Canadian pharmacy / online pharmacy mail order
 Джилл Майлз - Джентльмены предпочитают суккубов (он-лайн чтение)
Романтический форум
Новости: Читайте новый законченный перевод! Джоан Смит - Реприза.
 
*
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. 02 Декабрь 2020, 03:51:43


Войти


Страниц: 1 [2]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Джилл Майлз - Джентльмены предпочитают суккубов (он-лайн чтение)  (Прочитано 8012 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #25 : 05 Июнь 2011, 15:10:02 »

ГЛАВА 18

Реми усмехнулась и помахала пистолетом в воздухе.
— Знаешь, как стрелять из этих малышек?
— Нет. И не могла бы ты, пожалуйста, прекратить размахивать им туда-сюда?
Она засмеялась и опустила пистолет.
— Ах, ты как дитя малое, ей Богу. Это оружие не может причинить тебе вреда.
Не может?
— Хочешь сказать, что суккубы пуленепробиваемы?
— Нет, глупышка, — Реми сверкнула белоснежной улыбкой. — Пусть умереть от огнестрельного ранения ты и не можешь, но на протяжении нескольких дней выглядеть будешь довольно-таки отвратительно. Уж поверь мне. — Она держала пистолет за ствол, рукояткой протягивая ко мне. — Это особый вид оружия.
Я с отвращение взяла пистолет. Он был миниатюрным, с маленьким стволом и жемчужно-розовой рукояткой. Желаете пистолет по последнему писку моды — обращайтесь к Реми.
— Это конечно здорово, — сказала я, — но я не думаю, что он остановит вампира. Похоже, для начала этот малыш должен вырасти.
Она закатила глаза.
— Это — «Дерринжер» , милая. Он настолько мал, что его можно спрятать под одеждой. — Реми взяла у меня пистолет и открыла затвор, показывая пули. — Здесь два патрона, и стрелять нужно как можно с меньшего расстояния от цели, потому что тут не прицел, а одно название.
— А зачем мне вообще нужен пистолет? Особенно такой, которым я не смогу прицелиться? И как ты его пронесла через службу безопасности в аэропорту?
— Когда ты не смотрела, я усыпила одного из сотрудников по досмотру багажа, — она с щелчком закрыла пистолет и вытащила из сумочки кобуру. — У нас не так уж много времени, так что розовый пистолет для вампиров. Запомни — розовый для вампиров.
Реми подняла мою футболку и опоясала кобуру вокруг талии, регулируя ремешок на липучке, так чтобы она скользнула под мои шорты, устроившись прямо над нижним бельем. Ну, это объясняло, почему его никто не должен заметить.
— И чем же отличается обычный пистолет от специального для вампиров?
— В нем пули, благословленные ангелом. Единственный меткий выстрел в голову должен убить клыкастого. Если хочешь сыграть роль стервы, просто выстрели ему в пах. Это выведет его из строя примерно на час, что даст тебе время сбежать, если того потребуют обстоятельства. Но если выстрел не убьет его, то чертовски разъярит. Так что будь осторожна. Не используй пистолет без надобности.
— О’кей, я все поняла. — Я засунула крошечный розовый пистолет в кобуру. — Спасибо за защиту.
Подняв голову, я уперлась взглядом в голубую рукоятку пистолета.
— А этот для серимов, на случай, если возникнут какие-то проблемы, — сообщила Реми.
Я взяла пистолетик с изрядной долей скептицизма.
— Реми, я не понимаю, почему мне нужно защищаться от серимов? — Уж скорее мне нужна защита от ангелов.
Она вложила пистолет в пустую кобуру на моей пояснице.
— Они на твоей стороне не больше, чем Зэйн, солнышко. Заруби себе на носу, — обе стороны хотят заполучить этот нимб, и если ты встанешь на пути у серимов, они просто устранят тебя со своего пути, как поступили бы все остальные. А теперь запомни, — проговорила она, затягивая ремешки кобуры, и я почувствовала, как гладкий ствол пистолета скользнул по моим стрингам, — тот, что на твоей заднице — для ангелов, а тот, что спереди, на «киске» — для вампиров. Все ясно?
— Ясно, — ответила я, отдергивая футболку вниз. Выглядело так, будто я взяла с собой немного барахла и напихала его за пояс, но пистолетов заметно не было. — Я все еще не понимаю, почему мне может понадобиться оружие. Ты же сказала, что для всех них, мы гораздо ценнее живыми, чем мертвыми, — в моем голосе снова появились испуганные хныкающие нотки.
Реми утешительно положила руки мне на плечи и произнесла:
— Это так, но нет ничего более важного для обеих сторон, чем этот нимб. Будь настороже — вот все, что я хочу тебе сказать.
— Да я — счастливчик, — я потянулась за своей сумочкой. — Что союзники, что враги — обе стороны хотят меня прикончить. Буду иметь это в виду.
— Боюсь, что я — твой единственный реальный союзник, — тихо сказала Реми. — Просто не забывай об этом.
Раздался стук в дверь. Зэйн.
Я толкнула Реми в ванную.
— Возвратишься к себе в номер, когда мы уйдем, ладно?
Она кивнула, скрестив пальцы в жесте «желаю удачи» прежде, чем закрыть дверь ванной.
Я приоткрыла входную дверь.
— Да?
Зэйн повернулся на звук моего голоса, держа перед собой букет из белых и оранжевых лилий, украшенный гипсофилой . От удивления у меня перехватило дыхание, а улыбка, появившаяся на его губах, вызвала сладкие спазмы у меня в паху.
Проклятый «Зуд». Клятый, треклятый, распроклятый «Зуд».
— Привет, — проговорила я, стараясь сдержать в голосе хрипотцу, и вне всяких сомнений потерпела в этом неудачу. Я шагнула за порог номера и с удивлением взяла цветы. — Почему цветы?
— Спасибо, Зэйн, — поддразнил он меня с ухмылкой. Я покраснела, а он взял мою руку и подушечкой большого пальца погладил костяшки моих пальцев, прежде чем приложиться к ним губами. — Я подумал, что ты сердишься на меня, вот и решил загладить свою вину.
Это сработало; я совершенно забыла, что разозлилась на него из-за того фортеля с соблазнением. Но цветы к этому не имели никакого отношения. Одна его улыбка, и я забываю обо всем на свете, кроме факта, что Зэйн восхитителен. Непослушная прядь волос снова упала на его лоб, касаясь брови.
— Я готова, если ты готов , — выпалила я. Румянец залил мои щеки, когда до меня дошел двойной смысл сказанного.
Зэйн усмехнулся — от этого низкого, чувственного звука у меня внутри все перевернулось.
— Рад видеть это.
Он все еще удерживал мою руку в своей, большим пальцем поглаживая кожу. Его касания посылали горячие волны к самым заветным уголками моего тела, молниеносно подавляя здравый смысл. Без сомнения, мои глаза горели самым насыщенным синим цветом по эту сторону Карибского бассейна.
Я нахмурилась, сообразив, что гляжу в темные, смеющиеся глаза.
— Краснота пропала.
— М-м? — Зэйн нежно дернул меня за руку, притянув в свои объятия. Я охотно подчинилась. На самом деле, «охотно подчинилась» не те слова, скорее я должна была сказать «я прилипла к нему всем телом и обняла руками за шею». Я могла думать лишь о его запахе — головокружительной смеси крови, мужчины и кожи, составляющие аромат Зэйна.
Рука Зэйна опустилась на сгиб моей поясницы, и я вспомнила, что на мне было спрятано два пистолета, о которых он не должен узнать. Я отстранилась, покраснев от смущения.
— Твои глаза, — повторила я. — Они больше не красные.
— Да, не красные. В отличие от тебя, у меня нет проблем с использованием других ради удовлетворения своих потребностей, независимо от того вызывают ли они во мне симпатию и уважение или нет. Иногда, когда потребность сильнее тебя, сгодится любой. — Он искоса взглянул на меня, ожидая моего ответа.
Задетая до глубины души, я отступила от вампира и скрестила руки на груди. Вот значит как — он пошел и удовлетворил свои потребности, а меня оставил в «подвешенном» состоянии? Типичный мужчина. Типичный вампир.
Я открыла дверь и бросила цветы в номер. Не дождавшись от меня ответа, Зэйн вздохнул:
— Ладно. Пошли.

— Зачем мне это нужно? — проныла я, когда Зэйн накинул паранджу мне на голову и плечи. В сувенирной лавке не чем было дышать и без плотной ткани, окутывающей меня с головы до ног.
— Это для твоей же безопасности, — он расправил складки ткани на мне. — На неприметную женщину в парандже никто дважды и не взглянет, а вот прежняя одежда привлекает слишком много внимания и не способствует соблюдению конспирации.
Паранджа предназначалась для сокрытия женщин от любопытных глаз мужчин. Эта была светло-голубой — дань моде, как я полагаю, потому что большинство других расцветок были безжалостно черными. Небольшой разрез в районе глаз позволял мне видеть окружающий мир. Было ужасно тяжело и душно, но я согласилась с мнением вампира.
Я вздохнула.
— Ты бы видел другую одежду, которую упаковала Реми.
Он вручил мне одноразовый фотоаппарат.
— Реми становится полной дурой, когда дело касается подходящей одежды. В этом плане у нее нет ни грамма практичности.
Пока Зэйн расплачивался за одежду, я направилась к выходу магазина, чтобы ознакомиться с вечерней жизнью Каира. Улицы были освещены, несмотря на ранний вечерний час, и до сих пор наводнены людьми разного роста и комплекции. Прямо через дорогу находился антикварный магазин.
Несколько мужчин ждали снаружи магазина — молодые, грубые типы в неопрятной одежде с сальными улыбочками. Они на корточках сидели перед выходом, переговариваясь между собой. Один из них взялся чистить ногти длинным ножом.
Пока я смотрела, один мужик указал на дверь сувенирной лавки и что-то сказал своему товарищу. Бородатый мужчина пожал плечами, затем провел пальцем по горлу. Другие мужики рассмеялись.
Мое горло внезапно пересохло, я с трудом сглотнула и позвала:
— Хм… Зэйн?
Он появился рядом со мной.
— Да?
— Те мужчины, там…
— Значит, теперь ты их заметила.
Я повернулась к нему лицом.
— Что ты имеешь в виду, говоря «теперь»? Они все время тут были?
Он отвел меня подальше от двери, шепча прямо в мое прикрытое паранджою ухо.
— Работорговцы. Они следовали за нами от самого отеля. Несомненно, их навел кто-то из работников. Со своими рыжими волосами ты принесла бы им целое состояние.
Работорговля в наши дни? Я не могла представить, чтобы меня продали в бордель — это было похоже на сюжет в еженедельной скандальной передаче по ТВ.
— Что нам теперь делать?
Зэйн ободряюще сжал мое плечо.
— Мы выйдем через заднюю дверь.
Я скользнула рукой в его руку и позволила ему провести меня мимо прилавка.
— Задняя дверь? — спокойно спросил Зэйн у продавца.
Владелец магазина указал пальцем в дальний конец магазина, не сказав ни слова.
На лице Зэйна сверкнула улыбка.
— Спасибо, друг, — он положил несколько банкнот на прилавок. — Ты не видел здесь американских женщин.
— Только египетские женщины, — согласился торговец, его глаза заблестели при виде денег.
Зэйн привел меня в грязный чулан, открыл заднюю дверь и выглянул наружу.
— Путь свободен. Только переулок заполнен мусором.
Он повел меня через усыпанный мусором переулок, паранджа развивалась вокруг моих ног.
— Откуда у тебя те деньги, что ты дал продавцу?
— Оттуда же, где мне помогли «избавиться» от красных глаз. Ты хочешь подробностей?
Тьфу.
— Нет уж, обойдусь. Спасибо.
Он усмехнулся.
— Когда-нибудь ты преодолеешь эту очаровательную щепетильность, Принцесса — и это будет досадно.
Я недоверчиво фыркнула.
— Если это означает, что ты ждешь, будто я рано или поздно упаду в твои объятия, то закатай губу. — Но от этих слов, произнесенных вслух, мое тело охватил трепет.
Зэйн провел меня через лабиринт темных переулков и закоулков. Я понятия не имела где мы находимся, и крепко вцепилась в руку вампира. Если я отстану от него, то ни в жизнь не догадаюсь, как вернуться в отель, — мысль о том, что я заблужусь и буду одиноко скитаться по городу, где меня смогут похитить работорговцы, преобладала над всеми остальными.
Вампир, казалось, знал куда держит путь. Мы поймали такси и совершили «безумную» поездку по улицам Каира к окраине города. Там он провел меня через лабиринт улиц, пока мы лицом к лицу не столкнулись с парой верблюдов, стоящих в темном дворе. Один из них посмотрел на меня, пережевывая сухую траву с идиотским выражением морды.
— Мы пришли, — объявил Зэйн.
Я замешкалась.
— Только не говори мне, что это — наше средство передвижения?
Между верблюдами стоял неприметный мужчина и с выжидательным видом держал их под уздцы.
Зэйн усмехнулся, в темноте сверкнули белоснежные зубы.
— Как ты догадалась?
— Снизошло озарение, — ответила я приглушенным из-за паранджи голосом.
Зэйн вручил мужчине пачку купюр, взял под уздцы первого верблюда и заставил его опуститься на колени.
— Сначала дамы.
Я вздохнула и шагнула вперед.
— Разве эти животные не плюются?
Зэйн схватил меня подмышки и помог устроиться в седле.
— Плюются. Просто не провоцируй его и все будет в порядке.
Прикосновения его рук снова пробудили в моем теле обжигающий прилив желания, заставив меня полностью потерять голову. Мне пришлось изо всех сил стиснуть коленями покрытые попоной бока верблюда, когда животное поднялось на ноги.
— Не провоцировать. Ясно.
Когда Зэйн, с проворством местного жителя, уселся на своего верблюда, я попыталась сосредоточилась на чем-нибудь другом, кроме «Зуда». Котята. Щенки. Вода в бутылках. Гамбургеры. Мороженое. Слизывать мороженое с твердого, плоского живота Зэйна…
Мне нужно хорошенько поработать над своим воображением, если я собиралась оставаться спокойной и рассудительной. Хоть Зэйн порой и вел себя как придурок, ему все же было присуще ребячливое очарование. Не считая инцидента, произошедшего в номере отеля, я подозревала, что Зэйн все-таки обходителен, на свой манер. Он останавливался, когда я просила его остановиться, он заботился обо мне и был услужлив. Либо он на самом деле хороший парень с дурной репутацией, либо он что-то скрывает.
Зэйн обернулся и посмотрел на меня.
— Ты как?
— Я в порядке. — Только слегка обескуражена.
Он ударил хлыстом по крупу своего верблюда. Верблюд накренился вперед и начал двигаться в сторону пустынных дюн.
Я ударила ногами в бока своего верблюда, и он последовал за верблюдом Зэйна.
Несмотря на все свои выходки и безрассудное поведение, Зэйн был тем, на кого я могла рассчитывать, с тех пор как мы прилетели в Египет.
— Зэйн?
Он обернулся, чтобы взглянуть на меня.
— Да?
— Спасибо. За все.
Улыбка, появившаяся на его лице, была поистине дьявольской.
— Ты можешь поблагодарить меня позже, — и желательно под одеялом.
Я с трудом сдержалась, чтобы не бросить свой хлыст ему в голову.
С большим трудом.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #26 : 05 Июнь 2011, 15:12:46 »

ГЛАВА 19

— Мы на месте.
Нахмурившись под влажной от пота паранджей, я вглядывалась в пустынный ландшафт.
— Если под словом «место» ты подразумеваешь конец географии, то я с тобой согласна, — сказала я, натягивая поводья и останавливая своего верблюда.
Ночь уже давно вступила в свои права, когда мы, миновав несколько небольших поселков и оставив позади несколько туристических достопримечательностей, все глубже продвигались в пустыню. Во всяком случае, я предполагала, что это была пустыня, потому что нас окружали только песок, крутые склоны и скалы. Позади нас блестел Нил — единственный признак того, что мы по-прежнему движемся вдоль реки. Непонятно где. Мы ведь могли все еще находиться на окраине Каира, а я бы так ничего и не заподозрила.
Зэйн слез с верблюда.
— Гробница всего в нескольких сотнях ярдов впереди. Тебе лучше слезть с верблюда, так как дорога становится немного скользкой.
Я соскользнула со своего животного и как подкошенная свалилась на землю.
— Могу я теперь снять паранджу? Просто умираю от духоты под ней. — Ткань аж прилипла ко лбу.
— Думаю, теперь можно, — ответил Зэйн, успокаивающе поглаживая своего верблюда по носу.
Я сдернула светло-голубую ткань через голову и скомкала в клубок. Ощутив легкое прикосновение ночного ветерка к разгоряченной коже, я облегченно вздохнула и, закрыв глаза, подставила лицо навстречу ветру.
— О, какое облегчение! — Я приоткрыла один глаз и посмотрела на Зэйна. — Стоит заметить, здесь выше восьмидесяти градусов , а ты все еще в плаще. В чем дело?
Он проигнорировал меня, ведя под уздцы своего верблюда.
— Ты же хотела видеть гробницу, верно? Тогда пожалуйте суда.
Я скорчила рожицу.
— Хорошо, хорошо. Уже иду.
Взяв в руку поводья верблюда, я последовала за Зэйном по песчаной тропе, — если так можно было назвать то, что пролегало меж двух огромных дюн. Здесь не было ни деревьев, ни археологических развалин, ничего, что отличало бы в пустыне именно этот клочок земли от сотни других, но Зэйн, казалось, знал, куда идет.
С другой стороны дюн, я увидела вдали природную стену — высокая крутая скала из песчаника и гранита.
— Ее гробница находится там? — спросила я.
Зэйн только повернулся и усмехнулся.
— Запасись терпением, скоро сама все увидишь.
Где-то через миллион или около того шагов, увязающих в песке, мы предстали перед основанием скалы. Это вовсе не походило на гробницу. На самом-то деле, это вообще ни на что не походило, но ввиду отсутствия доказательств, я помалкивала.
Зэйн вручил мне поводья своего верблюда.
— Не будешь ли хорошей девочкой и не найдешь куда его привязать?
Прежде чем я успела возразить, огромные желтые верблюжьи зубы клацнули у моих волос. Я резко отдернулась.
— Удивительно, Зэйн, как тебе удалось так долго прожить и не умереть от руки какой-нибудь женщины.
— Как и ты, Принцесса, я уже мертв.
Он направился в сторону каменных руин у подножия скалы, внимательно изучая почву под ногами.
Я неосознанно проводила его взглядом. Суккубов явно обделили при раздаче сверхъестественных способностей в загробной жизни — вампирам досталось безупречное ночное зрение. Несколько минут Зэйн тщательно, не спеша, изучал осколки скал. Когда стало очевидно, что в ближайшее время никакого прогресса не предвидится, я отправилась на поиски какого-нибудь выступа в скале, чтобы привязать верблюдов.
Земля у основания скалы была усыпана камнями, которые откололись от нее давным-давно. Идти было сложно, особенно в моих неудобных сандалиях — то и дело спотыкаясь и ругаясь себе под нос, я несколько раз поранила пальцы на ногах об острые камни.
Заметив каменистый выступ, выглядевший достаточно узким, чтобы обвязать вокруг него веревку, я наспех привязала верблюдов.
Вернувшись к Зэйну, я расслышала тихий шелест по песку и свистящее шипение.
Я замерла и, едва повернув голову, увидела большую кобру, хищно смотревшую на меня в темноте. Ее раздвоенный язык танцевал меньше чем в двенадцати дюймах от моей голой ноги. Я все еще оставалась неподвижной, насколько это было возможно, мои руки судорожно подергивались. Смогу ли я дотянуться до одного из пистолетов, без риска подвергнуться нападению змеи? Подействуют ли пули на змею?
Зэйн коснулся моей руки, и я с трудом сдержала визг.
— Ты так и будешь стоять здесь и «валять дурака»? — спросил он. — До гробницы еще добираться, а у меня есть время только до рассвета.
Я дрожащим пальцем указала на кобру, которая уже поднялась выше моего колена.
— З-з-змея.
Зэйн пренебрежительно фыркнул.
— Ты ее боишься? — Вампир присел перед змеей на корточки, пристально посмотрел на нее, затем встал. Взяв меня за локоть, он отвел меня подальше от кобры, которая так и застыла на месте. — Ты бессмертна, Принцесса. Она не убьет тебя.
Мой взгляд был по-прежнему прикован к неподвижной змее.
— Но все же это было бы чертовски больно. — Тварь по-прежнему была недвижима — не высовывала язык, не жалила, полное отсутствие реакции. — Что ты с ней сделал?
С высоты своего роста он ухмыльнулся мне, как озорной мальчишка.
— Зачаровал. Я же Мастер Очарования, разве ты не знала?
От его улыбки меня моментально бросило в жар, колени подкосились. Я поняла, что ощущала бедная змея. Пересилив себя, я скинула его руку со своей пылающей кожи и отодвинулась.
— Ты не настолько очарователен, как тебе хотелось бы думать.
— Разве? — Он обнял меня за талию. — Это звучит как вызов.
— О, давай, включи на полную все свое обаяние, — насмешливо протянула я. — Я вся потная и воняю как верблюд. Если хочешь попытаться соблазнить меня, действуй. — В эту игру могут играть двое.
Руки Зэйна скользнули вверх, поглаживая мою чувствительную кожу через влажную футболку.
— Даже с волосами, прилипшими к голове, ты по-прежнему невыносимо красива, Джекки. — Легкие, как перышко, прикосновения посылали по всему телу волны тепла, не имеющие никакого отношения к температуре воздуха. — Мне нравится видеть тебя вспотевшей, — прошептал он, притягивая меня к своей груди. Я прижалась к нему, мои соски отвердели и выпирали через ткань футболки. — Я хотел бы всю ночь вкушать твое тело. Облизывать тебя всюду. Заставить обливаться потом от желания.
Вот это да…
Как и кобра, я оказалась полностью очарована его обольстительными речами — беспомощная и не способная сдвинутся с места.
— Ты знаешь, куда бы я поцеловал тебя в первую очередь? — Кончик его пальца скользнул к моему рту, раскрывая губы и проникая внутрь. Я обхватила его палец губами и стала нежно посасывать, пребывая в состоянии транса от его сладких речей. — Не сюда, — продолжил он тихо, не отводя своих покрасневших глаз от моих посиневших. — Сюда в первый раз целует женщину обычный мужчина. А я бы хотел сделать девушке нечто такое, о чем она не забудет. Никогда.
Его пальцы спустились по моей ключице, двигаясь к груди. Костяшки пальцев скользили по ткани, мягко подразнивая затвердевшие соски.
— Я бы поцеловал ее сюда, — шепнул Зэйн, и, наклонив голову, повторил губами путь, пройденный руками. — Здесь кожа очень чувствительная и сладкая, как самый восхитительный из десертов.
Его темные глаза смотрели на меня, ожидая, когда же я скажу ему «нет», возражу или оттолкну. Но я молчала.
Его губы сомкнулись на моем соске в нежном поцелуе. Несмотря на ткань, отделявшую мою плоть от его рта, я ощутила как кровь загорелась в жилах. Низкий, чувственный стон вырвался из моей груди.
Зэйн оторвался от правой груди и приник к левой, обделенной лаской, груди.
— Мой второй поцелуй был бы сюда, — прошептал он, подразнивая сосок едва заметным касанием языка.
Я думала, что испытаю бурный оргазм прямо на месте. Между ног пульсировал жар, а пульс стучал так громко, что я едва могла расслышать тихие слова вампира. Зэйн начал плавно опускаться, пока не встал передо мной на колени. Его рот оказался в ничтожных дюймах от жаждущей его прикосновений плоти.
— А третий поцелуй? — спросила я, с трудом переводя дыхание.
Он взглянул на меня, очаровательная улыбка изогнула его красивый рот.
— Третий поцелуй она должна попросить.
Я отступила назад, тяжело дыша.
— Я, э-э, все же хотела бы увидеть гробницу.
— Твое желание для меня — закон, Принцесса.
Его насмешливый тон неприятно резанул по моим натянутым нервам, а он, как ни в чем не бывало, поднялся на ноги и отряхнул плащ.
Мне захотелось расплакаться от такой несправедливости.
— Я просто хочу побыстрее закончить с этим, чтобы вернуться в отель и принять душ. — Освежающий и холодный душ.
Вампир только рассмеялся и взял меня за руку.
— Тогда пошли.

Зэйн щелкнул зажигалкой, и вспыхнувший огонек осветил темноту вокруг нас. Я судорожно втянула носом воздух при виде играющих теней на его резких чертах.
— Мы на месте.
— А у тебя есть что-нибудь побольше зажигалки? — Я потерла руки, осмотрелась вокруг в этом темном мрачном склепе, который и был гробницей Нитокрис, и стиснула челюсти, чтобы не сболтнуть лишнего — Зэйн не упустил бы возможность высмеять меня.
Я согласилась бы утонуть в его объятиях и прогнать свой страх хорошим, страстным сексуальным актом. Но у девочки есть принципы… Проклятый «Зуд». Я ненавидела и его, и то, как он запудривал мне мозги.
У гробницы был чертовски зловещий вид. Я не сильно пугливая особа; я не вскрикиваю от страха при просмотре фильмов ужасов, и даже не боюсь прыгать с парашютом. Но гробница… Эта маленькая, пыльная гробница в центре душной пустыни... Этот каменный мешок удушающей тьмы, сосредоточие зла, которое я чувствовала всем своим естеством…
Да, гробница пугала меня до смерти.
Снаружи Зэйн указал на небольшой, квадратный проход в скале, окруженный архаичными символами скарабеев  и анков , которые я признала как египетские. Он жестом указал мне забираться внутрь гробницы, и я двинулась вперед, не подозревая, что спуск составит сотню футов под землей по небольшому, тесному проходу, где я даже не могла выпрямиться в полный рост и двигалась на ощупь в непроглядной тьме.
Такое мне даже в голову не приходило.
От пыли засвербело в носу, я чихнула и потерла руками лицо, представив пауков и ползучих тварей, обитающих во тьме. Впереди меня свет пламени стал больше — Зэйн зажег факел, обмотанный лоскутом ткани. К моему огромному облегчению, темнота немного отступила, когда он протянул факел мне.
— Держи, Принцесса.
Я с благодарностью взяла протянутый факел.
— Спасибо за понимание. Здесь немного жутковато.
При виде моего лица Зэйн рассмеялся.
— Даже не представляю почему. Из-за того, что это гробница самого древнего и злейшего из всех вампиров? Не страшнее, чем Реми распродаже туфель.
Я криво улыбнулась и подняла факел, чтобы получше осмотреться. Стены были гладкими, само помещение было довольно узким, поэтому хорошо освещалось факелом, но достаточно длинным, чтобы дальний конец оставался скрытым в тени. Низкий потолок, колонны с изваяниями нераспустившихся бутонов лотоса, удерживающие многотонную скалу над нашими головами.
Гробница была пуста, за исключением крысиного помета в углу и нескольких горсток истлевшей ткани. Как и любая другая гробница эпохи Древнего Царства, она была разграблена несколько веков назад.
— Странно, — сказала я, делая шаг вперед и оглядываясь вокруг. — Большинство погребальных комнат в Древнем Царстве были либо пирамидами, либо мастабами . Твоя королева не кажется похожей на тех, кто хотел бы быть погребен у черта на куличках, в гробнице, высеченной в обломке скалы. — Я стрельнула в него вопросительным взглядом.
Неизменно спокойный Зэйн небрежно пожал плечами и скрестил руки на груди, всем своим видом выражая смертельную скуку.
— Нитокрис решила завершить свое смертное царствование с тем еще размахом. Убийство всех приближенных советников, а затем уничтожение своего смертного тела — точно не способствует привлечению легионов последователей. У нее было несколько жрецов, к которым она питала особое доверие, они и погребли ее в этом месте.
Я неуверенно продолжила изучать помещение. Большой, массивной формы саркофаг, как я поняла, возвышался в затемненном дальнем конце комнаты, и я решила оставить его изучение на последок, полностью сосредоточившись на настенной живописи.
— Должно быть они ее очень любили, если пришли заблаговременно для того, чтобы украсить это место.
— Это не они. Большинство рисунков в этой гробнице были сделаны уже после того, как Нитокрис была погребена и вновь восстала.
У меня на затылке зашевелились волосы. Жуть. Я уставилась на большие фигуры, нарисованные на колоне передо мной. Это была типичная египетская роспись гробницы — женщина изображена боком, руки подняты вверх. Более близкий осмотр показал черный плащ, стекающий по спине женщине. Ее поднятые руки были окрашены в красный цвет, что, как я предположила, означало кровь.
— Как-то странно, — я указала на плащ женщины. — Я никогда не видела ничего подобного ни в одном археологическом документе, которые изучала.
— Здесь много того, что ты не увидишь в книгах, Принцесса. Теперь заканчивай побыстрее свое исследование, чтобы мы смогли отправиться обратно, — отрезал Зэйн.
Я обернулась и с удивлением посмотрела на него.
— Только не говори мне, что это место вызывает нервную дрожь и у тебя?
От того, что я не единственная здесь трясусь от страха, мне стало немного лучше.
— Не совсем, — ответил он сухо. — Скорее плохие воспоминания.
— Должна ли я об этом знать?
— Наверно, нет. — Он прислонился к одной из красиво раскрашенных колонн и окинул меня ленивым взглядом. — Найди что тебе нужно и давай убираться отсюда.
Я показала ему средний палец и направилась к следующему ряду рисунков. Множество египетских сцен Загробной жизни, дополненные довольно странными элементами. Я отвернулась от изображения Нитокрис, держащей на вытянутых руках отрубленную голову врага, и оглянулась через плечо на Зэйна.
— Я же не найду тут ничего путного, не так ли?
— Зависит от того, что ты ищешь.
— Спасибо за столь невнятный ответ. Ты же знаешь, что я ищу — ключ к тому, где может храниться этот чертов нимб.
Зэйн пожал плечами и закурил.
— Не спрашивай меня. Я здесь только для того, чтобы насладиться живописными видами и убедиться, что ты передашь наш прекрасный приз королеве. — Его глаза остановились на моей груди, обтянутые влажной от пота черной футболкой. — Кстати, весьма недурной вид.
— Отвяжись. Когда мне станет интересно , ты об этом узнаешь.
Я отвернулась, чтобы он не увидел мои возбужденные соски. О Боже, как же я была заинтересована. Еще одна сексуальная улыбочка на его чувственных губах, и я потеряю голову. Будь сильной, напомнила я себе. Будь сильной ради Ноа.
Если у меня не будет секса еще один день, не воспламенюсь ли я спонтанно? Все начинало на это указывать; все сроки горели во всех смыслах слова.
Факел шипел и мерцал, напоминая о том, что у меня нет времени на изучение рисунков ради обычного интереса. Я потянулась в карман за одноразовым фотоаппаратом, и сфотографировала стену.
Щелк.
Яркая вспышка, осветившая гробницу, на мгновение ослепила меня. Перед глазами появились плавающие пятна. Я повернулась к следующей стене и сфотографировала другие рисунки.
Зэйн зашипел от боли.
— Женщина, ты хочешь ослепить меня?
С сердитым выражением на бледном лице, он прикрыл глаза плотным рукавом плаща. Не обращая внимания на вампира, я перешла в другую часть гробницы и сделала еще несколько снимков, без разбора фотографируя все подряд.
— Перестань вести себя как ребенок, вампир. Как бы мне не нравилось проводить время в твоей компании, я делаю снимки, чтобы мы могли поскорее выбраться отсюда.
Щелк, щелк, щелк.
Я перемещалась по гробнице, быстро делая снимки. Как раз в тот момент, когда пленка подошла к концу, я услышала булькающий стон у себя за спиной. Злясь из-за того, что Зэйн пытается навязать мне чувство вины, я запихала фотоаппарат в карман.
— Может, прекратишь? Это на самом деле действует на нервы.
Зэйн схватил меня за руку, заставив выронить факел, и потащил подальше от того места, где я только что фотографировала.
— Это был не я, — прошептал он мне на ухо. — Нам нужно уходить. Сейчас же.
По моей спине пробежал холодок, я вздрогнула.
— Если это не ты…
Стон прозвучал снова, заполняя гробницу.
— Что это? — прошептала я, сжимая плечо Зэйна. Другой рукой я пыталась добраться до оружия, затем остановилась. Какой пистолет нужно использовать? Неправильный выбор окажется полностью бесполезным и подставит нас под удар — или того еще хуже.
В дальнем конце гробницы раздался шаркающий звук. В темноте полыхнули красные глаза, а затем уставились прямо на меня.
Зэйн чертыхнулся и напрягся под моей рукой.
— Я должен был догадаться.
— Догадаться о чем? — Я скользнула за спину Зэйна и выглянула через его плечо. Его раздраженный вздох был красноречивее всех слов.
— О том, что здесь будет один новообращенный.
— Один какой? — Нет, только не то, о чем я подумала. Безусловно, нет. Ну не могло нам так «подфартить»!
В темноте раздалось шипение, и существо сделало несколько шагов вперед, к свету факела, который теперь лежал на земле.
Это был человек или серим. Когда-то. Злобные, налитые кровью глаза сверкнули в кромешной тьме, громкое сопение разорвало тишину гробницы.
— Кровь, — прорычал мужчина, открыв рот с огромными белоснежными клыками.
Ой!
Я скользнула рукой под футболку, доставая вампирский «Дерринжер». Прежде чем я успела вытащить пистолет из кобуры, Зэйн шагнул вперед, широко раскинув руки в стороны, пряча меня от глаз этого существа.
— Она принадлежит мне, друг, — проговорил Зэйн учтивым ровным голосом, в котором я расслышала его «волшебный» тембр. — Тебе придется поискать первое пропитание в другом месте.
Первое пропитание? Я тут же прокрутила в уме прошлый комментарий Зэйна о новообращенном и реальность обрушилась на меня словно тонна кирпичей. Этот монстр с красными глазами был новорожденным вампиром, к тому же он был чертовки голоден и видит во мне вкусный обед.
Я взяла «Дерринжер» в руки и взвела курок. В тишине щелчок прозвучал слишком громко, но ни кто из вампиров не обернулся, чтобы посмотреть на меня. Они были поглощены выяснением отношений, кружа друг против друга как в клыкастой версии «Вестсайдской истории» .
Глаза Зэйна вспыхнули красным, он обнажил клыки.
— Она моя, — повторил он.
В этот момент факел окончательно потух, погружая пещеру в непроглядную тьму, и только отблески красных глаз напоминали о том, что я нахожусь в гробнице с двумя вампирами, один из которых был очень-очень голоден.
Идиотский «Зуд» был вызван тем фактом, что двое мужчин боролись за меня, и мое тело затрепетало со смесью страха и волнения. Сможет ли Зэйн победить? Что произойдет, если он не одержит победу?
Ожидая, я прижалась к стене, сжимая в руке пистолет.
Один вампир накинулся на другого, затем последовала ужасная какофония звуков, поскольку оба яростно сражались друг с другом. Рычание, шипение и звуки разрываемой плоти заполнили помещение. Я съеживалась от каждого звука, гадая победит ли Зэйн или мне придется самой бороться за свою жизнь. Острый запах разгоряченной крови наполнил меня страхом, и я дрожащими пальцами сжала пистолет, надеясь, что мне все-таки не придется стрелять.
По прошествии нескольких напряженных минут раздался крик, наполненный болью, и звук рвущейся ткани, и не успела я опомниться, как кто-то грубо схватил меня за руки.
Сейчас или никогда — я крепко зажмурила глаза и нажала на курок.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #27 : 05 Июнь 2011, 15:18:43 »

ГЛАВА 20

Раздался оглушительный выстрел и яркая вспышка осветила окровавленного и потрепанного в сражении Зэйна.
В которого я только что выстрелила.
— Зэйн, — воскликнула я, когда вампир принялся долго и затейливо сыпать ругательствами.
Пистолет выдернули из моей руки.
— Где ты это взяла? — злобно прошипел Зэйн мне в ухо, и я еще сильнее вжалась в стену гробницы.
— Его дала мне Реми.
— Ты чуть ли не отстрелила мне руку, — прорычал он, едва сдерживая в голосе ярость.
Я прикусила губу.
— Я не была уверена, ты это или нет. Откуда мне было знать?
— Ты могла просто спросить, черт побери! Сколько патронов в этой нелепой «пукалке»?
— Э-э, два.
Зэйн шагнул во тьму, его шаги эхом разносились в тишине, прерываемой лишь слабым стоном побежденного вампира. Еще один щелчок и второй выстрел сотряс гробницу.
Стоны прекратились.
— Теперь наш приятель отправлен по адресу, — произнес Зэйн ледяным тоном.
Меня охватила дрожь и я, испугавшись того, что может со мной сделать Зэйн, скользнула вдоль стены, пытаясь нащупать выход. Пальцы обвеяло ветерком, я нащупала провал в стене, который вел на свободу. Низко присев, я ринулась на выход через длинный туннель, задыхаясь от страха.
Когда на подкашивающихся ногах я выбралась наружу, ветер приятно охладил мое разгоряченное, липкое от пота лицо. Верблюды при виде меня запыхтели. В состояние полнейшей паники я прямиком ринулась к ближайшему животному. Отвязав верблюда, я ударила его по крупу и направила в пустыню, бросая Зэйна в гробнице. Все, чего мне хотелось, это убежать от разгневанного вампира, будь он мне другом или же недругом.
Мне удалось забраться в седло коленопреклоненного верблюда, после чего я хлопнула его по крупу, заставляя встать. Зверь попытался укусить меня, но после повторного удара, он перешел на рысь, ускоряя темп.
Я боялась вдохнуть, пока мой верблюд не углубился в дюны, и гробница оказалась вне поля зрения. Я постоянно оглядывалась через плечо, проверяя, не гонится ли за мной Зэйн, но в пустыне не было ни души. Какая-то часть меня испытывала необъяснимое разочарование, от того что он не удосужился погнаться за мной, но я подавила это чувство и сосредоточилась на том, чтобы удержаться на верблюде. Уж как-нибудь сама найду дорогу к Каиру.
Откуда ни возьмись, чьи-то грубые руки схватили меня за талию, и прежде чем я успела опомниться, меня сдернули со спины верблюда и подняли прямо в воздух. Из моего горла вырвался крик, я стала вырываться, полностью сбитая с толку и непонимающая, что происходит.
— Хорош вертеться! — раздался предостерегающий голос Зэйна откуда-то сверху меня. — Ты только что чуть не ампутировала мне руку своим проклятым пистолетом, и мне тяжеловато тебя держать. Будешь виновата сама, если я уроню тебя в песок, а процесс исцеления будет долгим и болезненным.
Я тут же угомонилась в его руках, не вполне доверяя собственным чувствам. В нос ударил запах сигарет и песка, и еще какой-то незнакомый мне аромат.
— З-Зэйн?
— Обхвати меня руками, Принцесса, и это сделает перелет гораздо легче для нас обоих. — Его голос казался напряженным.
Я повернулась, чтобы обнять его за шею, и с удивлением и недоверием уставилась на длинные, красивые крылья цвета эбенового дерева, взмахивающие в ночном небе — крылья, берущие свое начало из широкой, мускулистой спины Зэйна.
— Твой плащ, — пробормотала я, понимая, что мои руки касаются ткани его футболки, а не кожаного плаща. — Его нет.
— Потерян в бою, — согласился он, сосредоточив свой взгляд на землю под нами. — Сделай одолжение и прибереги светскую беседу на потом, идет? Я не в настроении.
Я покрепче обхватила его шею и стала наблюдать за великолепными крыльями, взмахивающими надо мной. Крылья. Они были все это время и он ни словом о них не обмолвился. Это то, что он выторговал, когда превратился в вампира.
Данная мысль меня отрезвила, и я вела себя тихо весь не близкий путь до отеля, до которого мы добрались с первыми проблесками рассвета в ночном небе.
Зэйн приземлился на крышу с глухим ударом и отпустил меня.
— Паранджа все еще у тебя? — спросил он. Его массивные крылья сложились на спине, как аккуратный плащ из черных перьев. По лицу вампира ничего нельзя было понять, он впился в меня взглядом, прищуренные глаза источали холод.
— Я потеряла ее в пустыне, — немного пристыжено ответила я. Какого черта, я чувствую себя виноватой? На то не было никаких причин, но ему каким-то образом удалось заставить меня почувствовать себя капризным ребенком.
Зэйн прошел мимо меня, направляясь прямиком к двери, ведущей вниз, в отель, распахнул ее и жестом предложил мне пройти первой.
Я шагнула мимо него и спустилась по служебной лестнице.
— Если мы встретим кого-нибудь на пути в твой номер, я хочу чтобы ты отвлекла их, понимаешь меня? — Его глаза пылали гневом. Как пить дать, причиной гнева была я.
Я покорно кивнула и направилась в коридор.
Когда мы свернули за угол к нашим номерам, в коридоре оказался помощник официанта, толкающий перед собой сервировочную тележку с завтраком. Я замерла на месте при виде него.
Он тоже замер при виде меня, разглядывая мою запачканную и мокрую от пота футболку, и шорты в крови. (Кровь Зэйна, не моя.)
Зэйн кашлянул за спиной, напоминая мне о моей задаче, и я шагнула вперед к помощнику официанта.
— Привет, — сказала я, крадучись подойдя к тележке, и, склонившись над ней, улыбнулась ему. — Ты, должно быть, обслуживаешь номера. А что ты можешь предложить мне?
Когда я наклонилась вперед, челюсть парня немного отвисла, а взгляд устремился к «моим девочкам».
— М-мисс Брайтон, — пробормотал он, запинаясь. — Какое удовольствие встретить вас.
Я нахмурилась.
— Откуда ты знаешь мое имя?
— Мы все знаем ваше имя и номер комнаты, Мисс Брайтон. Все в отеле знают. — Парень продолжал пялиться на мою грудь с ошеломленным видом.
Благодаря «Зуду» это сразу же меня завело. Я обвила шею парня руками и крепко прижалась к нему. Мое жаждущее тело изнывало от голода, и мне даже плакать захотелось от того, что я не смогу закончить начатое с этим мужчиной. Но я заставила себя сосредоточиться на выполнении задачи.
— Ты придешь навестить меня? — Мой голос упал на октаву, став хриплым и соблазнительным.
Растерянный от свалившегося на него счастья, помощник официанта положил свои руки на мои ягодицы и сжал их.
— От вас пахнет верблюдом, мисс Брайтон, — прошептал он, приближаясь к моим губам.
Я отвернулась в последний момент, обратив внимание на его очень плохие зубы и, что еще того хуже, несвежее дыхание.
— Тебя это не устраивает?
— Нет, мисс, — благоговейно произнес он и уткнулся лицом в мое декольте.
Зэйн прошмыгнул мимо меня по коридору, повернул ручку в мой номер, а зайдя внутрь, закрыл за собой дверь.
Помощник официанта слегка прикусил мою грудь, привлекая к себе внимание. Я со вздохом посмотрела на него. Ощущение было приятным, и, судя по его лицу, я бы сказала, что парень готов трахнуть меня прямо здесь и сейчас, посреди коридора.
Мое тело жаждало этого, но моему разуму претила эта мысль. Я оторвала его от моей груди и заставила парня посмотреть мне в глаза.
— Как тебя зовут, сладенький?
— Касиб, мисс.
— Что же, Касиб, — сказала я, утягивая одну из тарелок с горячим завтраком с его тележки. — Когда ты заканчиваешь работу?
Кончиком пальца я прикоснулась к кружочку сбитого масла, соскользнувшего с оладьев, и двусмысленно облизала палец.
Челюсть Касиба отвисла, когда он понял мой намек, и, стоит признать, мне понравилась его реакция. А тот факт, сколько власти я имею над мужчинами, еще сильнее раззадорил меня. Неудивительно, что Реми была настолько слаба на передок.
Касиб начал заикаться.
— Я… я… я свободен после семи вечера, мисс.
Мысленно сделав себе заметку на будущее покинуть номер к этому времени, я обольстительно улыбнулась.
— Приходи ко мне в номер, Касиб, и мы закончим то, что начали здесь.
— Да, мисс! — Он поправил свою промежность и помчался по коридору, толкая перед собой тележку.
Я ринулась к своему номеру, направляясь прямо к Зэйну, который сидел на противоположной мне стороне кровати, и склонилась над ним. Он держал раненную руку перед собой за запястье.
— О Боже, — проговорила я, усаживаясь рядом с ним и осматривая поврежденную руку. Сморщенные и почерневшие, будто опаленные в огне пальцы были сжаты в кулак от боли. Кожа обуглилась и почернела, будто расплавившись от сильного жара. Кожа на руке до самого локтя была сплошь покрыта волдырями.
— Это все из-за моего пистолета? — Я поднесла кулак ко рту и крепко прикусила его до самых костяшек, сдерживая рыдание. — О, Зэйн, прости меня. Я не нарочно.
— Я знаю, что ты не нарочно, — преисполненным боли голосом ответил он, медленно распрямляя пальцы. — Дай что-нибудь, чем можно было бы обернуть руку.
Я быстро принесла ему холодное мокрое полотенце, и Зэйн бережно обернул его вокруг руки. Когда он закончил, я мельком увидела у него маленькую татуировку на внутренней стороне запястья — символ, который я не никогда прежде у него не видела. Ангельский символ, такой же, как у Ноа. Напоминание о том, кем он когда-то был.
— Мне так жаль, что я подстрелила тебя, — опять извинилась я. — Реми сказала мне использовать пистолет, только если попаду в беду, и я… мм… поторопилась. И это не каламбур .
Он фыркнул.
— Да уж, только Реми могла купить устаревший пистолет с ужасным прицелом и лишь двумя патронами. Без сомнений, он был стильным или каким-нибудь еще в этом идиотском роде.
— Он был розовым, — согласилась я, чувствуя себя дебилкой. — Я не знала, что от него столько вреда.
— Все оружие не в тех руках чертовски опасно.
Я не могла с этим не согласиться.
— Это заживет?
Он искоса взглянул на меня — возвращение старого доброго Зэйна.
— Примерно через пару-тройку дней; и даже быстрее, если я буду питаться чаще, чтобы регенерация проходила лучше, — он бросил на меня многозначительный взгляд.
Во мне вспыхнуло желание, я с трудом сглотнула. Когда он подкатывал ко мне несколько часов назад, я дала ему отворот-поворот. Но теперь я увидела Зэйна с другой стороны, которая и смущала и очаровывала меня одновременно. Под личиной жесткого вампира с крыльями скрывалось отзывчивое и доброе создание. Он спас и охранял меня в тех случаях, когда мог запросто бросить. Он доставил меня обратно в Каир, несмотря на ранение в руке, а мог бы оставить блуждать по пустыне.
За всем этим скрывался мужчина, которого я могла бы полюбить, в те времена, когда была еще человеком.
Но порядок вещей изменился. Изменилась и я. А Зэйн не был мужчиной, которого я смогу когда-нибудь полюбить.
Он был врагом, представителем королевы вампиров.
Я вздохнула и отошла от него, пытаясь ослабить неистовое желание, пульсирующее в каждой клеточке моего естества. В глазах слегка помутнело, руки тряслись, и я знала, что если буду продолжать бороться с «Зудом», все станет только ухудшиться.
— Я не могу, Зэйн.
— Твой глаза такие синие, — сказал он, поймав меня за руку здоровой рукой, и притянул к себе. — Должно быть тебе ужасно тяжело.
В дело вступил старый добрый способ утешения. Одежда ужасно раздражала сверхчувствительную кожу, и я из последних сил боролась с желанием сбросить ее и накинуться на Зэйна.
— Ты ранен, я грязная, и мы оба валимся с ног от усталости, — рассуждала я, стараясь оставаться трезвомыслящей и сильной перед лицом искушения.
Его пальцы скользнули по моей щеке, смахивая с нее песок.
— Врунишка. Ты не устаешь.
Я посмотрела Зэйну в глаза, замечая, как черные радужки окрашиваются по краю в красный цвет. Он был явно заинтересован, независимо от того — ранен или нет. Я отвела глаза, посмотрев на черный каскад перьев, изящно раскинувшихся на кровати.
— Твой крылья такие красивые, — сказала я, зачарованная их видом. — Могу ли я дотронуться до них?
Его глаза вспыхнули красным, он отрывисто кивнул.
Вытянув руку, я осторожно прикоснулась к перьям. Перья с внутренней стороны крыльев были очень мягкими и пушистыми, а на ребрах жесткими и длинными. Я с восхищением провела пальцами по ниспадающим блестящим перьям.
— Они невероятные.
Зэйн продолжал безмолвствовать, я взглянула на него. Его кроваво-красные глаза следили за каждым моим движением, лишая меня присутствия духа. Клыки задевали за нижнюю губу, руки сжаты в кулаки и слегка подрагивают.
— Не надо, — тихо сказал он.
Я убрала руки от крыльев.
— Тебе больно, когда я касаюсь их?
В голосе Зэйна слышалось тихое рычание.
— Если ты дотронешься до них еще раз, я завалю тебя на эту кровать, заброшу твои ноги себе на плечи и трахну тебя. И не нежно, как я того хочу. Потому что я не в состоянии контролировать себя.
Перед глазами промелькнули, захватывающие дух, картины.
— О, — сказала я, испытывая приступ болезненного разочарования от того, что он все еще держит себя в руках. Я сложила руки на коленях. — Ты… ты хотел их обратно? — Я не знала как правильнее выразить свой вопрос. — Крылья?
— Я влюбился в смертную женщину, как и любой другой серим, — ответил он, прожигая меня взглядом. — Ради нее я оставил Небеса, и когда ее у меня забрали, мне ничего не оставалось, как прожить вечность без нее. — Зэйн отвернулся, и в комнате повисла тишина. — Когда Нитокрис предложила сделку, я рискнул, надеясь на… Ладно, неважно. Я был молод и глуп, и не знал всего, что повлечет за собой ее предложение. — Он криво, самоуничижительно усмехнулся, так что у меня сердце заныло в груди. — Мы все совершаем поступки, о которых в какой-то момент начинаем жалеть.
Я должна была его получить. Вампир он или нет, враг или нет, но меня влекла его измученная душа. Я хотела прижать его к своей груди и заставить забыть о той женщине. Я хотела поцеловать его так крепко, чтобы он никогда не вспоминал о ней и думал только обо мне. Я хотела быть единственной женщиной, о которой бы он думал.
— Зэйн, — выдохнула я, поддавшись вперед и положив руку на его колено. Не забывая о его раненой руке, я осторожно опрокинула его на постель, изумительные крылья почти скрылись из виду. Те несколько простых ласковых слов не выходили из моей головы, и я задавалась вопросом, был ли в тот момент Зейн настоящим, не скрывающимся за маской нахальства и дерзости?
Я почти потеряла голову от желания.
Оседлав его и прижавшись бедрами к возбужденному члену, я скользнула руками под черную футболку, отчаянно желая почувствовать его кожу под своими ладонями.
— Зэйн, — прошептала я. — Я не могу больше сдерживаться. — Приложив запястье к его рту, я почувствовала, как мою кожу оцарапали его зубы. — Используй мою кровь, чтобы исцелить руку.
— Ты уверена? — в его вопросе прозвучало предостережение, мягкие губы коснулись нежной кожи на внутренней стороне запястья.
Проклятье, нет, я не была уверена. Мои чувства к Зэйну шли вразрез с моей симпатией к Ноа, и я сама не знала чего хочу, за исключением одного — залезть на него сверху и позволить ему довести меня до продолжительного и интенсивного оргазма, который я когда-либо испытывала.
— Ты используешь меня, — ответила я, проводя руками по его груди — А я буду использовать тебя.
Бедра Зэйна находились прямо под моими, и он самым греховным образом потирался об меня.
Зубы вампира впились в запястье, он больше не мог сдерживаться. Я почувствовала мягкое, нежное натяжение, когда он стал сосать мою кровь. От желания кровь в моих жилах кипела, я застонала и потерлась бедрами о его напряженный член. Его язык порхал по моему запястью, и это сводило меня с ума.
— Зэйн, — прошептала я. — Я хочу тебя.
В ответ тишина.
— Зэйн, ты нужен мне, — взмолилась я.
Снова молчание.
Я отняла запястье от его рта и наклонилась для страстного поцелуя…
С его губ сорвался тихий храп.
— Что… — Я легонько встряхнула Зэйна, пребывая в полном неверие, что он заснул в такой ответственный момент. Гнев развеял пелену страсти, и до меня дошло, что солнечный свет пробивается сквозь оконные стекла.
Че-е-ерт побери! Все это предрассветное дерьмо бесит меня.
Я с тоской посмотрела на красивое лицо вампира. В нем было что-то благородное, даже если ему не нравилось показывать этого, и эта часть его взывала ко мне, как ничто иное ранее.
Я, наконец, оторвалась от него и направилась в ванную, принять холодный душ. По дороге я захватила тарелку с завтраком.
Если я не могу переспать с мужчиной, то оладья с беконом по праву займут второе место среди самых лучших вещей в мире — верно я мыслю?
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #28 : 05 Июнь 2011, 15:19:38 »

ГЛАВА 21

Спустя несколько долгих, мучительных часов, я сидела с Реми в ресторане отеля, сжимая в руках чашку кофе.
— Я не знаю, что мне делать с собой, как быть. Все тело ломит, такое чувство, будто меня палкой побили. Я исчерпана, измотана и напряжена до предела, и знаю, что все это связано с «Зудом».
Пожав плечами, Реми облизнула пальцы и провела ими по подносу из-под пахлавы, подцепила несколько крошек и поднесла их к губам.
— Я не вижу в этом такой уж глобальной проблемы. Это просто секс.
— Это не просто секс, — возразила я. Подошел официант, чтобы наполнить наши бокалы водой, и я прошептала: — В сущности, это становление на путь порабощения своими чреслами.
Официант улыбнулся мне, в его глазах горел явный интерес, и мой рот наполнился слюной. Я заставила себя отвести взгляд и сделать глоток воды.
Реми покачала головой.
— Тогда считай это самосохранением.
— Что ты имеешь в виду?
— Я имею в виду — это билет в один конец в Ад, если ты продолжишь свои метания. — Она замолчала, ожидая, когда официант уйдет. Он положил салфетку под моим стаканом с водой, и я заметила на ней написанный номер комнаты. Очень находчивый паренек. Просто кладезь сообразительности. Официант поклонился и ушел.
Реми наклонилась ко мне:
— Скажи, что, по-твоему, уничтожает суккуба?
Жар, вызванный «Зудом» мгновенно остыл, я уставилась на нее.
— Уничтожает? Почему мы говорим об уничтожении? — Эта после-смертная-карусель явно не соответствовала моим грезам, но это не значит, что я желала ее окончания.
Реми неторопливо облизала кончики пальцев.
— Я знаю два разных пути для уничтожения. Один из них, — она щелкнула пальцем, любуясь своим светло-розовым ногтем, — когда оба твоих создателя погибают. Они уходят, ты следом. Боюсь, таковы правила игры.
— Ну, я не собираюсь убивать Ноа — мы же находимся в этой поездке, чтобы спасти его задницу. И так как я не знаю, кто же мой создатель-вампир, тут тоже не слишком много шансов прикончить его.
— Ах, если я не ошибаюсь, он где-то рядом. Вампы не упустят возможность иметь суккуба в своем полном распоряжении, уж поверь мне. Немного крови суккуба, и даже они получают иммунитет к нашей силе — так что я уверена, королеве не терпится прибрать тебя к рукам. — В ее голосе послышалась боль, она откашлялась. — Во всяком случае, второй путь к уничтожению — это умереть с голоду.
— Ты имеешь в виду?..
Она кивнула с серьезным выражением лица.
— Ты только напрасно мучаешь саму себя этим воздержанием, солнышко. Если ты планируешь довести сие дело до конца, значит, ты на всех парах мчишься по наклонной. Твои волосы потускнеют и выпадут, кожа сморщится, кости станут хрупкими и даже при малейшей нагрузке могут сломаться. Если не ошибаюсь, то довольно скоро твое тело охватит сильнейшая боль.
У меня пересохло в горле.
— Как… как долго тянется процесс?
— Пару недель, — ответила Реми.
Несколько недель? Я съежилась от этих мыслей. Я уже была полностью невменяема на почве мужской анатомии, и это только при воздержании в течение полутора дней.
— Я сойду с ума, — осознала я, ненавидя себя за то, что признала первенство «Зуда».
— Да, как правило, так и происходит в самом начале, — охотно согласилась Реми.
Вот так, я на самом деле была поймана в ловушку этого образа жизни длиною в вечность. Я сжала трясущие пальцы вокруг кофейной чашки и попыталась привести дыхание в норму.
— Как долго ты сдерживала «Зуд»?
— Пять дней, — ответила Реми безжизненным тоном. — И не по своему выбору. Уж поверь мне, когда я говорю, что это не те ощущения, которые бы тебе хотелось испытать.
Подавленная столь «захватывающими» перспективами, я была не в состоянии думать о чем-то другом.
— Я скучаю по Ноа. — Я думала о его ласковой улыбке и о том, как он защищал меня. О его сексуальном теле. — Я не понимала, как мне было хорошо с ним. А сейчас я попала в переплет с Зэйном.
Рэми фыркнула.
— Ой, не надо, девочка. На твоем месте я бы избегала клыкастого приятеля и нашла бы для себя маленький кусочек Египетской задницы. Как вот, например. — Она подтолкнула ко мне салфетку с номером телефона. — Или Стэн. Он чертовски хорош в постели, а я не ревнивая. Ты всегда можешь позаимствовать его на несколько часов.
От этой мысли меня замутило.
— Спасибо, но я пас. А где он вообще?
Реми приподняла брови.
— Стэн отсыпается и набирается сил, что ему крайне необходимо.
Я подняла руки в воздух.
— Избавь меня от подробностей, пожалуйста.
Она улыбнулась и поднесла к губам кружку кофе.
— Предложение остается в силе, если надумаешь, я бы рекомендовала приступить уже сегодня. — Реми потянула кофе, затем продолжила. — Но так как я уверена, что ты меня не послушаешь, то как ты собираешься провести сегодняшний день?
Во мне проснулся первый настоящий энтузиазм за все время этого путешествия.
— Мой босс в музее говорила, что тут, в Каирском музее, самая большая коллекция экспонатов эпохи Древнего Царства. Она предложила нам с Зэйном поискать именно здесь какие-нибудь материалы о царице Нитокрис. — Я сжала руки, чтобы остановить невольную дрожь нетерпения. — Я уже не могу дождаться, чтобы провести целый день среди сокровищ. Я думаю пойти в музей, как только распечатаю фотографии.
Реми смотрела на меня так, будто я предложила пойти к зубному врачу.
— Отли-и-ично. Звучит забавно. — Она посмотрела на часы. — Ого, уже полдень? Я…
Я рассмеялась.
— Никто не говорит, что ты должна идти со мной. Я не против пойти одна.
На ее лице промелькнуло облегчение.
— Ты уверена? Ты же говорила о работорговцах…
— Вот поэтому у меня есть паранджа. — Я потянулась к своей большой сумке и вытащила новую черную паранджу, которую мне купил посыльный в отеле. Сиськи порой действуют во благо. — Это лучшая маскировка, которую только может найти девушка.
Реми подняла свою кофейную чашку.
— Выпьем же за это.
Я чокнулась с ней своей кружкой и улыбнулась.
— А ты чем собираешься заняться, когда я уйду?
Порочная улыбка заиграла на ее губах.
— Думаю, пойду посмотрю, не проснулся ли Стэн.

— У нас будет небольшой перерыв перед переходом к следующей части нашего тура — период Амарны  и Эхнатон  — король еретиков. — Голос гида был монотонным и навевал скуку.
Держа в руках путеводитель с загнутыми уголками страниц, я присела на ближайшую скамейку. Место рядом со мной оставалось свободным. Именно этого я и ожидала; музей был заполнен американскими и канадскими туристами, и все они обходили меня стороной при виде паранджи.
Было очень хорошо побыть незаметной, даже если всего на один день.
В то время как туристы слонялись вокруг меня, я полезла в сумку, вытащила недавно отпечатанные фотографии и стала их просматривать.
Изображения гробницы были высвечены из темноты вспышкой дешевого фотоаппарата. Я изучала изображения фигур на каждой фотографии, задаваясь вопросом, не упустила ли какую-нибудь подсказку. На нескольких картинах была изображена Нитокрис с поднятыми к небу руками. Ее лицо выглядело таким же, как и у любой другой египетской царицы, но сейчас я узнала черный плащ — стилизованное изображение крыльев. На следующей фотографии был крупный план королевского головного убора — двойная корона  и урей  на лбу. Ее тонкие губы были изогнуты в легкой улыбке, от которой у меня пробежал холодок по спине. На другом снимке она была неулыбчивой и мрачной. Прямые руки подняты к солнцу, а в центре светила был изображен бледный символ, который напомнил мне символ на запястье Ноа. Ангельский алфавит — весьма любопытно.
— Если все готовы, мы может перейти в следующий зал, — объявил гид.
Я засунула фотографию улыбающейся царицы в путеводитель, а все остальные снимки быстро запихнула в сумку, и поспешила к группе, едва не запутавшись в длинной парандже.
Гид откашлялся.
— Эхнатон был самым ненавистным фараоном во всем Египте. Он попытался осуществить религиозную реформу, заставив общество отказаться от политеистических культов, и утвердить единобожие — культ Атона, чьим олицетворением стал солнечный диск.
Гид начал долгий пространственный рассказ о правлении Эхнатона в Новом Царстве. Просто поразительно, как один человек мог превратить интереснейший предмет в совершенную скукотищу. Раздраженная и скучающая от его монотонного разглагольствования, я просматривала путеводитель в поиске объектов, представляющих интерес. Я хотела сбежать от экспонатов эпохи Нового Царства и направиться на второй этаж, где выставлялись экспонаты эпохи Древнего Царства.
Я обошла туристическую группу и двинулась в дальний конец зала, просматривая экспонаты. Солнце должно было скоро зайти, и мне очень хотелось вернуться в отель. От одной мысли о Зэйне, спящего в моей кровати, у меня перехватило дыхание и мне пришлось обмахиваться путеводителем. Лениво прохаживаясь по залу, я остановилась возле полуразрушенного бюста без головного убора и взглянула на описание. Нефертити. Я не была большой ее поклонницей; она выглядела холодной и высокомерной на всех скульптурах и картинах, которые я видела, и этот бюст тоже не являлся исключением. Красивые скульптурные губы были изогнуты по краям в тонкой, почти горькой улыбке.
Я замерла. Где-то я уже видела этот взгляд. Низко присев, я обогнула витрину и стала рассматривать бюст со всех сторон. Где же я видела этот «да-пошли-вы-все-к-черту» взгляд?
— …построил храм имени одного бога — Атона, — бубнил гид.
В моей голове что-то щелкнуло.
Я схватила фотографию, вложенную в путеводитель, и уставилась на изображение. Ноги сами повели меня к дальнему крылу выставки, я стала искать рисунки с гробниц периода Амарны. Как и следовало ожидать, искомое нашлось вдоль стены, и я подняла фотографию, сравнивая ее с изображением царицы Эхнатона.
Руки подняты к небесам, будто умоляя о чем-то, плотный черный плащ покрывал плечи ее последователей.
Крылья.
— Ну конечно, — пробормотала я себе под нос, пробиваясь к выходу из переполненного музея. — Первый храм был вовсе не храмом единого Бога, но Нитокрис оставила свой след в Египетской истории.
Последний кусочек в этой головоломке встал на свое место.
Я выскочила из здания и направилась к ближайшему такси, на ходу сбрасывая паранджу.
Мне нужно было поговорить с Зэйном.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #29 : 05 Июнь 2011, 15:20:38 »

— Это Амарна! — Я с торжествующей улыбкой вступила в свой номер, держа в руке стопку туристических брошюр и зажав подмышкой паранджу. — Я поняла.
Зэйн сел на кровати и потер лицо здоровой рукой, взъерошенные волосы упали ему на лоб. Его травмированная рука выглядела почти излеченной, кожа просто покраснела. Он осмотрел меня заспанным взглядом, из-под прикрытых век в черных глазах блеснули красные искорки.
— Добрый вечер, Джекки. Я смотрю, ты в хорошем настроении.
Его голос заставил меня войти в ступор. Мои мышцы словно заклинило при виде вампира, сексуально развалившегося в моей постели. У меня перехватило дыхание. Воздух вокруг стал тяжелым и словно осязаемым на ощупь, я двигалась, как в тумане.
— Зэйн, — выдохнула я. В голосе прозвучали обольстительные нотки, от чего его глаза зажглись ярко красным.
— «Зуд» сильно донимает тебя? — Он спросил это ровным голосом, но сверкающие красные глаза с головой выдавали его интерес. Я могла видеть проблеск клыков у него во рту.
— Вовсе нет, — соврала я, подкрадываясь к кровати и глядя на него сверху вниз. Кровь стучала в висках. — Я не буду спать с тобой.
У меня задрожали руки — реакция тела на его близость. Мне пришлось приложить все усилия, чтобы просто оставаться в вертикальном положении.
Зэйн поднялся и подошел ко мне. Он вытащил брошюры из моей сжатой руки и вместе с паранджой бросил на соседний стул.
— Ты мучаешь себя по пустякам, Джекки. Разве ты не понимаешь?
Его рука легла на мои плечи и стала массировать напряженные мышцы в основании шеи.
От его прикосновения у меня подогнулись коленки, и я присела на кровать, опустив голову вперед, открывая ему шею.
— Секс не «пустяк» для меня. И я не люблю, когда меня вынуждают что-то делать.
— А ты не делай этого, потому что нужно. Сделай, потому что хочется. — Его пальцы массировали чувствительную кожу шеи, я почти потеряла голову от этих нежных прикосновений. — Ты нравишься мне, я нравлюсь тебе. Что плохого в нашем взаимном влечении?
— Все. Все смешалось.
Он убрал руку с моей шеи.
— Ты хочешь, чтобы я нашел кого-нибудь для удовлетворения твоих потребностей? Я гарантирую, любой здравомыслящий мужчина не будет против. — Его голос был заботливым, нейтральным.
Я подтянула колени к груди и обняла их, чувствуя себя несчастной от похоти, бушевавшей в моем теле.
— Я не хочу незнакомца.
— Значит, Ноа? — Теперь в голосе был сплошной холод.
Я с удивлением взглянула на Зэйна и увидела гнев в его глазах. Он ревновал к Ноа? Думать было тяжело.
Зэйн резко повернулся. Я наблюдала за его крыльями, когда он пошел прочь, — изящные и красивые, настолько противоречивые моим представлениям о вампирах. Подняв свой длинный плащ, он накинул его на спину, пряча крылья, и направился к двери.
— Подожди, — позвала я, поднимаясь и направляясь к нему. — Что с тобой?
Он открыл дверь, не обращая на меня внимания.
Я схватила дверь и захлопнула ее, прежде чем он смог выйти.
— Да что ты-то взъелся? Это у меня проблемы.
Ярко-красные глаза Зэйна встретились с моими ярко-синими.
— Ты думаешь, я не забочусь о твоих чувствах?
Если честно я об этом даже не думала. Он же был одним из плохих парней, верно?
— Я не…
— «Не» что?
Не думая что творю, я просто схватила его за ворот футболки.
— Я устала от всего этого дерьма, — и впилась в его губы горячим поцелуем, перед глазами замелькали вспышки света, яркие, как звезды.
О, да. Это было так приятно. Он ответил на поцелуй, пробуя на вкус мои губы, переплетаясь языком с моим.
Затем Зэйн оторвался от меня и сбросил мои руки с себя.
— Нет, Джекки.
— Что? — Я пыталась зарыться руками в его волосы.
Он покачал головой:
— Я не хочу этого.
Я немного отступила и в замешательстве уставилась на него:
— Твои глаза пылают красным, и ты ответил на поцелуй. Как ты можешь такое говорить?
— Я хочу, чтобы ты тоже хотела меня, Джекки. Я не хочу, чтобы произошедшее между нами стало лишь простым удовлетворением «Зуда». Я хочу, чтобы ты была со мной, потому что ты, — он дотронулся до моей груди и мягко улыбнулся, — хочешь быть со мной. Не потому, что ты чувствуешь необходимость насытить свое тело, воспользовавшись первым знакомым мужчиной.
Этот мужчина невозможен. Испытывая разочарование, я сжала кулаки.
— Я не знаю, что именно чувствую, ясно? Здесь вообще ничего не зависит от моего выбора. Ты думаешь, мне на самом деле хочется застрять в номере отеля в Египте, надеясь, что смогу выкрасть этот нимб из археологических развалин, прежде чем королева вампиров убьет падшего ангела? Это уж точно не первостатейная задача в списке того, что я должна совершить до своей смерти. — Я отпрянула от него и горько улыбнулась. — О, как же я забыла? Я же не могу умереть, не так ли? Я увязла в этом навсегда. Так прости меня за попытку хоть что-то наладить в своей жизни. У меня был полнейший отстой в отношениях с особями противоположного пола в нормальной жизни, поэтому я не удивлена, что и теперь все складывается не лучшим образом.
Я рухнула на кровать, пряча лицо в ладонях.
— Боже, ну что со мной не так?
Слезы хлынули из глаз, и я сжалась на краешке кровати, чувствуя себя самой несчастной, одинокой и глупой.
Сильная рука погладила меня по волосам, я почувствовала, как просел матрац, когда Зэйн присел рядом со мной. От его прикосновений по телу разлилось тепло.
— Джекки, — сказал он, пальцами приподняв меня за подбородок, чтобы встретиться взглядами. — Прости меня.
— За что?
Пальцы мягко погладили мою щеку.
— За то, что забыл, что ты человек, или была им совсем недавно. Для тебя сложно все это принять, не так ли?
Я улыбнулась сквозь слезы.
— Ты и понятия не имеешь насколько.
Он наклонился и накрыл губами мои губы. От этого прикосновения все тело затрепетало, и я замерла, ощутив, как его клыки задели нежную кожу моих губ.
— Так… мм… может ты…?
Зэйн растянул губы в широкой улыбке, открывая длинные острые зубы.
— Мы делаем это лучше, чем кто-нибудь другой, моя дорогая. Могу ли я продемонстрировать тебе?
Мое тело уже пылало в предвкушении.
— О, да.
Его плащ соскользнул с плеч, и в следующий миг меня обволокли темные крылья, касаясь кожи.
— Не возражаешь, если я раздену тебя?
— Нет, — выдохнула я, не в состоянии сдвинуться с места.
Его руки скользнули по моим плечам, лаская кожу так, будто она была нежнее папирусной бумаги. Он снял мою футболку и бросил ее на пол, его глаза не отрывались от моей груди, заключенной в атлас и кружево бюстгальтера.
— Такая красивая, — промурлыкал Зэйн, проводя руками по моему телу и оставляя за собой пылающий след.
— Идет в комплект с работой, — проговорила я, скользя руками по его футболке, ища горячую кожу под ней. — Раньше во мне не было ничего особенного.
— Ты всегда была особенной.
Прежде чем я успела удивиться его словам, его губы накрыли мои, и все мысли улетучились.
Когда Зэйн прервал поцелуй, я слабо захныкала от невыносимой потребности. Но пару секунд спустя, открыв глаза, я уже лежала на кровати, мое тело омывали волны удовольствия, а мой любовник нависал надо мной. Его крылья раскрылись, когда он стянул футболку и бросил ее в сторону. Она упала на пол длинным куском ткани, с вырезом на спине, приспособленным под крылья.
Грудь Зэйна была бледной и приятно мускулистой, я потянулась, чтобы еще раз коснуться этой изумительной кожи. Через мгновение брюки тоже лежали на полу, а Зэйн стоял передо мной обнаженный, как в тот момент, когда пал с Небес. Совершенная безволосая грудь, прохладный мрамор кожи не запятнан загаром. От взгляда на его восставшую плоть у меня перехватило дыхание — он был таким большим и таким возбужденным, я с нетерпением жаждала его.
Зэйн прижался ко мне, едва касаясь губами моей шеи, горла, груди, легонько покусывая кожу зубами в перерывах между поцелуями.
— У тебя восхитительное тело, Джекки.
Я почувствовала царапанье его клыков по своему соску, все еще скрытому под тонкой тканью бюстгальтера, и ахнула, когда Зэйн накрыл отвердевший сосок губами и принялся его сосать и лизать через ткань. Из моего горла вырвался стон, я вцепилась в него, закрыв глаза, когда на меня нахлынули волны наслаждения. Моя жаждущая рука потянулась к его члену, но Зэйн остановил меня на полпути.
— Нет, Джекки. — Он впился поцелуем в мой сосок через влажную ткань. — Позволь мне любить тебя. Просто расслабься.
Вытянув мне руки над головой, он откинул меня на спинку кровати, так что моя грудь оказалась на уровне его щеки.
— Ты можешь держать руки, как я велел, или мне связать тебя?
— Я буду держать, — пообещала я и покорно вскинула руки над головой, прерывисто дыша.
Он усмехнулся, прикасаясь ко мне губами, его рот снова оказался у моей груди.
— Что-то я сомневаюсь относительно этого, — произнес он, зубами разрывая тонкую ткань бюстгальтера и тончащий розовый бантик, соединяющий чашечки. Моя грудь оголилась, от дуновения прохладного воздуха, соски сразу же сморщились. Зэйн не отрывал от них голодного взгляда. — У тебя самая удивительная грудь.
Он вобрал один сосок в рот, кружа вокруг него языком.
Я извивалась под ним, не в силах молчать или оставаться пассивной. Ощущения, пронизывающие тело были слишком сильны, слишком неистовы. Запутавшись пальцами в его волосах, я притянула его к себе для страстного поцелуя. Приподнимая бедра терлась о его твердый член, намекая, что не хочу медленного и томительного секса. Я хотела жесткого и быстрого, и прямо сейчас.
Зэйн отстранился, опустился на меня и покачал головой.
— Разве я не говорил «без рук»? Может, ты все же хочешь быть связанной?
Каскад черных крыльев вздрогнул, когда он поднялся, и я заворожено смотрела, как он направился к моему чемодану и начал в нем рыться.
Я подползла к краю кровати, сопротивляясь желанию выскользнуть из своих трусиков и остаться совершенно обнаженной.
— Мы же на этом не закончили? Скажи, что мы еще не закончили, — я приглашающее провела ладонями по своему телу.
Он взглянул на меня, лежащую на кровати, его крылья вновь встрепенулись.
— Нет, не закончили, — хрипло ответил он. — Ляг на спину, Джекки.
Он накинул себе на плечо шелковый шарф, не сводя с меня пылающего взгляда.
— Лягу, если ты меня еще раз поцелуешь, — сказала я, садясь и приподняв руками грудь.
Конечно же, через пару секунд я уже лежала на спине. Грудь Зэйна прижималась к моей, его накачанный живот потирался о мои твердые соски. Было восхитительно чувствовать на себе его вес.
Переплетя свои пальцы с моими, он поднял мои руки к спинке кровати.
— Ты доверяешь мне, Джекки?
Я всмотрелась в его сверкающие красные глаза, выискивая хоть один признак того, что он собирается меня «прокатить», но единственное что я там увидела, это желание «прокатиться» на мне, не уступающее по своей силе моему желанию. И я ему доверяла. Доверяла мужчине, которого узнала за эти дни, мужчине, который вовсе не походил на того надменного придурка из клуба. — Я доверяю тебе, — сказала я, приподняв голову и прикусив его нижнюю губу.
Его глаза потемнели, он требовательно поцеловал меня. Я ответила на его поцелуй и вздрогнула, когда клыки оцарапали язык, во рту появился металлический привкус крови, но это лишь еще сильнее воспламенило меня. Я так сильно прижалась к его губам, что наши зубы клацнули друг о друга. Он привязал одну мою руку к столбику кровати, и я послушно протянула вторую руку к другому столбику, чтобы он мог привязать и ее.
Я дернула руками, проверяя свои узы, дрожа от нетерпения, огненное желание растекалось по всему телу. Я испытывала такой жар, что, казалось, простыни сейчас начнут плавиться подо мной. Закрыв глаза, я откинулась головой на спинку кровати, смакуя ощущения, бурлящие во мне.
Я почувствовала губы Зэйна на застежке шортов, он разорвал ткань острыми зубами. Потом его рот накрыл мой живот, облизывая и посасывая нежную кожу пупка. Мои бедра непроизвольно приподнялись, прижимаясь к нему.
Зэйн усмехнулся, опалив дыханием влажную кожу, и его клыки задели мою плоть, посылая пульсирующее жгучее желание по всему телу. Большие сильные руки стянули шорты вниз, и я по одной приподняла ноги, чтобы помочь снять их. Мои усилия были вознаграждены горячим поцелуем внутренней стороны бедра.
На мне остались лишь крошечные трусики и покров из его крыльев.
Его зубы покусывали тонкую кожу над впадинкой тазовой кости — острое царапанье, напоминавшее об истинной природе Зэйна.
— Ты ни о чем не сожалеешь, Джекки? — Хриплый голос Зэйна звучал так, будто он с трудом сдерживал себя. — Скажи одно слово, и мы остановимся, потому что если мы зайдем дальше, я буду не в силах остановиться.
Он сделал паузу, осыпая нежными, порхающими поцелуями мой плоский живот.
— Если ты скажешь мне «нет», я уйду прямо сейчас. Но если ты этого не сделаешь, я собираюсь погрузить зубы… — он спустился ниже, задевая губами нижнее белье, прикрывающее мягкие завитки меж моих бедер, — в твою сладкую плоть, а затем я раздвину твои ноги и погружу свой член между ними.
Он раздвинул и поднял мои ноги в воздух, уложив меня так, что я оказалось полностью открыта для него. Маленький клочок ткани был жалким барьером против его пылающего жаром тела.
— Так скажи мне прямо сейчас, Джекки, чего же ты хочешь? — он зацепил зубами маленький треугольник из шелка.
От его слов кровь в моих жилах превратилась в раскаленную лаву и я стиснула бедрами его голову, давая понять, что он был именно там, где я больше всего желала.
Он застонал от горячего плена моей плоти и снова мягко раздвинул мои бедра.
— Я не буду заставлять тебя делать то, чего ты не хочешь, Джекки. Никогда.
— Я хочу сделать это, — призналась я наконец, извиваясь в его руках.
Он схватил руками мои трусики и натянул ткань, так что самые откровенные части моего тела стали просвечивать через влажный шелк. Его язык погладил мой клитор сквозь ткань…
И меня подбросило на кровати от оргазма.
Пока я содрогалась от облегчения, Зэйн сорвал мои трусики и вошел в мое пульсирующее тело, и мир опять взорвался.
В полном блаженстве я обняла его ногами за талию, стараясь не задеть крылья, которые дрожали над нами как черный навес. Зэйн сильнее прижался ко мне бедрами, и я ощутила как возрастает наслаждение и увеличивается напряжение когда он начал медленно двигаться во мне.
Я открыла глаза, чтобы видеть его над собой, мои руки сжались в кулаки от захватывающих, и абсолютно не пугающих ощущений собственной беспомощности.
Входя в меня, Зэйн наклонился вперед, губами почти касаясь груди, подрагивающей от силы его толчков. Я выгнула спину, подразнивая соском его губы.
Руки Зэйна скользили по моей спине, он все сильнее стискивал меня в объятиях. Я чувствовала себя кошкой, которую гладят по шерстке. Обхватив губами сосок, он начал его посасывать, посылая молнии наслаждения по моему телу. Мой тихий крик перешел в удивленный стон, когда его клыки порезали мою кожу и резкая боль смешалась с удовольствием, когда он начал сосать кровь.
Это была самая эротическая вещь, которую я когда-либо чувствовала — он сосал кровь из моей груди и неистово входил в меня. Волны третьего оргазма накрыли меня с головой. Тело Зэйна напряглось над моим, и я почувствовала горячую струйку его семени глубоко во мне, когда он со стоном достиг своей кульминации.
От острого наслаждения потемнело в глазах, я не отводила взгляда от Зэйна, все еще не отрывающегося от моей груди. Я смотрела, как он посасывает, обводя языком, чувствительный сосок, наши взгляды встретились — мне понравилось, что я увидела в его глазах. На моих губах заиграла сонная улыбка.
Он поднял лицо и усмехнулся.
— Ну и как? Твои ожидания оправдались?
Я зевнула, выгибая связанные руки.
— Я такого даже не ожидала. Разделить постель с вампиром и все такое.
Я несколько раз моргнула, чувствуя себя изнуренной. Мое тело, должно быть, устало от постоянного напряжения, вызванного подавлением «Зуда». Я была рада, что больше мне не надо будет об этом волноваться.
— Любопытно, — подумала я вслух, чувствуя себя кошкой, наевшейся сливок.
— Любопытно что? — Зэйн скользнул на кровать, целуя меня в губы.
От этого поцелуя моя голова пошла кругом и пришлось ждать несколько минут, чтобы снова собраться мыслями.
— Любопытно, почему выбрали меня. Из всех девушек в Нью-Сити — черт, да во всем мире — кто-то выбрал меня, чтобы обратить на темную сторону. Или как там это называется.
Зэйн хмыкнул и оперся на локоть, чтобы смотреть мне в лицо.
— Почему ты это говоришь?
Я попыталась пожать плечами, но с шарфами, связывающие мои запястья, движение не вышло.
— Я выглядела как обычный «ботаник». Фигура — не блеск, да еще эти огромные очки с толстыми стеклами, и я работала в музее. На мой взгляд, ничего такого, что может привлечь вампиров.
Его рука скользнула по моему обнаженному телу, поглаживая кожу — теплое напоминание того, что мы только что разделили.
— Может быть… может быть ему нравились девочки в очках. Может быть, ему понравилась твоя невинность. — Он откинул влажный рыжий локон с моего лба. — Может быть, он видел твой скрытый потенциал и думал, что ты заслужила большего, чем чахнуть в скучной смертной жизни.
Сплошная романтика.
— Или, может быть, я выглядела отчаянной, разочарованной в жизни теткой.
— А, может быть, ты выглядела довольно милой с буррито, свисающего из твоего рта.
Я нахмурила лоб.
— О чем ты говоришь?
Зэйн только улыбнулся, ожидая, когда же я вспомню.
— Это был ты? В торговом центре? — спросила я недоверчиво. Как долго он следил за мной? — Должно быть у тебя были серьезные проблемы со свиданиями.
Он засмеялся.
— Ты удивительная, знаешь об этом?
— Да, уже слышала, — согласилась я, снова зевая. Глаза никак не хотели быть открытыми.
— Я надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь увидеть настоящего меня сквозь мою природу, Джекки. — Он нежно провел пальцем по моему подбородку.
Вроде я даже немного полюбила того Зэйна, которого узнала за эти дни, несмотря на мои первые впечатления. Я сонно откинулась назад под его ласковыми прикосновениями, мысли из головы потихоньку вылетали.
— Ты не похож на других вампиров.
— Нет, не похож.
Все эти разговоры о вампирах напомнили мне о моей задаче. Я вздохнула, на мгновение почувствовав грусть.
— Не знаю, смогу ли я сделать это, Зэйн. Не знаю, смогу ли отдать ей нимб. Ведь если она получит его, это будет на самом деле ужасно, не так ли?
Он погладил мои губы большим пальцем.
— Да. — Последовала длинная пауза, которую никто из нас не спешил прерывать. Затем Зэйн наклонился и поцеловал меня в губы. — Я не стану заставлять тебя делать то, чего ты не хочешь, Джекки. Никогда. Помни об этом.
Глаза снова закрылись, последнее о чем я подумала — это надо бы попросить, чтобы Зэйн развязал меня.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #30 : 05 Июнь 2011, 15:31:46 »

ГЛАВА 22

Офигеть, я сплю.
По крайне мере, я почти не сомневалась, что сплю. С тех пор, как я перестала ложиться спать, тяжело было представить что-либо иное.
Это не походило на обычный сон, но на какое-то время я точно «отключилась», иначе как еще можно увидеть то, чего не было буквально минуту назад.
В моем сне Зэйн стоял возле кровати, надевая кожаный плащ. К моему великому огорчению, он уже был полностью одет, — уж очень аппетитным было его тело, — но волосы вампира были все еще взъерошены, а чувственные губы все еще были влажными, как тогда, когда я целовала его в последний раз. Глаза Зэйна вернулись к нормальному темному цвету, и я наблюдала, как он засунул мой пистолет себе за пояс.
И это привело меня спящую в замешательство. Зачем ему мой пистолет? Он взял голубую «пушку»?
Зэйн с выражением сожаления на лице посмотрел на кровать.
— Прости, Джекки. Думаю, ты будешь разъярена, когда проснешься.
Он опустил руку и погладил меня по щеке.
Черт побери, я уже хорошенько разозлилась. А что будет, когда проснусь…
Зэйн вышел из номера, заботливо повесил на дверную ручку вывеску «Не беспокоить» и закрыл за собой дверь. К моему удивлению моя сонная альтер-форма последовала за ним, следя, как он, посвистывая, идет по коридору отеля.
Зэйн остановился у номера Реми и постучал в дверь, все еще насвистывая веселенькую мелодию. Он помахал пальцами перед глазком, после чего дверь отворилась.
На пороге стоял Стен с взъерошенными волосами, одетый лишь в пижамные шорты. Он в раздражении уставился на Зэйна.
— Чего тебе?
Дуло украденного «дерринжера» уперлось Стену в лоб, заставив парня замереть на месте. Зэйн сверкнул дерзкой улыбкой.
— Ты пойдешь со мной.
Я изо всех сил пыталась очнуться от странного сна, мне очень не нравилось, какой оборот приняли события. Но по какой-то причине, я не могла пробудиться и прийти в сознание. И как бы я не хотела, мне пришлось быть лишь беспомощным сторонним наблюдателем развернувшейся передо мной сцены.
Реми стояла рядом со Стеном, они оба не сводили глаз со смешного крошечного голубого «дерринжера». Она выругалась, с ненавистью глядя на Зэйна.
— Откуда у тебя пистолет?
Зэйн взвел курок со злорадной улыбкой, разбивая мне сердце в дребезги.
— Я просто взял его. С твоей стороны было очень мило вооружить свою подругу. У этих пистолетов есть одно хорошее свойство — они убивают людей так же, как любое другое оружие, не правда ли?
Бунтарский вид Реми сказал Зэйну все, что ему нужно было знать.
— Чего ты хочешь? — Голос Реми был опустошенным, ее рука медленно поднималась вверх.
— Ах, ах, непослушный суккуб, — Зэйн цокнул языком, волоча Стэна из номера, не отводя дуло пистолета от его лба. — Не надо прикосновений. Сегодня мне не задурят голову твои снотворные трюки.
Реми сделала выпад вперед, ее рука задела руку вампира и я напряглась, задаваясь вопросом, что сейчас произойдет.
Ничего не произошло, за исключением того, что Зэйн чуть отстранился в сторону от ее не самого блестящего выпада и Реми упала на пол. Он схватил Стена за горло и поднял его в воздух, так что парень стал задыхаться.
— Не хорошо, Реми. Теперь пострадает твой маленький дружок.
Реми смотрела на него со смесью ненависти и шока.
— Я не понимаю…
Зэйн усмехнулся.
— Ой ли?
— Вот дерьмо, — сказала она, поднимаясь с пола. — Ты трахнул ее, да? Боже, эта девушка порой тупее пробки. Ты также глотнул ее крови, не так ли? Ты высосал ее силу и стал временно неуязвим к нашей способности? Я должна была догадаться, что ты используешь ее подобным образом.
Мне тоже следовало догадаться.
Зэйн шикнул, сильнее сжимая горло Стэна. Лицо парня уже начало приобретать фиолетовый оттенок.
— Как не хорошо, Реми. Моя личная жизнь тебя совершенно не касается, и я очень тебе советую не отзываться нелестно о Джекки.
Он защищал меня и предавал одновременно? Какая-то часть меня была польщена, но та, что испугалась, отодвинула эту мысль на задний план.
— Я это сделал только потому, что королеве нужен нимб, а я не собираюсь заставлять Джекки делать то, что она не хочет. — В его глазах затаился собственнический огонек.
О, нет.
Реми усмехнулась.
— Боюсь, что тогда ты зашел в тупик. Лично я не собираюсь ничего для тебя делать.
Даже я могла сказать, что Реми блефует. Ее взгляд был прикован к багровому лицу Стэна.
Зэйн засмеялся и покачал головой, слегка встряхнув обмякшее тело парня.
— Не будешь?
В ответ тишина.
Примерно на пару секунд.
Затем Реми выпалила:
— Ладно, ладно. Только перестань причинять ему боль!
Зэйн отпустил горло Стэна и хлопнул парня по плечу, когда тот с хрипом начал глотать воздух.
— О чем речь, Реми! — «дерринжер» уткнулся в висок Стэна. — Но вы двое идете со мной.
— Куда? — спросила Реми безжизненным голосом. Теперь все ее аргументы закончились.
— Джекки упоминала Амарну. Кажется, она почти нашла для нас нимб. — Еще одна улыбка, не скрывающая клыков.
— Она идет с нами?
Зэйн отрицательно покачал головой, темная прядь упала ему на лоб. Даже в своей подлости, Зэйн оставался потрясающе красивым, и мое сердце разбивалось на осколки снова и снова.
— Боюсь, что она сейчас нездорова.
— Если ты причинил ей боль…
Ах, как приятно, что Рэми наконец-то обеспокоилась моей персоной.
— С какой кстати мне причинять ей боль? — Зэйн казался искренне озадаченным. — Она поймет мою мотивацию, как только остынет. — Он жестом показал Стэну двигаться вперед. — Теперь пойдемте — нас ждет лодка. Не будем заставлять ждать моих людей.
Вот ублюдок! Я вспомнила наш разговор перед тем, как погрузилась в этот неестественный сон.
«— Не знаю, смогу ли я сделать это, Зэйн. Не знаю, смогу ли отдать ей нимб. Ведь если она получит его, это будет на самом деле ужасно, не так ли?
Он погладил мои губы большим пальцем.
— Да. — Последовала длинная пауза, которую никто из нас не спешил прерывать. Затем Зэйн наклонился и поцеловал меня в губы. — Я не стану заставлять тебя делать то, чего ты не хочешь, Джекки. Никогда».

Зэйн спасал меня от принятия решения вот таким специфическим образом — и тем самым, подводя под монастырь нас всех. Я изо всех сил пыталась проснуться, но ничего не получалось. Я узнала ощущение глубокого сна без сновидений за мгновение до того, как он накрыл меня, заглушая все остальные мои видения.
Не знаю точно, когда я начала просыпаться. Это было больше похоже на постепенное возвращение к сознанию. Наконец, глаза открылись. Привязанные руки покалывало, в голове пульсировала дикая боль, которая не способствовала хорошему настроению.
Я проверила запястья. Мои отчаянные попытки освободить руки только заставили шелковую ткань еще сильнее затянуться вокруг запястий. Черт побери.
События из сна все еще стояли перед глазами. Малодушная часть меня хотела думать, что это были всего лишь странные сновидения, но рациональная — соединила воедино все события. Суккуб, как правило, не спит, а то что моего бывшего любовника нигде не было видно, сказало мне, что во время сна я на самом деле наблюдала, как он уходит.
Этот ублюдок просто ушел, оставив меня связанной, не так ли? Я попыталась освободить запястья и снова поморщилась, когда боль пронзила руки.
Лежа голой, я перебирала все варианты. Позвать на помощь? Просто переждать? Перегрызть запястья?
Помоги-и-и-ите! — Заорала я во всю глотку. — Мне нужна помощь в номере 214!
После пятиминутных криков я охрипла и уже хотела было отказаться от дальнейших попыток докричаться, когда раздался стук в дверь.
— Мисс?
Вне себя от счастья, я снова дернула руками, пытаясь освободиться.
— Да! Пожалуйста, зайдите и помогите мне! Я застряла! — Я попыталась подтянуть ногой одно из одеял, скомканных в изножье кровати, чтобы накрыться, но потерпела неудачу.
Дверь открылась, и двое коридорных переступили через порог, их глаза вылезли на лоб при виде обнаженной меня, раскинувшейся на простынях и привязанной к спинке кровати.
Ой-ой. Я начала пересматривать свой план. По ходу, это была не самая лучшая мысль, — подумала я, наблюдая, как в их потемневших глазах удивление сменяется вожделением.
— Привет, ребята, — сказала я, пытаясь сохранить беззаботный тон, несмотря на то, что их глаза пожирали взглядом мою грудь. — Не хотите ли меня развязать?
Под моим взглядом они переглянулись, и моя надежда переросла в страх. Эти взгляды не были похожи на взгляды людей, собирающихся прийти на помощь. Их глаза похотливо заблестели, а физиономии расплылись в сальных улыбках, вызывая у меня озноб.
Первый «спаситель» подошел поближе. Им оказался тот самый парень, с которым мне пришлось флиртовать во время своего злополучного похода по коридору. Вот дерьмо. Тот самый помощник официанта. Касиб провел рукой по моему животу, и к моему ужасу, моя кожа начала пылать от вспыхнувшего желания.
Порой я ненавидела быть суккубом.
Ладно, не порой, а большую часть времени.

— Послушай, дружок, ты не хочешь делать этого, — попыталась я рассудительно произнести.
Его друг выглядел неуверенным, но блеск в глазах парня, который прикасался ко мне, остался неизменным.
Требовались решительные меры. Вопрос только в том, что же мне делать? Я не могла сделать ничего особенного.
Или могла?
Когда Касиб наклонился, — уверена, чтобы меня поцеловать — я подняла ногу и пнула его прямо в лоб. И в то мгновение, когда большой палец моей стопы коснулся его брови, я почувствовала, как между нашими сознаниями установилась связь. Его глаза закатились и он осел на пол, отправившись прямиком в сказочный мир грез.
Я смерила взглядом второго парня, который уставился на своего «нокаутированного» друга в священном ужасе.
— Он будет без сознания до тех пор, пока я не возвращу его назад — и если ты хочешь, чтобы это произошло, тогда прямо сейчас развяжи меня.
— Да, мадам. — Он поспешил ко мне, чтобы развязать шелковые шарфы.
Донельзя довольная собой, я начала планировать следующий шаг.
— Поторопись, — потребовала я, — и скажи мне, где в этот ночной час можно взять напрокат быстроходный катер.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #31 : 05 Июнь 2011, 15:33:24 »

ГЛАВА 23

Катер остановился у берега Нила, сквозь заросли прибрежного тростника виднелась песчаная пустошь Амарны. Заприметив неподалеку от берега причаленные лодки, я невольно задалась вопросом, во что же я собиралась вляпаться?
— Ты уверен, что нам именно сюда? — спросила я гида, стоявшего рядом со мной в маленьком катере. Хотя мужчина выглядел коренным египтянином с темными волосами и смеющимися глазами, он настоял, чтобы я звала его «Смитом». Конечно же, это был псевдоним. То, что мы делали было по сути не законно и вызывало неодобрение правительства, защищавшего сокровища нации.
Но деньги решают все, а я позаимствовала пухлую пачку банкнот в комнате Реми. С их помощью мне удалось найти гида и скоростной катер в наикратчайшие сроки.
Поездка в Амарну была долгой. Я сидела в задней части катера, погрузившись в раздумья. Чувство вины из-за Ноа преследовало меня в течение первых часов, и все мои мысли были о том, как я подвела его, и насколько замечательно он ко мне относился. Мили пролетали, мои мысли приняли более темный оборот и привели к думам о Зэйне. Он предал меня и теперь собирался заполучить нимб для королевы прежде, чем я успела бы спасти Ноа, и все мы — Реми, Стэн, Ноа и ваша покорная слуга — окажемся по уши в дерьме.
Я была полна решимости не допустить этого.
— Да, это Амарна, — подтвердил Смит на английском с сильным акцентом, тем самым прерывая мой мыслительный процесс. — На сегодняшний день там осталось не так много руин.
— Это точно. — Я смотрела на край катера. — Она ни на что не похожа.
Я была разочарована своим первым знакомством с легендарным древним городом. Несколько «приманок для туристов» просматривались над высоким тростником Нила, но все остальное, кроме ската парома, казалось невпечатляющим. Где же находится Храм?
Я вытащила путеводитель и раскрыла его на помеченных закладками страницах, ища какие-нибудь фотографии или карту.
— Значит, если это — Амарна, то Большой Храм Атона  где-то поблизости?
В путеводителе его описали как самый старый монотеистический храм в мире, поэтому я решила, что он являлся самым лучшим местом для сокрытия нимба, и без сомнения, именно там я найду Зэйна и остальных.
— Вы хотите посетить Храм? — спросил Смит. — Я могу проводить вас туда за двести евро.
Я нахмурилась.
— Там будут несколько вампиров. Не уверена, что вы хотели бы пойти туда. Это опасно. Если бы вы просто указали мне путь…
Смит покачал головой.
— Я отведу вас. Двести евро.
Я отложила путеводитель.
— Как хочешь, приятель. Только не говори потом, что я тебе не предупреждала.
Я вытащила сумочку и вручила ему последнюю купюру из бумажника. Реми взяла с собой в поездку много наличных, и к настоящему времени я почти все истратила — эта мысль пополнила мой список и без того безрадостных мыслей. Без денег в Египте, даже воды не попьешь, без них я окажусь в безвыходном положении.
— Итак, водитель катера будет ждать нас здесь, верно? — Я посмотрела на нашего «водителя», который больше подходил на сына-подростка Смита, чем на сертифицированного гида, имеющего лицензию на проведение экскурсий. Он несся так, будто за ним черти гнались, хотя я не возражала. Мы добрались до Амарны до восхода солнца, и хотя заря уже окрасила горизонт в розовый цвет, я полагала, что у нас есть еще около часа, прежде чем все вампиры впадут в дневную двенадцатичасовую спячку.
— Да, водитель будет ждать, — заверил меня Смит, ослепительно улыбнувшись. — Он будет ждать за сотню евро.
— Естественно, — отозвалась я эхом, стараясь не скривиться. — Заплачу, когда мы вернемся на катер после того, как ты проводишь меня в Храм.
Нахмурившись, Смит отрицательно покачал головой.
— Плата вперед.
— Не так быстро, — возразила я, глядя на него и прижав к себе сумочку. — Откуда я знаю, что ты просто не возьмешь мои деньги и не бросишь меня здесь? Ты отведешь меня в Храм, а там мы поговорим о плате твоему парнишке. Ясно? — Я посчитала, что это был хороший блеф, учитывая, что у меня не было ста евро.
— Хорошо, я провожу тебя, — нехотя согласился Смит, и мое сердце перестало бешено колотиться.
Катер подплыл к доку, качаясь на волнах. Я оглядела реку, прежде чем выйти из катера. Неподалеку покачивались два белых пятнышка — лодки Зэйна и его команды, которые добрались сюда перед нами. Я надеялась, что они были пусты, иначе парнишку Смита ожидает неприятный сюрприз.
Не думай об этом, Джекки. Просто выйди из катера. Решаем проблемы по одной за раз, — твердила я себе.
Смит и я направились к плоским коричневым руинам, виднеющимся на горизонте. Фонарики нам не понадобились, небо уже посветлело, сменив непроглядную тьму на сумерки, и ровная пустыня с каждой минутой становилась все более заметной. Мы миновали несколько песчаных холмов и, к моему удивлению, это были не обычные дюны — в песках проглядывался рассыпавшийся кирпич и аккуратные линии.
В конце концов, здесь когда-то был город.
Мы продвигались все глубже и глубже в руины по туристическому маршруту. Смит не нуждался в моей карте, он шел прямиком к цели нашего путешествия, как будто у него был внутренний радар. Я начала подозревать, что это была явно не первая нелегальная поездка, которую он совершал на запретную территорию. Путь был скалистым и, благодаря моим смешным сандалиям, опасным, мне постоянно приходилось смотреть себе под ноги.
— Почти пришли, — объявил Смит, и я с облегчением вздохнула.
Путешествия пешком были отстойными, когда я была жива, и в Загробной жизни они лучше не стали.
Смит вдруг остановился и нагнулся возле разрушенной наполовину стены.
Я чуть не врезалась ему в спину и от этого повалилась на землю, подвернув лодыжку, раздался громкий треск. Я надеялась, что это был сандаль, а не кость. Потому что, если придется «уносить ноги», мне крупно не повезет.
— Кто-то есть в руинах Храма, — шепнул Смит, вздрагивая у каменной стены и держа свою шляпу как щит. — Человек с оружием.
Хм.
— У него темные волосы и длинный плащ? И с ним двое людей?
Смит ответил мне испуганным взглядом, не в силах выдавить ни слова от страха.
— Много от тебя помощи, — пробормотала я, отползая на несколько шагов и выглядывая через стену.
Руины Большого Храма Атона лежали передо мной во всем своем неошеломляющем великолепии. Я прочитала, что от Храма Атона осталось совсем ничего, за исключением нескольких поддельных колонн из стекловолокна, так что для меня это стало вполне ожидаемым. Только плоские каменные полосы указывали, что здесь когда-то стоял красивейший храм.
Зэйн находился за пределами тех полос, с пистолетом в руке небрежно вышагивая позади двух своих заложников, его фигура темнела на фоне алеющего неба. На земле у его ног сидели спиной к друг другу Реми и Стэн, их руки и ноги были связаны.
Они были одни, что меня удивило. Я ожидала, что здесь окажутся еще несколько прихвостней королевы, чтобы гарантировать, что нимб попадет в правильные руки. Но нет, здесь был только Зэйн, который то и дело поглядывал на часы, будто кого-то ждал.
Например, меня.
«Я не буду заставлять тебя делать что-либо, чего ты не хочешь, Джекки», — шептал он, касаясь губами моей кожи.
Все эти слова были сплошным обманом. Я воспылала гневом, испепеляющим все нежные мысли, которые еще оставались на его счет. Я ненавидела лгунов.
В приступе ярости я сжала руки, кроша под ладонями кирпичную стену. Этот мудак использовал меня с самого первого дня. Что ж, больше этого не повторится.
Я прикинула в уме расстояние между собой и границами Храма Атона. Он не выглядел как хранилище для потерянного артефакта, но может быть, пока не ступишь за полосы, ничего и не увидишь. Зэйн тщательно избегал касаться кирпичей даже полами плаща. Я поняла, что это было своеобразной границей как для вампира, так и для ангела, и именно поэтому им так нужен суккуб, чтобы сделать за них всю работу.
Почему он не заставил Реми найти нимб?
Я присела за стеной.
— Смит, — позвала я, обращаясь к нему. Но у стены рядом со мной никого не было. Он сбежал. Не мне его было винить. Я вздохнула, потирая лицо. — Отлично. Полагаю, что я должна идти туда в одиночку.
— Разве это не было твоим планом? — Жуткий мурлычущий голос королевы прозвучал за моей спиной, и я застыла на месте.
О, Боже.
Я медленно повернулась к ней лицом.
— Я могу объяснить…
Нитокрис скрестила изящные руки на груди, ее красные глаза прожигали меня насквозь. Она была одета в темно-красный брючный костюм, который выглядел будто нарисованным на ее теле, и подчеркивал устрашающе кроваво-красные глаза и губы. За ней стояло несколько головорезов-вампиров, одетых в черные костюмы и длинные темные кожаные плащи. Один из них сжимал спящего Ноа, с сильно израненным лицом и связанного по рукам и ногам.
Ох, Ноа. Мое сердце разрывалось от одного его вида.
Королева улыбнулась мне, открывая полный рот острых, как у акулы, зубов.
— Объяснить? Думаю, мне хотелось бы этого.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #32 : 05 Июнь 2011, 15:34:34 »

ГЛАВА 24

Меня подталкивали к руинам Храма Атона — я спотыкалась, отчаянно пытаясь сохранить равновесие со связанными за спиной руками.
— Эй, не так грубо, — возразила я. — Если вам так нужен этот нимб, то вы должны относиться ко мне с большим уважением.
В ответ меня толкнули с такой силой, что сбили с ног. Я упала лицом в песок и мир взорвался черно-красной вспышкой.
На утро щека будет чертовски болеть.
Кто-то сзади поднял меня, я выплюнула песок изо рта, костеря про себя на чем свет стоит своих мучителей.
— Зашибись, — съехидничала я, хотя из-за распухшей губы слова прозвучали скорее жалостливо, чем язвительно. Так, сохраняй спокойствие, дурында.
Чья-то рука стряхнула песок с моего рукава, я повернулась… и уперлась взглядом в Зэйна. Резко дернув плечами, я попыталась сбросить его руку с плеча, боль из-за предательства этого вампира заставляла струиться кровь по венам быстрее. Я с вызовом вздернула подбородок, в ожидании, что он скажет в свое оправдание.
Подушечкой большого пальца Зэйн провел под моей губой, вытирая кровь.
— Ты не должна была приходить сюда, Джекки, — прошептал он, бросив взгляд на Нитокрис. — У меня было все под контролем.
— Под контролем? — заверещала я, отступив от него на несколько шагов. — Ты оставил меня в отеле привязанной к кровати и похитил моих друзей. И что из этого ты называешь «под контролем»? Ты меня «поимел» по полной программе!
— Всеми возможными способами, — ехидно вставила Реми, сидящая на земле.
Я с трудом сдержалась, чтобы не пнуть в нее песок, и сосредоточила свою ненависть на Зэйне. Как я вообще могла ему довериться?
— Какая трогательная маленькая сценка, — промурлыкала Нитокрис, шагнув вперед и схватив Зэйна за горло, тем самым остужая мою ярость. Зэйн напрягся от ее прикосновения, его взгляд стал пустым. — А теперь ответь мне, дорогой… Когда же ты собирался сообщить мне, что отправился сюда, чтобы достать нимб?
Дерзкая дразнящая улыбка сверкнула на его лице.
— Неужели ты не получила мою записку?
Королева сжала рукой его горло и Зэйн захрипел, пытаясь вдохнуть воздух. Черты лица Нитокрис исказила ярость.
Что тут происходит?
Я бросила недоумевающий взгляд на Реми, та лишь пожала плечами. Она тоже ничего не понимала.
— Ты задумал низвергнуть меня? — зашипела королева на Зэйна, подняв его в воздух одной рукой. Ее пальцы впились ему в горло. — Ты думаешь захватить у меня бразды правления, когда они так близки?
Бледное лицо Зэйна стало приобретать фиолетовый оттенок, и дурочка внутри меня, которая по-прежнему была очарована им, мучилась от невозможности помочь вампиру.
— Ты причиняешь ему боль, — закричала я, в отчаянии сжав кулаки. — Отпусти его, или я не достану для тебя нимб.
Глаза цвета крови сосредоточились на мне, Зэйн рухнул на землю, когда интерес королевы переключился на меня.
— Ты думаешь, что можешь указывать мне, что делать, малышка? — ее голос был низким, в нем слышалась угроза.
— М-м, — промычала я, в страхе отступая назад. Я попыталась освободить связанные руки, и от резких рывков по запястьям потекли теплые струйки крови. — Не знаю, о чем ты говоришь. Зэйн на твоей стороне. — Я нацепила на лицо фальшивую улыбку.
— На моей, сейчас? — Ее глаза сузились. — Он трахал тебя?
Мои брови поднялись на лоб в невысказанном вопросе, и взгляд метнулся к почти бессознательному Ноа. Щекотливая ситуация.
— Ну, это такой личный вопрос, не думаешь ли ты…
— Не говори ничего, Джекки, — хриплым голосом прервал меня Зэйн, поднявшись на ноги. — Это ловушка, независимо от того, что ты ответишь.
— Как трогательно, — усмехнулась королева. — Твой ответ не имеет значения. Я чувствую от него запах твоей крови — крови, которую я запретила ему брать. Он не подчинился ни единому моему приказу с момента вступления в ваш маленький кружок. Не то, чтобы это удивляло меня, — произнесла королева ледяным тоном, — Зэйн никогда точно не следовал приказам. Именно поэтому я последовала за ним.
Я снова поймала вспышку ее острых как бритва зубов.
Она приказала ему не спать со мной?
В полном недоумении я уставилась на Зэйна. Его глаза встретились с моими, и я увидела в них нежность. Слабость, как сказала бы королева.
Я вспомнила, как мы лежали с Зэйном в постели после занятий любовью. Он поцеловал меня.
«— Я не буду заставлять тебя делать что-либо, чего ты не хочешь, Джекки. Никогда».
Ох…
О, черт. Зэйн нарушил приказ ради меня? Был ли он в меня влюблен?
Чудовищность ситуации обрушилась на меня и под ее гнетом я осела на землю. Ну и дела! Мне хотелось спрятать голову в руках, но они по-прежнему были связаны за спиной.
Королева Нитокрис холодно рассмеялась.
— Думаю, теперь ты видишь проблему так же, как и я, моя маленькая шлюшка. Что сделать с вампиром, потерявшим желание убивать, кроме как избавить его от подобных терзаний? Что делать с фаворитом, который не будет повиноваться, кроме как уничтожить его?
Я зажмурила глаза. Я была сердита на Зэйна, даже испытывала ярость, но мне не хотелась, чтобы его убили.
— Не причиняй ему боль, — попросила я, ненавидя себя за тон, больше напоминающий мольбу. — Я сделаю все, что ты хочешь.
— Нет, Джекки, — возразил Зэйн, пытаясь добраться до меня. — Это ловушка.
— Пошел ты, Зэйн, — ответила я, усталая и опустошенная от всего происходящего. — Это в любом случае ловушка. Имеет ли значение, что выберу я? — Я посмотрела на него, качая головой. — Из этой ситуации нет никакого выхода.
Нитокрис удерживала контроль по всем флангам. Ее головорезы нависали над Ноа, все еще хранившим молчание. Я видела, что он шевелился, значит уже пришел в сознание. Реми и Стэн были связаны друг с другом у ног королевы, а Зэйн — ну…
Зэйну я не могла доверять. Не знала, на что он способен.
Я вызывающе подняла подбородок и склонила голову.
— Если хочешь, чтобы я достала этот нимб, ты должна развязать меня.
— Конечно, — ответила королева, теперь она прямо таки лучилась любезностью. Нитокрис многозначительно выгнула бровь, смотря на Зэйна.
На его красивом лице промелькнула нерешительность, но он медленно направился ко мне. Пальцы Зэйна коснулись моих, когда он стал развязывать узлы.
— Джекки, что бы ты ни делала, главное не отдавай ей нимб, — едва слышно прошептал Зэйн за спиной, развязывая мне руки. — Это будет концом света, в прямом смысле слова. Если ты думала, что мир был плохим прежде, то в случае, если она заполучит нимб — на земле вообще воцарит Ад.
Я заставила себя сохранить бесстрастное выражение лица. Королева не сводила с меня глаз, ее тело было напряжено в нетерпеливом ожидании, руки скрещены на груди, обтянутой кроваво-красным жакетом.
Я попыталась придумать план, любой план, но не могла. Руки освободили от пут, и я притянули их к груди, потирая запястья.
— Что теперь?
Королева взглянула на бледно-розовое небо.
— У тебя не так уж много времени. — Она вытянула палец с длинным ногтем и указала на разрушенный фундамент — все, что осталось от Храма. — Ступай в сердце Храма, воззови к его имени — и нимб прибудет к тебе. — Ее лицо исказила злорадная улыбка. — А затем принеси его мне.
— Отнюдь, — странный голос раздался из ниоткуда, звонко разнесшись в засыпанных песком руинах. Щелчок взведенного приклада эхом отозвался в воцарившейся тишине. — Ты принесешь нимб мне.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #33 : 05 Июнь 2011, 15:35:22 »

ГЛАВА 25

Я уставилась на оружие в руках нового участника на месте событий. Футах в двадцати от меня стоял патер — католический священник, — державший ружье, нацеленное прямо мне в грудь. Позади него маячили несколько местных мужланов, которые казались смутно знакомыми, но у меня не было времени — да и особого интереса — чтобы вспоминать, где я могла их встречать.
Не слишком-то много гениальных мыслей витает в голове, когда находишься в роли мишени.
Позади меня Нитокрис зашипела и отошла на несколько шагов назад.
— Итак, наконец-то ты появился, Уриэль.
Я нахмурилась, рассматривая патера. Это был пожилой мужчина с редеющими седыми волосами — неудачный зачес не скрывал проплешины. Очки с толстыми линзами закрывали большую часть его морщинистого лица, и он был одет в темный костюм, с трудом застегнутом на животе, и с белым воротничком церковного служителя.
Я чуть не рассмеялась.
— Этот чудик точно не Уриэль. Я видела его, и он намного симпатичнее этого. — Когда ружье снова нацелилось на меня, я подняла руки в воздух и добавила: — Без обид.
— Одержимость, — пробормотал Зэйн за моей спиной.
— Что?
— Как и демоны, ангелы тоже могут вселяться в человека. Просто они стараются этого не делать.
Да уж, это прозвучало не слишком утешительно. Мне было без разницы, хорошие это парни или нет, но я бы не хотела чтобы кто-то вселился в мое тело.
Я в священном ужасе уставилась на патера. Он, как ни в чем не бывало, улыбнулся мне.
— Здравствуй, Джеклайн. — Его голос казался глухим, будто звучавшим издалека. — Не в твоих интересах будет идти за нимбом прямо сейчас, иначе, я буду вынужден застрелить тебя.
Тут раздался насмешливый голос королевы:
— Призадумайся и спроси себя, по какой причине ангел бросил бы вызов вышестоящим силам и вселился в человека, чтобы участвовать в гонке за нимбом, глупая ты девчонка.
— Ну и дела, я пожалуй сдаюсь, — сказала я. — Почему бы тебе не продолжить и не просветить меня — почему же?
— Твой Уриэль, — она сплюнула, — вел войну против серимов с тех самых пор, как они покинули Небеса. Он, как и все ангелы, презирает тех, кто оказался слаб, и не хотел бы ничего больше, чем уничтожить всех до единого павших, — начиная с твоего друга Ноа.
Ну, по крайне мере они не хотели устроить Ад на земле или что-то вроде того.
Я изучала группу людей, с которой явился Уриэль, пытаясь найти выход из положения, поскольку было очевидно, что никто не собирается мне помогать. И в правду, среди них были лица, показавшиеся мне знакомыми…
— Работорговцы, — вспомнила я наконец. — Ты привел с собой работорговцев, Уриэль? Я то думала, ты из хороших парней!
Патер изогнул одну бровь.
— Я не использую работорговцев, юная леди. Эти люди — мои последователи. Я дал им указание следовать за тобой по городу, чтобы можно было следить за твоими поисками.
Нахмурившись, я обернулась к Зэйну.
— Они не были работорговцами?
Зэйн пожал плечами, уголки его губ дрогнули в еле заметной улыбке.
— Ты купилась на это, разве не так?
— Невероятно, — произнесла я с отвращением. — Ты такой гад.
Он обманывал меня снова и снова. Это было за пределами моего понимания. Я чувствовала, как сердце в груди словно покрылось коркой льда. Я не могла доверять даже парню, влюбленному в меня.
— Достаточно, — отрезала королева позади меня. — Либо уничтожь банду Уриэля, либо принеси мне нимб. Мне все равно, что ты выберешь.
Я повернулась к ней и указала на Уриэля.
— На тот случай, если ты не заметила, — я у него на мушке.
Взгляд королевы потемнел.
— Я не могу его видеть.
Мои глаза расширились.
— Он же прямо тут. — Я даже услужливо указала местоположение ангела.
Королева бросила уничтожающий взгляд на Зэйна.
— Ее невежество — это притворство?
— Нет, боюсь, она на самом деле не осведомлена, — ответил Зэйн с кривой улыбкой.
Мы обе буравил его хмурым взглядом.
Зэйн объяснил:
— Как только ты выбираешь сторону, Джекки, твое видение другой стороны становится искаженным. — Он указал на патера. — Все, что вижу я, это белое размытое пятно. Соответственно, все, что может видеть он — черное размытое пятно. Это примерно так, будто отсутствует часть твоего зрения. Так задумано, чтобы предотвратить войну между сторонами.
— И это отлично работает, — саркастически заметила я. — Поэтому вы должны использовать суккубов в качестве пешек, чтобы получить то, что хотите, потому как не можете следить непосредственно друг за другом.
— В общих чертах, да.
Я изучала две противоборствующие группы, стоящие по обе стороны от меня. Они обе выглядели готовыми к нападению, и честно говоря, меня не волновало, уничтожат они друг друга или нет. Но тела Реми, Стэна и Ноа находились в прямо эпицентре, на линии огня, и я не решалась выкинуть какой-нибудь безумный фортель.
Кроме того, хочешь — не хочешь, меня по-прежнему заботило, что произойдет с Зэйном. По всей видимости, я еще не научилась отделять секс от чувств.
Отстой. Полнейший.
— Ну? — рявкнула королева и Уриэль снова нацелил на меня ружье.
— Что ну? — огрызнулась я в ответ. — Сначала, вы между собой решите, кому достанется игрушка, а уж потом я тронусь с места.
— Никто из нас не может призвать нимб самостоятельно, Джеклайн, — бесконечно раздражительно-назидательным тоном объяснил Уриэль. Да, это определенно был высокомерный Уриэль. — Тебе самой решать, когда его призвать, и сделать то, что ты считаешь верным.
— Тогда позволь мне призвать его прямо сейчас, — сказала я, подбоченившись. — Если я отдам нимб Уриэлю, то он перенесет войну с Небес на землю и уничтожит всех серимов, которые пали. Но если я отдам нимб королеве, — я повернулась и указала на Нитокрис, — она разрушит Небеса и погрузит весь мир во тьму.
— Что-то в этом роде, — пробормотал Зэйн.
Я закатила глаза.
— Ну, меня в любом случае поимеют по полной, не так ли? — Я смерила сердитым взглядом Уриэля и указала на ружье в его руках. — Как ты думаешь, при таком раскладе, имеет ли значение какое-то игрушечное ружьецо? У тебя не так уж много средств для достижения цели.
Раздался выстрел, и не успела я опомниться, как оказалась отброшенной на шесть футов назад, задыхаясь на полу разрушенного Храма. Мое тело билось в агонии и нарастающие волны невообразимой боли накрыли меня с головой.
— Больно, не так ли? — мягкий голос Уриэля насмехался надо мной. — Умереть ты не можешь, но в моих силах устроить тебе весьма болезненное существование.
Я медленно поднялась на локтях. Дыра размером с кулак находилась прямо в моем животе, все вокруг было залито кровью.
Никто и бровью не повел. Похоже, этот народ уже и не такое повидал на своем веку. Я же, напротив, не настолько привыкла к такого рода вещам, и мне было сложно сохранить самообладание. Я задела руками края гигантской раны и сильнейшая боль пронзила тело. Я ощущала, как по рукам течет кровь, как ветер со свистом завывает в моих внутренностях.
— Ты долбанный ублюдок! Это чертовски больно! — От жуткой боли я согнулась пополам. Больно было безумно, но я сдерживала слезы, не желая доставить Уриэлю такого счастья. Сколько времени требуется для нашего вида, чтобы залечить подобную рану?
— Пули заправлены святой водой, — Уриэль погладил ружье свободной рукой. — Один выстрел в голову, другой в сердце должны уничтожить любого присутствующего здесь вампира, в том числе и твоего прародителя.
Вампиры зашипели, скаля клыками. Блеф или нет, но слушать такое им было не по вкусу.
— Боюсь, как только я избавлюсь от твоих прародителей, то и тебе придет конец. Если ты не принесешь мне нимб.
— Ты просчитался. Моего создателя-вампира здесь нет.
— Разве? — Уриэль холодно улыбнулся. — Ты в этом уверена?
Я смотрела на толпу клыкастых мужчин вокруг меня, и мой взгляд остановился на Зэйне. Иногда я задавалась вопросом на счет него, но мои сомнения ни разу не подтвердились. Он пожал плечами, избегая моего взгляда, отчего у меня по спине пробежал холодок. Неужели он снова провел меня?
Я медленно села, тщетно силясь подняться на ноги — боль стала моей новой постоянной спутницей. Было очень странно и довольно противно чувствовать свист ветра в животе. Моя кровь впитывалась в песчаный грунт пустыни, но между кровавыми разводами можно было разобрать древние каменные плиты.
Уриэль отбросил меня прямо в священный храм, за пределы всеобщей досягаемости.
Я улыбнулась, в голову пришла неплохая идея.
— Что ты будешь делать, если я просто буду сидеть здесь и ждать пока все уйдут?
Уриэль ухмыльнулся.
— Когда полностью рассветет, твари ночи должны будут возвратиться в свои норы или рискнут оказаться в нашей милости. Долго ждать они не смогут. Тогда ты сможешь без всяких преград отдать нимб мне.
— Ясненько. — Я потерла то место, которое до недавних пор являлось моим животом, и поморщилась от боли. — А если я не захочу отдать его тебе?
— Тогда, когда вампиры уйдут, я убью твоих друзей.
Пффф. Пустая угроза. Он не мог убить Реми. Зэйн уйдет, а Ноа — ладно, тут я не знаю как все получится, так как он был серимом.
Зато был Стэн, нарушающий логическую цепь моих размышлений. Я не хочу иметь на своих руках кровь невиноубиенного. Я повернулась и осмотрела пленных, будто делая внутренний выбор. Стэн сидел рядом с Рэми и на его светлых шортах спереди расползлось мокрое пятно. Без сомнений, он чертовски испугался и вида оружия, и вампиров, и королевы. И я его не винила. Реми присела рядом с ним со странным выражением на лице. Смотря на нее, я заметила, как она наклонила голову, ее губы двигались, будто пытались мне что-то сказать. Ноа бесформенной кучей лежал рядом с ней, прижимаясь к ней вплотную.
Я прищурилась, поднимая руку к глазам, словно прикрывая их от раннего утреннего солнца, и сосредотачиваясь на губах Реми и надеясь, что никто не заметит моего внезапного интереса.
«Руки свободные», говорила Реми одними губами. Ее пальцы слегка шевельнулись за спиной. Руки свободные. Она указала на Ноа. Его глаза настороженно светились, и я поняла, что он ввел меня в заблуждение так же, как и других. Умная уловка; он мог сделать больше, если о нем не будут думать, как об угрозе.
Пришло время взять быка за рога.
— О'кей. Далее в программе — затерянный нимб.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #34 : 05 Июнь 2011, 15:39:14 »

ГЛАВА 26

И вот я стою в Храме Атона с огромной дырой в животе, освещенная утренними лучами солнца, и задаюсь вопросом, почему мне когда-то думалось, что это было хорошей идеей.
— Поторопись, — донеслось до меня властное требование королевы Нитокрис. — Принеси мне нимб или твой любовник-вампир умрет в мучительной агонии.
«Не напоминай», — подумала я, ступая по разбитым плитам Храма.
«Ищи сердце Храма, — сказала королева. — Воззови к Иоакиму и тогда найдешь его нимб».
Вокруг меня была сплошная пустота. Храм был величественным на пике своей славы; а теперь от него остались лишь несколько поддельных колонн и ничем не примечательная пустошь.
Я сделала несколько шагов вперед и замерла. В голове раздался чужой тихий шепот, говорящий что-то на языке, которого я не понимала. Воздух вокруг меня похолодел, поднялся ветер, развевая волосы вокруг лица. Перепугавшись, я попятилась назад, и причудливое воздействие природных стихий уменьшилось. Для проверки сделала шаг в сторону. Ничего.
Если следовать за шепотом, то прибудешь к самому сердцу храма. Сердце неистово заколотилось в груди. Я снова нерешительно шагнула вперед, прижимая растрепанные волосы к шее, чтобы они не клубились вокруг лица. В голове вновь раздался шепот, более громкий и более свирепый с каждым моим шагом.
Ветер усилился, и голоса у меня в голове преобразились в слова — тихие, глухие и печальные.
«Сердце мое томится. Плоть моя слаба, как это было всегда. Я был неправ. Даруй меня спасение от этого вечного проклятья. Прости меня. Прости меня».
С этими словами, звучавшими в моей голове, я остановилась перед кладкой почти идеальной формы каменных плит с разрушенной поверхностью — похоже, что когда-то это и был алтарь. Положив руку на неровную поверхность, я обнаружила, что камень был теплым на ощупь и пульсировал подобно ударам сердца.
«Прости меня, — воззвал удрученный голос. — Я был слаб, я был глуп. Позволь мне возвратиться во славу Силы Твоей. О, умоляю, Господи, прости меня».
— Джекки, — раздался за моей спиной обеспокоенный голос Зэйна. — Джекки! Будь осторожна!
Я почти не расслышала его голос, затерявшийся в печальных вздохах и бесконечных шепотах храма.
«Воззови к его имени», — сказала Нитокрис.
— Иоаким, — позвала я, мой голос прорвался сквозь торнадо шепотов. — Приди ко мне, Иоаким.
Интенсивность шепота увеличилась, он перешел в крики и стенания. Ветер вокруг меня превратился в ураган, и остальная часть мира затонула в море песчаной бури и в внушающих ужас воплях.
«Прости меня! Я был слаб и глуп. Небеса, умоляю, заберите меня обратно! Прости меня!»
— Иоаким, — снова позвала я.
Сила крика перешла в неистовый вопль, я закрыла уши. Чего он хотел?
Тут в голове что-то щелкнуло, и я шепнула в ураган вокруг меня:
— Я прощаю тебя, Иоаким.
Вопли утихли; ветер стих. Я открыла глаза. Все было засыпано песком, я вышла из кучи песка под ногами и увидела перед собой на каменных плитах нарисованный на песке идеальный круг. Прямо на моих глазах песок вокруг круга начал таить, превращаясь в светящуюся жидкость. Круг поднялся в воздух, кружась вокруг меня, шепот сменил напевный гул.
— Нимб! — экзальтированно воскликнула королева за моей спиной.
Нимб закрутился над моей головой, на его поверхности вспыхивали мерцающие блики, воздух гудел. Я подняла руку, чтобы схватить его, и нимб упал в мою ладонь, прохладный и пульсирующий.
Он был похож на гладкое стекло и пылал как янтарь, я слышала печальные вздохи Иоакима, исходящие изнутри. С нимбом в руках, сердце мое наполнилось горечью, что так много боли и страдания будет растерзано между королевой или Уриэлем просто ради власти, которую он может им дать. Им было наплевать на человека, важно лишь то, что он может для них сделать.
Я задалась вопросом, походила ли земная жизнь Иоакима на это. И от подобных мыслей мне стало еще горче.
Я повернулась и осмотрела своих отдаленных зрителей. Все глаза были обращены на меня — от лакеев ангела до головорезов вампиров. Королева упоенно взирала на нимб, ее рука была протянута, будто она хотела выхватить его из моих рук. Даже Уриэль казался ошеломленным тем, что видел, стоя с открытым ртом.
Я сделала несколько шагов вперед, крепко держа нимб и наблюдая, как все присутствующие пожирают меня глазами, а в голове крутился вопрос — и что же теперь? Кому я его отдам?
Пока меня одолевали сомнения, ад сорвался с цепи.
Королева схватила Зэйна и потянула к себе, ее клыки замерли в каком-то дюйме от его шеи.
— Отдай мне нимб, — прошипела она, — или я осушу твоего любовника до последней капли крови. Его плоть увянет, а душа станет повиноваться мне.
По тому, как побледнел Зэйн, я поняла, что ее угроза не пустой звук.
Щелчок взведенного приклада в другой стороне привлек мое внимание. Я взглянула туда и увидела, как Уриэль направляет ружье на Стэна.
— Принеси мне нимб, или убийство этого молодого человека тяжким бременем останется на твоей вечной душе.
— Ты не можешь убить его, — попыталась я блефовать. — Ты же ангел.
Он ни за что на свете не совершит того, что заставит его застрять на целую вечность в окружении таких, как мы.
Раздался щелчок еще одного взведенного курка, и мужчина из команды ангела взял Стэна на мушку.
— Нет, — согласился Уриэль. — Но один из моих последователей убьет его вместо меня.
— Нет! — закричала Реми, качая головой и пытаясь закрыть Стэна собой. — Оставь его в покое. Он ничего об этом не знает. Возьми меня вместо него.
Патер засмеялся.
— Зачем мне это, когда нужные рычаги у меня уже имеются?
— Джекки, отдай нимб Уриэлю. Даже если он и уничтожит меня… это не важно. — Спокойным голосом произнес Ноа и сел. Его красивое лицо было усеяно синяками и порезами, светлые волосы спутанными прядями свисали вдоль щек, но он по-прежнему оставался нечеловечески прекрасным. Точеный рот Ноа упрямо сжался, когда он посмотрел на меня. — Это — единственный логически-верный поступок, который ты можешь сделать.
Подчинившись звуку его голоса, я сделала несколько шагов по направлению к Уриэлю. Мне не хотелось, но противостоять прямому приказу моего создателя я не могла.
— Сделай что-нибудь, — прошипела королева Зэйну.
— Джекки, стой, — подчинился Зэйн.
Я остановилась всего в нескольких дюймах от границы храма. Что?..
— Не отдавай нимб ему, — произнес Зэйн напряженным голосом. — Отдай королеве.
Я повернулась и направилась в другую сторону, подальше от Уриэля. Моя рука уже протягивала нимб королеве Нитокрис. Черт побери, он был моим
— Стой, Джекки!
Голос Ноа заставил меня остановиться. Ощущая свое полное бессилие, я повернулась, чтобы посмотреть на него. От противоречивых приказов я впала в ступор.
— Джекки, принеси нимб мне… и королеве, — добавил Зэйн в последний момент.
Я снова двинулась вперед.
— Стой! — потребовал Ноа еще раз.
Я подчинилась, теперь уже пребывая в чертовском раздражении.
— Да решите уже между собой в конце-то концов, — взорвалась я.
Я услышала, как Реми потрясенно выдохнула:
— Зэйн — ее второй создатель. Создатель вампир.
Она была еще тугодумней меня, но тем не менее, все же пришла к верному выводу. Внезапно я вспомнила…
Мужчина с темными волосами поцеловал меня в щеку, укладывая в мусорный контейнер. «Сладких снов, Принцесса».
Зэйн стоит надо мной, когда я впервые встретилась с королевой вампиров. «Лучше скажи ей». И я рассказала все, несмотря на свой страх.
«Ты всегда была особенной», спорил он со мной, нагнувшись, чтобы поцеловать меня, когда мы вместе лежали в постели.

Я была такой дурой. Он был настолько искусным в сокрытии истины, что я даже не предполагала, даже и не мечтала…
— Ты придурок! — На глаза навернулись нежеланные слезы. — И это ты называешь, не лгал мне?
— Я никогда не лгал тебе по этому поводу, Джекки. — На лице Зэйна было торжественное выражение, когда наши взгляды встретились. — Ты никогда не спрашивала.
— Спрашивала, — возразила я, припоминая наш разговор в музее.
«— Слушай, а мы раньше не встречались? Твое лицо кажется мне знакомым. — Я не хотела, но все-таки спросила. — Не думаю, что ты болтаешься в темных переулках около ночных клубов, чтобы поприставать к пьяным глупым девочкам?
— Что?
— Ничего. Просто задалась вопросом, не ты ли был моим создателем-вампиром. Забудь о моем вопросе».

Зэйн никогда сразу же не отвечал на мои вопросы. Он с улыбкой отвлекал меня, менял тему, а я была слишком взволнованна, чтобы это заметить.
— Я спрашивала, — возразила я, глядя на него. — А ты никогда не отвечал.
— Я дал тебе ответ. Просто не тот, который ты искала.
— Это совершенно не относилось к делу, и ты знаешь это, — закричала я, крепко сжав нимб. — Как ты мог так поступить со мной?
— Я никогда не лгал тебе, Джекки, — повторил Зэйн.
Я с трудом соображала.
— А про тех работорговцев?
Зэйн заметно стушевался, его рот смягчился, когда он посмотрел на меня.
— Это был единственный раз, Джекки. Клянусь тебе. Вспомни. Разве я когда-нибудь принуждал тебя делать что-нибудь, чего ты не хотела?
— Ты имеешь в виду что-то, помимо этой игры в «Светофор», которую вы с Ноа заставляете меня играть?
Его голова дернулась в сторону, он окинул меня сердитым взглядом.
— Вспомни, Джекки.
Как ни странно, его повторяющиеся слова успокоили меня и ярость, овладевшая мной, отступила. Я вспомнила, как Зэйн целовал меня, как глядел на меня за мгновение до того, как я задремала после наших занятий любовью.
«Я никогда не буду заставлять тебя делать что-нибудь, чего ты не хочешь, Джекки».
Я поверила ему. И расслабилась.
— Незаслуженное преимущество, — закричал Уриэль с другой стороны от меня, — не заставляй меня совершить то, о чем мы оба будем жалеть, Джеклайн! — Казалось, от бешенства он с трудом сохраняет рассудок.
— Джекки, — заговорили в один голос Ноа и Зэйн, и я сдала назад, отходя от границ храма.
Ударившись спиной о чье-то тело, я обернулась и уткнулась в красивое лицо Реми.
— Мне он нужен, — сказала она, указывая на нимб. — Отдай его мне.
В полном недоумении я прижала нимб поближе к себе, печальные шепоты эхом отозвались в моей голове. Когда она вошла на территорию храма?
— Реми, что ты делаешь?
— Он собирается причинить боль Стэну, а я не могу позволить ему сделать это. Мы попали в любом случае, по крайне мере позволь мне спасти Стэна. — Реми шагнула ко мне. — Я не смогу жить со смертью невинного человека на моей совести.
Реми была совершенна серьезна. Я сделала шаг назад, посмотрев на Зэйна. Его побледневшее лицо было перекошено, он не сводил с нас глаз. Покачав головой, закрыл глаза, готовясь к худшему. Больше он не будет пытаться влиять на меня.
И это разбило мне сердце. Я крепче прижала к себе нимб и резко покачала головой.
— Нет, Реми. Я не могу позволить тебе отдать ему нимб.
— Ты не можешь отдать его Нитокрис, — возразила Реми. — Она превратит всех нас в своих рабов. Отдай мне нимб и позволь спасти Стэна!
— Он простой человеческий мальчик, — мурлыкнула Нитокрис позади меня, почувствовав мою слабость. — Ты не спасешь своего любовника вампира? Своего создателя? Твоя судьба связана с ним, в конце концов.
Я была вне себя от сомнений, когда услышала приглушенный болезненный стон Зэйна. Я не сомневалась, что королева станет пытать его, чтобы попытаться заставить меня передать драгоценный нимб ей. Даже при том, что у меня не было иного выбора, кроме как игнорировать это, я все еще находилась в нерешительности.
Реми схватила меня за руки, тем самым вступив в гонку за нимбом. Я не удержала нимб и он взлетел в воздух. На мгновение мир остановился, поскольку красивый яркий объект завис в воздухе. Я потянулась вверх и сомкнула пальцы на светящемся желтом круге, Реми же схватилась за него с другой стороны. Она с силой дернула нимб на себя, попытавшись выдернуть его из моей руки.
— Отдай его мне! — воскликнула она.
— Я не могу, — почти сквозь слезы ответила я. — Мы не можем отдать его никому из них.
— Я должна спасти Стэна, — проскрежетала Рэми сквозь стиснутые зубы. — Уриэль спасет Ноа, если мы отдадим ему нимб, я точно знаю.
Откуда ты это знаешь? — крикнула я.
— Разве у нас есть другой выбор? — Реми снова дернула нимб, и я сосредоточилась на своих пальцах, удерживающих гладкую тонкую полосу.
А как же Зэйн? — прозвучал в голове вопрос. — Ты доверилась ему, а он раз за разом предавал тебя. Как ты можешь теперь думать о его спасение?
На мгновение я ослабила захват, Реми воспользовалась этим и резко дернула нимб. Он выскользнул из моих влажных от пота пальцев и Реми, не удержав равновесие, повалилась назад, на широкие каменные плиты храма.
Казалось, мир замер. Я беспомощно наблюдала, как она падает на землю. Нимб в руках Реми на миг взметнулся вверх и затем врезался в каменные плиты у ее головы.
Яркий светящийся круг взорвался мириадами сияющих звезд. Золотые частицы на мгновение замерцали, осыпаясь на Реми, покрыв ее золотой пеленой. Они начали постепенно впитываться в ее кожу, исчезая навсегда.
Реми с удивлением уставилась на меня.
Перешептывание, на секунду став громче, растворились в ветре.
Мое внимание привлекли дикие крики, преисполненные болью. Я оглянулась и увидела как Нитокрис и Уриэль вопят в агонии из-за утраты нимба. Тело патера свело судорогой, он упал на землю, ружье упало вслед за ним.
Королева выпустила Зэйна и спрятала лицо в ладонях, дрожа от бешенства.
— Ты смеешь мешать мне? — прошипела она, поднимая на меня кроваво-красные глаза. — Ты заслужила мою бессмертную месть.
— Эй, — слабо возразила я. — Это же не я разбила его. — Я указала на Реми. — Вот к ней и обращайся.
Королева зашипела на меня, демонстрируя самый большой набор острых клыков, который я когда-либо видела, и пронзительно завизжала.
— Это еще не конец!
На моих глазах из ее спины вырвались черные крылья — кожистая плоть и сухожилия, развевающая воздух. Это не походило на красивый каскад перьев, как у Зэйна, крылья королевы были чудовищными, кожистыми тварями, развернувшимися над ее головой. Она отшвырнула Зэйна на землю и рванула в небо, сопровождаемая толпой своих отморозков. Черный крылья заполнили все небо, на мгновение закрыв солнце.
Они ничего не оставили после себя, кроме кучек шелковых одеяний и одного одинокого вампира. Ноа и Стэн наблюдали за мной со стороны, развязывая друг другу руки и потирая запястья.
Я посмотрела вниз на Реми, все еще лежащую на каменных плитах, и протянула ей руку.
— Реми, ты в порядке?
— Кто?
Голос, ответивший мне, был глубоким, мужским и глухим, и определенно не принадлежал Реми.
— Э… Реми? — Моя кровь застыла в жилах, когда я взглянула в ее глаза. Они были ясными как стекло, и я видела как вспышки синего и красного оттенка сменяют друг друга. — Ты в порядке?
На моих глазах ее лицо на секунду исказилось, и глаза стали синими.
— Джекки? — ее голос был растерянным, она взяла меня за руку, поднимаясь на ноги.
— Что-то не так? Ты не походила на саму себя минуту назад. — От страха все внутри сжалось, но я заставила свои голос звучать небрежно.
— Я только половина себя, — ответила Реми, протягивая руки перед собой и уставившись на них, будто никогда не видела прежде. Ее глаза покраснели, когда она щупала свою грудь, и резко ударила себя по руке. — Эй! Хватит меня лапать!
Я с озадаченным видом оглянулась на Ноа.
— Ты знаешь, что происходит?
Реми дотронулась до своих волос, затем снова коснулась грудей, потом разочарованно на меня посмотрела.
— Я могу сказать тебе, что происходит. Он во мне, он занял мое тело!
Кто в тебе?
— Иоаким, — решительно заявила она. — Нимб впитался в мое тело, когда разбился. Его сила — и его разум — теперь во мне. — Ее рука поднялась, чтобы коснуться лица, будто прощупывая незнакомую территорию. Ее рот слегка дрогнул от прикосновения пальцев.
— Господи, — ахнула я, в шоке поднося ладонь ко рту. — Ты в порядке?
Реми фыркнула, мрачно улыбнувшись.
— Пока мне не захочется посмотреть американский футбол и почесать себе промежность, я буду в полном порядке. — Она перешагнула через границы храма и, подойдя к Стэну, отряхнула его от пыли.
Я удивленно покачала головой. Полагаю, что позже Реми объяснит мне все поподробнее, когда у нее будет больше времени, чтобы приспособиться. Пока же нам нужно было выбираться отсюда.
Но… Мчаться к Зэйну? Мчаться к Ноа? Я с волнением посмотрела на двух своих мужчин. Ноа сидел на песке, прижав руку ко лбу и озираясь по сторонам.
Зэйн все еще лежал на песке.
Вина боролась с гневом и беспокойством о Зэйне. Я бросилась к нему, нежно приподняв его голову с песка. Из рваной полукруглой раны, куда Нитокрис вонзила свои клыки, стекала кровь, заливая ему шею. Она изгрызла его так, будто он ничего не значил, и от осознания этого по моей спине пробежал холодок.
Зэйн повернул лицо, его полусонные глаза поймали мой взгляд, он поднял руку, поглаживая меня по щеке.
— Я изгнан, Джекки. Изменник.
— Мы что-нибудь придумаем, Зэйн, — сказала я, но слова показались мне пустым звуком. Чувство вины пронзило душу. Как теперь ему быть? Каким бы лжецом и подлецом он не был, но я не могла отказаться от него теперь. Не тогда, когда он поставил на карту все ради меня.
Сексуальная полуулыбка коснулась его губ, и Зэйн обмяк в моих объятиях. Мой пульс на мгновение часто-часто забился, меня захлестнула волна паники, пока я не поняла, что он впал в дневную вампирскую спячку.
Прижав его к себе покрепче, я наблюдала как собираются остальные. После того как Уриэль покинул тело патера, его подкрепление выглядело немного потерянным. Они в замешательстве расхаживали вокруг, переговариваясь друг с другом. Патер сидел поблизости, сжав голову руками, будто страдая от мигрени.
Реми прижимала Стэна к свой груди и поглаживая его по волосам, пока он плакал. Я подозревала, что их отношения вряд ли переживут поездку домой. Наш мир был немного диковинным для обычного человека. Не говоря уж о том, что Реми выглядела чертовски раздраженной, пока Стэн рыдал у нее на груди.
На меня упала тень и чья-то рука легла мне на плечо. Я подняла глаза и посмотрела в лицо Ноа, солнечные лучи создали эффект ореола над его головой. Он улыбнулся мне; немного потрепанный, но все тот же сильный, надежный Ноа, на которого я могу рассчитывать.
— Ты в порядке, Джекки?
— Разве это не я должна задать тебе этот вопрос? — Мои губы изогнулись в жалкой улыбке.
Ноа усмехнулся, такой знакомый волнующий звук.
— Я справлюсь.
Я посмотрела на Зэйна у меня на руках, потом на Ноа.
— Ноа, я… — Чувство вины накрыло меня с головой. В то время как он подвергался пыткам от рук вампиров, я тепло общалась с одним из них.
— Тише. У нас еще будет время. — Он поцеловал меня в бровь. — У нас выдалась тяжелая неделя.
— Это точно, — согласилась я, с трудом сдерживая смех. С дырой в животе «тяжелая неделя» — это еще слабо сказано. — Что теперь?
Ноа пожал плечами, снял рубашку и протянул ее мне.
— Ну, — предложил он, когда я надела ее, скрывая свою рану, — прямо сейчас я предлагаю уйти с дороги туристической группы. — Он указал через плечо.
Я посмотрела туда и увидела на горизонте группу туристов с камерами в руках, в шоке глазеющих на нас.
Не медля ни секунды, я указала на Зэйна, лежавшего на моих руках, и крикнула:
— Не могли бы вы немного помочь? Мой друг болеет нарколепсией, и у него случился приступ. Кто-нибудь одолжит мне телефон?
Шестнадцать рук с мобильниками тотчас протянулись ко мне.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #35 : 05 Июнь 2011, 15:40:13 »

Эпилог

— Я на самом деле ценю твое предложение, Реми, но мне нравится собственное жилье, — сказала я в телефонную трубку. — Ничего личного, просто мне хочется быть независимой.
— О, да ладно, это ведь из-за Иоакима? Послушай, я ведь уже объясняла, что это не я подглядывала за тобой, пока ты принимала душ. Он застиг меня врасплох, и я не знала что ты там.
Я фыркнула, просматривая кипу писем, прижимая телефонную трубку плечом к уху. За прошедшие несколько недель тут накопилась куча счетов, и мне нужно было в них разобраться — что нуждается в оплате в первую очередь из моих скудных сбережений, а что оставить на потом.
— Ну, не могу не согласиться, что я слегка понервничала, но дело не в этом. — Не совсем. — Просто я хочу иметь свое жилье. А так как я подаю заявление на вакансию в ту археологическую команду в университете, будет выглядеть весьма странно, что я проживаю с порнозвездой — только без обид!
— Все в порядке, — ответила она, как обычно беспечно. — К слову о душе, мне кажется или я слышу на заднем плане льющуюся воду?
— Все может быть, — усмехнулась я и поглядела на дверь ванной. Из-под нее поднимался пар и доносилось мужское пение. — Чем черт не шутит.
— Сейчас семь утра, так что это может быть любой из твоих мальчиков. Не думаю, что ты скажешь мне — кто именно?
— Не скажу.
— Когда-нибудь тебе придется выбрать между ними двумя, солнышко, — засмеялась Реми. — На самом-то деле ты не должна — но я не думаю, что они сносно переносят общество друг друга.
— Ага, ты права. — Я услышала, что вода перестала шуметь и насвистывание стало громче. — Слушай, мне пора, ладно?
— Хорошо, но завтрашний ленч ведь без изменений? Мы должны разобраться в ситуации «Иа» и решить, как ее уладить, пока я совсем не спятила. Он пытается лапать меня.
— Я приду, — согласилась я, ощущая укол вины. — Мы обязательно найдем способ все исправить, и я не успокоюсь, пока мы не найдем решение. Сделаю всю возможное.
— Спасибо, Джекки, — проговорила Реми с облегчением в голосе. — Хорошо иметь кого-то на своей стороне, кто не находится в моей голове и не испытывает желания увидеть меня голой.
Я засмеялась.
— Тогда увидимся за ленчем.
— До встречи.

Неделя после возвращения из Египта была довольно хорошей. Несомненно, свою работу я потеряла, но это было связано с чрезмерным количеством пропусков без уважительной причины. Джулианна обвинила меня в том, что я скрываюсь, чтобы прийти в себя после кучи пластических операций. Я не стала опровергать ее претензий. Не тогда, когда я на самом деле выглядела, как после пластики. Не смотря на то, что это было неправдой.
Кроме того, правда была намного более странной, чем все, что она могла себе напридумывать.
Я уже забрала свои вещи и последний зарплатный чек. Не успела я отойти и двух футов от двери, как раздался телефонный звонок из местного университета, с вопросом, работаю ли я еще в музее. У них открылась вакансия в отделе археологии, если меня это интересует.
О, меня это интересовало. И даже очень!
— Я только что слышал телефон? — Зэйн высунул голову из ванной, с его темных волос стекали капельки воды. Одно из моих фиолетовых полотенец низко висело на его бедрах, он подавил зевок.
— Ага, — согласилась я, двигаясь к Зэйну. Полотенце висело очень низко, и меня непреодолимо к нему тянуло. В конце концов, это было в стиле той девочки, которой я теперь стала. Подняв голову для поцелуя, я отодвинула полотенце в сторону и сжала ладонью его член. — Как насчет совместного душа?
Его влажные руки скользнули по моему телу и сжали ягодицы.
— А кто говорит, что мы должны идти в душ?
Тут раздался дверной звонок.
Черт!
— Не открывай, — шепнул Зэйн, покрывая поцелуями мою шею. — Давай опустимся на пол и я покажу тебе как могут быть горячи мои поцелуи.
Меня пронзило желание.
Очередной звонок в дверь вызвал у меня разочарованный вздох.
— Это может быть Ноа, — сказала я, игриво уклоняясь от объятий вампира.
Зэйн окинул меня раздраженным взглядом и замотал полотенце вокруг талии.
— Еще один довод в пользу того, чтобы не открывать.
Я проигнорировала его ехидное замечание и направилась открывать дверь. На пороге стоял Ноа в свежевыглаженном костюме. Он улыбнулся мне, держа в руках два кофе и пакет пончиков. Этот мужчина знал мои слабые места.
— Доброе утро, Джекки. Я могу войти?
— Конечно, — ответила я с улыбкой.
Ноа прошел мимо меня и напрягся, когда увидел Зэйна, развалившегося на моем диване и нимало не заботящегося о том, что из одежды на нём лишь полотенце.
— Вижу, ты не одна.
— Ну, у него теперь нет своего жилья, после изгнания и всему тому подобному, — ответила я и щеки залил румянец.
Реми была права. Постоянные препирательства между двумя мужчинами чертовски меня раздражали, так как каждый из них был неприятно удивлен, встретив другого когда бы то ни было. Я нахмурилась, когда Ноа схватил меня за подбородок и приподнял голову, высматривая какого цвета мои глаза.
Конечно же, они были серебристого оттенка. Я не сумасшедшая, а Зэйн чертовски горячий парень.
— Вижу, что ты не сильно скучала по мне, — непреклонным тоном произнес Ноа, и я обратила внимание на его ярко-синие глаза. Он определенно скучал по мне.
Зэйн растянулся на диване, выглядя весьма довольным собой.
— Быть может, тебе стоит уйти.
— Быть может, ты должен позволить Джекки самой принять решение, — парировал Ноа ледяным тоном. Потом бросил взгляд на меня и мои серебристые глаза. — Хотя, кажется, ты уже все решила.
Я взяла пакет с пончиками из рук Ноа и поцеловала его в щеку.
— Я нормальный суккуб в самом расцвете сил, который пытается залечить дыру в своем животе. Твоя очередь придет примерно через пару часов.
Так как я была ранена, мое тело требовало постоянной дозаправки. Примерно каждые восемь часов. С двумя очень сексуальными мужчинами в полном моем распоряжении. К слову, я не жалуюсь.
— Мне не нравится, что он здесь, — процедил Ноа сквозь зубы. Он скрестил руки на груди и впился взглядом в Зэйна, выглядя как свирепый пес, охраняющий свою территорию.
— Тоже самое могу сказать про тебя, мальчик-ангел. — Зэйн сердито посмотрел на Ноа с дивана. — Она — моя девушка.
Я закатила глаза.
— Может хватит? Я ничья девушка.
Но оба уже расхорохорились.
— Я думаю, ты должна решить, с кем ты хочешь быть, Джекки, — заявил Ноа. — Решить, кого из нас ты выбираешь.
— Да, Джекки. Поставь этого неудачника на место и позволь мне идти спать. — Зэйн поднялся с дивана и встал рядом с Ноа, прожигая его взглядом. Полотенце угрожало свалиться с талии вампира, если бы не рука, удерживающая его на месте.
Моя рука.
— Выбирай, Джекки, — сказали они в унисон.
Господь всемогущий, это походило на то, когда просят выбрать какую руку или ногу ты любишь больше.
— Я не могу выбрать. Вы оба раздражаете меня совершенно по-разному.
Две пару удивленных глаз сосредоточились на мне.
— Ноа, ты немного скучный и устанавливаешь рамки, — начала я. — Ты хочешь, чтобы я была послушной, правильной и благовоспитанной.
— Это не так, — начал было он, на его лице появилось угрюмое выражение.
Я подняла руку.
— Я не закончила. Ты немного скучный, но ты мне нравишься. Ты всегда рядом, когда я нуждаюсь в тебе. Ты моя опора, ты практичный и разумный, даже когда это не нужно. Ты нужен мне в моей жизни.
Лицо Зэйна стало непроницаемым, он схватил сигарету со стола и закурил.
— Значит, ты выбираешь его?
— Нет. Ты тоже мне нравишься, Зэйн. Ты порывистый и легкий на подъем, и ты заставляешь меня совершать безумные вещи — вещи, которые мне нравятся. От тебя у меня захватывает дух. — Он улыбнулся. — Но я не знаю тебя, и не могу доверять тебе.
— Так что, вот моя проблема, — сообщила я им. — Я просто не могу выбрать.
— Но ты должна, — ответил Ноа непреклонным тоном.
— Выбирай одного из нас, — согласился Зэйн.
Раздраженная, я выпалила:
— Отлично! Я не выбираю никого из вас.
Что? — спросили они в унисон.
Я пожала плечами.
— Если я не могу выбрать вас обоих, то буду следовать варианту три — не выберу никого из вас.
Взгляды обоих нахмурившихся мужчин сосредоточились на мне. Я предостерегающе вскинула руку, предупреждая все их доводы до того, как они успели открыть рот.
— Я правда думала об этом. Моя новая жизнь протекает меж обоими вашими мирами, так что имеет смысл, чтобы вы оба присутствовали в ней и приходили на помощь, когда сможете. Ваши пути будут пересекаться всего на несколько часов в день, и если вам удастся избегать друг друга, тем лучше. Я не могу выбрать любимчика, и не думаю, что вы должны попытаться заставить меня выбирать. Наши обстоятельства весьма необычные и я считаю, что они требуют необычных решений. Итак, как у нас все сложится?
Зэйн усмехнулся и подмигнул мне.
— Ты знаешь мой ответ.
Ноа молчал, потом неохотно ответил.
— Я могу поделиться.
— Как и я, — сказал Зэйн. — Только не в то же самое время.
Мой взгляд заволокло поволокой при мысли о том, как я окажусь зажатой между двумя шикарными мужчинами. Хм, если они смогли найти компромисс в том, что я предложила, возможно мне удастся заставить их прийти и к другому решению.
Должна же быть у девушки цель, разве не так?
Записан

Страниц: 1 [2]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2009, Simple Machines

Valid XHTML 1.0! Valid CSS! Dilber MC Theme by HarzeM