечко. Все мои мысли были о том, как меня захлестнуло жаром.
Я указала на наш номер:
— Мне невыносимо это говорить, но сестра так храпит, что я подумала о том, чтобы спать с тобой.
Он поднял бровь.
— Спать в одном номере с тобой, — быстро исправила я. — Мы могли бы положить между нами подушки, ну или еще что-нибудь. К тому же, так бы мы смогли… поболтать.
— Я могу снять другой номер, — начал он.
— Я бы предпочла остаться с тобой, — перебила я. — Это не приглашение к сексу. Просто я чувствую себя безопаснее в одной комнате с тобой, если ты не против, конечно.
Он отступил в сторону, впуская меня в номер.
— Ну, разумеется.
Как истинный джентльмен, Бью тут же предложил мне запасной комплект пижамы. Я быстро приняла душ и почистила зубы халявной зубной щеткой. Когда я вышла из ванной, комната оказалась пустой. Оставленная Бью записка сообщала, что он ушел на регистрационную стойку, чтобы получить дополнительные подушки.
Он вскоре вернулся. Щелчок дверного замка — единственное, что дало мне знать о его возвращение; он передвигался бесшумно, как кошка. Ха!
К его возвращению, я уже подготовила кровать: подушки были сложены посередине постели, а я закуталась в одно из дополнительных одеял, оставив ему простынь и пуховое одеяло. От этой картины его губы дернулись в улыбке, но он ничего не сказал. Он лишь свалил подушки в груду и выключил свет.
— Кажется, мы собирались поболтать, — напомнила я.
Другая сторона матраса просела под тяжестью Бью.
— Мой рот прекрасно работает и в темноте, Бетсэйби, — усмехнулся он. — Думаю, твой тоже.
А вот это уже явная двусмысленность. Мое сердце бешено заколотилось от нервного возбуждения. Как ни странно, но я затаила дыхание в ожидание его домогательств. Отпихнет ли он подушки и возьмет ли меня на руки? Зацелует ли до бесчувствия?
Я вздрогнула от этой мысли и заставила себя не думать о таких вещах. Я сказала ему, что все будет невинно, и он согласился. Тогда почему я представляю, как он насилует меня? Я перевернулась на другой бок, отвернувшись от Бью, и попыталась расслабиться. Это было почти невыполнимой задачей — мое тело явственно ощущало мужчину, лежавшего так близко от меня.
Я попыталась придумать, о чем поговорить. В конце концов, предпосылкой моего прихода сюда было желание поговорить с ним, верно? Значит, нужно завести разговор.
Бью скользнул рукой ко мне и, обхватив меня за талию, притянул к себе. Вместо стены из подушек, на которые я ожидала натолкнуться, я свободно проскользила по простыням и уперлась спиной в его грудь.
— Тсс, — тихо сказал он мне на ухо, овеяв теплым дыханием.
Во мне начало неумолимо разрастаться вероломное желание.
— Ну, а теперь скажи мне, — едва слышно прошептал он мне на ухо, — кто хотел убить Сару? — И начал слегка отстраненно и чувственно поглаживать мою руку большим пальцем.
Я затихла в его руках, потрясенная тем, как стремительно по моей коже поползли мурашки. У меня ушла минута на то, чтобы прийти в себя, и только потом до меня дошло, что он спросил. Возможно, огромное количество людей хотело убить Сару, но я не могла сказать об этом ему.
— О чем это ты? — спросила я, в притворном невежестве.
— Я о том, кто был в доме. — Он начал притягивать меня еще ближе, пока мой зад не оказался прижат к его паху. У меня сперло дыхание, как только я почувствовала исходящий от него жар. Он обхватил меня руками, я свернулась калачиком, чувствуя себя самой маленькой, самой изящной женщиной в мире, а не переростком под метр семьдесят-восемь — что называется, до неба рукой подать.
— Злоумышленник? — спросила я. — Никто, кто знает Сару, не желает ей смерти.
А не знали ее, все те волки, которые и были проблемой.
Я почувствовала его теплое дыхание рядом с ухом и на шее.
— Какой-нибудь бывший парень, или разгневанный любовник?
Я промолчала. Единственный бывший парень Сары был мертв.
Я знала это наверняка, потому что собственноручно застрелила его.
— Разгневанных любовников нет, — ответила я, — потому что Сара ни с кем не встречается. Ты думаешь, что это она была целью?
Я чувствовала, как поднимается и опускается его грудь при каждом вдохе. Его рука соскользнула с моей руки и опустилась мне на талию, после чего он обхватил мои бедра весьма интимным жестом.
— В таком случае, может кто-то охотится за тобой?
Он сделал все, чтобы мне было чертовски сложно сосредоточиться. Я изо всех сил собралась с мыслями и покачала головой.
— Нет, если только я не разозлила бухгалтерскую мафию. Мы — опасный народ, знаешь ли.
— Тсс. Говори потише, — сказал Бью, и нежно прикусил мою мочку уха.
От этой игривой ласки все мое тело вспыхнуло, и я инстинктивно выгнулась дугой, прижавшись к нему бедрами. Из горла вырвался слабый всхлип.
Я услышала стон Бью рядом со своим ухом, его рука прижалась к моему животу.
— Тебе понравилось? — прошептал он и повторил ласку, начав пощипывать губами край мочки и легонько ударяя языком по серьге. — Должен ли я отметить, как ты сексуальна в моей пижаме?
Щипок, щипок.
Господь всемогущий, это лучшее из всего, что я когда-либо чувствовала. С какой стати я все еще девственница? Я накрыла ладонью его руку, мои пальцы пульсировали в такт его, и вместе с его рукой поглаживали мой живот. Я чувствовала, как его член упирается в мои ягодицы, прямой и твердый. Мое воображение разыгралось от порочных мыслей.
Но я не могла. Чуть ли не плача, я убрала его руку со своего живота.
— Я не собираюсь спать с тобой, Бью.
Он фыркнул от смеха, когда я попыталась отодвинуть от него голову. Он лежал на моих все еще влажных после душа волосах.
— Кто сказал, что мы должны спать?
Я дернула волосы, и он пододвинулся, перегнувшись через меня, вместо того, чтобы лечь рядом. Его дыхание овеивало мою шею. Теперь меня ничто не держало, но я не попыталась отодвинуться, чувствуя волнение и дрожа мелкой дрожью. Что же он сделает?
К моему удивлению, Бью наклонился и укусил меня за ключицу. Слишком низко для вампирского укуса в сонную артерию, но я все равно почувствовала, как основание шеи оцарапали зубы. А затем чувственное скольжение языка.
Мне было так хорошо, что я не смогла сдержать довольного стона, а когда его язык вновь прошелся по месту укуса, я схватила Бью за волосы, удерживая и поощряя сделать это снова. При каждом движение его языка, с моих губ срывался стон наслаждения.
— Тсс, — прошептал он мне в ухо, прежде чем опять его прикусить. — Ты разбудишь соседей.
Через стену донесся наигранный громогласный храп Сары.
Я замерла.
Что я наделала? Мне хотелось поблагодарить Сару за столь явное напоминание, и шибануть ей по башке за вмешательство. Каким бы ни был Бью сексуально-горячим, еще он был оборотнем — «запретным плодом» во всех — ему даже и не вообразить в каких — смыслах слова. К тому же он просто хотел удовлетворить свои потребности, находясь в «периоде течки».
Сестра наверное получила психическую травму на всю оставшуюся жизнь, слушая мое знакомство с Бью. Я поднесла руку к его лицу и оттолкнула его. Бью фыркнул от смеха, но понял намек и отступил, вернувшись на свою сторону кровати.
Затем схватил мою руки и поцеловал ладонь.
— Мы поговорим утром, Бетсэйби. А сейчас немного поспим.
— Спокойной ночи, — прошептала я в ответ.
Несколько долгих минут, я лежала без сна, тяжело дыша и дрожа всем телом. Ноги так вообще превратились в странную жидкость. И это все из-за одного или двух укусов в шею и ухо.
Я заснула, представляя, как мы предаемся порочной любви, и, надеясь, что не стану произносить его имени во сне.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #8 : 30 Января 2012, 15:03:19 »

Глава 4

Проснувшись, я искоса взглянула на окно, в которое лился солнечный свет. Половина кровати, что занимал Бью, пустовала и была холодной. На стопке одежды, возвышающейся неподалеку от меня, лежала записка вместе с моими ключами.
Я села и схватила записку — не то чтобы я рвалась прочесть послание от него. Нет. Я подавила тень разочарования из-за того, что не увидела Бью сегодня утром. Как будто меня волнует, как он выглядит по утрам. Или отрастает ли у него за ночь легкая щетина.
Или топорщится ли у него тот симпатичный вихор на лбу после сна. Или сонный ли у него взгляд, от которого у меня подкашивались ноги. Не-а. Меня это не волновало.
У Бью был неразборчивый и размашистый почерк, но все равно какой-то знакомый, и от одного лишь взгляда на него меня затопило теплом.

Бетсэйби,
Майк не нашел ничего необычного в доме. Я собираюсь кое-что выяснить для себя. Я понаблюдаю за домом, чтобы удостовериться, что ничто — или никто — не проникло в него вновь. Если у тебя есть такая возможность, то, пожалуйста, не возвращайся в дом в течение еще нескольких часов, пока я не пойму, что это безопасно. Я прошелся по сувенирной лавке и приобрел для вас обеих кое-какую одежду — думаю, с размерами я угадал и надеюсь, что она подойдет. Я оставил немного наличных на такси, в случае надобности — используй мою кредитку. Номер моего мобильного — у тебя есть. Позвони мне попозже и мы что-нибудь придумаем. Легко ты от меня не отделаешься.


Я вздохнула.

В истинно мужской манере Бью неправильно угадал оба наших размера. Треники «Даллас Ковбойз»  и футболка, которые он приобрел для Сары — были на два размера велики. Ее стройная фигурка утопала в спортивной одежде, но она заливалась соловьем о том, каким заботливым оказался Бью.
Моя одежда была слишком облегающей — я была повыше и потитястей Сары. Блузка неприлично обтягивала грудь, а брюки для бега были так коротки, что вполне могли бы сойти за бриджи. Как бы то ни было, я натянула эту одежду, а поверх нее — еще свое мини-платье, как тунику.
— Хорошо, что Жизель никогда не наведывается в офис, — сказала Сара, засучивая рукава. — Ее бы хватил удар, увидь она в чем мы пришли на работу.
Удача была не нашей стороне. Не успели мы появиться в небольшом офисе «Связей» и поведать ночным служащим (Райдер и Мэри) о душераздирающем взломе, как неожиданно, словно виденье, нагрянула Жизель в красном мини-платье. Ее темные, волнистые волосы ниспадали каскадом на плечи.
Я тяжело сглотнула при виде своей начальницы.
— Жизель, — проблеяла я, — ты рано вернулась.
Ну и дерьмо. Ее приезд лишь все усложнил.
— Бетсэйби, — отрывисто бросила она, — я хочу видеть тебя в моем кабинете. Сейчас же.
Она даже не взглянула на нашу четверку, собравшуюся за столом Сары.
Придя в состояние полной боевой готовности, я поправила одежду. Должно быть, каким-то образом Жизель прослышала о моем свидание с Бью, и заявилась в агентство, чтобы опустить меня ниже плинтуса. Дерьмо.
Когда я проходила мимо Сары, она посмотрела на меня округлившимися глазами, но в регистраторскую не побежала. В отличие от Жизель, которая была сиреной, другие девушки в агентстве не были оборотнями. Сирены обладали многими качествами, но сверхъестественное обоняние не числилось за ними. Именно поэтому мы смогли так долго проработать здесь.
Впрочем, Жизель не была самым догадливым боссом. Она управляла делами в неурочные часы, ожидая, что в отличие от нее самой, ее сотрудники будут соответствовать высоким стандартам, и имела кучу странных причуд, которые я списывала на сверхъестественный счет, однако дурой она не была. Она могла бы упрекнуть нас за внешний вид, но это бы никак не сказалось на том, как мы отвечали на телефонные звонки или обращались с клиентами. Должно быть, ее гнев был вызван моим свиданием.
Я позволила себе увлечься привлекательной мордашкой Бью и пошла на поводу собственных бушующих гормонов. Дура, дура, дура.
Как только я вошла в роскошный угловой кабинет Жизель, она закрыла за мной дверь. Я выбрала свободный стул и уселась. Ее кабинет был обставлен гораздо лучше, чем остальная часть агентства — мягкие, обитые ворсовой тканью стулья, на стенах — предметы арт-деко.
У нас же в приемной висел единственный вшивый плакат.
Приняв отстраненный вид, она прошла вглубь комнаты и села за свой стол.
— Почему бы тебе не рассказать мне, что происходит, Бетсэйби? — певучим и нарочито ласковым голосом спросила она.
Не очень-то хороший знак.
Я одернула подол платья, надеясь, что она не заметит спортивного логотипа на штанах.
— Я встретилась с мистером Расселлом лишь для того, чтобы сказать ему, что не буду встречаться с ним. Я пыталась дозвониться до тебя, но ты была недоступна.
Жизель достала свой мобильник, щелкнула несколько раз по сенсорному экрану и передала телефон мне.
Я посмотрела на фотографию, которую она нашла в мобильнике. Бью и я, сидящие за столом в ресторане. Мои глаза закрыты, а на лице такое восторженное выражение, словно Бью дал мне что-то попробовать.
Упс.
Жизель наклонилась над столом и вырвала у меня из рук телефон.
— Разве первое правило работы здесь не запрещает вам встречаться с клиентами? Разве я не объясняла вам, что люди и представители Альянса никогда не вступают в связь?
Я тяжело сглотнула.
— Я знаю.
О, Боже, мне грозит лишиться работы.
— И все же ты ослушалась моих правил. — Жизель ткнула в меня пальцем. — Его метка на всей твоей шеи. Не хочешь узнать, как я прослышала об этом?
— Нет. — Я прикоснулась к шее и покраснела. Место, куда он укусил меня, не имело видимой отметины, хотя на ощупь было горячим. Неужели сирены обладают рентгеновским зрением?
Жизель скрестила руки на груди.
— У меня было не меньше четырех — четырех! — звонков прошлой ночью. Вервольфское сообщество весьма расстроено, они угрожают бойкотировать мой сервис, если я не предложу им еще «нормалов». Они позвонили нескольким владельцам солидных банковских счетов, и мне уже пришлось удалить один из VIP-аккаунтов. Мало того, что весь Альянс потрясен, они в ярости из-за того, что я… — она ткнула себя пальцем в грудь, — …выдала правомочное разрешение человеку. Но что хуже того, я не распространяю это предложение на других лидеров клана, как сделала это для главы клана Расселлов.
Я положила руку на лоб и медленно потерла его, пытаясь осмыслить услышанное.
— Не могла бы ты повторить?
— Общий смысл сказанного мной сводится к тому, что если один клан веров может встречаться с людьми, значит, и все могут это делать. Как видишь, у меня проблема. — Жизель посмотрела на меня с отвращением. — Большая проблема, виновницей которой — ты. Мои лучшие клиенты с важных аккаунтов желают знать, что такого особенного в вер-пумах, что они получают эксклюзивное обслуживание, а постоянные клиенты — нет. Эксклюзивный доступ к мелкой сошке, по совместительству девственнице с человеческой родословной…
— Подожди, — перебила я. Она говорила обо мне как о собаке. — Девственница с человеческой родословной?
Она глянула на меня, давая ясно понять, что мне лучше заткнуться, а затем продолжила:
— Право на человеческую женщину, которая была допущена и объявлена пригодной для «альянщиков». Что я должна сказать этим очень важным мужчинам? — Ее глаза сузились в щелочки.
Положив руки на колени, я щелкала суставами пальцев, надеясь, что Жизель этого не заметит.
— Я лишь встретилась с ним, потому что…
— Почему?
Могу ли я рассказать ей правду? Что Сара впала в бредовое состояние, а я была отвлечена другим клиентом, и ответ сам сорвался с моего языка, прежде чем я поняла, что сказала? В конечном счете, я решила честно признаться.
— Я пыталась дозвониться до тебя, но попала на твою голосовую почту — ты не хотела, чтобы тебя беспокоили, поэтому я была вынуждена самостоятельно принять решение. Он попросил меня встретиться с ним, и я подумала, что одно маленькое свиданьице не сможет причинить особого вреда.
Жизель сурово поджала губы.
— Ты неправильно подумала. Мне следует вышвырнуть тебя на улицу — вместе с твоей сестрой.
У меня сердце оборвалось. Жизель охотно рассчитает нас обеих. Если мы окажемся уволенными, то будет дьявольски трудно найти работу, где бы платили так же, как здесь. К тому же здесь мы были в безопасности, потому что знали местоположение стай и на что они способны. Мы знали, что вер-пумы проживали в «Маленьком Рае» на окраине Форт-Уэрт. Мы знали, что волчьи стаи обитали в захолустьях «Метроплекс». Для обеспечения безопасности Сары, у нас имелись заметки на каждого одинокого оборотня, который воспользовался услугами нашего агентства. Мы могли их избежать, зная кто, где находится.
Если мы будем уволены, нам придется уехать из города, чтобы начать все заново. У нас имелось немного денег, но их было недостаточно для того, чтобы двинуться в неизвестную местность. Что если мы переедем в Портленд или Сан-Диего, а веров там окажется больше, чем здесь?
— Пожалуйста, не увольняй меня и Сару, — взмолилась я. — Нам нужна эта работа.
Ее взгляд все еще был суров, когда она направила его на меня.
— Ты предана мне и моей компании?
— Да. — Все, что угодно, лишь бы сохранить свою работу.
— Сделаешь ли ты все возможное, чтобы вернуть мою благосклонность?
Несколько неоплаченных сверхурочных дежурств было бы вполне достаточно.
— Все, что захочешь. Я свободна для тебя в любое время.
Жизель откинулась на спинку стула.
— Хорошо. Мне бы следовало поблагодарить вер-пуму за то, что отметил тебя, — рассеянно сказала она, глядя на мою шею. Участок кожи горел под ее испытующим взглядом. — Теперь, когда ты помечена как чья-то собственность, его метка делает тебя неимоверно более желанной для других.
Не на этот ответ я рассчитывала.
— Прошу прощения?
Ее безукоризненный рот изогнулся в улыбке.
— Ты, моя маленькая человеческая девственница, при виде которой слюнки текут, отправляешься на другое свидание. Вернее, на несколько.
Должно быть Бью позвонил и заблаговременно все организовал. От этой мысли в моем животе запорхали бабочки, но я их тут же приструнила. Нужно думать о Саре, а не о своих гормонах.
— Мистер Расселл — очарователен, но…
— Ты не встречаешься с мистером Расселлом, — отрезала она. — Ни каких отношений с кланом Расселлов, пока они не разберутся в системе обслуживания и не заплатят вступительный взнос.
Я нахмурилась.
— Я не пойду…
— Это служба знакомств. И тебе, так же, как и мне, известно, что желанные женщины пользуются огромным спросом.
Жизель встала, возвышаясь надо мной.
— Как я уже говорила, начиная с прошлой ночи, мне уже позвонило четверо владельцев солидных банковских счетов. Они не знали, что мы одобрили встречи со свободной человеческой женщиной, а тем более с девственницей. — Ее губы изогнулись в улыбке. — Разумеется, я сказала им, что это наше нововведение. А поскольку тебе благоволит сам лидер клана, ты не только уникальна и легальна, но и очень желанна. — Она обошла стол и приблизилась к стулу, на котором съёжилась я. — Ты, моя булочка, отправишься на свидания с этими мужчинами. Или с тритоном. Или с вервольфом. Или с нагой . Или с чем-нибудь другим, с чем я решу. За встречу с нашей сладкой человеческой девственницей, у которой прелестные белокурые волосы, они заплатят сверх прейскуранта. — Ее резко очерченный рот изогнулся. — Ты должна будешь поддержать их интерес к моей службе знакомств, или же получишь пинка под свой сладкий девственный зад. Понятно?
С каждым свиданием Сара будет подвергаться все большей опасности, но я не могла позволить себе лишиться работы. Выбор не велик — либо то, либо другое.
— Что именно повлекут за собой эти свидания?
— Никакого секса, — прямо ответила она. — Твой главный плюс — твоя девственность. В наши дни это редкость среди взрослых людей. Ты — неиспорченная, застенчивая и умеешь краснеть. Ты сможешь их заинтересовать, а значит, сможешь сохранить свою работу. Свою и этой маленькой сучонки Сары.
Я встала, втайне ликуя, что в полный рост возвышаюсь над начальницей на полфута.
— Не называй мою сестру сукой, Жизель.
— Но разве это не так, Бетсэйби? Она — маленькая сучонка.
Я уставилась на Жизель, чувствуя, как во рту пересохло. Она намекает на то, о чем я подумала?
— Ты и твоя сестра думаете, что вы такие умные. Такие самодовольные. Решили, что смогли скрыть от босса-«супера» свой секрет? — Ее взгляд стал ледяным. — Ничто происходящее здесь не останется незамеченным мной. Ясно? Нужен всего лишь один телефонный звонок в волчью стаю и вопрос с ней будет решен. Ты понимаешь меня?
Она знает. Не знаю как, но она узнала.
Я почувствовала слабость в ногах. Все, чего мы добились с таким трудом — сирене под хвост; Жизель знала чем является Сара.
— Я понимаю, — оцепенело ответила я.
— Хорошо. А теперь ступай и поговори с сестрой, если хочешь. — Жизель показала жестом, что я свободна. — Посмотрим, чего ей захочется — чтобы ты отправилась на эти встречи, или изучить дикую сторону своей жизни, которую она до сих пор подавляла. — Всем своим видом начальница излучала беспечность. — Я слышала, что волчья стая весьма дружелюбно настроена к женщинам.
Я видела и на собственном опыте испытала, насколько они дружелюбны. Большинство женщин, единожды встретившись с вервольфом, уже не пойдут с ним на свидание во второй раз. Волки были замкнутыми, раздражительными собственниками и любили подраться. Одним словом, они вели себя как волки, которыми и являлись.
Жизель махнула мне рукой:
— Мы закончили. Иди. Дай мне знать, когда примешь решение.
— Решение? — я горько рассмеялась. — Нам обоим известно, каким будет мой ответ, Жизель. Я никому не позволю трогать мою сестру, в том числе и тебе.
Ее глаза алчно блеснули:
— Итак?..
— Если я пойду на это, ты никому не расскажешь о Сариной… проблеме. Если расскажешь — сделка отменяется.
Жизель широко улыбнулась:
— Дорогуша, мне гораздо выгодней не раскрывать ее секрета. Ей ничто не грозит до тех пор, пока ты будешь играть по моим правилам.
— У меня есть одно дополнительное правило, — быстро сориентировалась я и выдвинула свой ультиматум: — Волки — в сделку не входят.
Они сразу же почувствуют Сарин запах и узнают, что незнакомый вервольф бродит где-то поблизости. У них не уйдет много времени, чтобы понять, что этот вервольф — Сара.
Она пожала плечами:
— Я не вижу причин с тобой соглашаться, но все же пойду тебе на встречу. Как бы то ни было, мы все равно почти не ведем дел с волками.
Покинув ее кабинет, я закрыла за собой дверь и почувствовала, как желудок скрутил болезненный спазм. Жизель обо всем знала. Должно быть ей кто-то рассказал; сама бы она не разнюхала. А это означало, что кто-то еще знал о Сарином секрете и хранил молчание.
Кто еще соберётся шантажировать нас, грозя разоблачением? От одной этой мысли мне стало дурно.
Сара дожидалась меня за моим столом, у нее был бледный и встревоженный вид. Моя решимость тот час же окрепла. Я встречусь с вер-птицей, вер-котом или вер-крысой — с любым, кого выберет Жизель, и сделаю это с улыбкой. И как только у меня будет достаточно денег на банковском счете, мы исчезнем среди ночи и начнем все сначала.
Но я все равно не могла рассказать Саре о том, что Жизель все известно. Она будет парализована страхом и совершенно не сможет работать. Поэтому я жизнерадостно улыбнулась ей, скрыв за улыбкой свои чувства и желание разрыдаться.
— Жизель обезумела из-за Бью, но так как это создало прецедент, ей захотелось, чтобы я сходила еще на несколько свиданий. И ничего большего.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #9 : 30 Января 2012, 15:06:42 »

— Правда? Ты уверена? — На ее лице читалось явное удивление, затем она медленно улыбнулась. — Это из-за Бью? Ты действительно понравилась ему. Ты опять собираешься встретиться с ним?
Я беззаботно махнула рукой.
— Может да, может нет. Тебе, как и мне, хорошо известно, что это ни к чему не приведет.
Сестра замолчала, испытывая явное замешательство от моей реакции. Сглотнув, она спросила:
— А как же… ну, ты знаешь. — Она провела пальцем под носом, указывая на обоняние.
— Мы будем очень-очень осторожны, — твердо ответила я. — Как и всегда.
Нас прервал звонок телефона.
— Готова поспорить, что это мистер Расселл, — сказала Сара. — Он уже дважды звонил, пока ты была в кабинете Жизель.
Разумеется, это оказался он. Бью хотел убедиться, что мы вместе проведем остаток недели. Находясь в периоде «течки», ему хотелось подстраховаться и оградить себя от неожиданностей. Я вспомнила, как прошлой ночью мне было приятно, свернувшись калачиком, лежать рядом с ним в кровати, затем в голове на миг промелькнули мучительные воспоминания о холодном лице Жизель и душераздирающие — о терзаниях Сары.
У нас никогда бы ничего не вышло.
Я подняла трубку своего телефона и официально произнесла:
— «Полуночные связи». Чем могу вам помочь?
— Я все утро думал о твоих ушах, — ответил он, немного поникшим голосом. — О нежном изгибе мочек, и о том, как мне бы хотелось покусать их сегодня вечером.
У меня под ложечкой растеклось тепло. Боже, он знал, что сказать, чтобы заставить меня трепетать.
— Я не могу. Работаю.
— Ты работаешь до семи. Не говори мне, что будешь работать, скажем, сегодня в восемь вечера?
— Я работаю в две смены, — тут же ответила я.
— Во сколько заканчивается твоя смена?
Краем глаза я заметила всполох красного платья Жизель, когда она проходила через офис. Я замерла.
— Если ты хочешь опять увидеть меня, — выпалила я, — запланируй встречу через службу знакомств.
— Что…
Я положила трубку, прежде чем он смог закончить, и уткнулась лицом в ладони.
Безопасность Сары одержала верх над моим сердцем, и если изгнание Бью было тем, что я должна сделать ради ее безопасности, я это сделаю.
Я повторяла себе эти слова снова и снова, надеясь, что это поможет избавиться от боли в груди.

Бью был не из тех, кто легко сдается. Несколько часов спустя он появился в офисе с огромным букетом цветов в руках.
При виде него я встала и стиснула руки, чтобы по-девчоночьи не поправить волосы.
— Ты не должен быть здесь. Я не могу встречаться с тобой, если только ты не организуешь встречу через службу знакомств.
— Службу, — протянул Бью. — Именно поэтому я здесь. Где Жизель?
Я нахмурилась и махнула рукой в сторону ее кабинета:
— Вернулась.
Бью кивнул и постучал в дверь ее кабинета. Через мгновение он исчез за дверью. Я повернулась, ища взглядом Сару — ее сверхъестественный слух пригодился бы, чтобы подслушать их разговор. Но верная себе, она исчезла, как только увидела Бью.
Бью провел в кабинете Жизель полтора часа. Не то чтобы я засекала. Или подслушивала под дверью — все равно ничего не услышала. Спокойная светская болтовня, продолжавшаяся все то время, что он пробыл там, время от времени перемежалась гортанным раскатистым смехом Жизель. При звуке громогласно-басистого смеха Бью у меня подкашивались колени.
Я радовалась, что они так славно проводят время вместе.
Бью вышел из кабинета Жизель без цветов и одарил меня лениво-самоуверенной улыбкой, к которой я уже привыкла.
— Еще раз привет, — сказал он, направляясь к моему столу, за которым я пыталась принять деловой вид. Он остановился напротив меня, прямо в поле моего зрения.
Я встала и схватила большую стопку скоросшивателей.
— Я действительно занята, Бью.
— Разве тебе не любопытно — ну хотя бы саму малость, — о чем я говорил с Жизель?
Я открыла картотеку и засунула скоросшиватели с пометкой «Q» в папку «J». Какая разница? Позже переложу.
— Хорошо, о чем вы говорили?
— Ты и я — встречаемся друг с другом. Жизель дала «добро», у тебя не возникнет никаких проблем. Более того, сегодняшним вечером у нас свидание.
Я уронила еще одну стопку скоросшивателей в первый подвернувшийся ящик. Если бы только он знал правду: я еще не в беде, потому что уступаю шантажу.
— Здорово, — сказала я, постаравшись, чтобы мой голос звучал восторженно. — Жду не дождусь.
Вообще-то, небольшая эгоистичная сторона моей натуры была полна энтузиазма от перспективы новой встречи с ним. Практичная же сторона, размышляющая о безопасности сестры, была обеспокоена. А в целом, я очень тревожилась из-за Жизель.
— А что насчет оставшейся части недели? До того, как начнется твоя «течка»?
— Если ты готова терпеть меня, то с этим все улажено, — ответил он с улыбкой.
У меня не было выбора.
— Уверена, что справлюсь, — ответила я, стараясь, чтобы мой голос прозвучал дразняще и беззаботно. — Ты не сильно-то мне по душе, но придется пострадать во имя благого дела.
На его лице заиграла нахальная усмешка. У меня в животе запорхали бабочки при мысли, что так скоро опять увижусь с Бью. Это ощущение лишь возросло, когда он приблизился ко мне и положил руку на мою ладонь. От него исходил потрясающий запах. Запах разгоряченного солнцем мужского тела. Мне захотелось лизнуть его и понять, каков он на вкус.
От этой мысли я покраснела.
— Вечером в восемь, — произнес он, и мягко прикоснулся к моим волосам, собранным в «хвост». — Ужин. И, пожалуйста, распусти свои волосы. Ради меня.
Жизель вышла из своего кабинета; при виде нас, стоящих так близко друг к другу, на ее миловидном лице появилась тень недовольства. Я отскочила от Бью и врезалась в картотеку. О-ох.
Бью посмотрел на Жизель, потом взял меня за руку и легонько поцеловал тыльную сторону ладони.
— Заеду за тобой сюда, — сказа он и покинул офис, быстро кивнув и улыбнувшись Жизель.
Ё-моё. Жизель. Застыв рядом с картотекой, я не шевелилась пока Бью не скрылся из виду, и не звякнули стеклянные висюльки колокольчика на парадной двери. Жизель скользнула ко мне как змея, увидевшая добычу.
— Ты встречаешься с ним в восемь.
Напряжение в моих плечах ослабло.
— Знаю. — Я осторожно забрала у нее информационный лист.
— Чтобы успеть, ты должна быть одета и готова выехать в два.
Где же мы будем ужинать? У черта на куличках?
— В два?..
Она ослепительно улыбнулась.
— У тебя свидание с одним клиентом в два-тридцать. С другим — в пять. Затем в восемь ты встречаешься с Бью, чтобы утихомирить его.
Для максимального использования своей новой игрушки (читай: меня), она собиралась устраивать свидания одно за другим. Мне показалось, что меня вываляли в грязи, но я отогнала прочь от себя это чувство. Я бы все равно согласилась, даже если бы из-за этого пришлось чувствовать себя использованной.
— Хорошо, — сказала я, сделав глубокий вдох. А затем спросила: — Одежда?
Она достала из кармана платья (откуда в такой вещице карманы?) розовую визитку и подала ее мне:
— Заглянешь к моей подруге Франческе, в торговой центр «Галерея» на Пятой авеню. Она подберет тебе приличную одежду. — Жизель изучающе уставилась на меня. — Посмотрим, возможно, она еще что-нибудь придумает с твоими волосами и макияжем. Нам нужно, чтобы ты выглядела невинной, но соблазнительной.
— Верно, — сказала я, забирая у нее визитку. Краем глаза я увидела, как из регистраторской выскользнула Сара, и так же быстро вернулась обратно при виде Жизель.
— Так с кем же я встречаюсь? — Я выдавила из себя улыбку.
— Не помнишь мистера Джейсона Картланда? Он заходил вчера.
На мгновение я растерялась, а затем охнула:
— Горячий парень? Вер-пума? — Кажется, в последнее время у нас избыток сексуально-озабоченных вер-пум.
— По всей видимости, да, — самодовольно ответила она. — Он твой с половины третьего.
Что ж, это может быть не так уж и ужасно. Джейсон был красивым мужчиной, и он казался милым. А еще приличным, несмотря на его белоснежно-ослепительную улыбку.
— А кто на пять?
— Его зовут Гарт, — ответила Жизель с таким восторженным видом, словно перед ее глазами вспыхнул знак доллара. — Он очень богат. Средних лет, никогда не был женат. Автор кантри-песен. Ему нравятся бейсбол и грузовики. Он — настоящая находка.
Брр…
— Звучит прекрасно, — сказала я. — А он?..
Высокий? Низкий? Жирный? Мерзкий? Глухой? Немой? Боже, надеюсь, он окажется немым.
— Он — нага.
Я побледнела.
— Змея?
Я ненавидела змей.
— Змея, — подтвердила она. — И ты собираешься рассказать ему о том, как сильно любишь змей. Ясно?
— Я люблю змей, — восторженно-идиотским тоном повторила я, как попугай. — Змеи, бейсбол и кантри-музыка. Мои любимые вещи.
— Хорошая девочка, — сказала Жизель и похлопала меня по щеке, как собаку.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #10 : 30 Января 2012, 15:08:20 »

Глава 5

Пару часов спустя, я выглядела совершенно восхитительно и чувствовала себя абсолютно несчастной. Франческа подобрала для меня несколько нарядов, и ни один из них — ни в малейшей степени — не был практичным. На данный момент я была утянута в короткое кружевное черное платье и обута в ужасно милые, но невероятно высокие «шпильки» — ноги заныли уже через пять минут, но мне пришлось признать, что эффект был впечатляющим.
За все приходится платить.
Подобрав мне одежду, Франческа послала меня в салон красоты. Моим длинным прямым волосам был придан объем — их начесали и уложили феном с точностью до сантиметра. В конечном счете, белокурые пряди были витиевато уложены на затылке, искусно взъерошены и до хруста залиты лаком. Волосы выглядели великолепно, пока вы не трогали их. Визажист изыскано подвел мне глаза серой подводкой, благодаря чему они стали казаться больше, и придал лицу искусственный румянец. Конечный результат оказался просто блестящим — я очень смахивала на ingénue, достигшую брачного возраста.
Кажется, Джейсон тоже так посчитал, а его взгляды, которыми он меня одаривал, собирались стать причиной моего постоянного румянца.
Как я и помнила, с головы до ног Джейсон был ослепителен. У него было крепкое телосложение — сплошные мускулы и загорелая кожа, в то время как Бью скорее был худощавым, но с очень широкими плечами. Он был одет в угольно-черный шерстяной пиджак и в светло-голубую шелковую рубашку с расстегнутым воротом. Во всем, за исключением одной вещи, он походил на богатенького плейбоя. При всем своем великолепие и деньгах, Джейсон был очень сильно надушен дешевым одеколоном. Чрезмерно. Невыносимо. Либо «Брют», либо «Олд Спайс».
Тем не менее, характер мужчины определяется не качеством или количеством его одеколона, поэтому я решила не обращать на это внимания и вяло улыбнулась Джейсону поверх своего стакана с водой.
— Это все, что ты собираешься есть? — спросил он, указав на мою небольшую порцию салата. — Пожалуйста, заказывай все, что хочешь.
Я едва заметно пожала плечами:
— На самом-то деле, я не очень голодна. — Вообще-то, я была голодной, как волк, но Жизель запланировала для меня еще два ужина, поэтому я поумерила аппетит. К тому же, все, что попадало мне в рот, имело привкус «Олд Спайса». Поэтому я попивала воду и с заинтересованным видом слушала болтовню Джейсона.
И старалась не думать о Бью. Вот он действительно приятно пах. Прошлой ночью, когда я прижималась к нему, от его кожи исходил едва ощутимый пряный аромат, происхождение которого я так и не выяснила. Может, дезодорант, а может гель для душа. Неуловимо-тонкий и кристально-чистый.
В носу засвербело. Для себя я точно решила — мне нравится неуловимо-тонкий и кристально-чистый аромат.
— …друзья с Бью Расселлом?
Я вновь сосредоточилась на своем спутнике, который озарял меня мегаваттно-белоснежной улыбкой.
— Извини, что?..
— Я спрашивал о Бью. Он твой друг?
Я озадаченно уставилась на него. Он слышал мой телефонный разговор, и после этого называл нас «друзьями»?
— Наверное, можно и так сказать. — Как называла это Жизель? Подыграть?
— Я слышал, он очень важная персона в его клане.
Разговоры о нем делали меня несчастной, поэтому я коротко ответила:
— Не знаю.
К моему облегчению, он понял намек и перевел разговор на другую тему. Джейсон оказался изумительным спутником — остроумным, обаятельным, он смеялся над моими попытками пошутить, и даже заставил меня почувствовать себя хорошенькой. Женщины, проходя мимо нашего стола, замедляли шаг, чтобы получше его рассмотреть. Он частенько касался моей руки и пожирал взглядом, не скрывая, что хочет съесть меня как конфетку.
Тогда почему же у меня из головы не выходит мужчина, с которым провела прошлую ночь? Оба мужчины были вер-пумами. Оба были красивы. Джейсон был воплощением любезности, в то время как игривая улыбка Бью сводила меня с ума от желания.
Я разрывалась между двумя пумами — как ни странно, но это не та проблема, возникновение которой я могла представить в своей жизни.

Мое следующее свидание оказалось не намного лучше.
Оно проходило еще в одном ресторане (по заранее оговоренной схеме, разумеется) и начало было неплохим. По крайней мере, первые пять минут. После чего, мы прямиком устремились в непролазные дебри неловкости.
— Итак, — произнес Гарт-нага, — чем вы занимаетесь?
Он рассматривал меня с откровенным интересом — его взгляд покоился в моем декольте. По крайней мере, Джейсон обладал большей благопристойностью — он смотрел мне прямо в глаза.
Я начала ковырять вилкой в курином пармезане. Должна ли я признаться, что работаю в агентстве, или лучше солгать? Пока я колебалась с ответом, Гарт быстро высунул и убрал язык, облизав губы. Боже милостивый, неужели эта штуковина раздвоенная?
После увиденного, я отвлеклась на мгновение, поэтому пришлось собираться с мыслями.
— Я профессиональный бухгалтер.
Раздвоенный язык — по мне так это серьезный повод для нервного расстройства.
— Очаровательно, — сказал он тоном, подразумевающим, что бухгалтерия будет поскучнее пенополистирола. — Так как же вы попали в агентство Жизель? Оно весьма эксклюзивно.
Иными словами, как непритязательному человеку удалось стать достойным внимания?
— О, обычным способом. — Я не знала, что под собой подразумевает «обычный способ», но готова была поспорить, что он тоже не в курсе. Что-то скользнуло по моим туфлям, и я подскочила. Что за херня? Неужели это его хвост?
Он одарил меня взглядом, который как предполагалось, должен был быть соблазнительным.
— Люди, имеющие разрешение — довольно редки, — произнес он, не отрывая взгляда от моей шеи, словно я носила на ней своеобразный проблесковый свето-маяк. Мог ли он видеть метку Бью? — Особенно девственницы.
— Это Жизель сказала вам, что я — девственница? — наигранно-небрежным тоном спросила я, не выказывая, что на самом деле захожусь в безмолвном крике. Как если бы спросила у своего спутника, к какой партии он принадлежит — к Республиканцам или Демократам? Или к нагам.
Гарт удивился моему вопросу и сделал еще глоток вина, ощупав языком край бокала. Ага, точно раздвоенный. Я подавила дрожь.
— Да. Девственницы крайне желанны, — произнес он. — Вы были заявлены, как заслуживающая внимания, вы здоровы, и вас считают равноправной парой для любого члена Альянса.
Я обрадовалась, что ничего не съела, в обратном случае, я бы точно извергло содержимое желудка обратно.
— Парой? — спросила я. — Как мило. — Подфартило. Я подняла бокал с вином и взболтала его, надеясь, что со стороны выгляжу так, как будто знаю, что делаю. Я понятия не имела, почему люди взбалтывают вино.
Гарт наклонился вперед.
— Занято ли ваше сердце другим?
Его не-понятно-что еще раз скользнуло по моим туфлям.
Фу! Если Жизель думала, что сможет шантажом вынудить меня выйти замуж за одного из ее клиентов — после того, как выдоит их до последнего цента, — она жестоко ошибалась. Я не собиралась сочетаться браком с этим дядей. Более того, я уже начала побаиваться остальных кавалеров, которых она выстроила в очередь ко мне, за исключением Бью. Гарт снова уставился на мою шею, как если бы хотел закрыть метку Бью своей. Я скользнула рукой к ключице и прикрыла метку.
— Вот это да! Взгляните на время, — сказала я, изображая удивление. Словно я была настолько очарована нашим свиданием, что совершенно потеряла счет времени. Я положила салфетку на стол. — Мне уже нужно скоро уходить.
Со страстным выражением на лице, он потянулся к моей руке.
— Я никогда не встречал такой, как вы, — провозгласил он, зажав в потных ручонках мою ладонь. — Вы — красивы, отвечаете изощренному вкусу и… девственны.
Очевидно, Гарт давно ни с кем не встречался, если решил, что я «отвечаю изощренному вкусу». И на меня немного нагоняло жути, что он продолжает кидаться такими словами (и его производными), как «девственница». Я попыталась вытащить руку из его ладоней.
— Как мило с вашей стороны.
— Мы должны встретиться еще раз, — сказал он, не позволяя мне высвободиться. — Я мог бы даже влюбиться. — Его взгляд вновь метнулся к загадочной метке на моей шее, которую казалось видят все, кроме меня.
Был бы он хотя бы вполовину так сражен, если бы меня уже не «застолбили»? Сомневаюсь.
— Извините, мне нужно сходить припудрить носик.
Он поднес мою руку, с которой не желал расставаться, к губам и поцеловал тыльную сторону ладони, пройдясь языком по коже. Я едва смогла подавить дрожь отвращения.
— Туалет, — взвизгнула я и резко выдернула ладонь из его рук, после чего схватила сумочку и помчалась в дамскую комнату.
К уборной была приставлена дежурная, которой я дала двадцатку:
— Не подскажете: здесь есть черный выход?
Она понимающе взглянула на меня:
— Это ваш кавалер там, в галстуке «боло»  и желтом жилете?
— Он самый. Вы должны помочь мне, — сказала я и наклонилась к ней: — По-моему, он носит шпоры.
Она содрогнулась.
— В кухне есть выход. Я проведу вас туда.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #11 : 30 Января 2012, 15:13:15 »

Глава 6

Написав записку на салфетке, я попросила дежурную передать ее моему кавалеру. Кратко описав причину своего ухода, я надеялась, что записка покажется безобидной и незамысловатой (в угоду ранимой чувствительности Жизель). Я сослалась на «женские проблемы», и извинилась за столь внезапный уход, хотя подозревала, что девичьи дела не отпугнут его. В конце концов, у таких мужчин, как он, была веская причина быть одинокими. И этой причиной было невежество.
Все связанные мысли улетучились из моей головы, как только я вошла в агентство и увидела Бью. Он стоял, засунув руки в карманы свободной серой куртки. Обернувшись, Бью улыбнулся мне, медленно и чувственно. Я чуть ли не опьянела при виде него.
Красавец. Я никогда не устану смотреть на него.
Когда я приблизилась к нему, его ноздри затрепетали и улыбка померкла.
— Духи? — Затем он перевел взгляд на мои волосы. — Ты выглядишь… мило.
В его словах прозвучало одобрение. Мне уложили волосы и сделали профессиональный макияж, а он уже смотрел на меня, как на иностранку. Я лишь улыбнулась и покачалась на причиняющих боль, но симпатичных каблуках.
— Рада видеть тебя снова, — сказала я и тут же почувствовала себя идиоткой. С последней нашей встречи прошло только полдня.
— Пойдем? — Он вежливо мне улыбнулся, но это была не та сексуальная улыбка, которую я помнила. Что-то было не так? Бью относился ко мне, как к незнакомке. Раньше бы я не обратила на это внимания, но после своих мечтаний о том, чтобы вновь прижаться к нему в кровати (дыхание перехватило, от сексуальных фантазий в ногах появилась слабость), меня обеспокоил его взгляд.
Бью взглянул на меня:
— Ты голодна? Можем просто сходить выпить, если хочешь.
Что ж, хотя бы взял на себя труд сделать оговорку насчет выпить. Мне не хотелось давать ему поводов для ссоры, поэтому в ответ, я лишь ослепительно улыбнулась.
— Ужин — нормально. Мне нравится итальянская кухня.
Одно жаль — я пробовала ее сегодня уже дважды.
За этим последовало совершенно неуклюжее свидание, которое когда-либо было у меня — если можно так выразиться. Я пыталась поесть, равно как и насладиться сама собой, но мой желудок был полон из-за предыдущих ужинов, и его нещадно крутило.
Бью молчал и методично пережевывал пищу. По крайней мере, у него были хорошие манеры — пользовался ножом, салфеткой и был вежлив по отношению к официанту. И только я сидела бесхозно, потому что он игнорировал меня.
Проглотив еще несколько кусочков, я не могла больше выносить — ни еды, ни молчания.
— В чем дело?
На его лице на миг отразились эмоции и тут же быстро исчезли. Он положил вилку.
— Во многом. Тебе не хочется быть здесь со мной?
— Просто устала, — призналась я. — У меня выдался длинный денек на работе. — Предыдущие два свидания определенно смахивали на работу. Мне пришлось улыбаться, быть дружелюбной и притворяться заинтересованной, чтобы выглядеть веселой все время. Я подняла свой бокал. — Как прошел твой день?
— Это был сущий ад.
Я поперхнулась шардоне.
— Я… извиняюсь. Что-то случилось?
Он провел рукой по лицу.
— Все и ничего. Извини, просто я… давай не будем говорить об этом сегодня, идет? — Бью сложил вдвое салфетку и положил ее на стол.
— Да, — сказала я, ощущая себя дурой из-за того что во мне заклокотала обида. — Конечно.
Так много проблем из-за того, что я встретилась с ним. После всего случившегося, казалось, это уже не будет проблемой. Я должна была бы чувствовать восторг, облегчение. Что-то хорошее. Но все, что я чувствовала, было самым-самым настоящим разочарованием.
— Давай убираться отсюда, — сказал Бью и встал, бросив стопку банкнот на стол. Он подошел ко мне, помог выдвинуть стул, и я ощутила, как в нем бурлит разочарование.
Да что с ним такое сегодняшним вечером?
Облегчение и печаль боролись во мне на всем обратном пути в офис. Крошечная часть меня была рада, что мне не придется идти на еще одно изнурительное свидание — одной проблемой меньше на моей тарелке, полной неприятностей. Но то, что я не увижу Бью снова, беспокоило меня сильнее, чем я хотела допускать. Мы затронули нечто глубинное, и неожиданно я поняла, что хочу встречаться с ним чаще. Возможно, мы могли бы пропустить по стаканчику в каком-нибудь прокуренном баре, чтобы заглушить запах Сары. Или еще чей-нибудь.
Ему требовалась найти женщину до субботы, если к тому времени мы не придем к соглашению, тогда ему нужно будет найти кого-то другого, потому что «течка» не примет никаких объяснений.
Мы дошли до погруженного в темноту стрип-молла, где располагались «Полуночные связи», и Бью остановился у входной двери. Я знала, что если бы сейчас он ушел, он ушел бы из моей жизни. И мне это уже начинало казаться прощанием.
Бью слабо мне улыбнулся, сверкнув кошачьими глазами в лунном свете.
— Мне очень жаль, Бетсэйби.
Я потянулась к нему и, схватив за отворот куртки, удержала, прежде чем он успел отвернуться.
Он удивленно посмотрел на меня.
— В чем дело?
— Я хотела подарить тебе это, — выпалила я на одном дыхание и поцеловала его.
На долю секунды его рот был неподатлив, но затем Бью стиснул меня в объятиях, разомкнул губы и его язык, словно ворвался в мой рот. Я начала поцелуй, но Бью его продолжил, давая ясно понять, что привык быть завоевателем.
И… ох-х… одно лишь ощущение его языка, порхающего у меня во рту, заставило мои пальцы поджаться в туфлях. При каждом соприкосновение наших языков, меня кидало в жар, я еще сильнее вцепилась пальцами в отворот куртки, притягивая его как можно ближе к себе.
Поцелуй был порочным и собственническим; с каждым взмахом его языка, я чувствовала, как он предъявляет на меня свои права, и объявляет своею… И мне очень хотелось быть его. Он зарылся пальцами в мои волосы и…
Мне показалось, что у меня на затылке выдрали каждую прядь. Визгливо вскрикнув, я отскочила и схватилась за его руку, которую он пытался вытащить из беспорядочно уложенных залакированных локонов.
— Ой! Что ты творишь?
— Я лишь попытался прикоснуться к твоим волосам, — ответил он. — Какого черта ты сделала с ними? Они все склеились. Твои волосы — великолепны, когда ты не укладываешь их на манер пуделя.
Чего?!
— Еще чего не хватало, только пуделем ты меня не называл!
Он потянул хрустящий пучок волос.
— Извини, Бетсэйби, — хрипотца, с которой он произнес мое имя, была похожа на ласку. — Прошлой ночью твои волосы были прекрасны. Сегодня они похожи на гнездо, а пахнут и того еще хуже. Вы словно договорились с Жизель сделать из себя страшилок.
— Черт! Это последний раз, когда я попыталась поцеловать тебя. — Чувствуя себя уязвленной, я шагнула назад. Он был прав в том, что я не была похожа на саму себя — подозреваю, это было частью плана Жизель. Но меня очень ранили его слова.
Он снова обнял меня за талию и притянул к себе так близко, что наши губы практически вновь соприкоснулись. Благодаря высоким каблукам я стала выше ростом, и наши глаза оказались на одном уровне. Он усмехнулся:
— Нет, не последний.
Мне понравилось, как он задержал одну руку на моей талии, а вторую переместил на поясницу. На миг потеряв голову от возбуждения, мне захотелось, чтобы он опустил ее немножечко пониже.
Ага, я была своеобразной девственницей.
— Я извиняюсь за сегодняшний вечер, — сказал Бью вполголоса, и мой взгляд устремился к его чувственному рту, который находился в дюйме от моего. — Сегодня он выдался… неважным.
— И не говори, — пробормотала я. — Что беспокоит тебя?
Мгновение, он, казалось, сопротивлялся, но потом все же сдался:
— Это все политика оборотней. Не уверен, что тебе будет интересно.
Я схватила его за отворот куртки и легонько встряхнула.
— Меня интересует все, что связано с тобой, — ответила я, и поняла, что это правда.
Вот ведь дерьмо! Из-за этого все станет сложнее.
Я была награждена слабой полуулыбкой, которая быстро исчезла с его чувственных губ.
— Все дело в Саванне — вер-пума, у которой скоро начнется течка. Она в опасности.
— Что ей грозит?
И опять эта нерешительность. Затем он наклонился ко мне и уперся лбом о мой лоб, от чего наши носы соприкоснулись.
— Она у волков. Они похитили ее и собираются удерживать в заложниках, пока я не отдам им другую женщину — вервольфа. Они убеждены, что я скрываю одну из их рода.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #12 : 30 Января 2012, 15:14:54 »

Глава 7

Мне стало нечем дышать. Я уставилась на Бью.
— Женщина… — я задохнулась на этом слове. — Вервольф?
— Они — обезумели, — согласился Бью с подавленным видом. Он провел рукой по лицу, и неожиданно стал выглядеть очень уставшим. — Словно мы и правда скрываем от них самку вервольфа.
О, Господи, все становится только хуже и хуже. Я вынудила себя принять сочувственный вид, хотя хотелось закричать от ужаса.
— Мы можем об этом поговорить?
Пожалуйста, пожалуйста, поговори об этом. Расскажи мне все, что знаешь.
Бью указал на скамейку на дальней стороне тротуара, напротив автостоянки. В солнечные дни, мы с Сарой обедали там и непринужденно болтали. Сегодня же я уставилась на скамейку, как если бы она была моим врагом.
Я рухнула на один конец скамьи, Бью — на другой. Он дотянулся до моей руки, и я позволила ему взять себя за руку. Напуганная до смерти и не в силах совладать с собой, я лишь смотрела на него невидящим взором. Казалось, ему необходимо было прикасаться ко мне — он переплетал свои пальцы с моими и поглаживал внутреннею сторону моей ладони.
— У волков больше женщин, чем может предоставить Альянс, — сказал он. — На мой взгляд, это одна из причин, почему волки редко обращаются в службу знакомств. С их стайными правилами иерархии и тем, что у них больше женщин, чем в любых других кланах оборотней, им не так уж это и требуется. Но вот чего они не выносят, так это беглецов.
Я тяжело сглотнула:
— А… они ищут беглецов?
— Если и так, то мне о таких неизвестно. — Он продолжал переплетать свои пальцы с моими и не встречался со мной взглядом. — Вервольфам не нравится, когда кто-то оставляет стаю. Они полагают, что стая управляет жизнью каждого, даже тех, кто не хочет, чтобы ими управляли. Они — судьи, присяжные и палачи. И так как я не помог им в поисках, они теперь считают, что мы укрываем их беглянку. — Его губы сурово поджались. — Они схватили Саванну вчера. В ее брошенной машине была оставлена записка, в которой говорится, что если через неделю мы не вернем им ту женщину, они убьют Саванну.
А у Саванны в субботу начинается течка. Час от часу не легче!
— Что ты собираешься делать? — тихо спросила я.
Бью скривил рот:
— Еще не решил. Меня не привлекает мысль вручить волкам какую-нибудь молодую девчушку, тем более зная, какие они.
Я тоже знала каковы волки. Моя рука задрожала в его.
Он ошибочно принял это за озноб и притянул меня к себе, обняв одной рукой.
— Но и с Саванной я тоже не знаю, что делать. Рэмси шел по ее запаху, но к этому времени след уже остыл. Так что, мы заняли выжидательную позицию… посмотрим, что произойдет.
Я отстранилась от него.
— Бью, — начала я, решившись положить конец нашим отношениям, хотя испытывала к нему влечение и хотела опять поцеловать его. — По-моему, сейчас не самое подходящее время для наших встреч…
Его глаза сверкнули в темноте, на лице промелькнуло загнанное выражение.
— Бетсэйби, не говори этого. Ты нужна мне. Пожалуйста.
Я видела, что он не привык просить о таких вещах, и на миг заколебалась, но потом все же встала и произнесла:
— Мне очень жаль, Бью. Но я не могу.

Надев наушники, Сара возилась с какой-то программой, когда я вошла в агентство. Она подняла глаза, когда я прошла мимо нее.
— Привет. Как прошли свидания?
Я отмахнулась от нее, давая понять, что не хочу говорить об этом, особенно в присутствии других. Мэри и Райдер сидели за своими столами, непринужденно болтая и ожидая телефонных звонков. Они посмотрели на меня, но подходить не стали, словно почувствовав, что я нуждаюсь в свободном пространстве. Хорошо хоть Жизель не было на работе. Я не хотела сейчас лицезреть ее злорадную рожу. Мне требовалось все осмыслить.
Я села и уставилась на свой компьютер. Входящая почта трещала по швам, голосовая — мигала, а монитор был усеян стикерами с заметками… но все это могло бы подождать до завтра.
Я не знала, что делать.
Волчья стая разыскивала Сару. Член клана Бью был похищен и удерживался с целью получения выкупа. Я разорвала отношения с умным, забавным, великолепным мужчиной, который нравился мне больше, чем моя любимая работа. А моя начальница собиралась сделать из меня спутницу наги.
Если когда и было время для бегства, так оно наступило.
Я схватила свой платок и скинула туфли.
— Сара, пошли домой.
Нам нужно было хорошенько все обсудить в тишине. Я бы растолковала ей смысл сказанного Бью, затем мы упаковали бы вещи и спокойно уехали из города. И никогда, ни за что бы на свете не вернулись обратно. Мы начали бы все заново. Где-нибудь, где нет волчьей стаи — если такое место вообще имеется на земле.
Возможно в Гренландии. Ведь в Гренландии должны же требоваться офис-менеджеры, не так ли?
Потом я подумала о Бью, и устало опустила плечи.
Я не могла думать о нем. Не могла.
Сара сняла наушники.
— Конечно, я все равно уже закончила. — Она не скрывала настороженности, потому что почувствовала мой страх.
— Здорово, — сказала я, заставляя свой голос звучать непринужденно. — Я хочу проверить все ли в порядке дома. Ставлю десять баксов, что Майк перешерстил мой ящик с бельем.
Она рассмеялась и чуть ослабила напряженные плечи. Да и я, увидев ее ответную улыбку, почувствовала себя менее взвинченной.
Так как наша машина была оставлена дома, нас подвезла Райдер. По дороге домой, у меня в голове крутились разрозненные мысли.
Сара была в опасности.
Я не могла перестать думать о Бью.
Нам с Сарой нужно было бежать… но больше всего мне хотелось позвонить Бью и все объяснить. Но что если он скажет, что Сара — именно та, кого ищут волки?
Изнуренная мысленным «пинг-понгом», я вяло попрощалась с Райдер и, выскользнув из машины, направилась к крыльцу. Увидев, что свет в доме выключен, я начала копаться в своей сумочке в поиске запасного ключа. У меня так сильно тряслись руки, что все ее содержимое вывалилось на крыльцо и разлетелось в разные стороны.
Я быстро чертыхнулась.
— Ты сегодня нервная какая-то. Должно быть, свидание прошло не хорошо, — сказала Сара и, прошмыгнув мимо меня, вставила свой ключ в дверной замок. — Позволь мне открыть дверь.
Я начала собирать развалившееся барахло и обратно закидывать его в сумочку.
— Извини. Что-то голова сегодня вообще не работает.
— Я знаю, как ты себя чувствуешь, — ответила сестра, проворачивая ключ в замке. Взявшись за дверную ручку, она толкнула дверь и тут же испуганно отскочила назад. — Чертовщина какая-то.
Я собрала последние вещи и застегнула «молнию» на сумочке.
— Какая чертовщина?
Она насупила тонкие брови, посмотрев на меня.
— Кажется… кажется, я только что заперла, а не открыла дверь. — Она снова повернула ключ и замок щелкнул. — Ого, действительно странно.
Меня охватило беспокойство. Я прикоснулась к ее руке, прежде чем она шагнула внутрь.
— Ты чувствуешь что-нибудь?
Сара скривилась:
— Только свои духи. Незадолго до твоего прихода в агентство приходила вер-рысь и я хорошенько попшикалась ими.
Я вытащила мобильный телефон и крепко его стиснула. Смотря на сестру, я непрестанно думала о том, что волки ищут беглянку.
— Я иду внутрь, — прошептала я. — Ты остаешься здесь!
— Ни за что! — Она тряхнула головой. — Ты кого-то подозреваешь?
Я не могла пока ей рассказать. Поэтому распахнув дверь, я приложила палец к губам, чтобы утихомирить ее. Тяжело сглотнув, я заставила себя шагнуть в наш небольшой холл. В доме царила кромешная тьма, от которой мой страх лишь усилился. Мы всегда оставляли свет включенным. Либо Майк выключил свет, либо кто-то еще.
— Жди здесь, — прошептала я, прекрасно понимая, что скорее всего, Сара не сделает этого.
Продвинувшись по коридору, я нащупала выключатель. В холле зажегся свет, я прищурилась, заметив, что Сара следует за мной. Она принюхивалась к воздуху.
Я осмотрелась в прихожей, затем сделала несколько шагов вглубь дома и почувствовала, что здесь кто-то был. Меня захлестнула тревога.
— Я чувствую… что-то, — прошептала Сара.
— Что? — У меня все похолодело внутри.
— Словно разворошили гниющий мусор… как прошлой ночью.
Заставив себя сделать шаг вперед, я направилась на кухню. У нас в кладовке хранилась бейсбольная бита — в качестве меры безопасности от непрошеных гостей.
На верхнем этаже послышалось какое-то движение, раздался скрип половиц.
— Что это? — спросила Сара, хотя мы обе догадывались что.
Я развернулась и толкнула ее в сторону входной двери:
— Бегом отсюда.
Она замотала головой:
— Нет! Я не оставлю тебя.
Тьфу ты, пропасть! Я схватила ее за руку и потащила в сторону кухни.
— Давай живей, — прошипела я.
Вновь послышался скрип половицы над головой, и что бы там ни было на верху, оно направлялось в мою сторону. Нашу сторону. Очень скоро оно повернет за угол, и спуститься вниз по лестнице.
Для меня не составляло особого труда тащить за собой хрупкую Сару.
— Что ты делаешь?..
— Тсс! — Я открыла кладовку и затолкнула ее внутрь. — Не выходи, пока я не позволю.
— Но… — Ее глаза были широко распахнуты, в них читался страх.
— Просто оставайся на месте. Хо-о-орошая псина! — сказала я и закрыла дверь.
Над головой громко заскрипели половицы и я услышала, как кто-то грузно начал спускаться по лестнице — одна ступенька, другая.
Я обежала небольшой кухонный островок, пробираясь к столовым приборам. Схватив большой разделочный нож, стоявший в специальной деревянной подставке, я начала нервно крутить его в руках.
С лестницы продолжала доноситься тяжелая поступь. Затем звук приземлившегося тела в основании лестницы и скрежет когтей о половое покрытие.
Это был не человек.
Желание закричать от страха стало невыносимым, но я заставила себя собраться. Если это не человек, то он вероятней всего очень быстр. И это означало, что мне нужно быть вовсеоружие.
Воздух наполнил тяжелый запах прогорклого жира, и неожиданно мне показалось, что одного ножа будет не достаточно. Что бы это ни было, пахло оно… ужасно. Как раздавленное на дороге животное, которое пролежало на солнце три дня. Да еще это ужасное, быстрое клацанье когтей.
Дом сотряс низкий рык.
Я пересекла комнату. Я не смогла бы спастись бегством или посредством своей мышечной массы, но я, по крайней мере, могла бы увести его подальше от Сары.
Выйдя из кухни, я разглядела в дальнем конце холла темный силуэт, обращенный ко мне лицом.
Меня удивило, что это не волк. Да и на любого другого, виденного мной оборотня, оно тоже не походило. Оно напоминало скорей какую-то разновидность кошки… ну или что-то типа того. Под упругой грязной шкурой бугрились широкие выпуклые мышцы. Пасть животного была искривлена в оскале, обнажившем острые зубы, глаза налиты кровью. Оно было вдвое выше любого нормального льва, и в холке почти достигало мне до подбородка.
Вот дерьмо, большим ножом тут не отделаешься.
Как только существо двинулось ко мне, я отступила на кухню и захлопнула дверь. Оно врезалось в дверь, отчего та затрещала на петлях. Задыхаясь, я бросилась к островку и рванула свой ящик «на экстренный случай».
Я вытащила заостренный деревянный кол и отшвырнула его в сторону. Не вампир. Крест, святая вода, зеркало — все не годиться…
Дверная коробка вновь затрещала, и до меня донесся треск расколотого дерева.
Скорей, скорей! Я схватила пластиковый мешок, в котором хранила волчий аконит — он оказался пустым. Дерьмо-о-о! Я лихорадочно добралась до задней части ящика… и нашла раствор жидкого серебра. Идеальное анти-оборотневое зелье.
Чудовище по другую сторону двери зарычало, после чего вся дверная коробка разлетелась в дребезг. Красные глаза уставились на меня, и существо, разинув клыкастую пасть, издало неземной вопль.
Я ударила бутылкой о край островка и отбила ей горлышко. Существо сделало два шага ко мне, и я выплеснула на него содержимое бутылки.
Густая жидкость растеклась по морде существа. Оно закричало от боли. Упав на передние лапы и извиваясь на полу, существо начало царапать большой когтистой лапой морду, обнажив в отвратительном оскале желтые зубы. Затем бугристые мышцы перекатились под шкурой, и существо подняло морду ко мне. От страха у меня пересохло во рту. Может, коллоидное серебро не действует на эту тварь?..
Оно взревело и выскочило из кухни.
Я схватила нож и кинулась за ним, поскальзываясь на мокром, грязном полу. В ногу впился осколок стекла, но я не остановилась.
Существо выпрыгнуло в окно гостиной, раздался грохот бьющегося стекла. Издав еще один жуткий вопль, оно скрылось в ночи.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #13 : 30 Января 2012, 15:17:16 »

Дыхание со свистом вырывалось из моих легких, в ушах шумело.
Раздался звон еще одного разбитого окна — на этот раз в холле. Я снова стиснула нож и выставила перед собой лезвие, наблюдая круглыми от изумления глазами, как другая вер-кошка ворвалась в окно. Я метнула оружие в существо. В последний момент оно увернулось, и мой нож проскользил по ковру.
Запаниковав, я сделала шаг назад, не сводя глаз с пришельца. От адреналина потемнело в глазах, по краям заплясали темные мушки. Как только я сделала еще один шаг назад, в голове что-то щелкнуло, и до меня дошло, что существо предо мной было пумой, быстро перекидывающейся в человеческую форму. Один из Расселлов возможно? Наш дом все еще охранялся?
Кавалерия прибыла. Весь адреналин покинул мое тело. Спасена.
— Бетсэйби! — закричала Сара.
Я повернулась к сестре, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Ее глаза блестели, лицо исказилось — верный признак того, что оно собирается видоизмениться в морду, а руки покрывали густые, темно-серые волосы. Ее ступни были в опасной близости от раствора серебра, который выведет ее из строя.
— Сара! Вернись! Не позволяй им увидеть тебя.
— Да забудь ты обо мне, — возразила она, ее слова превращались в рычание, потому что зубы удлинялись и заострялись в волчьи. — Только не убивай Бью!
Бью? Запаниковав еще больше, я затолкала Сару в кладовку, проигнорировав ее волчье тявканье.
— Не выходи, пока всех не разгоню, — прошипела я и кинулась в гостиную.
Я поскользнулась на растворе серебра, которым был залит весь кухонный пол, и, ухватившись за разбитый дверной проем, чтобы удержать равновесие, вывалилась в холл.
— Черт побери, Бетсэйби, — прорычал Бью и, прищурившись, оглядел меня с головы до ног. — Кого ты собиралась заколоть этим ножом?
Он был голым. Абсолютно голым. Его широкие плечи были точно такими же аппетитными, как я и помнила, мышцы четко обрисовывали его худощавую фигуру. У него были прекрасные кубики на прессе живота и четко очерченные, поджарые бедра с хорошо развитой мускулатурой… Великолепное зрелище.
— Я осталась без серебра, — тупо ответила я, продолжая пялиться на его грудь, которая была удивительно совершенна, без единой жиринки.
— Серебра?
— Я… ох, да, — сказала я, стряхнув с себя оцепенение, вызванное его внешним видом. — Не входи на кухню — там повсюду раствор серебра.
Бью схватил меня за запястье и, как это ни странно, прижал спиной к стене. Начиная с плеч, он быстро меня всю ощупал:
— Ты в порядке? Не ранена? Ответь мне.
Я в изумление уставилась на него и попыталась убрать его руки:
— Я в порядке…
Из его горла вырвался низкий рык, и он поцеловал меня.
Его взгляд, словно бушующий океан, поглощал меня. Все рациональные мысли улетучились. Его губы с силой прижались к моим, неистово и собственнически. Его язык скользил меж моих губ, требуя, чтобы я сдалась и подчинилась. Это было восхитительно. Я хотела большего. Я открыла рот, скользнув языком навстречу ему. На миг соприкоснувшись, наши языки переплелись. Его язык ласкал, разжигая во всем моем теле череду трепетных ощущений. Из моего горла вырвался сдавленный стон, за которым последовал его собственнический рык. Мне требовалось это, ох, как же мне требовалось это. Его язык завоевывал, пронзал, овладевал. Боже, на вкус его рот был таким сладостным и…
Я прервала поцелуй. Совсем сдурела? Здесь Сара, которая превращалась в волка, и Бью, который в любой момент может учуять ее запах. Я схватилась за его руки, разрываясь между желанием броситься опять в их объятия и желанием отпихнуть его подальше от себя.
— Бью, как… что ты здесь делаешь?
— Убеждаюсь, что ты в безопасности, — ответил он, отпуская мои плечи. Затем опять резко привлек к себе, начав блуждать руками по моему телу — не сказала бы, что это был защитный или собственнический жест, но мне это нравилось. Проведя пальцами по моей щеке, он встретился со мной взглядом. — Это тоже чертовски неплохой способ убедиться в твоей невредимости. О чем ты думала, столкнувшись лицом к лицу с тем существом?
— А что еще мне оставалось делать? — насупилась я.
— Вы с Сарой должны были бежать…
Я покачала головой.
— За нами началась бы погоня. А так я обеспечила ей безопасность.
— Рискуя своей собственной…
Движимая страхом, я со злостью толкнула Бью в плечи.
Моя сестра — моя забота. Не твоя.
— Ты могла пострадать, — сказал он более мягким голосом. Его глаза подернулись пеленой желания, и он еще ближе придвинулся ко мне. Выражение его лица могло бы растопить масло. А то, как он ко мне прижимался, сказало мне, что Бью действительно взял меня под свое покровительство.
Придя в смятение, я попыталась сменить тему разговора.
— Чем бы ни было то существо, от него разило гнилью. Словно он был мертвецом.
— Это был оборотень какой-то разновидности, — прошептал Бью, поглаживая мои хрустящие волосы. — Но ничего похожего я никогда не встречал.
— Что ты имеешь в виду?
Он промолчал. Неужели он боялся разгласить сверхсекретные тайны оборотней? Похоже, я мелю чушь. Я ударила его в плечо кулаком:
— Рассказывай.
— Ой, аккуратней! У тебя серебро на руках. — Он легонько повел плечом, но из объятий меня не выпустил.
— Извини, — сказала я, отдергивая руки.
— Можешь не убирать их, — пробормотал он рядом с моими губами и ухмыльнулся. — Просто держи их выше пояса.
Отвлеченная этой мыслью, я попыталась сосредоточиться:
— Оборотень… какой разновидности?
— Не знаю, — ответил Бью и отпустил меня. — Мне нужно сделать несколько звонков.
И всего-то? Я проглотила свое разочарование. Он прошел в мою гостиную и поднял трубку стационарного телефона. В моей жизни не было места для сексуальной, участливой вер-пумы, как бы мне не хотелось обратного.
Когда он поприветствовал собеседника на другом конце провода, я на цыпочках прокралась по заляпанному раствором серебра полу к кладовке, в которую упекла Сару. Из нее не доносилось ни звука.
Открыв дверь, я заметила очертание хвоста и клочки одежды.
— Вот и живи теперь здесь, — прошипела я ей. — Я подотру пол и избавлюсь от Бью.
Закрывая дверь, я услышала, как она тихо заскулила в ответ. Подтерев раствор серебра, я отжала тряпку в раковину, затем собрала осколки усеивающие комнату. Как только с уборкой было закончено, я покинула кухню, собираясь увести Бью подальше от Сариного укрытия, где она была беззащитна.
Он стоял посредине холла, по-прежнему в чем мать родила, и… о, боже, у него была славная задница. Я уже видела ее однажды, но и во второй раз она оказала на меня не менее завораживающий эффект. Я восхищалась его телом, пока он разговаривал по моему телефону, мысленно поглаживая широкие плечи и соблазнительный V-образный изгиб стройных бедер. На груди виднелась едва заметная поросль волос, на спине — ни единого. И это прекрасно. У него были очаровательные ягодицы. Небольшие, крепкие и упругие. Мне ужасно хотелось ощутить их мускулистую гладкость… Не доверяя самой себе, я стиснула кулаки, чтобы не потянуться к этому изумительному загоревшему телу.
Он закончил один телефонный разговор, и начал звонить кому-то другому.
— Рэмси? Это я. Мне нужно увидеть тебя.
Как только Бью дал Рэмси мой адрес, я поняла, почему меня так насторожило его появление и вся эта спасательная операция. Он слишком быстро добрался досюда. Я бросила взгляд в сторону кухни, раздумывая о Саре и хмурясь. Что-то не сходилось.
Движимая интуицией, я подкралась к разбитому окну и выглянула наружу. На подъездной дорожке не было «вайпера», зато одежда Бью была разбросана по всему двору. Откуда бы он ни явился, он пришел сюда пешком. А если учесть, как быстро Расселл добрался досюда, должно быть, он был где-то поблизости от нашего дома.
Я отвернулась от окна, умудрившись остаться на удивление спокойной.
— Как ты добрался до моего дома так быстро?
Он положил телефонную трубку на базу. Его серые глаза вызывающе уставились в мои.
— Я был рядом с домом.
— Почему? Я рассталась с тобой.
— А я пришел сюда, чтобы обсудить это, — ответил Бью. — Я знаю, что время выбрано не совсем удачно, но мне все равно. Мне хочется продолжать встречаться с тобой, поэтому я принял решение прийти и все обсудить, но потом я почувствовал запах той дряни. То же самое я почувствовал в такси, Бетсэйби. Тогда я тебе ничего не сказал, потому что не хотел зря беспокоить. Как бы то ни было, но тебя преследует что-то чудовищное. Что-то, что сильнее любого другого «супера» с каким я только сталкивался, и что-то, кому нравится вкус крови.
— Понятно, — ответила я тихим, дрожащим голосом. — Ты спас нас, спасибо.
— Похоже, ты и сама неплохо справлялась с той тварью. — Он скрестил руки на груди — еще больше подчеркивая свою наготу.
— Так ты собираешься рассказать мне, что происходит?
— Неужели ты думаешь, что если бы я знал, то не позаботился бы об этом? Что-то преследует тебя. Или Сару. А может, вас обоих.
Я рассмеялась дрожащим смехом.
— А может, нам стоит спросить, есть ли у тебя враги?
Выражение его лица оставалось мрачным, отчего меня пробрала дрожь. Саванна была у вервольфов, потому что они хотели заполучить Сару. А может, и меня до кучи? Я знала, что меня они не смогут обратить в волка, но им-то об этом не известно.
На мое плечо легла теплая рука Бью. Неожиданно, я обнаружила, что стою, уткнувшись носом в его грудь. Он еще крепче прижал меня к себе.
— Давай-ка присядь на диван, — сказал он тихим, гипнотическим голосом. — Я схожу за Сарой.
Я обхватила его за талию и притянула к себе.
— С ней все нормально. Ей просто нужно немного времени, чтобы прийти в себя. Она не оценит по достоинству наших забот. — Под его скептическим взглядом, я положила голову ему на плечо. — Останься со мной. Пожалуйста.
Я не побрезгую эмоциональной манипуляцией, чтобы удержать Бью подальше от моей сестры-волчонка.
— Не переживай, — сказал он, еще сильнее прижимая меня к себе и ведя к дивану. — Все будет хорошо. Что бы здесь ни было, оно ушло. Я позвонил в свой клан, и они скоро прибудут к нам на помощь.
К нам. Не к нему. Как если бы мы уже были парой. Не мешало бы позволить ему считать, что мы все еще можем быть вместе. Я свернулась калачиком рядом с обнаженным Бью на диване.
Я продолжала прокручивать в голове все события, снова и снова. Рычание, ужасный запах, страх за Сару, которая, должно быть, была напугана, и то, что я не могу прийти к ней, пока здесь Бью, и то, что она все еще в волчьем обличие…
Мы сидели на диване долгое время. Бью гладил меня по волосам и нашептывал всякие глупости, и мне… нравилось это. Было что-то успокаивающее в том, чтобы позволить ему удерживать меня в объятиях и ласково утешать, пока я в расстроенных чувствах. И хотя я не могла поведать ему о своих проблемах, он все равно стремился улучшить мое настроение.
Для меня это было ново. Обычно, я была настолько занята нашими с сестрой делами, что мне никогда не представлялось случая расслабиться или позволить кому-то другому взвалить на себя это тяжкое бремя, даже на секунду.
Пьянящее чувство, заставляющее хотеть того, чего я не могла иметь. Должно быть я вновь задрожала и Бью прикоснулся губами к мои спутанным волосам, прижимая меня еще крепче к себе.
— Я здесь, Бетсэйби. Ты в безопасности. Я обо всем позабочусь.
Как ни странно, но это заставило меня почувствовать себя лучше. Не в его силах помочь мне, но осознание того, что он готов попытаться сделать хоть что-то — много значило для меня.
Вскоре в доме появились несколько мужчин. Я резко выпрямилась и села при виде них, но Бью, сидящий рядом со мной, оставался все таким же расслабленным — выходит, он их знал. Хорошенько рассмотрев незнакомцев, до меня дошло, что все они похожи на Бью — высокие, худощавый, темноволосые и с хорошей фигурой. Те же светлые глаза, та же фигура. Несомненно, это прибыли члены клана Расселл.
Представ перед ними голым, Бью не испытывал ни малейшей неловкости. Все они разом начали говорить, словно меня и не было здесь.
— Люди, Бью?.. — Один из незнакомцев окинул меня скептическим взглядом. Другой обнюхался вокруг себя, его ноздри яростно раздувались, словно все это противоречило его внутренним устоям.
— Мисс Уорд — моя девушка.
Нет, не твоя девушка. Она не может быть ею. Не может, если не дура.
Заговорил другой мужчина:
— Ты, чё, серьезно?
Во всем доме воцарила смертельная тишина, словно только что было сказано невероятное оскорбление. Один из мужчин толкнул другого в плечо.
— Босс… — начал он, и я чуть ли не физически ощутила запах предстоящего извинения.
Боже. «Супера» действительно ни во что нас ставят.
Но Бью лишь лениво ухмыльнулся им, от чего у меня екнуло сердце.
— Серьезно, — все, что он сказал, и собственническим жестом привлек меня к себе. — Итак, где Рэмси?
Один из двойников Бью показал на улицу.
— Достает свою экипировку из грузовика.
Бью довольно хмыкнул.
— А вы принесли ваше оружие?
Минуточку! Я не ослышалась?
— Оружие? — вмешалась я. — Вы чего затеяли, ребята?
Ответил Бью:
— Мы устроим засаду. Если та штуковина вернется в дом, ей долго не жить.
Ну и дерьмо. Мне не нужна куча котов-оборотней, рыскающих по моему дому. Необходимо спровадить их всех прямо сейчас, прежде чем они учуют Сару. Я бросила сердитый взгляд на Бью:
— Вы не можете этого сделать. Я не хочу, чтобы в моем доме было оружие. Более того, мне не нужна куча незнакомцев в доме.
Бью отвел меня в дальний угол гостиной. Другие, отведя глаза, начали тихо перешептываться.
— Позволь мне позаботиться об этом, Бетсэйби, — тихо попросил он. — Я не собираюсь позволять какой-то твари преследовать тебя, вламываться в дом и угрожать твоей жизни. Ты будешь в безопасности. Я отметил тебя как свою, и тебе придется принять мою заботу. — Его слова звучали все тише и тише.
Я открыла рот, чтобы возразить.
— Другие не тронут тебя. Они будут уважать тебя больше, чем любого другого человека, потому что я заявил на тебя свои права. — Когда я попыталась опять возразить, он продолжил: — Ты — моя. Я уже так решил. И если мне придется отметить все твое прекрасное тело, чтобы доказать это, я так и сделаю.
Мысленно представив эту картину, я почувствовала вспышку желания и с трудом сглотнула, порываясь обмахать себя рукой.
Его рот вновь скривила усмешка, и он провел большим пальцем по моей нижней губе, словно напоминая о поцелуе. Затем направился к своим людям.
— Нужно установить защиту. Принесите серебра и волчьего аконита — и поосторожней с этими вещами. Хочу, чтобы вы начали с верхнего этажа.
Они оставили меня в гостиной. Я ошеломленно стояла на месте, все еще ощущая на губах покалывающее тепло от его прикосновения. Пошатываясь, я подошла к кухне и заглянула внутрь. Дверь кладовки была открыта настежь и в ней никого не было. Это было хорошим знаком. Возможно, она перекинулась вновь в человеческую форму и отправилась в ванную, чтобы скрыть свой запах.
К моему локтю прикоснулась рука.
Спотыкаясь, я в ужасе резко рванула назад.
Большой, светловолосый мужчина с серьезным выражением лица стоял напротив меня. Он был огромен — по крайней мере на фут выше и шире Бью. У него были густые, длинные волосы, а черты лица — крупными. В одной руке он держал ящик для инструментов, в другой — в кулаке колоссальных размеров — бутылку воды.
— Выпей это.
Я уставилась на гиганта в тревоге:
— Кто… кто вы?
Грубые черты его лица исказило раздражение, как если бы он был раздосадован, что приходится отвечать на мои вопросы.
— Рэмси.
— Хорошо. — Бью упоминал Рэмси несколько раз. Его лучший друг и сотоварищ по Альянсу. — Нет, спасибо. Мне не хочется пить.
Он дотянулся до меня, схватил за руку и принудительно вложил в нее бутылку воды.
— Пей.
Не самый дружелюбный дядя. Я свирепо посмотрела на него.
Он ответил тем же.
Я отпила из бутылки.
Следующее, что он вручил мне, это блистерную упаковку с серебристыми пилюлями.
— Прими.
Я оттолкнула их.
— Я в порядке.
Проигнорировав мой протест, он снова ткнул в меня пилюлями.
Я взяла их у него и нахмурилась, увидев, что он продолжает смотреть на меня в ожидании, когда я проглочу лекарство.
— Ваш мистер Расселл немного нахрапистый.
Рэмси хмыкнул. Очевидно, красноречие — не его конек.
Я посмотрела на пилюли — разумеется, они для того, чтобы расслабить нервы. Видит Бог, они бы мне не помешали. Нам с Сарой нужно было убираться из Форт-Уэрта. Подальше от оборотней, подальше от всех. Мы бы могли собрать самые необходимые вещи вечером и к утру быть за пределами города, но не со всеми этими оборотнями, шастающими по дому и пытающимися быть полезными.
— Прими. Эти. Пилюли. — Рэмси навис надо мной; лицо суровое — ни тени улыбки. Скрестив руки на груди, он уставился на меня многозначительным взглядом.
Я ответила ему тем же.
— Я буду жаловаться твоему боссу, что ты пытаешься накачать меня наркотой.
Рэмси свирепо взглянул на меня сверху-вниз:
— А как ты думаешь, кто сказал мне дать их тебе?
О, вот значит как. Это мне за то, что я симулировала нервный срыв, чтобы отвлечь Бью от Сары. Пожалуй, приняв лекарство, я смогла бы упаковать вещи. Несмотря на свое нежелание делать это, я не сомневалась, что Рэмси заставит меня принять их — так или иначе. Не обращая внимания на нависшего надо мной гиганта, я неохотно приняла пилюли, запив их водой.
Они были ужасны на вкус, и оставили во рту неприятный осадок.
— Неужели все и всегда делают то, чего хочет Бью? — спросила я, показывая на мужчин, который копошились по всему моему дому, и услышала, как Бью рявкающим тоном раздает приказы на верхнем этаже.
— Да, — сказал Рэмси.
Я фыркнула и начала собирать осколки стекла двух разбитых окон. Мне нужно было проверить, как там моя сестра, но не с этим обросшим чудищем, маячившим у меня за плечом. Вскоре, я почувствовала сонливость и вялость. Все стало казаться разрозненным, голова начала кружиться.
Неожиданно возле меня появился Бью и, запрокинув мне голову, стал изучающе рассматривать выражение моего лица.
— Как она?
Я хотела запротестовать, чтобы он обращался ко мне напрямую, но мой разум обволокло туманом. Рэмси приподнял мне веко, и я увидела, что за его спиной стоит переодетая Сара с влажными после (быстрого?) душа волосами.
— Она приняла пилюли, — ответил Рэмси низким, грубоватым голосом. — Я бы сказал, что это на несколько часов.
— Зачем? — спросила я, с трудом держа глаза открытыми.
— Времени более, чем достаточно, — произнес Бью, и затем я взмыла в воздух. Перед глазами все закружилось, повсюду был насыщенный запах Бью, и я поняла, что нахожусь у него на руках и прижимаюсь к его голой груди. Он был таким теплым и так вкусно пах, что я уютно устроилась у него на груди и блаженно вздохнула. Я могла бы уснуть прямо так.
— Для чего достаточно времени?
Бью прижался губами к моему лбу, и мир немного пошатнулся, когда он пошел прочь из дому.
— Для того чтобы доставить тебя домой, Бетсэйби. Ко мне.
— Мы не можем, — запротестовала я, пытаясь сфокусировать зрение на сестре. Лицо Сары было мертвенно-белым от потрясения. Ее руки были скрещены на груди. — Мы уезжаем.
— Да, мы уезжаем, — согласился Бью.
Мы говорили о двух разных вещах.
Я не могла больше бодрствовать. Закрыв слипающиеся глаза и поудобней устроившись в руках Бью, я позволила тяжелому сну одурманить меня.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #14 : 30 Января 2012, 15:19:05 »

Глава 8

Когда я проснулась, неприятный привкус во рту превратился в дурной запах изо рта. При движении головой в висках начинала пульсировать сильная боль.
Я села, понимая, что нахожусь на чьем-то диване. Это объясняло ломоту в мышцах шеи и… слюни, стекающие из уголка губы по щеке. Я вытерла их и нахмурилась, разглядывая окружающую обстановку.
Похоже, я была в каком-то загородном доме. Диван был обтянут уродливым клетчатым сукном, а стены обиты струганными досками.
Сама комната была огромной, большие окна наполняли помещение солнечным светом. Пол украшал плетеный коврик. В отдаление, через гостиную, я еле разглядела кухню. Это был не просто бревенчатый дом — это был бревенчатый дом на стероидах.
Дом Бью? Я смутно помнила, как он говорил, что заберет меня домой.
Но где Сара? Где была моя сестра?
Способность воспринимать действительность вернулась ко мне и на пошатывающихся ногах я отправилась на поиски Сары. Ее нигде не было. Я открыла с дюжину дверей, но как оказалось — я единственная, кто находился в доме. Это открытие поразило меня как таран.
Я пребывала в наркотическом опьянении. Этот ублюдок Рэмси дал мне что-то, что свалило меня с ног. Глупая дура. Я-то думала, что те пилюли помогут мне расслабиться. Как бы не так! Те пилюли лишили меня чувств.
Я провела руками по одежде — колготки целы, а на голове все еще отвратительный кавардак. От этого мне немного полегчало.
Бью. «…чтобы доставить тебя домой, Бетсэйби. Ко мне». Тревога вернулась, а вместе с ней и все воспоминания.
В моем доме был монстр. Сара запаниковала и перекинулась, прибыла куча вер-пум, чтобы успешно закончить неудачно начатый бой. Я приложила руку ко лбу. Где Бью? Почему меня оставили здесь одну?
Страх прочно обосновался во мне. Неужели он отправился к волкам обменивать мою сестру? Поэтому я здесь одна? Взволнованная, я вновь отправилась блуждать по дому, на этот раз тщательно проверяя каждую комнату.
Арочные потолки, море пространства. На втором этаже хозяйская спальня. Посреди комнаты возвышалась массивная кровать — обстоятельство, не ускользнувшее от моего внимания. Так же здесь была ванная комната, в которой находилась блестящая, черного цвета гидромассажная ванна. Дом окружала прекрасная терраса, и мили, мили деревьев.
Я с тревогой уставилась на великолепный пейзаж. Очевидно, мы находились уже не в Форт-Уэрт. Восточная часть Техаса? Оклахома? И где же чертова дорога? Я дважды обошла террасу, чтобы удостовериться, что ничего не пропустила, но к домику не вело ни единой дороги — лишь заросли леса да тропинка.
Так как же мне сбежать? Будучи городской девчонкой, я не отважусь в одиночку отправиться в лес. Я даже не знала, в каком направлении бежать. Я всмотрелась в небо, что было сплошь затянуто серыми облаками, принесшими за собой холод, а вместе с ним и ледяной ветер.
По-прежнему в мрачном расположении духа, я вернулась внутрь дома. В большом кабинете был телевизор и библиотека DVD-дисков, расположенных рядом на полке. Полка под экраном телевизора была полна новинок кинопроката. Книжные полки были вперемежку заставлены как классикой, так и бульварным чтивом. Толстой стоял рядом со Стивеном Кингом, Дином Кунцом и Дэном Брауном. Большинство книг относились к приключенческому жанру, изредка перемежаясь классикой. Я достала первоисточник «Великого Гэтсби» и засунула его обратно, заметив рядом с ним потрепанную книгу в мягкой обложке — «Американский вервольф в Лондоне».
От меня не ускользнула двусмысленность названия книги.
В дальней стороне дома хлопнула дверь. Все мои чувства вновь пришли в состояние боевой тревоги, и я помчалась через весь дом, чтобы встретиться лицом к лицу со своим похитителем.
Завернув за угол и увидев в кухне широкую спину Бью, я услышала как он непринужденно насвистывает. На кухонном островке возвышалась огромная коробка, из которой он, насвистывая, вынимал продукты.
— Ты проснулась, — сказал он, оглянувшись на меня. — Как самочувствие?
— Где моя сестра?
— С Сарой все в порядке. — Легкая тень недовольства промелькнула на его лице, когда он заметил мое ошалелое выражение лица. — Успокойся. Ты — в безопасности, и она тоже. Ты под моей защитой.
— Под твоей защитой? — с жаром произнесла я. — Ты считаешь, что защитил меня, усыпив клофелином и доставив в глушь а-ля «Приют влюбленных»?
Его взгляд помрачнел и он насупился.
— Ты права, — медленно произнес он. — Мне следовало уложить тебя в твою кровать и позволить тому существу вернуться и поубивать вас обеих с сестрой.
— У меня был план, — пробормотала я. Я не могла рассказать ему, что задумывала покинуть город до восхода солнца. — Итак, почему сюда? Почему не в отель? И почему здесь нет моей сестры?
— Это мое пристанище, когда я не занят делами в городе. Мне здесь нравится. И находится оно в уединении, — просто объяснил Бью, но за этой простотой скрывалась гордость.
— Ну и где же мы находимся, мистер Уединенность?
Он покачал головой и вернулся к извлечению продуктов из коробки. Буханка хлеба. Банка арахисового масла. Баночка ветчины.
— Я не могу тебе об этом сказать.
Я обошла островок, чтобы вновь попасть в его поле зрения.
— Почему ты не можешь сказать мне об этом?
Он пожал плечами:
— Мы не знаем, с чем имеем дело. — Он направился распаковывать бакалею — лосьоны с успокаивающим действием на кожу. Все, что он делал, он делал с непринужденной грацией. Просто наблюдая за ним, я почувствовала, как немного успокаиваюсь. — Я не знаю, как та тварь узнала о том, что этот дом — ваш, или о том такси, в которое ты собиралась сесть в ту ночь. Возможно, она умеет читать мысли. Если такое возможно, тогда я не хочу, чтобы она узнала, где тебя искать. Так что будет лучше, если ты не будешь этого знать. — Он взял пачку «Орео» . — Голодна?
К несчастью, его слова начинали обретать смысл.
— Нет, — ответила я, противясь желанию в отчаянии заломить руки. — Неужели нужно было накачивать меня той дурью?
Он медленно мне улыбнулся.
— Не думаю, что ты бы спокойно позволила мне перенести тебя через лес — не после пережитого тобой стресса.
Я удивленно моргнула:
— Ты нес меня?
Он усмехнулся и шагнул ко мне. Я с опаской переместилась по другую сторону островка, чтобы он оставался между нами. Бью фыркнул от смеха.
— Так и есть. Нес тебя несколько миль.
— Несколько миль? Как далеко мы от города?
Он улыбнулся и ничего не ответил.
— Зараза. — Я скрестила руки на груди. — Ну и где же моя сестра?
— В безопасности, — ответил он. — Не стоит ни о чем беспокоиться.
Не беспокоиться? Как я могла не беспокоиться? Им даже не известно, о чем я беспокоюсь.
— Где она?
— С Рэмси, — сказал Бью, и затем повторил: — В безопасности.
От этого я почувствовала себя немного лучше. Рэмси вселял ужас — если кто и сможет обеспечить ей безопасность, так это он. Мои крепко сжатые на груди руки немного расслабились.
— А Саванна? Есть хоть какой-нибудь шанс отыскать ее?
Лицо Бью на миг стало напряженным. Он достал банку кофе и отставил ее в сторону.
— О ней пока ни слуху, ни духу. Мы отыщем ее.
Отсутствие Саванны еще не означало, что Бью не нуждается во мне на период своей «течки». Не берусь сказать, чем в этот момент был вызван мой душевный трепет — беспокойством или волнением.
— Откуда мне знать, не является ли все это хитроумной уловкой, чтобы заставить меня спать с тобой ближайшие несколько дней?
Бью навис над кухонным островком, и я не смогла не заметить, насколько широки его плечи.
— Милая Бетсэйби, — произнес он низким и игривым голосом, — никто и не говорил, что я не буду пытаться соблазнить тебя.

Пока Бью распаковывал небольшую коробку с едой — остальное должно было прибыть завтра вместе с Рэмси, — я нервничала и чувствовала себя неуютно. Поэтому, когда он протянул мне флакон душистого шампуня, я безропотно схватила его и направилась наверх. Полазив по шкафам Бью, я выяснила для себя несколько вещей. Во-первых, он действительно был холостяком. Я не нашла дополнительного комплекта постельного белья, кроме двух полотенец. Во-вторых, он несомненно жил здесь — в шкафу висела зимняя одежда вперемешку с летней. Я позаимствовала футболку и треники, надеясь, что Рэмси и Сара, которые прибудут завтра, захватят для меня какую-нибудь одежду.
Душ пролился на меня благодатью небесной. Я и не представляла, какой была липкой и грязной, пока не скинула одежду и не отправила ее пинком в угол. Вымыв волосы на два раза шампунем, я задержалась в душе, наслаждаясь горячей водой. Выйдя, оделась в позаимствованные вещи Бью и завязала в небольшой узел свою одежду — платье, нижнее белье и чулки. От одежды разило кровью, рестораном и немного «Олд Спайсом». Неожиданно мне захотелось просто выкинуть ее.
Расчесав длинные, влажные волосы, я спустилась на первый этаж, чтобы разыскать Бью. Он сидел на диване, на его груди лежал раскрытый триллер — глаза закрыты, дыхание ровное. Он спал.
Вопреки самой себе я почувствовала прилив нежности. Пока я спала под действием пилюль — заметьте, не по собственному выбору, — он всю ночь провел на ногах, чтобы доставить меня в эту глухомань (в безопасное место!), и привлекал своих людей к слежке за моим домом. Я все еще не простила его, но была благодарна (ну, разве что самую малость) за то, что он приложил столько усилий ради меня.
Я села рядом с ним на диван и ткнула его в руку.
— Бью, проснись. Мне нужно знать, где Сара.
Он резко вскинул руку и схватил меня за запястье. Прежде чем я успела пискнуть, он притянул меня к себе. Книга полетела на пол, а я, проскользив через весь диван, оказалась рядом с ним, уперевшись бедром в его ногу.
— Ты так приятно пахнешь, что я бы тебя съел, — сказал он и наклонился, чтобы укусить меня за шею.
Ощущение приятного покалывания разлилось по всему телу, я начала извиваться в его руках, пытаясь от него отстраниться.
— Ты пытаешься отвлечь меня своими поцелуями, да?
— У меня получается?
— Нет, — ответила я. — Расскажи о сестре.
— Она в безопасности, — сказал Бью. — Ты не доверяешь мне?
Я никому не доверяла. Посмотрев на него долгим взглядом, я вздохнула:
— Ладно, отлично. Я доверяю тебе. А теперь расскажи мне о сестре.
Он фыркнул от смеха и потянул меня к себе, пока я не прижалась грудью к его груди. Уткнувшись подбородком в мою шею, он укусил меня за мочку уха, и все мысли о серьезном разговоре вылетели из моей головы. Мое дыхание стало судорожным, а руки заскользили по его шее и плечам, подыскивая для себя пристанище. Я чувствовала, как через его одежду исходит изумительное тепло.
Он потянул зубами мне мочку, заставляя мою кровь бежать быстрее и посылая волны дрожи по позвоночнику. Мои пальцы запутались в его волосах. Что-то заурчало в его груди — похожее чуть ли не мурлыкание, и он отвел в сторону мои влажные волосы, чтобы опять укусить за шею.
— Моя вкусная малышка Бетсэйби, — прошептал он рядом с моей кожей. — Я давно хотел это сделать.
Думать было невыносимо трудно, когда он творил со мной такое. Бью зарылся руками в мои тяжелые, влажные волосы, еще больше обнажая мне шею. Мои соски напряглись, пульс подскочил. Когда он начал обнюхивать нежную кожу на шее, царапая однодневной щетиной и тем самым еще сильнее меня возбуждая, я запустила руку в его волосы и пропустила их сквозь пальцы. Его рука скользнула вдоль моего тела и обхватила ягодицу через тренировочные штаны.
«Он очень, очень хорошо отвлекает меня», — подумала я, зарывшись пальцами в его волосы. — «Даже слишком».
Резко потянув Бью за волосы, я заставила его отстраниться от моей шеи.
— Не так быстро, Казанова. Мне нужен ответ.
Он усмехнулся.
— Ничего не могу с собой поделать. Ты только посмотри, как восхитительно смотришься сидя здесь в моей одежде.
Естественно, я была не против комплиментов или того, чтобы он кусал меня, поэтому в ответ я лишь улыбнулась.
— Ты пытаешься отвлечь меня поцелуями.
— Ты сказала, что не восприимчива к ним, — ответил Бью, продолжая меня дразнить.
— О, с восприимчивостью у меня все в порядке, — сказала я. — Если ты поцелуешь меня еще раз, я буду не в состояние думать ни о чем другом весь оставшийся день.
На его лице появилась довольная улыбка. Возможно, мне не стоило говорить, что своими прикосновениями он лишает меня рассудка. Сара покачала бы головой от моей кошмарной техники кокетства…
— Сара, — выпалила я, снова вцепившись пальцами в короткие волосы Бью. — Где моя сестра?
— Об этом позаботились, — ответил он, на этот раз раздражительно-самоуверенным голосом. — Рэмси — мой заместитель. Он будет приглядывать за ней, пока ты здесь.
— Сара не «это», она — личность, и я нуждаюсь в ней. Мы должны быть в другом месте. — Как, например, в паре сотен миль отсюда.
— На работе? Я сказал Жизель, что у тебя семейные проблемы.
Я издала стон ужаса и опустилась на подлокотник дивана. Господи, я даже не подумала о работе.
— Ты не должен был говорить с Жизель.
— Ну, а я поговорил. И она просила передать тебе, что обо всем позаботится.
Я простонала еще громче. Зная Жизель, это не предвещало ничего хорошего. Ага, позаботится, как же… учитывая, что вчера я отшила Гарта, а сегодня не появлюсь на новой череде свиданий, которые она устроила для меня. Жизель начнет рассказывать всем, что Сара — волк, и мы не успеем сбежать до того, как волчья стая все поймет.
Я посмотрела на Бью и у меня в голове искрой проскочила догадка.
— Рэмси сделает все, что ты захочешь?
Он напрягся, как будто я ранила его мужское самолюбие.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #15 : 30 Января 2012, 15:20:42 »

— Разумеется.
— Хорошо, — сказала я, быстро соображая. — Скажи ему, чтобы он и Сару уволок из дому. Она в опасности. Те монстры, скорее всего, преследуют ее.
Он умолк, углубившись в раздумья.
— Ты просишь меня организовать ее похищение.
Я запустила в него одну из диванных подушек.
— Ты похитил меня, идиот! Одной больше, одной меньше.
Бью ухмыльнулся.
— Не похитил, а соблазнил. Суд общей юрисдикции никогда не примет это к рассмотрению.
— Бред собачий, — сказала я. — Не меняй темы. Ну так что, ты собираешься звонить этому мастодонту, которого называешь Рэмси?
— Ты в курсе, что звереешь, когда дело касается твоей сестры?
— Сара — единственная о ком я забочусь.
Его глаза потемнели.
— Единственная?
Прежде чем я смогла высказаться по поводу его реакции, он сказал:
— Хорошо, я сделаю это в обмен на любезность с твоей стороны.
Я подозрительно взглянула на него:
— Какую любезность?
Развести тебе ноги и прикинуться заинтересованной?
Самодовольная ухмылка вновь заиграла на его губах.
— Ты должна поцеловать меня снова.
— Поцеловать тебя? — брызжа слюной, переспросила я. — Ты помнишь ту часть, когда я порвала с тобой? Не встречаться друг с другом, значит не целоваться. — Мое сердце бешено заколотилось в груди. Проклятье, у него действительно был самый сексуальный рот — как только я уставилась на него, его губы изогнулись в такой улыбке, что мне сразу же захотелось облизать ему все лицо.
Бью закрыл глаза.
— Считаю, что у тебя должен быть основательный мотив. Поцелуй меня и мы спасем Сару. Таковы правила.
— Это не игра! — рявкнула я. — Это Сарина жизнь.
— В таком случае, полагаю, тебе лучше приниматься за дело. — На лице Бью не дрогнул ни один мускул.
Я не спешила, рассерженная его идиотской игрой. Он оставался неподвижным, вытянув руки вдоль тела. Но мне все равно казалось, что в этом есть какой-то подвох.
Я подалась вперед на дюйм или два.
Из его груди послышалось довольное урчание, а рот изогнулся в улыбке — глаза оставались закрыты.
— Вот так. Поближе.
От досады, я легонько ударила его ладонью в грудь.
— Не это ли ты имеешь в виду: «Заходи, красотка, в гости, — муху звал к себе паук» ?
— Это означало бы, что я собираюсь съесть тебя, — вкрадчиво ответил он. — Но работать будет лишь твой рот.
По мне пробежали мурашки. Я пододвинулась чуть ближе, пока не оказалась достаточно близко, чтобы поцеловать его. Бью вальяжно сидел на диване, и я все никак не могла найти хорошую точку опоры, поэтому мне пришлось сесть к нему на колени и опять скользнуть немного вперед.
Он застонал и слегка шевельнулся, уперевшись бедром в мои разведенные ноги.
— Вот это мне нравится.
Я ударила кулаком его в грудь.
— Умолкни. Я собираюсь.
— Прости, — сказал он тоном, который выражал все, что угодно, только не сожаление.
Я медленно скользнула еще дальше по его бедру, чувствуя себя при этом на удивление беззащитной. Но он не шелохнулся. Я наклонилась к нему, задев грудью его грудь, и отшатнулась, испытав смущение.
Бью застонал, его самоуверенная улыбка увяла.
— Дразнишься.
Я вынуждена была признать, что мне понравилась его реакция. Поэтому я наклонилась к нему и, опять задев его грудью, поцеловала.
Сначала, это было всего лишь легкое соприкосновение губ. Я ждала, что он возьмет все в свои руки, но к моему удивлению, он оставался неподвижным. Затем меня захлестнул дух соперничества, и внезапно я захотела увидеть, как он потеряет контроль. Если это соревнование, тогда я была полна решимости победить.
Я преуспею в этой решительной схватке.
Сперва я поцеловала его полную и чувственную нижнюю губу — слегка прикусив, а затем успокаивающе облизав кончиком языка. От этого его дыхание стало прерывистым, оно овевало мой рот сладостной и горячей волной, и это придало мне смелости. Я накрыла губами его рот, слегка провела по ним языком, время от времени проникая им в приоткрытый рот. Бью по-прежнему сидел неподвижно, но его дыхание участилось, впрочем, как и мое.
Я скользнула языком в его рот. На вкус Бью был потрясающим — горячим, мускусным, очень приятным. Из его горла вырвался тихий стон удовольствия.
Это стало для него последней каплей. Одной рукой он резко обхватил мой затылок, другой — ягодицы, и притянул к себе, яростно устремляясь навстречу моему языку. Это был танец, флирт языков. Соприкоснулись, переплелись, отступили. Поцелуй длился несколько долгих минут, наши губы соприкасались при каждом толчке языка, пока я не начала задыхаться и врываться из его объятий.
Тяжело дыша, он страстно на меня посмотрел:
— Ты целуешься не как девственница.
Рассердившись, я попыталась оттолкнуть его.
— Верно, — язвительно ответила я. — Ты вычислил меня. По совместительству я работаю профессиональной девушкой по вызову.
— Это объясняет твою жуткую прическу вчера, — сказал Бью и скривился, потому что я стукнула его по плечу.
— Очень смешно.
Он убрал руку от моих волос и переместил ее на спину, прижимая меня к своей груди.
— А теперь, будь добр, позвони Рэмси насчет Сары. Я действительно беспокоюсь о ней.
Бью наклонился и чмокнул меня в кончик носа.
— Ее уже перевезли.
Что?
Донельзя довольный, он широко улыбнулся.
— Рэмси позаботился об этом еще прошлой ночью, когда ты была в отключке. Сара, как и мы с тобой, скрывается в безопасном месте. Мы решили разделить вас друг с другом, чтобы определить, кто является целью.
Я знала, кто и почему преследует Сару. Она никогда не будет в безопасности, пока я храню это в секрете… но как мне рассказать Бью, что все дело в волчье стае? Что Сара — именно та беглянка, которую требуют взамен Саванны? Я не могла этого сделать.
Мне было мало его объяснений, я должна была услышать ее голос, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.
— Бью, — предупреждающе произнесла я.
Он приподнялся подо мной, вытаскивая что-то из заднего кармана джинсов.
— Вот, — сказал он, протягивая мне телефон, — позвони Рэмси, если хочешь.
Я щелчком открыла телефон и пролистала адресную книгу — с раздражением отметив, что в ней довольно много женских имен (Арабелла тоже все еще числилась в списке), — увидев имя Рэмси, нажала кнопку дозвона.
— Да? — ответил он на первом же гудке.
Если я думала, что у Бью низкий и глубокий голос, то у Рэмси, он, вообще, был подобен бездне. И как нельзя лучше соответствовал его годзилло-образному телосложению.
— Это Бетсэйби. Мне нужно поговорить с Сарой.
Мгновение спустя, Сарин голос прочирикал мне в ухо:
— Алло?
— Это я, Бет. Ты в порядке? Где ты?
Она замялась на мгновение.
— Рэмси говорит, что для меня не безопасно открывать свое местонахождение. Как поживаешь? С тобой все хорошо?
Меня уже реально начинало бесить, что Бью и его соратники, весело повизгивая, ввалились в нашу жизнь, перевернули ее вверх дном, и быстренько заставили нас танцевать под их дудку. Я взглянула на Бью, который явно подслушивал наш разговор — уверенна, Рэмси делал то же самое. Я не могла сказать ей, что волки были пущены по нашему следу.
— Со мной все хорошо. А с тобой? Ты… в порядке? Ты осторожна?
Сарин голос прозвучал чуть ли не сконфуженно:
— В порядке. Насчет этого проблем нет. И я осторожна.
— Ну и хорошо. Очень хорошо, — облегченно выдохнула я, понимая, о чем она говорит.
— Все в порядке, Бет. Я собираюсь провести здесь несколько дней с Рэмси и остальными ребятами Расселл. Времяпрепровождение обещает быть веселым.
— Ладно, — сказала я так, словно в этот момент наша жизнь не шла под откос.
Однако голос сестры звучал ровно и спокойно, и не вибрировал от страха, к которому я уже привыкла. Что бы ни происходило, она чувствовала себя в безопасности, и осознание этого заставило меня расслабиться.
— Мне надо идти, — сказала она, спустя несколько минут. — Мы набираем команду для игры в Икс Бокс , и мне не хочется вновь застрять с Джеремаем. Он сбил все большие пальцы в «Зов долга» . Я поговорю с тобой завтра. Люблю тебя.
— И я тебя, — медленно ответила я, но она уже повесила трубку. Я чувствовала себя немного уязвленной. Неужели ее даже не беспокоит все это?
— Она знает, что со мной ты в безопасности, — предположил Бью, как если бы прочитал мои мысли. — И что она в безопасности с Рэмси. Он скорее умрет, чем допустит, чтобы с ней что-то случилось.
— Знаю, — тихо ответила я. — Просто беспокоюсь о ней.
Его рот изогнулся в полуулыбке.
— Ты Саре — мать? Она всего-то может только на год моложе тебя…
— На два, — вставила я.
— …а ты все еще обращаешься с ней, как с ребенком. Тебе нравится чувствовать себя нужной, и ты хочешь быть единственной, кто вытащит ее из беды. Но сейчас забота о ней возлегла на другие плечи, и ты не знаешь, куда себя девать.
Я закатила глаза от его психоанализа.
— Это не правда. Я счастлива, что с Сарой все в порядке, но все равно беспокоюсь о ней, даже если у нее самой нет для этого повода.
— Она в целости и сохранности, насколько это только может быть с Рэмси. Хотя бы не ненадолго прекрати переживать за нее.
Легче сказать, чем сделать.
Он приподнял мне голову, взяв за подбородок.
— Ты ведь понимаешь, что это значит?
— Что это значит? — настороженно спросила я.
— Это значит, что мы можем расслабиться здесь и заняться всем, чем пожелаем… в смысле, ты можешь напечь мне блинов.
— Хорошая попытка.
Казалось, его это не остановило. Бью усмехнулся и, перевернув мою ладонь, начал целовать нежную кожу запястья — с каждым поцелуем поднимаясь все выше по руке.
— Ты позабыла, что у меня — «течка», о которой предстоит побеспокоиться, мисс Бетсэйби. Мне понадобятся все мои силы.
— Что ж, я надеюсь, что твои руки готовы.
Он подмигнул мне, медленно и похотливо.
— Надеюсь, твои тоже.
— Это не то, что я имела в виду. Я смогу противостоять тебе, так и знай. — Хотя это будет чертовски сложно, находясь наедине с ним в романтической обстановке коттеджа вдали от всего мира.
Бью фыркнул от смеха:
— Но смогу ли я противостоять тебе? Целых два дня? Когда ты сидишь на моих коленях и выглядишь так аппетитно, что так бы и съел?
Я отпрянула от него.
— Льстец.
Он отпустил меня, но я чувствовала, как он следит за мной взглядом, когда я начала расхаживать по комнате.
— Моя милая Бетсэйби, тебе никто не говорил, что чем сильнее добыча убегает, тем больше охотник желает ее? Для котов нет ничего слаще хорошей охоты.
— Ну так и что, как предполагается, я должна делать? Рухнуть перед тобой на пол и широко развести ноги? Потеряешь ли ты от этого голову?
В его глазах вспыхнул интерес:
— Мы могли бы попробовать.
Я запустила ему в голову диванную подушку.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #16 : 30 Января 2012, 15:22:46 »

Глава 9

Несмотря на то, что Бью был интересным собеседником, я все равно не могла расслабиться. Он не понимал, что Рэмси тоже представляет собой угрозу, и осознание этого держало меня в напряжение. Бью копошился вокруг дома; насвистывая, он проверил двери и окна, и сделал несколько других вещей, которые вызвали у меня недоумение. Как например, он окропил все подоконники святой водой.
Я вызвалась ему помочь. Но как только я пыталась что-нибудь сделать, он начинал ворчать и приказывал мне сесть и расслабиться.
А затем он ушел, чтобы принять душ.
Сбитая с толку поведением Бью и уставшая сидеть без дела, я воспользовалась его мобильным телефоном, так как на моем был низкий заряд батареи, а зарядки у меня с собой не было. Я позвонила на работу, чтобы кое-что прояснить и потушить несколько небольших «пожаров», которые возникли в следствии с грехом пополам запланированных свиданий и аудиторской проверки.
Как и следовало ожидать, девчонкам в офисе было любопытно, что происходит, но я не могла многого им рассказать.
Но они, конечно, догадывались.
— Здесь замешан мужик, да? — спросила Райдер, вложив в свой приятный и веселый голос двусмысленный намек.
— Мужик здесь ни при чем, — ответила я, но мой голос предательски дрогнул к концу фразы.
Она рассмеялась от восторга.
— Девочка, пора. А я поставила на то, что ты уйдешь в монастырь.
— Поставила? — повторила я, не успевая за ходом ее мыслей.
— Ставка по поводу того, когда ты уже перепихнешься.
У меня немного челюсть отвисла.
— Вы, ребята, устроили в офисе тотализатор? На меня?
— Устроили. — Похоже, у нее испортилось настроение. — И Сара только что его выиграла. Она ставила на то, что ты переспишь до тридцатника.
Я не могла поверить, что они принимали ставки на то, когда я займусь сексом. И что самое невероятное — это ставка на ближайшие пять лет от… от моей собственной сестры. Разозлившись, я сбивчиво извинилась и нажала «отбой», веселый смех Райдер все еще звучал в ушах.
Именно в этот момент появился Бью, его рот изогнулся в улыбке. Наверное, он слышал каждое слово из телефонного разговора. Я бросила на него грозный взгляд и резко встала с дивана, отчего его книга свалилась на пол.
Я наклонилась, чтобы поднять книгу, а когда выпрямилась — его уже не было, а минуту спустя, услышала, как вновь включился душ. Я нахмурилась, озадаченная его внезапным исчезновением. Это было странно.
Неужели это из-за… меня? А «течка» должна начаться завтра?
Я покраснела, вспомнив, как наклонилась за книгой, и как он после этого дал деру. Мне нужно быть более осмотрительной. Не упуская этой мысли из виду, я уселась на край дивана и пролистала роман Бью. Несколько минут спустя я застыла на месте, услышав, как открылась дверь в другом конце дома. Осторожно, не издав ни звука, я закрыла книгу и встала. Из противоположной стороны дома по-прежнему доносился звук льющейся воды.
Вся на нервах, я незаметно проскользнула в кухню; первая пришедшая в голову мысль — сходить за ножами.
Однако незваная гостья уже была там.
Это была миниатюрная брюнетка, маленького роста, фигуристая, с короткими вьющимися волосами и огромной грудью. Ее нос усеивали веснушки, и у нее были самые зеленные глаза, какие я когда-либо видела. Она великолепно выглядела, одетая в топик с низким вырезом, джинсы в обтяжку и сандалии. Вокруг нее витал тяжелый аромат духов.
Она оглядела меня с оттенком легкой брезгливости, ее ноздри затрепетали в свойственной оборотням манере, губы скривились:
— Кто ты?
Я напряглась от ее хамского тона.
— А ты кто такая, черт возьми?
Она сделала шаг в мою сторону, и запах ее духов стал невыносимым. Мне захотелось зажать нос.
— Я — Арабелла, и я живу здесь. — Она протянула руку, демонстрируя ключи: — Вот почему у меня есть они.
Она живет здесь? Вся моя бравада испарилась, как только я увидела ключи.
Но если она живет здесь… тогда… что-то не складывалось.
Либо она лгала мне, либо лгал Бью. Мне не понравился ее грозный вид, и я решила придерживаться дьявола, которого знала — Бью.
— Забавно, но я могла бы поклясться, что здесь живу я с твоим бойфрендом, а не ты.
Губы Арабеллы скривились.
— Мужчины заводят шашни со шлюхами. Меня не удивляет, что он решил обзавестись еще одной шалавой, меня удивляет, что он решил спутаться с человеком.
Славно. Я скрестила руки на груди.
— Тоже рада была с тобой познакомиться.
Она проигнорировала меня и протиснулась в гостиную. Я последовала за ней, решив держаться бодрячком, даже если бы пришлось противостоять искушению, долбануть по чему-то. Она мельком взглянула на мою одежду — одежду Бью — и ее губы скривились еще сильнее.
— Я хочу, чтобы ты убралась из моего дома.
— Как бы сильно, мне не хотелось ублажить тебя, — сказала я, подходя к дальней стороне дивана, чтобы он оказался между нами, — боюсь, я не смогу этого сделать.
Во-первых, я даже не знала, где мы были. Во-вторых, я не двинусь с места, пока не узнаю, где моя сестра.
Этот ответ не устроил ее. Зарычав, она подскочила ко мне и схватила за руку, оцарапывая когтями предплечье.
Я резко оттолкнула ее, когда она вцепилась в мою руку.
— Эй! А ну отвали!
К моему удивлению, она «отвалила». На ее лице появилось смущенное выражение, она втянула когти, затем обнюхала кончики пальцев и уставилась на меня.
Должно быть, ей была не по вкусу человеческая вонь. Охренеть, как не по вкусу.
— Бетсэйби никуда не пойдет, — сказал Бью.
Я развернулась и увидела его, стоящим в дверном проеме с низко опущенным на бедрах полотенцем и стекающими по телу каплями воды. И вид у него был взбешенный.
— Что ты здесь делаешь, Белла?
Он дал ей миловидное прозвище? Моя неприязнь к ней возросла.
Арабелла подбоченилась.
— Я здесь живу, не забыл?
— Нет, — спокойно сказал Бью, отводя со лба мокрые волосы. — Ты жила здесь полгода назад. Затем ты исчезла, оставив мне записку, в которой говорилось, что между нами все кончено. С тех пор я не видел тебя.
Если бы это было правдой, тогда бы мне полегчало. Я попыталась скрыть улыбку, расплывающуюся на моем лице.
Арабелла хитро на меня взглянула.
— Я считала, что этот уикенд — наш. Течка Саванны и все такое. — Она пожала плечами. — Народ в городе рассказывал мне, что ты вынужден проживать с человеком. Я думала, что своим приходом спасу тебя от унижения.
М-да, очаровашкой ее трудно было назвать.
— Никакого унижения нет, — ответил Бью с улыбкой и двинулся в мою сторону. — Мне нравится Бетсэйби и не важно, человек она или нет.
Они говорили о моей человечности как о какой-то заразе. Как о педикулезе .
— Ого, ну спасибо, — сказала я и попыталась смыться из кухни.
Бью обхватил меня за талию и поставил перед собой, удерживая в объятиях. Он поцеловал меня в макушку, и я почувствовала, как он вдохнул аромат, исходящий от моих волос. Большим пальцем Бью дотронулся до моей кожи под заимствованной футболкой — едва ли не щекочущее прикосновение, от которого я задрожала.
Арабелла заметила это, и ее хорошенькое личико исказилось от неприязни.
— У нас было взаимопонимание, Бью…
— Нет, — перебил он ее. — У нас были отношения. Одно время. Теперь я встречаюсь с Бетсэйби.
Ее полный ненависти взгляд остановился на мне.
— Так ты предпочитаешь этот кусок человечины мне?
Тут уж подбоченилась я, готовясь устроить ей ад.
Бью еще сильнее стиснул меня в объятиях и поцеловал в шею, тем самым объявляя о своем выборе и предотвращая мои любые возражения, готовые сорваться с губ.
От этого не большого жеста Арабелла пришла в ярость. Она швырнула ключи о стену — звук был такой, словно выстрелили из ружья, от стены отвалилась большая щепка, оставляя вмятину от удара.
Боже правый, да она силачка!
— Я хочу, чтобы ты вернул мои вещи! — прокричала она.
— Я отдал их Саванне, — сказал он. — Полгода назад, когда ты сбежала с другим мужчиной.
Глаза Арабеллы сузились и она вновь обратила свой взгляд на меня.
— Ты можешь забирать его, глупая человеческая сучка, — сказала она. — Он не стоит моего времени. — Медленная улыбка искривила ее рот и она устремила на Бью ликующий взгляд: — Надеюсь, ты будешь удовлетворен собственным выбором. Она не сделает тебя счастливым, как это делала я.
После чего она развернулась и утопала прочь. Я стояла на месте, замороженная ее лютой ненавистью, пока стук захлопнувшейся двери эхом не разнесся по всему дому.
— Забавно, но я не помню, чтобы был счастлив в этих отношениях, — праздно заметил Бью.
Я попыталась выскользнуть из его рук, но он не позволил мне этого.
— Так что там насчет «отвратительных людишек»?
Он поцеловал меня в шею и, не отнимая губ от кожи, ответил:
— Альянс считает людей слабыми и болезненными.
А он был лидером Альянса.
— Да неужели?
— Ты должна признать, что насчет «слабых» — верно подмечено.
Слабые? Болезненные? Я оттолкнула его голову от себя и стала вырываться из его рук.
— Отпусти меня! — Бороться с ним было все равно, что идти напролом в железной клетке.
Бью и не думал меня отпускать, и это взбесило меня.
— Позволь объяснить, — сказал он ровным, терпеливым голосом.
Я отвернулась.
— Мне не интересно…
— Нет, ты выслушаешь, — сказал Бью и поднял меня.
Проклятье, он поднял меня с такой легкостью, как будто я ничего не весила. Я взглянула на исполинских размеров дыру в стене, которая осталась от яростного броска ключей и содрогнулась. Эти оборотни были сильны.
Он был прав, говоря, что человеческие существа слабы, но все равно это бесило меня.
Бью перенес меня через комнату и положил на диван. Когда я попыталась встать, он, усмехаясь, улегся на меня. Тяжесть его тела вызывала на удивление приятные ощущения.
— Ты готова слушать? — спросил он.
— Ты задушишь меня. — Я просунула руки ему под грудь.
Его волосы все еще были влажными после душа, по моему лицу скатилась теплая капля воды. Я чувствовал жар, исходящий от его сильного обнаженного тела, прижимающегося к моему и посылающего предательские волны удовольствия через меня.
— Бетсэйби, — начал он, наклонившись ко мне. Из его горла вырвался тихий рокочущий звук.
Он что… мурлычет? И почему я нахожу это столь очаровательным?
В ответ на мое молчание, он улыбнулся.
— Ты знаешь, что когда сердишься, выпячиваешь свой маленький подбородок?
— Уверена, это одна из тех неприглядных вещей, что свойственна людям… — начала я, но забыла о чем хотела сказать, когда он резко наклонился и запечатлел поцелуй на моем подбородке. Сначала один, затем другой, еще больше меня отвлекая. Бью проложил цепочку поцелуев вдоль линии моего подбородка и прикусил мочку уха.
Ох, как это было приятно. Он игриво покусывал мочку, дразня нежную плоть и давая понять, что не прочь заняться всем остальным моим телом. Щекочущее прикосновение, прикус, поглаживание. Он с силой укусил мочку, и я резко выдохнула.
— Мы с Арабеллой порвали шесть месяцев назад. Она бросила меня ради другого. С той поры я не видел ее, поэтому не мог забрать ключи. — И вновь принялся за дело, опускаясь к моему горлу — целуя и покусывая каждый дюйм плоти, после чего облизал чувствительное местечко в основании шеи. — Я бы никогда не предпочел ее тебе.
Я опять оттолкнула его от себя.
— Отлично. Ты предпочел загадочную человеческую вошь прибабахнотому на всю голову оборотню. Ну чисто золото, а не мужик!
Засмеявшись, он провел языком вдоль моей ключицы.
— По-моему, ты — восхитительна.
— Не болезненна?
— Ничуть, — прошептал он мне в шею, щекоча кожу теплым дыханием.
Неожиданно, меня захлестнуло осознание того, что его тело распластано на моем. Твердое, горячее, все еще влажное после душа и абсолютно нагое. Его грудь была прижата к моей, сильно, но не причиняя боли. Мои груди были прижаты к его груди, и я боролась с желанием потереться о него как кошка.
«Я сердилась», — напомнила я себе.
Но когда он прикусил кожу над моей ключицей, с моих губ сорвался тихий стон удовольствия и весь гнев испарился.
— Это как раз то, что нам надо, милая Бетсэйби, — прошептал он, не поднимая головы. — Позволь мне узнать тебя поближе.
— Нет, — запротестовала я, но сказала это с таким придыханием и так неуверенно, что даже сама не поверила себе.
— Нет? — Бью склонился надо мной, игриво потираясь носом о мой нос, его рот оказался так близко, что я ощущала его дыхание.
Меня пронзило желание поцеловать его, я преодолела пространство между нами и впилась в его рот поцелуем. Его рот мгновенно и властно завладел моими губами. Наши языки сплелись в танце страсти, а сознание растворилось в пожаре желания. Услышав тихий стон удовольствия, я поняла, что он исходит от меня.
Бью ответил рычанием — чертовски сексуальным, и я обо всем на свете забыла, кроме этого поцелуя.
Как только наши губы разъединились и поцелуй закончился, Бью скользнул рукой к моей талии и вновь начал прикусывать кожу вдоль линии подбородка, слегка царапая меня щетиной. Мне было больно, но это был сладкий вид боли, и к тому моменту, когда он вновь переключился на мою шею, я уже извивалась от наслаждения.
Бью начал ласкать мое обтянутое тренировочными штанами бедро, нога начала подрагивать в такт приятным движениям. Я даже не понимала, что делаю, пока мои ноги не раздвинулись и тяжелое тело Бью не скользнуло меж них. И в этот момент совершенно новые ощущения затопили мой разум. Наши тела подошли друг другу как по волшебству, Бью поглаживал мое бедро, а я — как была в спортивных штанах — обвила ногой его обнаженную талию.
Мне было очень хорошо, и, судя по грохочущему мурлыканию, что вырывалось из его горла, ему это нравилось тоже. Я чувствовала жар, тяжелый жар его эрекции в месте соединения моих ног. Когда он уперся в меня, я ахнула. Смысл был ясен.
Бью замер, устремив пытлив взор серых глаз на меня.
— Ты в порядке, Бетсэйби? — Он прижался к моим губам в непродолжительном легком поцелуе, словно пытаясь успокоить меня. Его бедра вновь качнулись в недвусмысленном движении и уперлись в мои. По венам разлился жидкий огонь, кожу начало покалывать от возбуждения.
Невероятно приятные ощущения. Даже ужасно волнительные. Я поцеловала его в ответ.
— Сладкая малышка, — выдохнул он мне в рот, перемежая слова едва заметными укусами и быстрым порханием языка. — Я хочу поцеловать твою грудь.
Представив себе эту картину, я застонала и качнула бедрами под ним. Из глубин его груди вырвался рык, Бью подался назад, уперевшись в меня членом, — в эту секунду мои спортивные штаны мне показались очень тонкими.
Он скользнул по моему телу, обхватил ладонями за талию и уткнулся лицом в ключицу, подбираясь все ближе к моей груди и вдыхая мой запах через ткань одежды. Дюйм за дюймом, он медленно опускался вниз, пока его подбородок не оказался меж моих грудей. Я с волнением выжидающе наблюдала за ним, мое дыхание участилось и стало прерывистым.
Бью посмотрел мне в глаза, и все так же не отводя взгляда, слегка прикусил сосок через ткань футболки.
Я опять резко выдохнула. Одно место стало сосредоточием множества вспышек наслаждения.
Он продолжал смотреть мне в лицо, его серые глаза пылали, руки гладили и ласкали изгиб моей талии.
— Все хорошо?
Я кивнула, не доверяя собственному голосу. А затем выпалила:
— Пожалуйста… не останавливайся. — Мне требовалось пережить то ощущение снова.
Он вновь скользнул по мне — очень медленно, склонился над грудью, и, не отводя от меня глаз, еще раз легонько прикусил обтянутый тканью сосок. Я застонала от удовольствия.
— О, да… пожалуйста. Бью, прошу тебя…
Бью не пришлось долго упрашивать. Я продолжала смотреть, как он облизывает и подразнивает сосок через тонкую ткань футболки. Затем его губы сомкнулись на чувствительном пике, и он продолжил сосать и дразнить сосок через промокшую ткань. Я опять качнула под ним бедрами, задыхаясь от всхлипов, вырывающихся из горла, и прикрыв глаза.
— О-о, прошу тебя, Бью…
Он замер, а затем и вовсе скатился с меня.
— Мне нужно еще раз принять душ. — И наглым образом покинул меня.
Я как раз вовремя открыла глаза, чтобы увидеть, как его обнаженный зад исчезает в холле. Он оставил меня ни с чем, за исключением мокрого пятна на футболке, болезненно набухших грудей, и жаркой пульсации меж ног.
Холодный душ требовался мне самой.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #17 : 30 Января 2012, 15:24:55 »

Глава 10

Бью вернулся полностью одетым. Должно быть, он натянул одежду прямо на мокрое тело, потому что рубашка облепила его мокрый торс, а завитки влажных волос ниспадали на лоб.
Его не было достаточно долго — мне хватило этого времени, чтобы успокоиться. Бью присел на край журнального столика и попытался взять мои руки, но я отдернула их.
— Бетсэйби, я лишь хотел извиниться. Мне не следовало приставать к тебе на диване.
Выходит он изменил свое мнение насчет отвратительной человеческой девственницы?
— Нет, — сказала я напряженным голосом, преисполненным боли. — Ты не должен извиняться.
Он выглядел пораженным моим тоном.
— Я знаю, что ты — девственница. И, наверное, ждешь цветов и ужинов при свечах, а я не в состояние тебе этого дать. Но я могу поклясться, что больше не стану заваливать тебя на диван и насиловать из-за того, что не в силах совладать с самим собой.
Я нахмурилась. К чему это он клонит?
Бью принял торжественный вид.
— Я просто хочу, чтобы ты знала — завтрашняя ночь станет особенной для нас обоих.
Завтрашняя ночь? Ночь его «течки»?
— Ты обдолбался или еще что-нибудь?
Теперь наступил его черед хмурить брови.
— О чем ты?
Я указала на дверь:
— Твоя подружка…
— Экс-подружка, — подчеркнул он. — Я ни с кем не встречаюсь в клане. Не с ней, не с Саванной.
— Ты никогда не говорил мне, кем тебе приходится Саванна.
— Саванна — моя двоюродная сестра. Она для меня как младшая сестренка. Вот почему я хочу тебя.
— Одна поправка, — сказала я. — Ты хочешь любую, какая окажется под рукой. Рози не забыл? Холостячка номер один.
— Почему, Бетсэйби, я слышу в твоем голосе чуть ли не ревность? Исправит ли ситуацию, если я скажу, что как только услышал твой голос, мне никто не стал нужен, кроме тебя?
О, да.
— Нет, — ответила я.
Я взяла его роман и сделала вид, что читаю, полная решимости игнорировать его. Он вырвал книгу у меня из рук и швырнул ее через всю комнату.
— Нам нужно поговорить о нас.
Я встала, чтобы сходить за книгой.
Нас — не существует.
Он тоже встал и перегородил мне дорогу.
— Именно это нам и нужно обсудить.
Я свирепо посмотрела на него и попыталась обойти. Бью снова шагнул прямо предо мной. Я вздохнула и скрестила руки на груди.
— Ну что?
Проклятье, почему он должен быть таким высоким? И широким? Рядом с ним я чувствовала себя маленькой.
Он смахнула с моего плеча волосы и начал перебирать их пальцами. Ох, неспроста, ему нравились мои волосы. Я подумала о коротких вьющихся волосах Арабеллы и почувствовала самодовольство — пусть у нее обалденное тело, зато у меня волосы лучше. Идиотка, знаю, но я буду радоваться любому преимуществу, какое только смогу получить.
— Бетсэйби, — произнес он мрачным голосом. — Я в крайней степени неравнодушен к тебе. И хочу тебя с первой минуты, как только увидел.
Лесть была моим слабым местом. Черт бы побрал этого мужика!
Он приподнял мое пылающее лицо, взяв пальцами за подбородок, и заглянул мне в глаза.
— Но у меня серьезная проблема. Завтра, когда солнце зайдет, у Саванны начнется течка. Обычно, когда у самки пумы начинается течка, она покидает территорию клана, чтобы не влиять на его членов. Но на этот раз у нее нет выбора, а так как она пребывает на моей территории — это затронет меня. И я ничего не могу с этим поделать. Я… по правде говоря, я влип.
Его серые глаза пытливо заглядывали мне в лицо, словно надеясь найти там какие-то ответы, или поддержку.
— Если у нас с тобой ничего не выйдет… Мне нужно, чтобы ты сказала об этом сейчас. В противном случае, мне придется разыскать эту суку Арабеллу и попросить ее провести со мной ночь. Я не хочу этого делать. Черт, сама мысль об этом, бесит меня, но если таков мой единственный выбор, тогда я буду вынужден притязать на нее.
Взирая на меня серьезными глазами, он раскрыл передо мной все карты. В этот момент я поняла, что весь его флирт и деспотичное чувство собственности были для моей же пользы. Если бы прямо сейчас я отказала ему, он позволил бы мне запереться в своей комнате и никогда бы не прикоснулся ко мне, потому что хотел уважать мои желания.
Взамен он всего лишь бы переспал с этой сукой Арабеллой.
Я разрывалась между привязанностью к Саре и влечением к Бью. Вся моя жизнь вращалась вокруг Сары и ее безопасности, но сейчас мне представилась возможность урвать что-то и для себя. Возможно, я могла бы позволить себе небольшой передых, перед тем, как мы снова ударимся в бега. Совершенно неожиданно для самой себя я поняла, что хочу этого, хочу Бью — очень, очень сильно.
Это обстоятельства вынуждали его заниматься сексом, но в качестве партнера он хотел меня. И мне это нравилось.
Я перебирала пальцами его рубашку, разглаживая мокрые складки.
— Ведь ты понимаешь, что поставил меня в затруднительное положение?
Он даже побледнел, Господи помилуй!
— Знаю, милая Бетсэйби. — Его рука скользнула от моих волос к щеке и начал поглаживать ее костяшками пальцев, словно он испытывал потребность дотронуться до меня.
У меня всегда екало сердце, когда Бью так произносил мое имя.
— Абсолютно не так я представляла себе свой первый раз, — призналась я. — Я знаю, что мы вдвоем застряли в этом коттедже, и что тебе завтра нужно заняться сексом, но… — Меня одолевали немного странные чувства. Но еще более странной была мысль о том, что завтрашней ночью я буду обез-девственна.
— Я все приготовлю для тебя, — заверил он. — Устрою романтик.
— Романтик? — Я нахмурила лоб. — Что ты задумал?
Он улыбнулся.
— Положись на меня.
Я провела пальцем по его рубашке на груди. У него была такая твердая грудь, что я ощущала мускулы через рубашку.
— Что ж, если у тебя действительно нет выбора, тогда, пожалуй, у нас будет свидание.
Он усмехнулся и наклонился, чтобы поцеловать меня.
— Ты не пожалеешь об этом.
Я запрокинула голову для поцелуя, размышляя о том, что Сара устроит мне такой разнос при нашей следующей встрече, что…
— Сара! — выпалила я и дернула головой, прежде чем он успел поцеловать меня.
Его рот уткнулся мне в челюсть.
— А что с ней? — спросил он, не отстраняясь от меня.
Я мягко оттолкнула его.
— Ты сказал, что все члены клана подвержены этой «течке», так?
Я могла бы поклясться, что его глаза едва заметно блеснули при слове «течка».
— Верно, каждая пума.
— А как же Сара? Она живет с парнями.
Бью снова притянул меня к себе.
— Я сказал им, чтобы завтрашней ночью они нагрянули в город. У тех, у кого нет постоянной спутницы, как правило, есть местная девушка на стороне.
— А кто же останется с Сарой, чтобы с ней ничего не случилось?
— Рэмси. Он не поддается влиянию «течки».
— Чего так?
— Он — вер-медведь. Только пумы будут подвержены эструсу.
От облегчения у меня чуть колени не подкосились.
— А что вер-медведь делает в стае Расселов?
— На самом-то деле мы не стая. Мы — клан. Большое сообщество. — В ответ на мою вопросительно приподнятую бровь, он пояснил: — Вер-пумы, как правило, одиночки — перекати поле. Стаи — это уже по волчьей части.
— Но я считала, что Альянс представляет собой одну большую стаю.
— Основная часть «альянщиков» стремится объединяться в кланы или стаи. У вампиров есть ковены. У вервольфов — стаи. У фэйри собственная странная иерархия. В нашем мире — где мы так сильно отличаемся от всех остальных — семья и друзья решают все. Мой отец давным-давно понял, что как одиночки, мы ставим себя в слабую позицию. Вот если бы мы собрались, тогда бы у нас появился шанс противостоять остальным конфессиям. Нам требовалось собственное сообщество. Мой отец создал клан Расселлов, но не все в нем были пумами — большинство, да, но некоторые, такие как Рэмси, были иными.
— И всего-навсего две девушки? Только Саванна и Арабелла?
— По-видимому, здесь сыграл свою роль рецессивный ген  оборотней. Вот что в равной степени делает «течку» столь значимой и столь чертовски раздражающей. Поскольку пумы рассредоточены по обширной территории, все представители стай, в чьих жилах протекает кровь пум, будут подвержены влиянию. На земле Расселлов лишь две самки пум — Арабелла и Саванна. На северо-западе женщин больше, но их мужчины порядочные собственники. Я никогда не встречал ни одной из них.
— Тем хуже для тебя, — подколола я.
В ответ — лишь заставляющая замирать сердце усмешка, от которой я превращалась в желе.
— Я не жалуюсь. Скорее хочу, чтобы все закончилось.

В середине ночи меня разбудил душераздирающий крик.
Я замерла в постели Бью, боясь шелохнуться.
Несвойственный человеку крик повторился снова. Я уже слышала, как кричит Бью в облике дикой пумы — это было не то же самое. Это был какой-то кошмарный, искореженный звук.
Не хорошо.
Я перевернулась и уставилась в окно, покрытое инеем. Я не увидела, что творится снаружи, но увидела толстый слой соли на подоконнике. В окне мерцал слабый красноватый отблеск, словно снаружи горел какой-то красный свет.
Осторожность заставила меня соскользнуть на пол и схватить заточенный кол, который я сделала из полена и спрятала под кроватью.
Снова раздался пронзительный крик, он доносился из леса и становился все ближе. Я бросилась к двери спальни. Она открылась, прежде чем я успела схватиться за дверную ручку. В дверях стоял мрачный и взъерошенный Бью обнаженный по пояс.
Он удивленно посмотрел на мой кол и что-то сунул мне в другую руку.
— Возьми это.
Я испытала облегчение, когда ощутила в руке холодную тяжесть пистолета.
— Он заряжен? На предохранители?
Бью хмыкнул.
— Выходит, ты знаешь, как из него стрелять? Ты постоянно меня удивляешь.
Он просто обо мне мало знает. Я даже убила мужчину. Засунув кол подмышку, я открыла затвор пистолета. Пистолет был заряжен шестью пулями.
— Разумеется, я знаю, как стрелять. Я работаю в такой сфере, где приходится иметь дело с нежитью и вервольфами. Эти пули из серебра?
— Из серебрено-свинцового сплава, — ответил он. — Оставайся в этой комнате, ясно? Полезай под кровать, а я посыплю солью пороги. Я не хочу, чтобы ты выходила отсюда до моего возвращения.
— По-по-погоди-ка, — насилу произнесла я и схватила его за руку, прежде чем он успел уйти. — Куда ты идешь?
Он сурово поджал губы.
— Мне нужно выяснить, что там наружи.
— А соль для чего?
Бью наклонился и поцеловал меня в лоб.
— Она не позволит злым духам переступить порог.
— Злым духам? — Мой голос сорвался чуть ли не на крик. — Ты издеваешься? Это что еще такое? — Я могла справиться с заявляющимся ко мне на работу озабоченным оборотнем или безумно-влюбленным вампиром, или с младшей сестрой, которая покрывалась мехом, когда испытывала стресс. Злые духи выходили далеко за рамки разумного.
Бью уже поворачивал в холл, на ходу надевая рубашку.
— Я не знаю, что это такое, Бетсэйби. Вот почему ты должна оставаться в спальне и запереть дверь. Это самое безопасное место, какое я могу тебе предоставить.
Оставаться в этом большом доме одной, прячась под кроватью, в то время как он убежит в лес?
— К черту, — сказала я возмущенно. — Я иду с тобой. — И побежала за ним, аккуратно неся пистолет — на случай, если свалюсь с лестницы. — Я не останусь здесь одна.
— Ты не пойдешь со мной, — возразил Бью, обернувшись и окинув меня свирепым взглядом. — Это слишком опасно.
— Откуда ты знаешь, что здесь мне будет безопасней? Что если это не злой дух, и от соли не будет никакого — кроме засолки моих останков — толка?
Он сердито на меня посмотрел:
— Бетсэйби…
— Я иду с тобой. — Я не почувствую себя в безопасности, припустив рысью по лесу, где скрывалось ужасное чудище, но по крайней мере рядом со мной будет Бью.
Бью взъярился:
— Бетсэйби…
— Если ты оставишь меня здесь, тогда мне не останется ничего иного как просто красться за тобой, — сказала я. — Как в идиотском фильме ужасов. А ты знаешь, что девственницы в этих фильмах всегда плохо заканчивают.
Он мрачно мне улыбнулся.
— Подожди здесь, я принесу тебе куртку и обувь.

Возможно, это была самая глупая вещь из всех, что я когда-либо делала. Я с трудом тащилась по снегу в тяжеленых ботинках, слишком великих для меня и крепко завязанных на щиколотках, поэтому все было не так уж страшно. Куртка Бью висела на мне, как плохо пригнанный наряд эскимоса. Сам Бью ступал по снегу впереди меня в форме кошки.
Все это было так странно.
Бью поцеловал меня, прежде чем перекинуться. То был быстрый, собственнический поцелуй.
— Милая, для этого мне нужно быть в форме кошки. Если увидишь что-нибудь в звериной форме, кроме меня — будь то олень, скунс или пума — стреляй, о последствиях подумаем позже. Если на мою землю вторгся чужак — не стесняйся стрелять.
Я согласно кивнула.
Бью в облике пумы — прекрасное зрелище. Его кошачье тело было длинным, худощавым и покрытым мягким бежевым мехом, под которым бугрились крупные мышцы. Я не наблюдала за его изменением — мне это казалось несколько личным, но когда Бью закончил превращение, он сам подошел ко мне. Его громадная кошачья туша немного пугала меня, пока он не облизал мне руку шершавым языком. После этого мой страх испарился.
Бью один раз обошел вокруг меня и направился в лес. Я последовала за ним, двигаясь как можно тише. Густой лес издалека выглядел очаровательно — прямо как уютный коттедж Бью изнутри. Выпал снег, что для Техаса было довольно необычно. Тьма была холодной и мрачной. Именно в этот момент я решила, что ненавижу лес. Как и пугающую тишину.
Каждый звук, который я издавала, каждый шаг, что вызывал скрип снега под ногами — раздавались оглушающе громко. Я вздрагивала всякий раз, когда наступала на что-то, и понимая, что этим все порчу Бью. Но он просто шагал через лес на своих мягких лапах, бесшумно принюхиваясь и тихо пофыркивая.
Мы шли по лесу в течение долгого времени. Мои пальцы на ногах заледенели, на руках — застыли, пистолет в руках тоже был холодным как лед. Дикие крики прекратились, на смену им пришла тишина, которая нагоняла еще больше жути.
Из окна нам были видны красновато-оранжевые отблески света, и я предположила, что мы направляемся к источнику этого свечения. Казалось Бью ведет нас по прямой, его шаги были медленными и легкими… пока он внезапно не бросился вперед.
Я помчалась за ним, круша ногами подлесок и цветисто проклиная все про себя.
Бью чуть замедлился впереди. Я пробиралась по его следам, как неуклюжий пингвин. Мы остановились возле лесной чащи, лунный свет пробивался сквозь крону деревьев. Белоснежный тонкий покров укрывал землю, но в этом месте он был смешан с грязью. Сначала я подумала, что на снег навалило листвы, но неравномерно раскиданные пятна были слишком густыми и чересчур вязкими, чтобы быть чем-то еще кроме крови. Я тяжело сглотнула.
Бью расхаживал вокруг этого места, уткнувшись носом в землю и принюхиваясь. Он сердито хлестал хвостом из стороны в сторону, и я предпочла сохранять небольшую дистанцию, держа оружие наготове. Чтобы ни стало причиной этих больших кровавых пятен, оно вполне могло вернуться.
Через несколько минут, Бью начал кружить над одним из этих пятен, разрывая громадной лапой окровавленный снег. Он поднял голову и посмотрел на меня, его глаза в темноте мерцали зеленовато-желтым светом.
— Что? Ты хочешь, чтобы я подошла к тебе?
Одно медленное — нарочито неторопливое — моргание. Потом еще одно.
Поскольку он не мог говорить со мной, я предположила, что это было «да», и с опаской, еле волоча ноги, подошла к нему.
— Что это?
Он постучал лапой почему-то в снегу, выглядя при этом как обыкновенная кошка, цепляющая лапой игрушку. Я не могла разобрать что лежит на земле, поэтому потянулась к вещи голыми руками. Мои пальцы сомкнулись на чем-то прохладном, чуть влажном, какой-то цилиндрической формы и губчатом наощупь.
— Ты же понимаешь, что я тебе по башке настучу, если это какая-нибудь гадость?
Он легонько стеганул меня хвостом по ногам и вновь двинулся в лес.
Я последовала за ним, обдумывая происходящее. Что же здесь произошло? В лесу было убито какое-то животное? Или оборотень оставил для нас сообщение?
Мы довольно долго кружили по лесу, пока у меня не осталось сил на то чтобы бояться, единственное, что я испытывала — это неимоверную усталость. Я волочилась за Бью, в то время как он скачками передвигался сквозь снежную ночь, останавливаясь лишь для того, чтобы кругами обнюхать землю.
На нас ничего не напало. Ничего не случилось. Все было тихо. Слишком тихо, как любили говорить в кино.
Мы вышли на поляну, и я смутно поняла, что каким-то образом мы вновь вернулись к дому.
— Слава Богу, — сказала я и устремилась вперед.
Бью встал предо мной, заставив меня остановиться. Котяра поглядывал на меня, нервно дергая хвостом. Он повел головой из стороны в сторону — это типа «нет, не ходи»?
— Ты хочешь, чтобы я подождала здесь?
Он опять два раза моргнул. Я вздохнула.
— Я посчитаю это за «да», — произнесла я, опираясь на ближайшее дерево.
Бью обнюхал руку, в которой я держала пистолет, его нос был холодным и мокрым. Затем он скрылся в доме, беспокойно подергивая хвостом.
Точно. Он напомнил, чтобы я была начеку. Я подняла пистолет и изучила окружающую обстановку. Если бы я кого-то заметила, я бы разнесла ему голову.
Минуты тянулись мучительно долго, я взглянула на дом, начиная вновь беспокоиться. Что-то случилось?
В одном из окон промелькнула тень, прерывисто вдохнув, я наставила на нее пистолет. Но в этот момент показался Бью, вернувшийся в человеческую форму — снова голый — и спускающийся по лестнице в том направление, где я пряталась за деревьями.
— Бетсэйби, теперь ты можешь спокойно заходить внутрь.
Я опустила пистолет и направилась в дом, с опаской оглядываясь по сторонам. Соль была рассыпана по всему полу и толстым слоем покрывала порог. Единственный след, который я заметила, принадлежал Бью. Я обернулась, чтобы взглянуть на него:
— Что происходит? — спросила я, клацая зубами, не представляя до этого момента как замерзла. Или была напугана.
Он закрыл входную дверь и запер на врезной замок без ручки, затем помог мне с моей курткой, не обращая внимания на свою наготу.
— Думаю, что бы ни преследовало тебя, оно пришло за нами сюда.
Поняв, что все еще сжимаю пистолет, я протянула его Бью.
— А еще можешь отдать мне это, — сказал он, показывая на мой кулак.
Я разжала ладонь и чуть ли не кинула на пол то, что держала. Губчатый цилиндр был отгрызенным окровавленным пальцем.
— О, Боже, — воскликнула я, чувствуя, как к горлу подступает ком, и швырнула палец в Бью.
Он налету поймал палец и, бросив его на островок, подвел меня к раковине, чтобы я от души проблевалась. Что я и сделала.
Когда рвотные позывы прекратились, я утерла рот рукой и взяла предложенный Бью стакан воды, демонстративно отвернувшись от островка, на котором лежал палец.
— И кому же он принадлежит?
— По запаху — оборотню, — мрачно ответил Бью. — Волку.
Я напряглась, мне внезапно стало трудно дышать.
— В-волку?
Волк — не есть хорошо. Волк — это уже ни в какие ворота.
Бью обнюхал палец.
— Запах как у стаи Кэша. Может, это Уэйд, если он вернулся в город, или один из его парней.
— Но что палец вервольфа делает на твоей территории? А где все остальные останки? — спросила я в перерывах между глотками воды, пытаясь успокоить желудок и зная, чем занимался волк в этих местах.
Он разыскивал мою сестру.
Но что напало на волка, рыскающего по частной собственности Бью?
— А вот это — вопрос, — ответил Бью и подошел к раковине, чтобы убрать за мной. Как только вода все смыла, он принялся отмывать свои руки от грязи и крови.
Наблюдая за тем, как он моет руки, я с болью осознала, что и мои не чище. Я встала рядом с ним, взяла у него мыло и тоже начала отмываться.
— Ты почувствовал чей-нибудь запах рядом с домом?
— Нет, — сказал он. — Только твой и Арабеллы. Кто бы ни скрывался поблизости, он не приближался к дому.
— Так что же нам теперь делать? Позвонить в полицию?
— Нет. Мы дождемся Рэмси, который будет здесь утром, и посмотрим, не слышал ли он о каких-нибудь других странных происшествиях, а может и сам попадал в таковые.
Я взволновано посмотрела на Бью.
— Ты понимаешь, что весь остаток ночи я теперь глаз не сомкну?
— Уверен, мы что-нибудь придумаем, — ответил он.
Я подняла бровь.
Он хмыкнул:
— Брось, даже я понимаю — последнее, что у тебя на уме, это секс. — Бью наклонился ко мне и утешающе поцеловал в лоб. — Если хочешь, я сыграю с тобой в карты.
— Идет. — Я потупила взор. — Но в первую очередь тебе надо натянуть какие-нибудь штаны.
Мы играли в покер до трех или четырех утра, оба возбужденные и нервные. Это не было весело, но стремление одержать верх помогало не думать о случившемся.
После того, как мы закончили играть, я вскарабкалась на диван и легла. Положив голову к Бью на колени, я сосредоточилась на том, как он перебирает мои волосы. Не знаю когда, но я задремала, слыша сквозь сон его мягкое урчание.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #18 : 30 Января 2012, 15:26:20 »

Глава 11

Я проснулась, услышав шум голосов в кухне. Вкрадчивые интонации Бью перемежались невероятно глубоким голосом, который должно быть принадлежал Рэмси. Все еще не придя в себя после прошлой ночи, я кое-как поднялась на ноги и откинула на спину волосы, надеясь, что выгляжу не слишком измотанной из-за недосыпа.
Подойдя к кухне, я испытала разочарование, увидев, что Сары здесь нет. Но еще большее разочарование я испытала, когда мужчины прекратили говорить при моем появлении. Довольно некрасиво с их стороны. Оба вежливо мне кивнули. Рэмси был одет во фланелевую клетчатую рубашку и потертые джинсы — все в стиле «ламберджек», Бью — в черную футболку с надписью. Хотя бы на сей раз, он был полностью одет.
— Сара?.. — сказала я вместо приветствия. — Она здесь?
— Нет, — ответил Рэмси грубоватым голосом. — В безопасности.
Я испытала жестокое разочарование, но скрыла его и подошла к стулу возле стола.
— Ладно, — ответила я, чувствуя себя довольно неуклюжей в этот момент. — Саванна?
— Все еще без вести, — сказал Бью прерывистым голосом.
Не самое веселое утро. Я выдавила из себя полуулыбку.
— Что ж, рада была снова повидаться с тобой Рэмси, даже при таких плохих обстоятельствах.
Рэмси лишь просто посмотрел на меня.
У Бью был такой вид, словно у него в горле застряла кость. Озадаченная, я смахнула с лица волосы и попыталась мало-мальски расчесать их пальцами, отчего они взвились вокруг лица облаком белокурых колтунов.
— Что-то не так?
Бью сглотнул; по шее заходил кадык. Долгое время ни один из них ничего не говорил, затем Бью произнес, едва шевеля губами:
— Ничего. Я всего лишь обрисовал Рэмси вчерашний случай.
— Здорово, — ответила я и, оставив свои попытки расчесать волосы, заставила работать мозги. — Не обращайте на меня внимания. Я всего лишь разживусь немного кофе. — Это было прекрасной возможностью подслушать их разговор и выяснить, что они обо всем думают, при этом выглядя сонливой и беззаботной.
Я обошла небольшой островок. На длинном кухонном столе стояло несколько больших коробок. Я не стала спрашивать, как Рэмси дотащил их досюда, хотя мысленный образ медведя толкающего через лес магазинную тележку меня повеселил. Я открыла первую коробку, но проходящий мимо Рэмси забрал ее у меня и подтолкнул ко мне другую.
— Спасибо, — произнесла я со слабой улыбкой, решив, что не позволю себя запугать. — Наверное…
Бью напрягся и резко развернулся:
— Я буду снаружи, наколю дров. — И ушел, захлопнув за собой дверь.
Какого черта? Я закрыла глаза.
— Я сделала что-то не так?
— Нет, — отрывисто ответил Рэмси.
Я взглянула в окно, потом на Рэмси, ожидая дальнейших объяснений. Которых не последовало. Ну что ж, пусть будет так.
— Ты… собираешься остаться здесь?
Он коротко кивнул.
Я снова посмотрела в окно.
— Полагаю, Бью не хочет, чтобы ты оставлял меня в одиночестве?
Еще один короткий кивок. Рэмси все больше и больше становилось неудобно, как если бы он ненавидел вести разговоры. Почему-то мне захотелось рассмеяться. Бедняжка Сара застряла с этим угрюмым мужиком на целую неделю.
— Ладно, если ты здесь и тебе нечем заняться, ты бы вполне мог мне помочь разобрать коробки.
Здоровяк пересек кухню и открыл ближайшую к нему коробку, молча принявшись за дело. Казалось странным, что Рэмси подчиняется мне. Но если он считает меня женщиной Бью, тогда, полагаю, в этом не было ничего странного.
Снаружи послышался звук рубящего дерево топора. Бешеный. Остервенелый. Я нахмурилась и снова посмотрела в окно.
— Что его беспокоит?
— Течка.
Я выглянула в окно, смотря как Бью размахивает топором с мрачной, непреклонной решимостью.
— Я понимаю, что ты — немногословное существо, но тебе предстоит немного вдаться в подробности.
Продолжив разбирать продуктовые коробки и не глядя на меня, Рэмси ответил:
— Ты беспокоишь его. Твои волосы спутаны после сна. Ноги обнажены. Ты одета в его вещи. Это… влияет на него.
О-о. Почему-то мне и в голову не приходило, что течка может у него вызвать что-то еще, кроме возбуждения.
— Он собирается пробыть таким весь день?
Рэмси одарил меня плоским взглядом:
— А это ты мне скажи.
О-о. Я покраснела. Пожалуй, Рэмси мне больше нравился молчаливым.
— Э-э, а как долго длилась эта течка в последний раз?
— Около суток.
Господь всемогущий! Я попыталась представить себя в спальне с Бью в течение суток, но мой девственный разум (несмотря на все порнографическое чтиво и фильмы, которые я видела) отказывался воспринимать это.
— Ого…
Он мрачно посмотрел на меня:
— Кому-то надо будет следить за коттеджем, пока вы будете заняты.
— Я… ох… Замечательно, — тихо ответила я. Так значит незнакомцы будут расхаживать снаружи, зная, что в доме мы с Бью совокупляемся, как кролики. Ой, срамота. — А Сара?
— Она в порядке.
— Да, — согласилась я. — Но кто-нибудь собирается охранять ее? Все это время?
В целом ситуация выглядела весьма сюрреалистичной: мы как ни в чем не бывало распаковываем бакалею в то время, как в лесу рыскают ужасные твари.
Рэмси посмотрел на меня, сузив глаза.
— Я обеспечу ей безопасность.
Глядя на этого здоровяка, я не сомневалась в этом. Поэтому согласно кивнула.
Хрясь! Хрясь! Бам-с-бам-с! Это Бью рубил дрова. Я представила, как его покрытое потом телом играет мускулами и почувствовала неожиданный соблазн обмахать себя руками. Но вместо этого, продолжила разбирать продукты, взявшись за следующую коробку.
Он купил достаточно продуктов, чтобы накормить небольшую армию. В основном это был рис, бобы, мясные консервы, арахисовое масло и… Что это я нашла? Смазка?! Я бросила ее, словно она ужалила меня и смущенно уставилась в коробку. Баллончик смазки промышленных размеров дополняли три коробки презервативов «Кондоми XXL» и что-то еще, с виду похожее на галлон  массажного масла. Господь всемогущий! Это сколько же, по мнению Рэмси, мы должны были заниматься сексом?
Я поспешно закрыла коробку и отодвинула ее в сторону. К тому времени, когда все остальное было распаковано, мне начало казаться, что наша поленница по своим размерам будет равняться бобровой плотине.
Я налила себе кружку свежеприготовленного кофе, и добавила в него столько сахара и сливок, что их хватило бы на торт.
— Ты уверен, что с Бью все нормально? — Я посмотрела в окно. — Просто он кажется очень… Злым? Ревнивым? Жалким? — …несчастным, — закончила я.
Рэмси натянул на голову бейсболку, собираясь уходить.
— Течка, — повторил он с абсолютно равнодушным выражением лица.
— А-а… — Ну, если для Бью это нормально и его состояние объяснялось гормонами, тогда я перестану беспокоиться.
— Спасибо, Рэмси. Я ценю это.
Рэмси нерешительно замер у двери, словно разрываясь между желанием уйти и остаться. Спустя минуту он вздохнул и оглянулся на меня:
— Бью наш лидер… подобно альфе волков. Его природные инстинкты на данный момент стремятся к тому, чтобы конкурировать и доминировать. Сейчас он силится не заходить сюда, чтобы не напасть на меня из-за того, что я рядом с тобою.
Я не берусь сказать, что меня встревожило больше — то ли тот факт, что Рэмси использовал так много слов за раз, то ли смысл сказанного им. Я натянуто улыбнулась.
— Спасибо, что просветил. А ты уверен, что я в безопасности с ним?
Рэмси отрывисто кивнул, потом увидев, что я продолжаю выжидающе смотреть на него, опять вздохнул, как будто бы его достало человеческое поведение.
— Ты с ним в большей безопасности, чем с кем бы то ни было другим, Бетсэйби. Он не допустит, чтобы ты попала в неприятности, если только сам их не создаст.
Бам-с!
Я настороженно показала ему большой палец, мол, все поняла и согласна. Рэмси кивнул и поспешно ретировался, словно не мог дождаться того момента, когда сможет убраться отсюда. Да уж, этот Рэмси не болтун. Я услышала, что стук топора прекратился, и двое мужчин начали переговариваться на пониженных тонах. О как же мне недоставало сверхъестественного слуха, чтобы услышать, о чем они говорят. А потом опять началась колка дров. Я выглянула в окно и увидела, как Рэмси, засунув руки в карманы куртки, не спеша идет в сторону неприветливого леса.
Я осталась на кухне готовить яйца, блинчики из тертого картофеля и тосты. Я наготовила огромное количество еды — из-за метаболизма оборотня Бью ел много. В конце концов, он вошел в дом. Его тело блестело от пота, рубашка прилипла к груди, а волосы влажными завитками беспорядочно ниспадали на лоб.
Мы ели в неловкой тишине. Между нами витало напряжение. Я хранила молчание, не желая еще больше дергать и без того раздражительного Бью, который, казалось, прямо во время еды готов был запульнуть куда-нибудь столовой нож. Он поблагодарил меня за стряпню, но помимо этого, мы практически больше не говорили. Я ела быстро, так что бы не задерживаться за столом, и Бью казалось стремился к тому же.
Вот вам и романтика.
После завтрака он исчез на заднем дворе, а я приняла душ и оделась в одежду, которую Рэмси привез для меня: джинсы и рубашки с длинными рукавами, свитера, ну и все тому подобное. Симпатичные лифчики и нижнее белье. Подозреваю, что Сара приложила к этому руку, потому что все было впору.
Я выбрала самый кружевной и самый сексуальный комплект белья и надела его под джинсы и свитер. Женское белье — оружие в войне полов, и сегодня я собиралась вооружиться по полной.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #19 : 30 Января 2012, 15:28:12 »

Глава 12

Бью неслышно вошел в гостиную некоторое время спустя. Он переоделся.
— Надень куртку. Мы идем на улицу.
Я оторвалась от книги и удивленно моргнула, не вставая из своего угла дивана. Затем перевела взгляд на окно. Продолжал идти несвойственный Техасу снег, усеивая округу большими пушистыми хлопьями. Как и любой техасец столкнувшийся со снегом, моим первым побуждением было спрятаться в доме.
— Мы идем на улицу? Зачем?
— Мы собираемся предпринять кое-что романтичное. Чтобы сделать сегодняшний день особым. Я говорил, что устрою это специально для тебя, и собираюсь сдержать свое слово. — Голос у него был раздраженным.
Ох, Боже, благоприятное начало, что тут еще скажешь?
— Конечно, — сказала я, отложив книгу в сторону и надев свои новые кроссовки. — Мы можем идти.
Мгновенно оказавшись рядом, он натянул мне на голову вязаную шапку и вручил новехонькую куртку. В этой шапке я наверное выглядела тринадцатилетней, потому что до этого заплела волосы в две косы, чтобы они не мешались. Но все же я позволила ему помочь мне одеться — в его дурном расположении духа пререкаться было не самым мудрым решением — и последовала за ним, как только он отправился в переднюю часть дома.
Возле двери нас ждала корзинка с едой. Я снова посмотрела в окно. Снег все еще шел, падая на землю тяжелыми хлопьями.
Я оглянулась на корзинку с едой и нахмурилась. Неужели Бью и правда рассчитывает устроить пикник на улице? Несмотря на свои размышления, я быстро натянула перчатки и последовала за ним, как только он подхватил корзинку.
Бью не стал одевать куртку — полагаю, в отличие от меня, ему холод был не помехой. Он был одет в легкую фланелевую рубашку. Проведя рукой по волосам, Бью оглядел окружающую нас местность.
Я нерешительно остановилась за ним.
— Что ты высматриваешь?
— Ничего, — сухо ответил он и начал переть как трактор по свежевыпавшему снегу, держа путь в сторону леса.
Пикник собирался выдаться забавным. Я закрыла за собой дверь и последовала за ним, застегивая куртку на «молнию».
Мы молча тащились по снегу. Если бы не было так ветрено, то снаружи могло бы быть довольно сносно. Падал снег, деревья вдали были в белом с вкраплениями зеленной хвои. Я была рада видеть, что мы придерживаемся чистого, открытого пространства.
Если бы мой спутник не был таким угрюмым, наш поход мог бы стать небольшим приключением. Если, конечно, не учитывать кровь и палец, найденные прошлой ночью. Я ничего не могла поделать с собой и немного нервничала сегодня, даже среди бела дня.
— Только вперед, — рявкнул Бью на меня, и я побежала за ним. Мои кроссовки точно не были водонепроницаемыми, и уже скоро я почувствовала, что носки промокли. С каждой минутой все веселее.
Я чуть ли не врезалась в широкую спину Бью, когда он внезапно остановился. Мне пришлось упереться руками в его талию, чтобы удержать равновесие.
Он отскочил от меня как ужаленный.
— Все, стою. — Расстроенно посмотрев на него, я оставила свои попытки что-то объяснить.
Мы уперлись в берег ручья, что протекал сквозь деревья. Холод и снежный покров подморозили грязную слякоть возле ручья, ледяная вода тонкой струйкой стекала по камням. Это было очень красиво.
Обернувшись, я увидела, что Бью постелил на снег красное покрывало. Красное, в форме сердца покрывало, на которое он начал разгружать корзинку с едой.
Какого черта?
— Давай садись, — сказал он. Должно быть, он понял, как сердито это прозвучало, поэтому неохотно добавил: — Пожалуйста.
Я села на краешек сердца, стараясь не обращать внимания на то, как замерзла. Пикник на покрывале в форме сердца — это так мило. Судя по зубчатым краям «сердца», Бью выкроил его из своего шерстяного одеяла. Но в данный момент я жалела лишь об одном, что не могу закутаться в него.
Бью вытащил глазурованную шоколадом клубнику, шампанское и пару фужеров. Выстрелив пробкой от шампанского, он угрюмо, с видом спецагента на задании, начал разливать спиртное по фужерам.
Операция «Романтика».
Я ослепительно ему улыбнулась, когда он подал мне фужер, и сделала небольшой глоток. Шампанское на вкус было прекрасным, но неимоверно холодным. От холода мои зубы клацнули о край бокала, и я решила, что буду просто держать напиток, а не пить.
С решительным видом он взял клубнику.
— Я должен скормить тебе это?
Он что серьезно? Однако «решительный» Бью был гораздо привлекательней «угрюмого» Бью, поэтому я проигнорировала свой дискомфорт.
— Конечно. Почему мы делаем это?
— Я ухаживаю за тобой, — едва ли не пробрюзжал он. — Разве ты не хочешь, чтобы за тобой ухаживали?
— Да нет, все прекрасно, — торопливо согласилась я.
Он пододвинулся и навис надо мной. От его тела исходило тепло, и мне сразу же захотелось залезть под его рубашку. Я чувствовала, что мое тело прекратило излучать тепло примерно десять минут назад. Храбро улыбнувшись ему, я открыла рот, ведь Бью изо всех сил старался окружить меня «романтикой», о которой, по его мнению, я так мечтала.
Клубника оказалась ошибкой. Она была похожа на кусочки льда. Вкусные кусочки, которые мне больше не хотелось есть. После первой, я решительно отказалась от остальных.
— Должно быть я не голодна.
Он поднял мой фужер с шампанским.
— Еще выпьешь?
Резкий ветер, казалось, проникает под мою одежду. Я увидела, что на поверхности шампанского образовались кристаллики льда, и у меня вновь застучали зубы.
— Нет, спасибо.
Бью отставил фужеры в сторону, воткнув их в снег, и пододвинулся ко мне. Его руки скользнули по моей куртке, и я узнала этот страстный взгляд в его глазах.
— У тебя такие красные губы, — сказал он, наклоняясь для поцелуя.
Еще не посинел? Впечатляет. Я наклонилась к нему и его губы накрыли мои. Страстно, горячо и восхитительно влажно. Бью был таким же на вкус, каким мне хотелось, чтобы было шампанское. Из его горла вырвался тихий стон удовольствия, поцелуй стал требовательным, поглощающим. Я погрузилась в омут ощущений, наслаждаясь прикосновением его губ. Мои затянутые в перчатки руки обвились вокруг его плеч, и я притянула его в объятия, не протестуя, когда он начал укладывать меня на спину.
Пока не коснулась голой поясницей снега. Я резко дернулась, опрокидывая фужеры с шампанским и забрызгивая себе джинсы.
— Холодно, — взвизгнула я чуть ли ему не в рот.
Бью удивленно отпрянул от меня, мельком взглянув на опрокинутые фужеры, в то время как я пыталась отодвинуться от мокрого пятна, расплывающегося по моей стороне покрывала. Мой зад насквозь промок, как и покрывало — за исключением той части, что не была покрыта намокшим снегом.
— Ты в порядке, Бетсэйби? — Он нахмурил брови.
У меня стучали зубы от холода.
— У тебя губы стали фиолетовыми. Почему ты не сказала мне, что замерзла?
— Потому что т-ты, казалось, ничуть не з-замерз…
Бью чертыхнулся.
— Бетсэйби, не глупи. У меня абсолютно другая температура тела, чем у тебя. Ты должна говорить, когда тебе холодно.
— Отлично, — проскрежетала я. — Мне холодно. Все очень здорово, но мне кажется, что это неподходящее для пикника время года.
Он поджал губы.
— Я отведу тебя домой.
Его слова прозвучали так, словно приняв это решение, он не собирался больше оставаться со мной.
— Ты останешься со мной?
Бью покачал головой.
— Думаю, мне нужно какое-то время побыть одному и подальше от тебя. Я теряю контроль и ничего не могу с этим поделать. — Он с силой провел рукой по лицу. — Не переживай, первым делом я удостоверюсь, что в доме ты будешь в безопасности.
Расстроенная и слишком замерзшая, чтобы спорить, я встала и начала разминать пальцы на руках, в то время как он начал собирать еду. Как только Бью встал, держа корзинку, порыв ветра унес покрывало в сторону ручья.
— Я подниму. — Я ближе всего стояла к ручью, поэтому двинулась в сторону ручья, утопая кроссовками в грязи.
Бью моментально оказался рядом и попытался опередить меня.
— Ты замерзла и ослабла. Позволь мне.
Я сердито оттолкнула его.
— Послушай ты, псих, я человек, а не калека.
Покрывало все еще было вне пределов досягаемости, поэтому я сделала еще один шаг по грязи в сторону берега и наклонилась, чтобы удержать равновесие.
Я схватила покрывало одновременно с Бью, но этот упрямый осел резко выдернул его из моих рук.
Я потеряла опору, и начала скатываться по крутому берегу к заледенелому ручью. Грязь впиталась в штаны и засосала кроссовки, у меня был лишь миг, чтобы испугаться, прежде чем мои ноги соскользнули в ледяную воду ручья.
Я завизжала.
Бью выкрикнул мое имя, прежде чем мое плечо с чавкающим звуком погрузилось в русло ручья и затормозило падение, но к этому времени я уже на три четверти была в воде.
Меня обхватили сильные руки, прежде чем я успела осмыслить что-то еще, кроме холодно-холодно-холодно. Бью вытащил меня из воды и сорвал промокшую куртку.
— Вот почему ты должна была позволить мне сделать это, Бетсэйби, — произнес он расстроенным голосом.
Мне захотелось врезать ему, но все мое тело так сильно дрожало, что у меня даже не было сил на свирепый взгляд.
— Пошел. Ты. — Стуча зубами, выдавила я. У меня настолько замерзли ноги, что носки стали казаться ледяным орудием пыток. — Если бы ты позволил мне достать покрывало, я бы сейчас не превращалась в леденец на палочке.
Он снял с себя рубашку и одел ее на меня. От нее мне стало теплее, но оставшаяся часть мокрой одежды все еще липла ко мне как вторая ледяная кожа. Челюсть клацала так сильно, что мне уже начало казаться, что она отвалится.
— Мне очень жаль, милая, — сказал Бью и, обняв, привлек меня к своей обнаженной груди. Я приникла к нему и прижалась губами к его шее.
Я была та-а-к зла, что собиралась убить его, как только отогреюсь.
Возвращение к дому было невыносимо долгим, валил снег, ноги онемели от холода, зубы стучали так, словно собирались выскочить изо рта. Бью был горячим как печка, я все сильнее прижималась к нему, пытаясь как можно больше укутаться в его тепло. Обхватив руками его торс, я изо всех сил прижималась к нему мокрой грудью, по сути, пытаясь залезть ему чуть ли не под кожу. Я расслышала его тихий рык, но мне было на это плевать. Мне просто хотелось, чтобы лютый мороз отступил.
Наконец Бью вытащил из кармана ключи и открыл входную дверь, после чего мы оказались в тепле. Мне хотелось плакать от облегчения, но я боялась, что слезы замерзнут на моем лице.
Бью поставил меня у двери и заглянул мне в глаза. На краткий миг его глаза блеснули зеленоватым светом.
— Я собираюсь проверить дом, чтобы убедиться, что все нормально, затем вернусь сюда и разведу огонь. Я хочу, чтобы ты сняла с себя одежду и забралась в душ.
Он ушел, а я нерешительно осталась стоять у порога с отупевшими от холода мозгами. Снять с себя одежду? Перед мужиком — вер-пумой, — одержимым идей секса со мной? На какой-то миг озноб и скромность схлестнулись в бою, затем я медленно разжала свои заледеневшие пальцы и сняла позаимствованную у Бью рубашку, одетую поверх промокшей одежды. Теперь и она была мокрой, как вся остальная одежда.
Через несколько минут появился Бью с охапкой дров в руках, он зарычал при виде меня, все еще по большей части одетой.
— Я не собираюсь насиловать тебя, пока ты умираешь от переохлаждения.
— Знаю, — ответила я дрожащим голосом, но так и не заставила себя пошевелиться.
Бью заметил это и взял меня на руки. Я безвольно обвисла в его руках, пока он нес меня в ванную. Он включил душ и маленькая комната сразу же наполнилась жаром.
— Полезай под душ. После того, как достаточно разогреешься, чтобы начать шевелиться, снимешь одежду. Поняла?
Я кивнула и, ступив под душ, где горячая вода заструилась по моему телу, начала задыхаться от обжигающе-горячего пара. Душ даровал мне изумительные ощущения, я закрыла глаза и позволила горячему каскаду воды струиться по мне.
— Я пойду разведу огонь, — сказал он. — Потом вернусь, чтобы проверить тебя.
Мне хотелось погрузиться в горячую воду и никогда не вылезать из нее. Она так приятно ощущалась моей ледяной кожей. Когда я немного оттаяла, во мне стало нарастать раздражение от ощущения мокрых джинсов, хотелось всем телом ощутить горячую воду. Я глянула на дверь, за которой скрылся Бью — она все еще была приоткрыта.
Треханная скромность. Ведь я же не хотела, чтобы он увидел меня голой в какой-то момент? Немного повозившись с «молнией» и кнопкой на джинсах, мне удалось их снять. Переступив через джинсы, я оставила их лежать на полу мокрым комом в дальней стороне душевой кабины.
Я попыталась стянуть через голову свитер, но мои руки слишком ослабли, а свитер слишком промок и отяжелел. Я дотянула его до шеи и застряла, не в силах как следует ухватиться за него.
— Бью, — заскулила я, застряв головой в мокрой тряпке. — Мне тут надо помочь.
Мгновенно рядом с собой я ощутила горячее тело. Он стянул мне через голову отяжелевший мокрый свитер.
Я стояла под струями душа в одних кружевных трусиках и бюстгальтере, которые настолько промокли, что не оставляли пищи воображению.
Бью напрягся и неожиданно я почувствовала себя выставленной на показ. В его глазах появился блеск — голодный, хищный и хорошо знакомый мне.
— Ты хочешь, чтобы я снял это? — прорычал он.
Обдумывая его слова, я прикусила губу.
— А ты не будешь смотреть?
— Бетсэйби, — сказал он приглушенным голосом. — Ты не можешь стоять передо мной в таком виде и просить меня не смотреть.
Справедливо. Я немного повернулась к нему спиной, позволив воде литься мне на лицо. Перекинув через плечо длинные мокрые волосы, я спросила:
— Не расстегнёшь лифчик?
Его ладони скользнули вверх по моей спине, оставляя после себя пылающий след. Расстегнув застежку на лифчике, он погладил мою спину. Я стянула бюстгальтер и уронила его на кафельный пол. Прикрыв грудь руками, я взглянула на него через плечо.
— Спасибо, — севшим голосом поблагодарила я и увидела, что и его одежда тоже промокла сейчас. Но судя по выражению его лица, это было последним, о чем он думал. Его руки скользнули к кружеву моих промокших трусиков, а затем проникли под них, лаская ягодицы.
— Сними их, — сказал он, овеяв горячим дыханием мое ухо и шею, и вызывая у меня дрожь.
Я продолжала прикрывать грудь и не хотела убирать руки, потому что мною всецело овладела застенчивость.
— Сними их сам, — прошептала я, преисполненная острых ощущений и трепета при мысли, что он сделает это.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #20 : 30 Января 2012, 15:29:00 »

Его руки проскользнули под мокрое кружево и начали медленно стягивать этот последний крохотный лоскуток ткани с моих бедер. Бью наклонился, я чувствовала как он легонько задевает губами мою спину. По всему телу разлилось теплое покалывание.
— У тебя красивая попка, — сказал он, обхватив мои ягодицы руками. — Такая мягкая и округлая.
От этого прикосновения меня пробрала дрожь. Бью протянул руку мне за спину и выключил воду.
— Тебе еще холодно?
— Я, э-э…
Через несколько секунд, он укутал меня в махровое полотенце, полностью скрывшее мою наготу, и подтолкнул в сторону двери. Не обращая внимания на то, что с его одежды стекает вода, Бью подвел меня к огню, который потрескивал и горел ярким пламенем в камине, после чего усадил на кирпичную кладку. Прежде чем я успела что-то понять, он снял с меня полотенце и опустил мне на плечи плотное шерстяное одеяло.
Смутившись, я укуталась в него, а затем обернулась. Бью отвернулся от меня, он с такой силой вцепился одной рукой в облицовочную доску камина, что побелели костяшки пальцев, его плечи бурно вздымались и опускались.
«Течка» оказывала на него очень сильное воздействие.
— Закутайся и сиди здесь, пока не перестанешь дрожать, — сказал он резким голосом.
Я послушно закуталась в одеяло. Мне было тепло и очень комфортно, но мое сердце трепетало при виде столь явных страданий Бью. Может, мне следует сказать, что моя дрожь вызвана желанием, а не холодом?
Слова так и остались невысказанными, потому что он вышел из комнаты, на ходу снимая с себя мокрую одежду. Я все делала не так. Он хотел соблазнить меня, я хотела, чтобы он соблазнил меня, но мне никак не удавалось положить этому начало.
Когда Бью вновь появился в комнате, он был уже одет в спортивные штаны. При виде его золотистой и мускулистой груди, у меня пересохло во рту. Он приблизился ко мне, и я инстинктивно подняла к нему лицо. Бью провел пальцами по моей щеке и хмуро посмотрел на меня сверху вниз.
— Ты все еще холодная. Подожди здесь, я приготовлю тебе кофе.
Он снова исчез, оставив меня в состояние смутного недовольства. Я уже достаточно согрелась в душе, а он продолжал трястись надо мной, как клуша над цыпленком. Я думала о теплых руках Бью, о его обнаженной груди прижимающейся к моей, и гадала, хватит ли у меня мужества попросить его присоединиться ко мне под одеялом.
Потому что… ох, мне очень понравилась та картинка, что услужливо нарисовало мое воображение.
Так чего же я жду?
Рядом находился до безобразия сексуальный мужик, по которому я сходила с ума, и который хотел заняться со мной любовью. Скромность мне в этом деле не будет помощником.
Бью вернулся спустя несколько минут с огромной кружкой кофе в руках. Морщины на его лбу говорили о самоконтроле, но выпуклость на штанах указывала на то, что он все еще думает обо мне, несмотря на учтивую улыбку на губах.
Я покачала головой, когда он предложил мне кофе.
— У меня еще не согрелись руки, — сказала я, набравшись храбрости.
— Повернись лицом к огню…
— Тогда у меня замерзнет спина, — возразила я, пытаясь не разозлить его. Вот дерьмо. Хреновая из меня кокетка. Я уставилась на его обнаженную восхитительную грудь и немного распахнула одеяло, на миг оголив свои обнаженные груди. — Ты… не мог бы посидеть со мной под одеялом? — Кажется, мои щеки залились румянцем, что обжигающей волной прихлынул к лицу.
Бью замер, блеснув кошачьими глазами.
— Бетсэйби, — произнес он голосом больше похожим на стон. — Боюсь, я не смогу сдержаться…
— Знаю. — Я отогнула один угол одеяла для него. — Давай, посиди со мной.
Он поставил кружку с кофе и сел рядом, избегая встречаться со мной взглядом.
Я скользнула поближе к нему и заметила, что его глаза закрыты, а плечи напряжены. Приободрившись, я позволила одеялу сползти с плеч и положила руки ему на плечи. Когда он не открыл глаз, я вытянула ногу, положив ее поверх его ноги, и скользнула вперед, пока не оказалась сидящей верхом на нем.
Бью откинулся на камин и простонал.
Я скользнула немного вперед, слегка качнув бедрами рядом с его эрегированным членом.
— Бью, — тихо произнесла я. — Я уронила одеяло.
Он открыл глаза и посмотрел мне в лицо, находящееся так близко от его. Его взгляд обжигал, он потемнел от желания и был полон потребности. Но Бью лишь наклонился и, подобрав одеяло, вновь накинул его на плечи, укутав меня, как ребенка.
Рассердившись, я схватила углы одеяла и, не выпуская их, обняла Бью. Прижавшись грудью к груди Бью и ощутив прикосновение его кожи, я забыла обо всем на свете. Мои соки болезненно напряглись, кровь неистово запульсировала в венах. Мне требовалось большее.
Он шевельнулся подо мной, все его тело было напряжено. Едва задевая, провел ладонью по моей спине.
— Прижми меня к себе, — поощрила я, положив голову ему на плечо. — Ты такой теплый, а я так замерзла.
Безобидная ложь во спасение. В этот момент мои мысли были вовсе не о холоде, но как еще я могла бы заставить его прикоснуться ко мне?
Он сел прямее, прижавшись грудью ко мне. Обхватив руками мои ягодицы, он притянул меня к своим бедрам. Из-за этого мне пришлось развести ноги немного пошире, всецело раскрывшись и невольно уперевшись в выпуклость в его спортивных штанах. Ткань терла чувствительную кожу, вызывая у меня вихрь эмоций при малейшем прикосновении.
— Милая, Бетсэйби, — сказал Бью, пожирая меня страстным взглядом. — Мне жаль, что сегодня все так вышло.
— Все хорошо, — ответила я, потираясь грудью о его грудь и сцепив руки у него за спиной. Он был таким теплым и восхитительным. — Хотя, в какой-то момент, мне начало казаться, что ты полярный белый медведь, а не пума.
Его лицо исказилось, словно от пытки.
— Я хотел устроить тебе романтик.
— Романтики переоценивают, — ответила я и облизала губы. — А знаешь, что еще переоценивают?
Его взгляд был устремлен на мой рот.
— Что?
Я наклонилась и дразняще провела кончиком языка вдоль его губ.
— Девственность, — прошептала я.
Губы Бью пылко прижались к моим, словно я высвободила его.
— Я хотел, чтобы для тебя это стало нечто особенным, но все сделал не так. Прежде мне не доводилось спать с девственницей. Или человеком. Мне хотелось сделать все правильно.
Я бы солгала, если бы сказала, что его слова не нашли отклика в моей душе. Проведя пальцами вдоль линии его челюсти, я почувствовала, как щетина царапает мне кожу.
— Бью, это прозвучит ужасно старомодно, но я все равно скажу: быть с тобой — это само по себе уже нечто особенное. Я ждала двадцать пять лет, и, по-моему, это достаточно долгий срок ожидания.
В ответ он обхватил мои бедра и прижал меня к возбужденному члену. Дыхание покинуло мои легкие, и я закрыла глаза, позволяя ощущениям захлестнуть себя с головой.
— Посмотри на меня, Бетсэйби, — сказал Бью низким голосом. — Не закрывай глаз.
Я застенчиво взглянула на него.
Напряжение, что испытывал Бью в последние двадцать четыре часа, исчезло.
— Не нужно быть застенчивой со мной, — произнес он, его губы изогнулись в медленной, сексуальной улыбке. — Я хочу, чтобы ты смотрела на меня, когда я прикасаюсь к тебе.
Меня стало несколько не по себе от этой просьбы. Мне это казалось чем-то греховно сокровенным, но все же я не смогла отвести глаз.
Бью начал плавно массировать мои бедра, скользя взглядом по моему телу, словно оно принадлежало ему. Мне хотелось вырваться или прикрыть грудь руками, но я заставила себя сидеть неподвижно. В предвкушение его следующего движения, у меня перехватывало дыхание. Он был похож на голодающего, пытающегося для себя решить какое вкусное блюдо съесть первым на пиршестве.
Его ладони скользнули к внутренней стороне моих бедер и начали поглаживать их.
— Знаешь ли ты, как долго мне хотелось прикоснуться к тебе?
Мои губы дрогнули в усмешке:
— Примерно пять дней?
Он рассмеялся, мои соски затвердели в ответ на сотрясание его тела.
— С той самой минуты, как только увидел тебя. У тебя был такой серьезный вид, словно ты хотела на корню пресечь все мои мысли о том, чтобы прикоснуться к тебе. Но мне сразу же захотелось поцелуями стереть с твоего лица то хмурое выражение. — Бью начал расплетать мои мокрые косы, расчесывая их пальцами, пока влажные волосы каскадом не рассыпались по спине. — Я хотел это сделать сразу, как только увидел эту великолепную массу волос. — Он перекинул мне через плечо несколько прядей, позволяя им прикрыть мои груди как на средневековых картинах.
— А еще мне было интересно, какие у тебя соски, — произнес он, скользнув ладонями по талии к ребрам. — Темные и припухшие, как твои губы? Или же напряженные и светлые, как твоя кожа?
Бью обольщал меня одними словами, и у него это прекрасно получалось. Неожиданно я почувствовала потребность прикоснуться к нему. Скользнув ладонями верх по его рукам, я ощутила перевитие трицепсов.
Он притронулся большими пальцами к кончикам моих сосков, потирая их вместе с моими длинными шелковистыми волосами. Я задохнулась от нахлынувших ощущений и вцепилась пальцами в его предплечья.
— Они светлые, как я и представлял. Маленькие, мягкие и розовые. — Его замедленные движения чуть не свели меня с ума. — Я мечтал об этих красивых грудях несколько дней. — Бью убрал руки.
Я издала протестующий возглас. Мне было очень приятно, сердце бешено колотилось в груди. Я жаждала еще медоточивых речей.
— А что скажешь о них? — Я вздохнула и подавила желание потереться грудью о его ладони.
— Интересно, как они будут ощущаться в моих руках, — сказал он и обхватил большой рукой мою левую грудь, подразнивая сосок круговыми движениями ладонями.
Я ахнула и мои бедра качнулись в такт его движениям.
Но на этом Бью не закончил.
— И как они будут выглядеть в обрамление этих сексуальных волос, — произнес он и отвел мои волосы в сторону, обнажая белые полушария грудей. — И каковы они на вкус. — Он наклонился и провел губами по чувствительным кончикам грудей.
Я сдавленно простонала и удивилась, что это настолько приятно.
Воодушевленный моей ответной реакцией, он потерся носом о сосок, затем начал дразнить остроконечную вершинку губами и игриво прикусывать. Когда он отстранился, я выгнулась, подставляя ему грудь, обхватила его за плечи и, сцепив руки у него за шеей, притянула обратно к груди.
— Ты хочешь, чтобы я прикоснулся к тебе, Бетсэйби?
Мои бедра приподнялись в ответ.
Он легонько укусил меня за шею, словно не в силах прекратить пробовать меня на вкус.
— Скажи мне, чего ты хочешь.
Слова застряли у меня в горле.
— Я хочу, чтобы ты… прикоснись ко мне, Бью.
Его ладонь скользнула по моему животу, поглаживая кожу.
— Так ты не будешь возражать, если я дотронусь до тебя здесь? — Его пальцы кружили вокруг моего пупка.
Я покачала головой.
— А здесь? — Его пальцы запутались в бледных завитках меж моих ног; я судорожно свела ноги, стиснув его руку бедрами.
Его пылающий взор удержал меня, а затем он посмотрел вниз.
— Что если я дотронусь до тебя… здесь?
Я смотрела, как его средний палец скользнул мимо завитков и исчез, проникнув во влажные складки плоти, открывая и оставляя меня беззащитной перед ним.
А затем Бью коснулся клитора и мой мозг чуть ли не взорвался. Ахнув, я вздрогнула и вонзилась ногтями в его плечо и шею.
— Здесь, — выдохнула я, выгибая бедра. Мне хотелось испытать большее благодаря проникновению этих чудесных пальцев.
Другую руку он положил на мое бедро, удерживая меня на месте. Его пальцы кружили вокруг клитора. Тяжело и быстро дыша, я наклонилась к нему и уперлась лбом в его лоб. Бью легонько коснулся меня, задевая самое чувствительное место, а затем убрал пальцы, и мне захотелось закричать от отчаянья.
Он овладел моим ртом, глубоко вбирая в себя мое сбивчивое дыхание.
— Ты такая гладкая и влажная для меня, — сказал Бью, прикусывая мою нижнюю губу. — Ведь ты же ласкала себя прежде? Только ты знаешь, какие ласки доставляют тебе удовольствие.
Я простонала в ответ.
— Положи свою ладонь поверх моей, милая. Покажи мне, как прикасаться к тебе, чтобы довести до оргазма.
Я немного напряглась — мое либидо девственницы не знало, как к этому отнестись. Я еще несколько раз прижалась в поцелуе к его губам, пытаясь изменить тактику. Но его пальцы опять начали порхать над моим чувствительным местечком, едва его задевая. Простонав, я впилась в его губы, демонстрируя всю страсть своего желания.
— Покажи мне, милая, — сказал Бью и его пальцы замерли. — Положи свою руку на мою. Руководи мной.
Я скользнула ладонью по его руке. Его пальцы были покрыты моей влагой. Я неуверенно взглянула на Бью — его серые глаза пылали страстью. Он нежно поцеловал меня. Это меня ободрило. Его пальцы начали поглаживать меня. Я обхватила ладонь Бью, и стала направлять его указательный палец.
Мягкой подушечкой пальца он потирала кончик клитора. Я сильнее прижала его пальцы к сути своего естества, чтобы его движения стали более быстрыми. Я была такой влажной от желания, что его пальцы скользили едва ощутимо, поэтому я переместила их в основании клитора и начала ласкать себя нежными круговыми движениями, покачивая бедрами и постепенно убыстряя темп.
— Милая Бетсэйби, — простонал он, наклонившись вперед, чтобы вобрать в рот сосок. — Боже, ты потрясающая.
Я запустила руку в волосы Бью, чуть сжала их и притянула его к своей груди еще плотнее, в то же время потираясь о его пальцы, сильнее дразня и возбуждая себя.
Прошло всего лишь несколько минут, прежде чем я начала содрогаться и задыхаться от всхлипов, вырывающихся из груди. Оргазм накрывал меня волной за волной, я содрогалась под его пальцами, не перестывающими ласкать меня, хотя мои пальцы судорожно вцепились в его и больше не могли направлять.
Спустя несколько долгих минут, мое тело потихоньку расслабилось и обмякло. Горячий румянец залил лицо. Я только что извивалась на нем, как сумасшедшая.
— Милая, Бетсэйби, — хрипло проговорил он. — Должно быть, это было самым потрясающим из того, что случалось в моей жизни.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #21 : 30 Января 2012, 15:29:52 »

Глава 13

Бью поднял меня, подхватив под бедра, словно я ничего не весила. Пораженная, я обняла его за шею и повисла на нем. Он бросил одеяло на пол и опустился на него вместе со мной, прижавшись к моим бедрам. Во мне вновь стало нарастать возбуждение.
— Ты все еще одет, — сказала я, дотянувшись до резинки его штанов и потянув ее. — Я хочу видеть, что получу в результате этой сделки, — не отступала я.
— Ты на редкость игрива сейчас. — Он вновь прижался к моим губам в поцелуе, оцарапав меня щетиной. Я склонила голову набок, чтобы ему было удобнее дотянуться до чувствительной кожи на шее. — Больше не стесняешься?
— Мне нравится это, — призналась я. — Мне нравится быть здесь с тобой.
Умопомрачительный оргазм и возбужденный член Бью обещали новые минуты блаженства.
Бью приник к моей груди горячими губами. Я вновь почувствовала, как он потерся носом о сосок, а затем слегка прикусил его. Я выгнулась дугой и ахнула. Он протянул руку к другой груди и принялся дразнить сосок пальцами.
— Бью, — выдохнула я. — Я хочу увидеть тебя голым.
Я хотела увидеть его всего.
Он сел и потянулся к резинке штанов.
— Можно мне? — спросила я.
Он встал, поднимая меня вместе с собой, и начал следить за мной горящим от желания взглядом.
Я несколько раз провела по нему рукой вверх-вниз, ощущая длину возбужденной плоти. Я не могла судить о таких вещах, но мне показалось, что Бью был щедро одарен природой.
— Он кажется… впечатляющим.
Из горла Бью вырвался тихий смешок.
— Почему бы тебе не вынуть его и не узнать каков он на самом деле?
Я стянула с него спортивные штаны, опустив их до щиколоток. Снимая штаны, я задела щекой его член. Украдкой взглянув на него, я ухватилась за резинку трусов и проделала с ними то же самое, что и со штанами.
Бью был великолепен.
Даже при том, что я была девственницей, я не была уж совсем дремучей. Я видела пенисы в искусстве, кино и интернет-порнухе. Но я не могла припомнить, чтобы среди них встречались столь большие. Я скользнула пальцами вдоль темной головки.
— Ты довольно большой, — прошептала я, проводя пальцами по всей его длине к основанию, а затем опять вверх — к головке.
Бью промолчал.
Я подняла глаза и увидела, как он сжимает челюсти, как если бы старался сохранить спокойствие.
— Бью?
— Да?
Взяв локон своих волос, я пощекотала им головку его члена. Я так и не поняла, счел он это сексуальным или нет, но мне понравилось.
— Чего ты ждешь?
— Жду? — У Бью возникли трудности с речью.
Его член покачнулся рядом с моими пальцами. Зачаровано смотря на него, я провела локоном волос верх по бедру Бью и пощекотала пупок. У него был такой плоский живот, что с него можно было принимать пищу, как с тарелки.
— Разве ты не собирался изнасиловать меня?
Он тяжело сглотнул.
Я легла обратно на одеяло и разметала влажные волосы вокруг головы, в надежде, что это придаст мне соблазнительный вид и окончательно сведет его с ума. Он развел мне ноги — я почувствовала, как растягиваются неразработанные мышцы бедер по мере того, как он все больше раскрывал меня перед ним. Бью прикоснулся ко мне и раздвинул пальцем нежную плоть, проникая в самую сокровенную часть моего тела. Я задохнулась от нахлынувших эмоций и начала извиваться. Он заставил меня замолчать глубоким, страстным поцелуем. В этот момент я почувствовала, как его бедра прижимаются к моим, ища более удобную позу, ощутила, как головка его члена уперлась в шелковистое соединение моих бедер. Это было так… восхитительно.
Бью на мгновение отпрянул от меня, а затем я почувствовала, как головка его члена слегка подалась вперед, проталкиваясь в меня. Я напряглась, и в следующее мгновение он уже вошел в меня одним быстрым движением. Мне показалось, что внутри меня что-то сломалось.
Я хрипло выдохнула и захныкала. Это было больно.
Тихо рыча, Бью снова протолкнулся внутрь меня, растягивая до предела. Я опять напряглась из-за боли. Приподняв мои бедра повыше, он снова протиснулся в меня. При его следующем толчке мне было не так уже больно, на смену боли пришло странное ощущение наполненности. Боль и удовольствие смешались воедино, заставляя меня томиться от желания и жаждать большего. Когда он приподнял мои бедра в третий раз, я открыла глаза и начала следить за его движениями.
— Вот и все, милая. Присоединяйся ко мне. — Бью опять вошел в меня, и на этот раз не было никакой боли, лишь восхитительное ощущение наполненности и завершенности. Я извивалась под ним, желая большего. Он замедлился и начал дразнящими прикосновениями ласкать мой сосок. — Все хорошо?
Я кивнула, неожиданно смутившись под его пристальным взглядом. Я ощущала себя пронзенной. Бью стал абсолютно неподвижен — не берусь сказать, что мне понравилось это.
— Лучше, чем хорошо. — Я качнула бедрами под ним в подтверждение своих слов.
Издав еще один тихий рык, он закинул мои ноги себе на плечи и резким движением вошел в меня на всю длину.
И… у меня слов нет, как это было приятно. При следующем толчке я впилась в Бью ногтями.
— Так тоже не плохо, — выдохнула я.
Он снова вошел в меня.
— А так?
Я одобрительно простонала.
— А… так? — Бью опять вошел в меня, а затем еще раз, его толчки становились все сильнее и быстрее, словно он убедился, что теперь я не сломаюсь. — Сладкая малышка Бетсэйби, — произнес он скрежещущим голосом, перемежая каждое слово толчком. — Такая сексуальная и… всецело моя.
Я запрокинула руки над головой и вцепилась в одеяло, пытаясь удержаться на месте. Наши тела соприкасались друг с другом неистово, быстро и иступлено. С каждым толчком я чувствовала приближение оргазма, возбуждение нарастало, комнату наполняли мои тихие стоны, смешавшиеся с его рычанием.
А затем Бью резко дернулся, у него на шее проступили мышцы, все тело напряглось и он достиг кульминации. Прорычав мое имя себе под нос, он в последний раз качнул бедрами. Это был прекрасный момент, когда он наполнил меня своим семенем. Я расслабилась, чувствуя себя слегка не в духе из-за того, что не получила второго оргазма.
Должно быть, это отразилось на моем лице, потому что он улыбнулся мне своей неторопливой, с ленцой улыбкой и откинулся назад, скользнув пальцами во влажные завитки, где соединялись наши тела. Его пальцы скользнули прямо к клитору и начали нежно его потирать, дразнящими прикосновениями.
— Ты еще не говорила мне, что так тоже не плохо.
Я извивалась под его рукой, своими поцелуями он глотал мои ответы. Через несколько мгновений я уже выкрикивала его имя.
Как только мои содрогания утихли, он наклонился и удовлетворенно меня поцеловал.
Я замерла.
— Черт.
Распахнув глаза, он изучающе уставился на меня.
— Что?
— Презервативы.
Полная коробка здоровенных презервативов так и осталась на кухне.
Бью выглядел самодовольным.
— Как мило.
— Что ты имеешь в виду? — вспылила я. — Ты вообще рехнулся? — Самый тупоголовый поступок девственницы за всю ее жизнь — это позволить соблазнить себя без средств защиты.
Он смахнул с моей щеки прядь волос.
— Не расстраивайся. Оборотень крайне редко может оплодотворить человека. Скорее всего, я вообще никогда не смогу тебя оплодотворить.
Шумно выдохнув, я закрыла глаза.
— На какой-то миг, у меня перед глазами промелькнула картина, как через девять месяцев я окотилась.
Бью усмехнулся.
— Тебе это не грозит. Мы почти несовместимы по нашей природе, если только ты не являешься переносчиком генома оборотня. Иногда геном латентен, поэтому незначительный шанс все же имеется. Вероятность твоей беременности была бы выше, если бы я обратил тебя в оборотня, но даже при таком раскладе, это не всегда срабатывает.
Я молчала, зная, что в моем кровотоке нет никакого генома оборотня. Я была абсолютно невосприимчива к этой напасти. Он мог бы покусать меня тысячу раз, но это все равно бы не принесло результата.
И все же я не поделилась этим с Бью. Пусть все останется как есть, ведь он, скорее всего, когда-нибудь захочет обзавестись детьми от какой-нибудь вер-леди-кэт. Лишь от одной этой мысли я собственнически вцепилась пальцами в его плечи.
Он приподнял мне голову, взяв за подбородок, и вгляделся в лицо.
— Ты злишься?
— Нет, — ответила я и решила его отвлечь: — Тогда зачем презервативы, что доставил Рэмси?
Бью усмехнулся:
— Чем черт не шутит. Оборотни не могут заразить, помнишь?
Так это я, выходит, заразная? Я отпихнула его лицо рукой.
— О-о, как мило! У тебя душа романтика. У вас обоих — у Рэмси и у тебя.
Он улыбнулся и облизал кончик моей груди.
— Ну так… и что теперь? — спросила я, задрожав.
— Теперь мы займемся этим неспешно.
О, Боже.
Бью поднялся на ноги и протянул мне руки.
— Давай-ка примем душ.
— А ты вымоешь меня?
Его глаза вновь потемнели.
— Непременно.
Вот это да.
Вложив ладонь в его руку, я почувствовала, как неровно забился мой пульс.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #22 : 30 Января 2012, 15:30:59 »

Глава 14

Что мне и нравилось в простоватом коттедже Бью, это какая угодно, только-не-простоватая ванная комната. В ней был застекленный душ, который был больше любого стенного шкафа в моем доме, и ванна, встроенная в облицованный мрамором пол в углу комнаты.
До этого я уже принимала душ пару раз, но в ванной еще не была, и на данный момент она прельщала меня больше всего. Поэтому, когда он взял меня за руку и повел в душ, я потянула его к ванной.
— Пузыри.
Бью уловил мой намек и начал наполнять ванну, добавив пены с легким клубничным ароматом, которую, как я поняла, он купил специально для меня. Как только ванна наполнилась, я с улыбкой спросила:
— Розовые пузыри? Ваша мужественность подвергается серьезной угрозе, сэр.
— Можешь ли ты порицать мужчину, желающего увидеть тебя в окружении огромного количества пены? — Его рука скользнула вниз по моей спине и обхватила ягодицу.
Я увильнула от него.
— Итак, чем же ты собираешься заняться, пока я принимаю ванну?
— Полезу в нее вместе с тобой и потру тебе спинку. — Поцеловав меня в макушку, Бью забрался в ванну и сел в ее дальнем конце. Крупная, мускулистая вер-пума выглядела до смешного нелепо в окружение розовой пены. Я прикусила губу, чтобы не расхохотаться.
Он похлопал себя по колену, из-за чего клочья пены полетели через край ванны.
— Давай-ка усаживайся сюда, милая.
Я хмуро глянула на него.
— Нам обоим здесь не уместиться.
— С твоей стороны это чудовищное преувеличение, — проурчал он, — будь уверена, твоя аппетитная попка всегда уместится на моих коленях. А теперь, давай уже залезай.
Как только я нерешительно приблизилась к краю ванны, Бью схватил меня за талию и затащил в воду. Я взвизгнула от неожиданности, вода полилась через бортик, но казалось ему на это было наплевать. Он развел ноги, мой зад скользнул меж них. Я почувствовала жар его плоти, упирающейся в мои ягодицы. Бью, немного поерзав, устроился поудобней, обхватил ногами меня за талию и притянул к себе.
— Видишь? Разместились с удобством.
Я фыркнула и оттолкнула его колено.
— Говорила же, что не поместимся.
— Ты знаешь, что слишком зацикливаешься на мелочах? А теперь успокойся и позволь мне вымыть твои волосы. — И на этих словах он плеснул мне на голову пригоршню воды.
Бью плескал в меня водой снова и снова, я не прекращала отфыркиваться от попадавшей в нос воды и протирать глаза.
— Ты понимаешь, что у тебя уйдет миллион лет, чтобы намочить мне все волосы таким образом?
В ответ — огромный фонтан воды, намочивший мне всю голову и заливший лицо. Я резко обернулась и увидела в его руке пластмассовый кувшин. До меня донесся его довольный смех.
— Откуда это взялось?
— Я поставил его сюда еще прошлой ночью. Все это часть запланированного мной романтика.
Я услышала как Бью выдавил из бутылки шампунь, после чего начал втирать его в мои волосы, массируя кожу головы. Воздух наполнил аромат клубники.
— Полагаю, ты неравнодушен к клубнике? — сказала я, закрывая глаза и расслабляясь.
Я почувствовала, как в его грудь зарокотал гулкий смех.
— Лишь до недавнего времени. Ты заставляешь меня думать о клубнике. Мягкой, сочной и душистой.
— Лесть поможет вам везде , — подразнила я. — Продолжай в том же духе и я позволю тебе добраться до «третьей базы» .
— Моя рука уже на «третьей базе», — сказал он, и меня пронзило желание, еще больше усилившееся от осознания того, что его возбужденный член упирается мне в ягодицы. Он все еще испытывал сильное возбуждение. Я задрожала в предвкушение.
— Это так странно, — призналась я. — Я знаю тебя всего лишь неделю, и вот мы уже совместно принимаем ванну.
— Что в этом плохого?
— Мне кажется, мы должны получше узнать друг друга, — сказала я, шевеля пальцами ног в воде.
Бью поцеловал меня в шею.
— Это легко поправимо. Расскажи мне о себе.
Я ненавидела говорить о себе. Разговоры обо мне приводили к разговорам о Саре, а в этой теме было слишком много секретов. Я зачерпнула горсть пены и с наигранной беззаботностью сдула ее с ладони.
— О чем тут рассказывать?
— Почему в двадцать пять лет ты была все еще девственницей?
Я плеснула в него водой.
— Никогда не спрашивай об этом девушку.
— Ладно, — согласился он, усмехаясь. Его намыленные руки скользнули с моей головы на плечи и начали разминать их, снимая напряжение. — Мне пришло в голову, что я не знаю о тебе ничего, кроме того, что тебе нравится математика, и ты работаешь на Жизель. У тебя большая семья?
— Насколько знаю, только Сара. — Я старалась отвечать беззаботно и кратко. — А что насчет тебя? Семья?
— Да. — Он успокаивающе провел пальцами по моей спине от шеи до поясницы и обратно. — Но мы сейчас говорим о тебе. Ваши родители мертвы?
Я вздохнула.
— Один из них.
Его волшебные руки продолжили творить свое волшебство. Мне захотелось откинуться на Бью и позволить ему заниматься этим несколько часов кряду. Я блаженно вздохнула.
— Вы общаетесь? — тихо и спокойно спросил он.
— Если это можно так назвать, — призналась я. — Я не видела отца десять лет. — Когда его пальцы не замедлили своего скольжения, я решила рассказать ему о себе ровно столько, сколько сочту возможным. — Моя биологическая мать умерла вскоре после моего рождения. Отец женился на матери Сары, когда мне было три года. Она не сильно-то меня любила — Сара была еще младенцем, да и отец оставил нас почти сразу после медового месяца. Он зарабатывал на жизнь тем, что водил грузовик, поэтому подолгу отсутствовал, а спустя какое-то время и вовсе перестал наведываться домой. Я присматривала за Сарой, когда мы были детьми. Если моя мачеха не была на одной из своих работ, значит, она была в стельку пьяной. Так я рано научилась вести хозяйство и решать прочие житейские дела. Я занималась стиркой, ходила по магазинам, посещала родительские собрания в школе. Для Сары я делала все.
Руки Бью замерли на моей спине.
Пьяная мачеха была не в состояние понять, что происходит с Сарой. Когда она увидела, как ее дочь превращается в волка, она ринулась за ней, размахивая сковородкой. После того, как я отбила Сару от матери, она попыталась отволочь дочь в полицию из-за того, что девочка была монстром. К счастью, в полиции были знакомы с пьяной миссис Уорд и ее россказнями, поэтому там отмахнулись от ее выдумок о дочери-вервольфе. Предательство матери опустошило Сару. Я была безмерно счастлива, что никогда больше не увижу этой ужасной женщины.
Я зачерпнул еще одну пригоршню пены, и уставилась на нее невидящим взглядом.
— Сара всегда была для меня всем.
Бью начал лить воду мне на волосы.
— Именно по этой причине ты ставишь ее потребности превыше своих?
Не похоже, чтобы он меня осуждал.
— Ммм.
— Именно поэтому ты ни с кем не встречаешься?
Испытывая неловкость, я начала ерзать в ванне.
— Мы можем поговорить о чем-то еще?
— Мне любопытно. Ты — красива, умна и восхитительна. Почему у тебя до сих пор нет парня?
Я сердито глянула на него через плечо.
— Ты можешь об этом больше не говорить? Может, я просто недотрога? — Всякий раз, когда ко мне кто-то прикасался, я начинала переживать насчет Сариного запаха.
Его руки замерли у меня на спине.
— Ты хочешь, чтобы я перестал прикасаться к тебе?
Почувствовав, как напряглось его тело, мне стало понятно, что скажи я слово против, он не коснется меня до тех пор, пока я не попрошу его об этом.
— Вообще-то, — сказала я, скользнув рукою по его бедру и прижимая к себе, — мне нравится, как ты прикасаешься ко мне. И я не хочу, чтобы ты останавливался.
Легко и плавно Бью скользнул ладонями вдоль моей спины, вызывая у меня дрожь.
— Так-то лучше, потому что у меня нет желания останавливаться.
— Ну а что насчет тебя? Как протекала твоя жизнь в кругу семьи?
— Помнишь, я рассказывал тебе, что мой отец был лидером клана Расселлов? Вообще-то, он был его основоположником. Разрываясь между кланом и зависящими от него трудягами, он редко бывал дома. Ну а поскольку я был старшим в семье, вся забота о ней возлегла на мои плечи. Мой отец постоянно помогал беспризорным или оставшимся без крова членам Альянса, и размещал их там, где бы им ничто не грозило. Наш клан был либеральным, хотя мы даже не имели официального названия. Вер-барсуки, вер-орлы и все другие разновидности существ. Это было тяжелое время для суперов-одиночек: им приходилось платить за свою защиту вампирам или волкам. Так что, если тебе не посчастливилось родиться в клане, тебе выпадала тяжелая, бедняцкая доля. Мой отец хотел положить этому конец, и довольно близко приблизился к своей цели.
Довольно близко? Для меня это стало сюрпризом, потому что клан Расселлов казался сплоченным и незыблемым.
— Он не достиг цели?
Пауза. Бью опять начал лить воду мне на волосы, промывая их.
— Когда я был в средней школе, мой отец встал между моим лучшим другом и Саванной. Мой друг причинил ей боль, считая, что на правах самца претендующего на самку, он вправе так поступать. Отец не согласился с этим. Джей Ти вырвал отцу глотку. — В воздухе повисла тишина, в течение которой я задавалась вопросом — стоит ли мне заговорить? Но Бью продолжил: — Поэтому отцу не представилось возможности завершить осуществление своей мечты.
Я посочувствовала Бью.
— Что ты сделал?
Он приподнял мои мокрые волосы и брызнул жидким мылом на мои плечи.
— Единственное, что мог сделать. Бросил вызов Джей Ти за право главенства над нашим разрозненным кланом, и победил. А после изгнал его и последующие двенадцать лет разгребал все дерьмо. Пошел в колледж, начал свое дело и вложил деньги в это место, чтобы можно было побыть одному. Я сделал клан Расселлов объединенным сообществом, и другие пришли к нам за защитой. Как Альянс мы имеем достаточно сил, чтобы противостоять угрозам вампиров и вервольфских стай. Теперь одиночкам не приходиться беспокоиться о поисках покровителя — у них есть Альянс, приглядывающий за ними. С каждым годом мы становились сильнее, и теперь мы занимаем прочное место в сверхъестественном мире. Мы проделали долгий путь и преуспели.
В его голосе звучала неподдельная гордость, и никакого возмущения из-за того, что ему пришлось собирать по осколкам то, что после себя оставил отец. Я знала каково это пожертвовать собственными мечтами ради заботы о других. Мне бы хотелось покинуть семью и отправиться в колледж — как можно подальше от дома. Но когда бойфренд Сары укусил ее, наша жизнь изменилась. Я махнула рукой на все — на обучение и стипендию, потому что Сара не могла отправиться со мной. Шесть лет спустя, наша жизнь по-прежнему вращалась вокруг обеспечения ее безопасности.
— Твоя семья предопределила твой жизненный путь. Ты когда-нибудь хотел чего-то другого? — спросила я.
Бью потер мои плечи, затем скользнул по рукам.
— Никогда. Клан — мой. Я создал его. — Его ловкие руки скользнули к моей груди, поглаживая их ладонями. Я задохнулась от двойственных ощущений, когда он начал потирать большим пальцем соски, и откинулась на его грудь, выгибаясь под его ладонями и издавая тихие стоны удовольствия. Бью провел ладонью по моему животу, оставляя пенистый след. Его дыхание щекотало мне ухо. — Как тебе нравится твоя ванна? — Его пальцы начали кружить вокруг моего пупка.
Меня захлестнуло теплой волною. Как только его вторая ладонь начала дразняще кружить вокруг моего соска, я прижалась к нему спиной, учащенно дыша.
— Нравится, — призналась я, краснея.
— Нам лучше закончить с твоим омовением, — сказал он мне на ухо хриплым голосом, — прежде чем остынет вода. Его рука скользнула вниз к завиткам меж моих бедер. Он скользнул в меня пальцем, ища сокровенное место, и я прикусила губу.
Изысканная ласка, затем взрыв ощущений — он нашел, что искал. Его пальцы начали кружить вокруг чувствительной плоти.
— Приятная и гладкая, — прошептал он, целуя мою шею.
Я скользнула рукой к его ладони и накрыла ее, до конца не понимая, чего мне хочется больше — чтобы он прекратил мучительно-сладкую пытку или прижать его пальцы сильнее, чтобы усилить удовольствие.
— Я испытываю потребность вновь заняться с тобой любовью, милая Бетсэйби, — произнес Бью, в перерывах между словами облизывая нежную кожу на моей шее. — Я буду нежен, если тебе ещё слишком больно. — Его рука дразняще скользила по моей нежной плоти, углубляясь все ниже и проникая одним пальцем внутрь меня.
Я резко вдохнула, выпрямляясь и прижимаясь к нему. Его прикосновение причинило боль, но изначальный дискомфорт вскоре сменился потрясающим удовольствием.
— Больно, но не слишком. Может нам лучше вылезти из ванной?
Бью выпрямил ноги и, схватив меня за талию, усадил к себе на колени. Затем провел ладонь вниз по моему бедру и, приподняв мне ногу, закинул ее на бортик ванной. То же самое он проделал с другою ногой. Я резко втянула в себя воздух, слегка пораженная — и возбудившаяся — от столь откровенной позы.
Его рука вновь скользнула меж моих ног, дразня влажную расщелину. Мои бедра невольно дернулись, когда он начал потирать клитор.
— Скажи мне, если тебе станет больно, Бетсэйби. Ты все еще весьма чувствительна. — Бью скользнул руками под мои ягодицы и приподнял меня. Я ухватилась за края ванны, когда он привлек меня к себе. Затем почувствовала, как его твердый член уперся меж моих ног и я опустилась на него.
Я чувствовала, как напряжена, и как растягиваюсь под его натиском. Восхитительное ощущение.
— Это так приятно, — выпалила я, поощряя его.
Он легонько шевельнулся, но я ощутила этот толчок всем телом, вплоть до самых кончиков пальцев. Я застонала от удовольствия, от ощущений, которые овладели мной, и попыталась вторить его движениям. Бью вновь взялся за мою грудь и начал теребить соски, снова входя в меня, медленно и осторожно.
— Я не выдержу долго, — произнес он, прерывисто дыша. — Так сладко и тесно… так чертовски горячо.
Он просунул руку меж моих ног и потер клитор при следующем толчке, не выдержав, я взорвалась. Высокий, пронзительный крик сорвался с моих губ, как только меня закружило в вихре оргазма. Его пальцы продолжали свой танец над моей разгоряченной плотью, он входил в меня снова и снова, толчки становились все менее глубокими, но более резкими и частыми. Одним резким толчком он вошел в меня и укусил за плечо, я услышала кошачье урчание. Бью прорычал мое имя и снова резко вошел в меня, прижавшись к моим бедрам и подмяв мое тело под свое. Плечо болело в том месте, где он укусил меня, но я была настолько поглощена оргазмом, что мне было все рано. Как только его тело обмякло подо мной, я прижалась к нему, зарывшись пальцами в его волосы.
Мы оба задохнулись от ощущений, когда он провел языком по чувствительному месту укуса на моем плече. У него был шершавый язык как у кошки. Я замерла, испытывая странные ощущения. Он еще раз облизал мое плечо, и я непроизвольно вздрогнула.
— Прости, милая. Я укусил тебя. Черт! — разозлился он на себя. — Я потерял контроль.
Действительно, он укусил меня достаточно сильно, возможно, даже прокусил кожу. Белесую плоть моего плеча окружали следы от укусов, возможно к утру на нем появятся кровоподтеки.
Но поняв, что мне на это плевать, я улыбнулась:
— Все нормально. Ты не обратишь меня в вер-кошку не прокусив кожи.
Бью успокоился.
— Откуда ты знаешь?
Упс. Я не могла сказать ему, что мне это известно из личного опыта, и что я неуязвима к обращению.
— По-моему, об этом как-то упоминала Жизель, — небрежно заметила я.
— Бетсэйби, — произнес он низким, серьезным голосом. — Когда мы вместе, ты должна говорить мне, если я делаю тебе больно. Из-за «течки»… я… я не в состояние нормально контролировать себя. — В голос Бью вернулись резкие, скрежещущие нотки и я почувствовала, как он вновь шевельнулся во мне.
Уже?!
Даже находясь в изнеможение, я все равно ощутила возбуждение. Я покачнулась на нем, и почувствовала восторг от того, что могу заставить его потерять голову.
— Мне нравится, что ты делаешь со мной, Бью.
Он прижался лбом к моему плечу.
— Давай-ка отдохнем несколько минут.
Казалось, что он пытается успокоиться. Но мне нравился дикий, необузданный Бью. Я испытала разочарование, когда он поднял меня из ванной и поставил на ноги. Наши тела, скользнув друг против друга, разъединились, оставив меня с мучительным ощущением одиночества. Подойдя к тумбе, где лежали наши полотенца, я взглянула в зеркало, в котором отражался Бью — он остался лежать в ванне, его глаза были закрыты. Я нахмурилась.
Я игриво перебрала в руках волосы и перекинула их через плечо, разметав по спине влажный пряди, мокрые кончики волос щекотали поясницу.
— Бью, ты не высушишь мне волосы? — Мой голос прозвучал с придыханием и возбужденно.
Когда он открыл глаза, я провела рукой по длинным, спутанным прядям, затем намеренно нагнулась над тумбой, выставив зад, и взглянула на него через покусанное плечо.
Послышался уже знакомый львиный рык. С молниеносной скоростью Бью пересек комнату и прижал меня к тумбе, я скользнула животом по прохладному мрамору и его горячий возбужденный член вошел в меня сзади — жестко и восхитительно. Я вскрикнула от удовольствия и удивления, Бью погрузился в меня еще глубже и жестче. Удерживая меня одной рукой за плечо, он прижимал меня к тумбе, входя в меня снова и снова.
В преддверие нового оргазма, я задалась вопросом: а выдержу ли я до утра? Но когда мое тело напряглось от наслаждения, я прокричала его имя и решила, что мне все равно.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #23 : 30 Января 2012, 15:33:04 »

Глава 15

По прошествии нескольких часов, семнадцати оргазмов, и немного поспав, я натянула через голову рубашку Бью и спустилась на кухню попить. Бью спал на верхнем этаже, беспокойно ворочаясь во сне. Я подозревала, что он вскоре проснется, и мы отправимся на еще один изнурительный в то же время прекрасный сексуальный заход. В течение ночи он будил меня дважды, его тело бессловесно взывало о большем, и я была счастлива ответить.
У меня все тело сладостно ныло, а волосы уже давным-давно сбились в один сплошной колтун, что обрамлял мое лицо. Я отвела волосы в сторону, набирая в стакан водопроводной воды, а начав пить, скосила глаза на яркий солнечный свет, льющийся в окно. Я была разбита. Счастлива, но разбита.
Тут я заметила на островке маленькую, размером с книгу, красную коробочку, крышку которую украшал весёленький белый бантик. К коробочке прилагалась карточка: «Для Бетсэйби».

Милая, ты можешь заняться моими гроссбухами в любое время.

Я подняла крышку и рассмеялась, увидев калькулятор внутри. Портативный 10-разрядный калькулятор с функцией печати, вкупе с рулоном бумажной ленты пастельного цвета. Сбоку калькулятора было выложено мое имя из алфавитных наклеек.
От умиления у меня навернулись слезы на глаза. Не переставая улыбаться, я смахнула их, чувствуя себя полной дурой.
Никто и никогда не покупал мне подарков. Моя мачеха вспоминала обо мне очень редко, а когда были деньги, они все уходили на Сару. Я бывала счастлива, когда получала от соседей в подарок поношенную одежду. Никогда еще подарок не вызывал у меня улыбки.
Я вынула калькулятор из коробки и прижала его к груди, чувствуя себя до абсурда нелепой. Я собиралась разрыдаться из-за калькулятора. «Это та часть, где надо отделить секс от любви, идиотка», — сказала я себе и положила калькулятор. Я не могу позволить себе привязаться к Бью. Просто не могу.
Я импульсивно взяла сотовый телефон Бью, лежащий рядом на островке, и набрала рабочий номер.
— «Полуночные связи», это Райдер. Чем могу вам помочь в вашей загробной жизни?
— Очень мило, — подколола я коллегу, мое настроение улучшилось и стало не таким пасмурным. — Новый слоган агентства?
— Просто испытываю несколько новых идей, — согласилась она. — Вау, у тебя счастливый голос! Все прошло путем на свиданиях?
— Лишь на одном, — ответила я. — И да, все прошло очень хорошо. Как дела на работе?
— Неплохо, неплохо, — сказала она скучающим голосом. — На этой неделе заполучили несколько новых вампиров; фэйеричного принца, ищущего горячего подменыша ; и разнообразный ассортимент оборотней. Все как обычно.
— А Сара? — небрежно спросила я. — Она была на работе?
— Она приходила, чтобы забрать свой чек, когда Жизель не было в офисе, кроме того раза, ее больше не было, — ответила Райдер и я услышала, как она начала звучно печать на компьютере. Она всегда печатала так, словно штурмом брала клавиатуру. — Да, она приходила с новым бойфрендом. Я понятия не имела, что ей нравятся такие страшные.
Должно быть, Райдер имела в виду Рэмси.
— Здоровяк? Светловолосый? Похожий на баржу?
— Точно, это он, — подтвердила Райдер. — Клянусь, я не в состояние представить их вдвоем, потому что она такая миниатюрная, а он такой бугай, но он трясся над ней, словно она хрупкий цветок, который требуется защищать от всего мира. Что ни говори, а посмотреть на них было приятно.
Эти слова вызвали у меня тревогу. Неужели Рэмси питает слабость к Саре? Или он просто старательно исполнял свои обязанности, потому что знал, что она — волк, которого разыскивают, и не хотел расставаться с ней?
Я сменила тему, вновь вернувшись к работе. Райдер с Мэри были счастливы забрать дополнительные смены, чтобы подзаработать деньжат, но Райдер призналась, что все же была бы более счастлива, если бы я вернулась, потому что она, кажется, не может свести сальдо в бухгалтерской книге.
— Наверное, я могла бы спросить у Жизель, — неуверенно промямлила Райдер, — она весь день торчит на работе.
— Да-а? — удивилась я. Это было непохоже на Жизель. Уикенды она всецело посвящала себе. — Чем она занимается?
— Не берусь точно сказать, — ответила Райдер. — Каким-то проектом со стаями вервольфов. Она выбрала все наши профайлы на волков и заперлась с ними в своем кабинете.
Я вся похолодела.
Жизель слов на ветер не бросает — если я не встречусь со всеми чудаками, которых она выстроила в очередь за мной, она сдаст Сару в первую подвернувшеюся стаю. Все следы полного довольства и счастья во мне испарились.
Все, чего мне хотелось, это заползти обратно в постель Бью и целовать его пока он не прижмет меня к себе снова, но я не могла этого сделать. Единственное, что мне оставалось, это убираться из города или придерживаться сделки с Жизель.
Я тяжело вздохнула.
— Райдер, сделай одолжение. Посмотри, Бью Расселл оставлял домашний адрес в анкетных данных? — я ждала, слушая, как она барабанит по клавиатуре.
— Нет, никакого адреса. Есть только телефонный номер для экстренной связи, — ответила девушка. — Тебе дать его?
— Нет, обойдусь.
Завершив вызов, я пролистала приложения на мобильнике Бью. Разумеется, в нем был GPS-навигатор — теперь у меня появился пропуск на выход из домика Бью.

И глазом не успев моргнуть, как вот я уже пробиралась по лесу, используя GPS в качестве проводника. Немного погодя я вышла на дорогу и натолкнулась на маленький запертый гараж и почтовый ящик. Вытащив из него журнал и запомнив указанный на нем адрес, я позвонила Райдер и попросила ее забрать меня.
Прошло час или два, прежде чем она приехала; время тянулось нескончаемо долго, с каждой секундой во мне росла уверенность, что появится Бью и утащит меня обратно в домик, чтобы вновь заняться любовью. Когда подъехал красный пикап Райдер, я, честно сказать, была немного разочарована, что этого так и не случилось.
Обратно в офис мы ехали молча. Если она и подумала, что у меня потрепанный видок в рубашке Бью, его тренировочных штанах и торчащим во все стороны «конским хвостом», то была слишком тактична, чтобы что-то сказать. Как только мы вошли в агентство, я напрямик направилась в кабинет Жизель и закрыла за собой дверь.
Сирена натянуто мне улыбнулась, ее холодные голубые глаза внимательно осмотрели меня с едва скрываемым гневом.
— Так, так, так. Вы только посмотрите, кто к нам приперся — вер-котовская мышка.
— Привет, Жизель, — сказала я, сохраняя внешнее спокойствие.
Она одарила меня презрительным взглядом.
— Надеюсь, ты понимаешь, что слишком поздно для каких-либо дискуссий. — Она скрестила руки на своей роскошной груди. — Тебе хотя бы понятно в каком дерьме ты увязла?
— Нет, — ответила я, садясь напротив нее, — но уверена, что ты мне расскажешь.
Она посмотрела на меня так, словно у меня выросла еще одна голова.
— Дерзишь. Я не люблю этого.
Прежде я была всегда тиха и покорна. Мои губы скривились в усмешке. Почему-то теперь меня раздражало, а не пугало ее высокомерное отношение. Может пребывание с Бью укрепило мой дух, а может на меня свалилось так много другого дерьма, что мне было не до нее. Так или иначе, но это было чем-то новеньким и освежающим.
— Я здесь для того, чтобы сказать тебе, что не забыла про нашу сделку, — сказала я. — Ты не тронешь мою сестру.
— Нашу сделку? — презрительно переспросила она. — Помнит ли твое жалкое человеческое умишко, что сделка заключалась с человеческой девственницей? Стоило мне только отвернуться, как ты исчезла и отдалась первому попавшемуся оборотню, который засунул руку в твои трусы!
Я решила, что постараюсь держаться достойно во время этого разговора.
— Это не то, что ты думаешь, Жизель.
— Нет? — Она подалась вперед, злобно сверкая глазами. — Тогда скажи мне, что это такое, потому что мне казалось, что мы заключили сделку, но ты нарушила свою часть соглашения, значит и мне не стоит придерживаться своей.
— Кто-то ворвался в мой дом и попытался меня убить.
Жизель фыркнула.
— Это правда. — Я подробно рассказала ей о случившемся — об ужасном зловонном существе и его странном обличие. По мере моего рассказа, губы Жизель сжимались в тонкую неодобрительную линию.
— Как случилось, что ты решила отправиться в гости к мистеру Расселлу? Полагаю, именно к нему ты отправилась. — Она провела пальцами по столешнице, рассеянно смахивая пылинки.
Мне хотелось сказать: «Он похитил меня». Это было правдой и это избавило бы меня от неприятностей, но мне не хотелось, чтобы за это рассчитывался Бью, не после того, как он был добр со мной. Поэтому я немного покривила душой:
— Он попросил меня отправиться с ним, чтобы совместно провести его «период течки». И я согласилась.
— Ясно, — ответила она на удивление спокойным голосом. — Итак, ты решила заняться с ним сексом, несмотря на нашу договоренность насчет Сары?
Я сглотнула.
— Так точно. — Но поняв, что это прозвучало не достаточно убедительно, добавила: — Я была ослеплена страстью.
Она странно на меня посмотрела.
— Что ж, теперь ты для меня бесполезна. Ты же не девственница. Его укусы по всей твоей шее.
Я схватилась за шею, прикрывая компрометирующие следы укусов.
— Кроме нас об этом никто не знает.
Жизель насмешливо подняла бровь.
— Я могу притвориться. Я не собираюсь еще с кем-то спать, лишь улыбаться и мило краснеть. Мы можем продолжать говорить им, что я — девственница, и ничего не изменилось.
Она прочистила горло и пожала плечами, явно смягчившись, но пытаясь это скрыть.
— Ты бы пошла на это? А как же мистер Расселл?
Мое сердце болезненно заныло, когда я произнесла:
— Если он захочет встретиться со мной, тогда ему придется обратиться в агентство.
Жизель расцвела в улыбке — прекрасная картина.
— Хорошо. Я устрою тебе несколько свиданий, и мы вернемся к делам.
Я слабо ей улыбнулась и встала, чтобы уйти.
— Звучит неплохо.
— Да, Бетсэйби… — сказала она, когда я повернулась к двери. — Если ты испортишь еще одно свидание с моим клиентом, я сдам твою сестру волкам Андерсона. До меня доходили слухи, что они ищут похожую женщину из их стаи. Восемь волков и лишь одна женщина, чтобы облегчить их желания. Я сказала им, что помогу всем, чем смогу… Понятно?
Я с трудом сглотнула.
— Я поняла.

Я тосковала по Бью весь день. Все стало только хуже, когда я въехала на подъездную дорожку к своему дому и увидела высокого, с длинными волосами брюнета, ожидающего в спортивной машине. К моему сильнейшему разочарованию, это оказался один из клана Расселлов, вер-пума. Непринужденно улыбаясь, Джеремай спокойно мне объяснил, что Рэмси наказал ему следить за домом. Я позволила ему обосноваться в гостевой спальне.
Вечер тянулся мучительно медленно. Я смотрела на телефон Бью. Я могла бы отдать телефон Джеремаю и попросить его передать Бью, что больше не хочу с ним встречаться. Но почему-то я не могла заставить себя этого сделать. Ложась спать, я положила телефон на прикроватную тумбочку.
Ничего удивительного, что Бью вторгся в мои сны. К тому же в греховные сны. Мне снилось, что я лежу на кровати, а он стягивает одеяло с моего тела, его ладони были горячими, когда он прикасался ко мне через тонкую ткань ночной сорочки. Задрав длинный подол, Бью опустился на колени меж моих ног и начал целовать мне живот через тонкую ткань, при этом шепча ласковые слова, которых я не могла разобрать. В моем сне его глаза блеснули, как у кошки, затем он наклонил голову, и я почувствовала, как он начал целовать мои бедра, двигаясь медленно вверх в поисках сокровенного места. Дрожа, я начала задыхаться и свела ноги. Мои бедра обхватили горячие руки, удерживая меня на месте, а горячий язык начал кружить вокруг чувствительной плоти.
Я не спала.
Мое возмущение сменилось страстным стоном, как только он задел языком нужное место и меня накрыло волною оргазма, я сжала ноги, содрогаясь всем телом, а его язык продолжал творить свое волшебство.
— Милая, Бетсэйби, — прошептал Бью и я почувствовала, как его дыхание овеяло мою плоть. — Ты изумительная на вкус. Я весь день подумывал сделать это с тобой.
Я резко села, задев его по носу бедром. Он застонал от боли. Убрав его руки со своих бедер, я отодвинулась на противоположную от него сторону кровати.
— Бью! Что ты здесь делаешь?
Мое вероломное сердце бешено заколотилось от радости, а ноги все еще дрожали от пережитого наслаждения.
Бью сел на корточки, потирая нос.
— Я должен задать тебе тот же самый вопрос. Бетсэйби, почему ты ушла? Это не безопасно.
Я не могла объяснить ему этого. Покачав головой, я одернула сорочку. Мне хотелось разозлиться на него, но больше всего мне хотелось кинуться в его объятия и поцеловать, ощутив как его горячее тело прижимается к моему.
— Как… как ты попал сюда?
Бью глянул на окно.
— Я вскарабкался по оконной решетке. Впредь тебе следует проверять закрыты ли окна.
Как он смеет выговаривать мне?
— Один из твоих собратьев в гостевой спальне, — ответила я, чувствуя, как заливаюсь краской. О Боже стонала ли я во сне? И что было слышно Джеремаю?
— Так вот как ты вернулась в город, — сказал Бью, найдя свой телефон и двинувшись к моей стороне кровати. Он улыбнулся мне. — Умная штука этот телефон.
Как только Бью приблизился, я свесила ноги с кровати и отошла в противоположную от него сторону. Мне требовалось сохранять между нами дистанцию. Ноги все еще были как желе после его «будильника», а тело жаждало повторения.
— Бью, держись от меня подальше.
Он улегся на кровать.
— Бетсэйби, скажи мне в чем дело. Разве я сделал больно тебе прошлой ночью? Напугал?
— Ничего подобного, — сказала я. — Прошлая ночь была… превосходной. — Потрясающей. Сногсшибательной. Изумительной. Я не могла сказать ему этого, иначе бы он никогда не ушел.
Я промолчала, не в силах раскрыть Сарин секрет.
— Жизель — дрянь, Бетсэйби. Она использует людей. — Он приблизился ко мне и встал на колени рядом с кроватью. — Позволь мне помочь тебе.
— Ты не можешь мне помочь, Бью, — произнесла я тихим, преисполненным боли голосом. — Пожалуйста, уходи. Я больше не хочу разговаривать об этом.
— Бетсэйби…
— Прошу тебя, Бью, просто иди. Если бы я с кем и была, так это с тобой. Но я ни с кем не могу быть, поэтому, прошу тебя… оставь меня в покое.
Бью потянулся ко мне, чтобы коснуться моей щеки, но когда я отвернулся, он одернул руку, словно обжегся. Его голос смягчился:
— Я собираюсь выяснить, чем Жизель держит тебя, и исправлю это. Я заявил на тебя свои права. А когда член Альянса клеймит женщину своей меткой, лучше ничему не становиться на его пути.
Он бесшумно пересек комнату и плавно выскользнул из открытого окна. Я услышала приглушенный звук его шагов лишь, когда он достиг тротуара, а затем наступила тишина.

Уже назавтра Жизель допустила меня к работе, одев в одежду, которую она выбрала сама: розовый свитер с воротником «хомут» и длинную юбку.
— Надо скрыть следы от укусов, — сказала она. — Ты же не хочешь, чтобы кто-то увидел, что Бью пометил тебя. — Ее губы сжались в тонкую линию. — Неоднократно.
От ее слов я густо покраснела и вспомнила, как накануне вечером проснулась от того что Бью ласкал меня языком меж бедер.
Я налила себе еще одну чашку кофе и села за свой стол. Он был завален бумагами, в которых нужно было разобраться, и анкетами клиентов, чьи данные требовалось обновить.
За Сариным столом сидела Мэри из ночной смены. На ее голове были наушники, и она тихо гнусавила песню Бон Джови, работая на компьютере. Я бы улыбнулась, если бы все не было так грустно.
Мне захотелось расплакаться.
Мой почтовый ящик тоже был полон. Я начала разбираться в сообщениях, пропуская письма от клиентов. От Бью пришел емэйл в три утра, я удалила его не читая. Окончательный и бесповоротный разрыв — лучшее средство по избавлению от бывших… и по исцелению разбитого сердца.
Еще мне пришло четыре письма от Джейсона Картланда. Милые письма, написанные просто, без всякого официоза. Я прочитало первое:

Прекрасно провел время на свидание. С нетерпением жду следующего.

Во втором письме говорилось:

Слышал, ты заболела, дай мне знать, если тебе что-то нужно. Я заскочу и приготовлю куриный бульон.

Это письмо вызвало у меня слабую улыбку.
Пока я читала, пришло еще одно письмо. Снова от Джейсона? Я подавила вспышку раздражения. Ланч? Я прочитала его:

Ты выглядишь прекрасно в этом свитере. Ничуть не по погоде.

В шоке, я оторвалась от монитора компьютера и увидела его в приемной агентства, с «БлэкБерри» в руках. Он улыбнулся и помахал мне КПК. Я снова была поражена его красотой и тем, как он кардинально отличался от Бью. Лицо Бью было суровым и сексуальным из-за резкоочерченных черт, делающих его игривую улыбку еще более волнительной. Угловатые черты римского легионера, знающего, чего он хочет, и идущего к этому напролом.
Джейсон был его полной противоположностью. Его черты лица были утонченными, идеальными — ему не ломали нос в барных драках, и он использовал средства для укладки волос. Его серый костюм был безупречен, светло-розовый галстук добавлял игривую нотку его костюму… и превосходно сочетался с моим свитером.
Я негодующе посмотрела на дверь кабинета Жизель, затем жестом показала Джейсону, чтобы он прошел.
— Я не заметила тебя там, — сказала я и поморщилась, поняв, что произвела неприветливое впечатление. Насыщенный запах «Олд Спайса» тут же испортил мое настроение.
Он ослепительно мне улыбнулся.
— Я слышал, ты была больна. Надеюсь, тебе полегчало?
Я кивнула и указала на один из ближайших стульев.
— Жить буду. — На самом деле, мне хотелось залезть в кровать и больше никогда из нее не вылезать. Но Джейсон ожидал услышать не это, поэтому я фальшиво улыбнулась и как всегда сделала вид, что ничего не случилось.
— Я рад. — Он наклонился над моим письменным столом и, взяв мою руку, поцеловал ладонь, глядя мне в глаза.
Подавив желание отдернуть руку, я холодно ему улыбнулась.
Джейсон отпустил меня и сел на стул, стоявший напротив моего стола.
— Услышав, что ты вернулась, я решил узнать заинтересована ли ты продолжить с того места, где мы остановились. Обещаю не кусаться, если только сама не попросишь.
Свидание? Прямо сейчас? От этой мысли мне захотелось расплакаться.
— Может, как-нибудь в другой раз? — спросила я, пытаясь улыбаться и потерпев в этом неудачу. — Я еще не совсем поправилась. — Сев за стол, я открыла его профайл и перелистала страницы. — Уверена, что смогу найти тебе кого-нибудь другого, если ты страдаешь от одиночества. Я знаю прекрасную гарпию…
Он дотянулся до меня через стол и вновь взял меня за руку, тяжелый запах одеколона ударил мне в нос.
— Мне не нужен кто-нибудь другой, — сказал Джейсон, приняв приторно-любезный вид, но глаза выдавали его напряжение. — Я хочу, чтобы ты провела время со мной, чтобы мы смогли лучше узнать друг друга, и чтобы я смог стереть это грустное выражение с твоего лица.
Я вытащила ладонь из его хватки. Но он был таким милым, что я почувствовала себя сукой.
— Джейсон, я не знаю…
В офис вошла Жизель, держа высокий стакан кофе из Старбакса. Ее миловидное лицо вспыхнуло при виде мужчины.
— Джейсон, дорогой, как поживаешь? — Она двинулась в его сторону, и он встал, чтобы поприветствовать ее. Они обменялись быстрыми поцелуями в щеки на европейский манер. — Что привело тебя сюда сегодня?
— Никак не могу выкинуть из головы Бетсэйби. — На его лице промелькнула белоснежная улыбка. — Подумал узнать, не захочет ли она отправиться на свидание сегодняшним вечером.
Жизель уставилась на меня с самым восторженным выражением лица, на какое только была способна.
— Свидание? Как мило с твоей стороны. Бедняжка Бетсэйби пребывала в таком упадке сил в последнее время. — Она выразительно на меня посмотрела. — Ну разве это не заботливо с его стороны зайти попроведовать тебя?
Я начала подозревать, что это она подстроила «столь неожиданный» визит Джейсона.
— Очень заботливо, — сказала я, натянуто улыбаясь. — Свидание — это прекрасно.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные жители Романтического форума Активные старички Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Лучший  мужской образ Самый оригинальный образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #24 : 30 Января 2012, 15:36:11 »

Глава 16

В обеденный перерыв я ненадолго заскочила домой.
По-видимому днем сюда заглядывала команда уборки — в доме пахло полиролью для мебели и чистящим средством с запахом лимона. Наверное, это Бью прислал их убраться. Часть меня была разочарована тем, что здесь больше не было ребят из клана Расселлов, — наверное, им уже на меня наплевать.
Но у меня не было времени зацикливаться на своих болезненных переживаниях. Я схватила наряд для свидания и вернулась на работу, страшась встречи с Джейсоном вечером. Жизель запланировала наше свидание в модном французском бистро.
Время перевалило за полдень. Единственное, что нарушило его медленный ход, это краткая встреча с Жизель — вроде как Гарт-нага опять хотел увидеть меня, несмотря на то, что я бросила его.
Жизель пришла в восторг и назначила наше свидание на следующую ночь.
— Оставь все свои ночи свободными, — радостно прокричала она. — Ты будешь еще более востребованной, чем прежде.
Я сумела сохранить вежливую улыбку на лице.
Мое и без того мрачное настроение стало еще чернее, когда я вошла в туалетную комнату, чтобы переодеться и почувствовала запах клубники и роз, это тотчас же навело меня на мысль о Бью. Интуитивно открыв корзину для мусора, я заглянула внутрь. Действительно, букет прекрасных красных роз и симпатичный контейнер глазированной шоколадом клубники были выброшены в мусор. Я вытащила карточку из мусора и увидела свое имя на ней.
Чертова Жизель. Мне бы хотелось видеть свои подарки, прежде чем она будет выкидывать их.

Для своего свидания с Джейсоном я переоделась в светло-серое платье-свитер и капроновые темного цвета колготки. Один из засосов Бью, который я обнаружила на голени, заставил меня покраснеть (и в то же время взволновал), но так как платье было не достаточно длинным для того, чтобы скрыть его, мне пришлось переодеться перед свиданием. Новый туалет раздражал, но полностью скрывал меня — от ушей до пяток, а это было не малозначимым обстоятельством.
Жизель тоже заметила засос. Ее это не удивило.
Этим вечером Джейсон так и излучал ребяческое очарование, и могу сказать, что ему удалось произвести на меня впечатление. Он заказал дорогое вино, рассказывал смешные анекдоты о банкирах и пытался меня разговорить. А еще он был одним из тех раскрепощенных, открыто проявляющих свои эмоции типов. Он дотянулся через стол до моей руки и коснулся ее, — думаю, любая другая женщина была бы польщена столь явным проявлением чувств. Но меня это лишь раздражало.
Я убирала руку всякий раз, когда Джейсон пытался дотянуться до нее. В данной ситуации девичий румянец пришелся мне как нельзя кстати.
— Может, сходим потанцуем? — предложил он, вручая официанту кредитку и играя с вишней в моем десерте. — Я знаю в центре отличный сальса-клуб.
Сальса? Пристрелите меня на месте.
— У меня обе ноги левые, — призналась я.
Он вновь сверкнул белоснежной улыбкой.
— Такая скромница. Мне казалось, что все женщины любят танцевать, — не отставал он.
При мысли о танцах с Джейсоном у меня скрутило живот; он будет стоять так близко ко мне, что я задохнусь от его одеколона.
— Пожалуй, нам лучше закончить вечер на этом. Я не очень хорошо себя чувствую. — И это не было ложью. Его тяжелый, мускусный одеколон начал вызывать у меня удушье через десть минут после нашей встречи.
Джейсон пал духом.
— Дело во мне, Бетсэйби? Я чем-то обидел тебя?
Отлично, теперь я чувствую себя монстром.
— Дело не в тебе, — сказала я, заставляя себя потянуться через стол и взять его за руку, чтобы успокоить, потому что знала — он оценит этот жест. — Я просто… не в том настроение сегодня.
И завтра. И когда-либо снова.
Он понимающе на меня посмотрел и пожал мне руку.
— Я все понял. — Он взял у официанта выписку из счета и подписал ее не глядя на сумму, затем вписал в счет крупную сумму — больше, чем я потратила на продукты в прошлом месяце — в качестве чаевых. — Я могу распознать, когда моя спутница слишком расстроена, чтобы отдать должное ужину.
Может на меня повлияли три бокала вина или понимание, прозвучавшее в его голосе, но я улыбнулась ему.
— Ты можешь видеть меня насквозь.
Положа руку на сердце, я выдохнула от облегчения, когда наше свидание подошло к концу. Я не могла дождаться, когда смогу ускользнуть от него. Я позволила Джейсону помочь мне усесться в его прекрасный, комфортабельный, бледно-палевый «лексус», и отвезти меня обратно в агентство.
По крайней мере, я думала, что мы возвращаемся в агентство. Когда мы подъехали к огромным кованным из железа электронным воротам с инициалами JTC, я подозрительно на него посмотрела.
— Почему мы приехали к тебе?
— Это совершенно невинно, уверяю тебя, — сказал он. — Я подумал, что мы могли бы выпить кофе, и может даже посмотреть кино. Еще рано, вечер только начался.
Я заставила себя успокоиться. Если мы расстанемся слишком быстро, Жизель тут же заподозрит что-то неладное.
— Хорошо. Но я и правда не в том настроение, чтобы распивать кофе.
Джейсон ухмыльнулся.
— Тогда вино. Жизель рассказывала мне, что ты предпочитаешь красное.
Я выдавила из себя улыбку.
— Здорово.
Временами я ей-богу ненавидела Жизель.
Джейсон плавно въехал на длинную извилистую подъездную дорожку. Когда мы остановились, я приложила все силы, чтобы не показать, как ошеломлена. Джейсон владел настоящим дворцом — американским Версалем. Старомодный дом, построенный в эпоху колонизации, фасад которого украшали двадцать четыре окна и крытая терраса. В его доме, вероятно, имелось больше дюжины комнат, и каждая была грандиознее предыдущей. Снаружи дом выглядел впечатляюще. Прекрасные увитые плющом колонны поддерживали сводчатую крышу.
Срань господня! Джейсон был баснословно богат.
— Когда ты сказал, что занимаешься банковским делом, я подумала, что имеются в виду кредиты, — сказала я.
Он кивнул слуге, который открыл мою дверцу машины, помогая мне выйти.
— Я занимаюсь кредитами, — согласился он.
— Нет, — поправила я. — Я подумала, что ты — мелкий чиновник, одобряющий заявки. Обезьяна, записывающая информацию. А ты — безумная обезьяна с деньгами! — Я указала на дом: — Срань господня…
Джейсон громогласно расхохотался и, обойдя машину, предложил мне руку на старомодный манер.
— И все же, ты опять ошиблась.
Я позволила ему проводить меня внутрь дома. Святое дерьмо, неужели это хрустальная люстра?
— И в чем же я не права?
— Не обезьяна, — учтиво произнес он, — а пума. — Его глаза блеснули зеленью, когда он окинул меня явно оценивающим взглядом.
Веровский стеб… наверное. Но все равно это взволновало меня.
— Фигурально выражаясь, — тихо произнесла я. — Я пошутила.
Джейсон усмехнулся:
— Мне нравится, когда ты дразнишь меня.
О, Боже. Я робко улыбнулась ему.
Джейсон провел меня в кабинет, слегка поглаживая меня по спине. Одну стену занимал массивный плазменный телевизор, другую — выстроенные в ряд DVD-диски, вместо книг. В каждом углу сводчатого потолка были вмонтированы колонки. Мужик любил свои безделушки.
Неожиданно он резко развернул меня и притянул в свои объятия.
— Сэйби, — выдохнул он, впиваясь ногтями в меня через одежду. — Я думал о том, как сексуально ты выглядишь сегодня вечером.
Я почувствовала, как по запястьям начинают стекать капли крови и вывернула руки, пытаясь оттолкнуть его от себя.
— Джейсон, отпусти! Твои когти…
Он тут же отпустил меня.
— Прости, — произнес он, не переставая смотреть на меня и тяжело дышать. — Не знаю, что на меня нашло.
Он достал из кармана носовой платок и предложил его мне.
Ладно, но смотри, чтобы на тебя опять не нашло. Я промокнула запястье. Кровь сочилась тонкой струйкой и мгновенно засыхала. Поблагодарив его за носовой платок, я нерешительно умолкла, не зная, что теперь делать с платком. Должна ли я выбросить его?
Джейсон печально мне улыбнулся и протянул руку:
— Позволь мне позаботиться об этом.
Я отдала платок ему.
Он повернулся ко мне спиной и сутулил плечи, недвижимо стоя так с минуту. Я чуть выглянула из-за его плеча, пытаясь разглядеть, что он делает. Неужели он нюхает окровавленный платок?
Сработал мой радар на извращенцев.
Джейсон пересек комнату и выкинул платок в мусорную корзину, а я задалась вопросом — уж не привиделось ли мне все это? Он вновь вернулся ко мне, с видом хищника, загоняющего в угол добычу. Я сделала шаг назад, прижавшись спиной к стене. Когда он притянул меня к себе и стиснул в объятиях, я начала задыхаться. Он склонился над моей шеей и, отодвинув воротник, начал лихорадочно осыпать поцелуями мою кожу.
— Джейсон! — Я толкнула его в плечи, но этого мужчину невозможно было сдвинуть с места. — Что ты творишь?
Его руки скользнули к моему заду.
— Позволь мне стереть его из твоих мыслей, Сэйби, — выдохнул он мне в шею, скользя языком по коже. — Ты такая красивая и сексуальная…
Я извивалась, пытаясь отстраниться и выскользнуть из его рук.
— Джейсон, какого черта?
Он застыл, уставившись на меня в шоке. Его глаза по-кошачьи жутко блеснули и вновь стали нормальными.
— Твоя шея… — Его ноздри раздулись.
Вот дерьмо. Я совершенно забыла о страстных отметинах Бью по всей моей шее. Не то чтобы я ожидала получить нагоняя от моего сегодняшнего кавалера. Я поправила высокий воротник и с оскорбленным видом посмотрела на Джейсона.
— На моей шее нет ничего плохого.
— Я думал, что ты девственница. — В его голосе просквозили угрожающие нотки.
Мое лицо стало ярко-красным.
— Я — девственница, а не монахиня, — ответила я, уповая на то, чтобы он не попытается проверить мою девственность на деле.
Джейсон еще с минуту смотрел на меня горящим взглядом, а затем встряхнулся.
— Прости меня. Я… на меня опять нашло.
— Мне надо идти.
— Нет, — сказал он, его взгляд смягчился и стал молящим. — Пожалуйста, мы просто поговорим, обещаю. Извини меня.
Нервничая, я колебалась с ответом.
— Я… полагаю, я могу остаться.
Джейсон облегченно улыбнулся и указал мне на замшевое кресло в приемной. Когда я опустилась в кресло, он сказал:
— Мне нужно сделать пару звонков. Дашь мне минуту?
Он собирался оставить меня здесь одну? Когда я ни под каким предлогом не хотела здесь оставаться? Я попыталась скрыть раздражение и усталость.
— Послушай, Джейсон, мы можем этим заняться в другой раз…
Он положил руки на мои плечи, у меня на глаза навернулись слезы от едкого запаха его одеколона.
— Нет, прошу тебя, Сэйби.
Почему я находила это дурацкое прозвище таким раздражающим?
— Я обещаю, что не задержусь, — продолжил он. — И тогда мы сможем узнать друг друга получше. — Умоляюще смотря на меня, он поглаживал мое плечо большим пальцем, словно прикосновения придавали его словам убедительности. — Я хочу, чтобы ты осталась.
Казалось, он отчаянно этого желал.
Сколько времени ему потребуется, чтобы наябедничать Жизель о моем уходе?
— Конечно, — сказала я после минутного колебания. — Но я не могу слишком задерживаться. Мне на работу с утра…
Не скрывая своего самодовольства, он мне подмигнул.
— Я не задержу тебя допоздна, обещаю. Позволь мне прислать одного из слуг с вином, пока я буду делать звонки.
Слуги? Как это пафосно с его стороны.
Джейсон скрылся из виду, оставив меня в одиночестве вдыхать свежий, без примесей воздух. Что в нем было такого, что казалось, вызывает удушье и подавляет? Его одеколон был тяжелым, но я вдыхала и «потяжелее». Может, потому что он просто не Бью, и поэтому я отвергаю его. Бью всегда пах приятно — чистотой и мускусом, и он никогда не подавлял.
Отмахнувшись от этих мыслей, я направилась посмотреть коллекцию DVD-дисков. Множество фильмов о войне, черно-белые кинокартины и зарубежные фильмы с субтитрами.
Фу-у… Я бесспорно предпочту «Касабланку»  «Мести придурков» .
Я рассматривала его фильмы в течение нескольких долгих минут, скучая и посматривая на свои часы. Его не было уже долгое время.
— Мисс? — В дверь тихо постучали. Появилась горничная с подносом, на котором стояла бутылка вина и пара дорогостоящих бокалов. Казалось, девушка нервничает. Она была маленькой и худой, с тусклыми каштановыми волосами, и одета в слишком большую серого цвета униформу.
— Мастер послал меня узнать, не нужно ли вам чего?
Мастер? У Джейсона явно были проблемы.
Я вытащила свой сотовый.
— Какой здесь адрес? — Когда она продиктовала адрес, я послала его эсемеской Райдер и добавила к нему: «Забери меня отсюда сейчас же!»
Горничная неуверенно посмотрела на поднос, когда я закончила писать.
— Мастер поручил мне принести вам это.
Я указала на ближайший журнальный столик:
— Просто поставь его туда. Спасибо.
Она поставила поднос, но он перевесил столик, и все его содержимое опрокинулось на шелковистый персидский ковер палевого цвета. Мы обе одновременно резко вдохнули. Я метнулась к бутылке, подняла ее и поставила на стол, но урон был уже нанесен — темно-красное пятно размером с баскетбольный мяч уже впиталось в ковер.
— У тебя здесь поблизости есть полотенца? Нужно промокнуть вино, прежде чем оно въесться в ковер.
Ответа не последовало. Я повернулась и посмотрела на горничную.
Ее глаза округлились от страха, зрачки расширились. Заломив руки, она безмолвно плакала, слезы стекали по щекам и растекались пятнами по ее униформе.
О, Всемогущий.
— Это всего лишь немного вина, — сказала я, обнадеживающе улыбнувшись. — Полотенца?..
Она упала на колени и зарыдала, словно ее приговорили к смертной казни. Либо она была истеричкой, либо лишилась рассудка от страха.
Нахмурившись, я вышла в вестибюль поискать других слуг.
— Эй? Здесь есть кто-нибудь? Джейсон?
Еще одна женщина в сером появилась из другой двери. Она взглянула на меня и понурила плечи, словно ожидая пощечины вместо приветствия.
Да что не так с этими людьми?
— Могу я вам чем-то помочь, мисс? — спросила она тихим голосом.
Я кивнула и указала на дверь:
— Вы можете заглянуть сюда на секундочку?
Она последовала за мной как пугливый мышонок. Увидев свою товарку коленопреклоненной и рыдающей от страха, и винное пятно на ковре, она развернулась на пятках и выбежала из комнаты.
— Вы побежали за полотенцами? — крикнула я ей вдогонку, чувствуя как внутри меня нарастает беспокойство. — Эй?
Я услышала цокот ее каблуков по лестнице, а затем стук затворяемой за ней двери.
Ладно, беги. Мне было плевать, что Райдер еще не приехала — я подожду ее снаружи. Я достала из сумочки ручку и квитанцию из бакалейной лавки, и написала на ней записку для Джейсона.

Я не могу больше задерживаться. Извини за то, что я пролила вино — расходы по химчистке беру на себя. Может, наверстаем упущенное в следующий раз?

Я подписалась и вручила записку горничной.
— Послушай, я возьму всю ответственность на себя, идет? Это я потянулась за бутылкой и уронила ее — мы будем придерживаться этой версии. — Я дружелюбно улыбнулась ей.
Ее слезы просохли, ужасные захлебывающиеся рыдания немного поутихли, дыхание выровнялось.
— Да, мэм.
Происходило что-то действительно странное, но я не собиралась задерживаться, чтобы выяснить что. Я одобрительно ей улыбнулась и, схватив свои вещи, направилась к выходу. Джейсон и так отнял у меня много времени.
Подъездная дорога особняка была длинной, мощенной булыжником и извивалась сквозь лесонасаждения, окружающие поместье. Учитывая, что было довольно темно, и мои нервы были расшатаны, для меня это стало не самой расслабляющей прогулкой. Услышав в деревьях шум, я пошла еще быстрее.
Нажав кнопку открытия ворот, я выбежала за них, прежде чем они успели до конца открыться, а затем припустила рысью вниз по улице, выглядывая встречные машины.
На мою удачу рядом со мной притормозил большой грузовик. Райдер. Спасибо, Господи!
Я заглянула внутрь, чтобы удостовериться, что это она, но из-за открывшейся двери со стороны пассажирского сиденья выскользнул Бью. Из моего горла вырвался слабый протест, и я уставилась внутрь машины. За рулем сидел Рэмси.
— Где Райдер?
— Мы были в агентстве, когда пришла твоя смс, и я сказал ей, что позабочусь о тебе. Садись в машину.
— Откуда мне знать, что это не очередной уморительный план моего похищения в «Приют влюбленных»?
Бью злорадно усмехнулся.
— Не откуда.
Я нахмурилась и оглянулась на особняк Джейсона на холме. Наводящая страх, властная пума в особняке или моя чересчур сексуальная пума, с которой я пытаюсь порвать? На самом-то деле, вопроса здесь даже не стояло, но я все равно вытащила телефон, чтобы прочитать сообщение Райдер и заметила, что она прислала его несколько минут назад.

Не сходи с ума. Бью полон решимости увидеть тебя.

Тоже мне, открыла Америку!
— Почему ты был в «Полуночных связях»? — спросила я.
— Мэри обещала достать для меня некоторые записи о волках Андерсона, чтобы мы смогли сопоставить их адреса.
Я смягчилась, увидев какой у него обеспокоенный вид.
— Все еще не можете найти Саванну?
Он покачал головой и указал на грузовик.
— Ты собираешься садиться?
Я скользнул в кабину. Бью последовал за мной, закрыл дверь и усадил меня к себе на колени — немного получше, чем прижиматься к сердитому увальню Рэмси, но все равно неловко.
— Бью, — сказала я, пытаясь соскользнуть с него, — я не могу сидеть на коленях.
Он иронично на меня взглянул, но не отпустил.
— Помнишь наш последний разговор, когда ты сказала, что не хочешь видеть меня в своей жизни?
— Помню, — ответила я, стараясь не смотреть ему в глаза, чтобы не утратить решимости.
Бью пожал широкими плечами, притягивая к ним мой взгляд. Я почувствовала себя оголодавшей нимфоманкой. Я не могла позволить ему присутствовать в моей жизни. Не могла.
— Я не согласен с этим, — произнес он.
Я покачала головой, чтобы прояснить сознание.
— Не согласен с чем?
— С твоим отказом от меня, — сказал Бью, взяв мою руку. Его рука была очень теплой и даровала успокоение. — Я решил не принимать никаких отговорок.
Я задрожала от волнения вызванного его словами и с ехидцей, которая далась мне нелегко, спросила:
— Неужели ты считаешь, что после этих слов я поцелую тебя и сделаю вид, что не порывала с тобой дважды?
— По мне так звучит не плохо.
После чего его губы накрыли мои, рука скользнула к затылку, прижимая меня к нему.
Меня и мой рот. К нему и к его восхитительному, греховному рту.
Его губы были мягкими, теплыми, приятными. Бью знал, что последует за этим — как говорят о целеустремленных личностях: пришел, увидел, победил. Я пропала после первого же взмаха его языка, который овладел моим ртом — властно и игриво, ища встречи с моим языком. Никто так не был хорош на вкус, как Бью.
Я так и не смогла перебороть себя, и хотела его несмотря ни на что. Вцепившись в его рубашку, я скользнула бедрами по нему.
Рэмси прочистил горло, и я совершила «аварийную посадку на землю». Губы Бью растянулись в легкой улыбке.
Я стукнула его по плечу.
— Прекрати это делать со мной.
Он встретился со мной взглядом и поднял руки вверх, словно сдаваясь.
— С кем ты была?
Я заправила прядь волос за ухо.
— Не твое собачье дело.
Его глаза сверкнули в темноте — вер-пумовская версия вспышки гнева.
— От тебя разит одеколоном.
Ага, таковы «отголоски» моего свидания.
— Бью, прекрати это.
— Он поцеловал тебя?
Неужели в голосе Бью прозвучало напряжение? Я сердито зыркнула на него, чтобы скрыть свою ложь.
— Некоторые парни достаточно обходительны, чтобы не принуждать девушку на свидание.
Некоторые, только не Джейсон, но я не сомневалась, что были и такие, как он.
Тишина. Затем самодовольное:
— Хорошо.
Это рассердило и в то же время взволновало меня. Взволновало, потому что Бью вел себя, как собственник, когда дело касалось меня… и рассердило, потому что в эти моменты он был таким засранцем. Проклятье! Мое сердце дало слабину. Я не могла допустить этого. Я не могла быть с ним.
— Я не могу пойти на это, Бью.
— Не делай этого, — сказал он мягко.
— Я не могу быть с тобой. Мне очень жаль. — Мои глаза обожгли навернувшиеся слезы.
Несколько минут прошло в неловком молчание, а затем Бью снова заговорил:
— Мне нужна твоя помощь, Бетсэйби. По роду своей деятельности ты встречала многих членов Альянса, не так ли?
Мне показался этот вопрос странным.
— Думаю, да.
— И по каждой персоне вносятся данные, верно?
— Да, Жизель лично опрашивает клиентов. Некоторым клиентам по несколько сотен лет и они медленно осваивают новые технологии. — Вампиры печально известны своей неприятью компьютеров и не могут напечатать о себе даже самой малости. — А зачем тебе это?
— Затем, что мне нужна твоя помощь в опознание нескольких тел.
Записан

Страниц: [1] 2   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2009, Simple Machines

Valid XHTML 1.0! Valid CSS! Dilber MC Theme by HarzeM