Canadian pharmacy / online pharmacy mail order
 Кери Артур - Восхождение полной луны (он-лайн чтение)
Романтический форум
Новости: Девушки, Романтик очень сильно нуждается в вашей помощи. Помогите денежкой - сколько сможете. Способы перечисления.
 
*
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. 25 Январь 2022, 07:26:16


Войти


Страниц: [1] 2 3   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Кери Артур - Восхождение полной луны (он-лайн чтение)  (Прочитано 10891 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« : 17 Май 2011, 19:48:18 »



Кери Артур - Восхождение полной луны / Keri Arthur - Full Moon Rising, 2006, Страж Райли Дженсон — 1

Перевод: ilina
Коррекция: ogo-nek
Редактирование: ilina
Худ. Оформление: ilina


Аннотация

Редкий гибрид вампиров и оборотней, Райли Дженсон и ее брат-близнец Роан, работают на Мельбурнское Управление Иных Рас, в организации созданной для охраны сверхъестественных видов и для защиты человечества от их бесчинств. В то время как Роан высокопоставленный страж, — иными словами — ассасин, Райли всего лишь офисная служащая… до тех пор, пока ее брат не пропадает без вести во время одной из миссий. Худшего момента и не придумаешь. В большей степени оборотень, чем вампир, Райли крайне чувствительна к растущей луне за неделю до полнолуния. Именно в этот период ее потребность в спаривании становится всепоглощающей.
К счастью, у Райли есть два партнера, которые охотно удовлетворяют любое её желание. Но ей придется совладать со своим влечением, если она собирается найти брата. Легче сказать, чем сделать, когда город полон кипящих страстей, а сама Райли столкнулась с очень могущественным и потрясающим, обнаженным вампиром, который распаляет ее страсть как никто прежде.
Для плотских утех, Райли обрела пару. А вот для разоблачения злодеяний, ей придется довериться своим инстинктам, и не только для того, чтобы найти своего брата, но и чтобы прекратить страшную жатву.

Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #1 : 17 Май 2011, 19:51:02 »

Глава 1

Ночь была безмятежна и тиха.
Едва ли не слишком тиха.
Несмотря на то, что было за полночь, это была ночь пятницы, а пятничные ночи, как правило, были ночами разгула — по крайней мере, для тех из нас кто был одинок и не работал в ночную смену. В этой части Мельбурна как раз таки не наблюдалось оживления, присущего большому городу, однако, здесь находился ночной клуб удовлетворяющий запросам, как людей, так и нелюдей. И хотя я не была завсегдатаем этого клуба, мне все же нравилась музыка, которую в нем играли. По дороге домой, проходя по улице, где находился клуб, мне нравилось пританцовывать.
Но сегодняшней ночью не было ни музыки, ни смеха. Даже отголосков шумного хмельного веселья и тех не было слышно. Лишь отдаленное громыхание поезда, отъезжающего от станции, да гул уличного движения от близлежащей автострады, доносимые ветром.
Разумеется, клуб прослыл притоном для наркоторговцев и их добычи, и как таковой регулярно подвергался облавам и закрытию копами. Возможно, на него вновь совершили налет.
Так почему же на улице не было никакого движения? И недовольных завсегдатаев, направляющихся в клубы других районов?
И почему ветер нес в себе аромат крови?
Я подтянула сумку, удобнее пристроив ее на плече, и только потом вышла с полуосвещенной станционной платформы и взбежала вверх по лестнице, ведущей на Саншайн-авеню. Ближе к выходу с платформы освещение вовсе отсутствовало, и тени на мгновение сгустились, когда я вышла на улицу.
Как правило, тьма меня не беспокоила. В конце концов, я — создание луны и ночи и привыкла бродить по улицам в неурочные часы. Этой ночью, хоть луна и близилась к своему максимальному подъему — полнолунию, ее серебристому свету не удалось пробиться сквозь плотный облачный покров. Но ее сила струилась в моих венах, разнося по телу жар, который будет только усиливаться в ближайшие ночи.
Но все же мои ощущения возникли не из-за близости полнолуния, которое делало меня нервозной. И не из-за отсутствия оживления исходящего из обычно шумного клуба. Это было что-то другое, то, что я никак не могла нащупать. Ночь чувствовалась неправильно, и я не имела понятия почему.
Но это «что-то» я не могла проигнорировать.
Повернувшись спиной к улице, которая вела к дому, в котором мы с братом-близнецом делили квартиру, я направилась в сторону ночного клуба. Возможно, я просто вообразила себе запах крови или нечто зловещее в ночи. Возможно, клубное затишье не имело никакого отношения к моим ощущениям. Но одна вещь оставалась бесспорной — я должна была это выяснить. В противном случае, это не даст мне покоя.
Разумеется, любопытство убивает не только кошек, зачастую достается и любознательным оборотням. Или же, как в моем случае, полуоборотням. А за эти годы мой нюх на неприятности доставил мне много огорчений, даже больше, чем мне хотелось бы помнить. Как правило, брат либо оказывал мне поддержку, либо боролся со мной, либо сбагривал меня от греха подальше. Но Роана не было дома и с ним нельзя было связаться. Он работал стражем Управления Иных Рас, которое являлось правительственным органом и приблизительно занимало промежуточное положение между полицией и вооруженными силами. Большинство людей считало Управление немногим больше полиции, специализирующимся в области поимки нечеловеческих преступников. И в некотором отношении, они были правы. Но Управление и в Австралии, и заграницей, помимо прочего занималось исследованием всего нечеловеческого, а его стражи не только выслеживали и задерживали преступников, они обладали властью судьи, присяжного и палача.
Я тоже работала на Управление, но не в качестве стража. Я была далеко не так безжалостна, чтобы пополнить их ряды, ни в каком другом качестве, как только «мальчиком на побегушках» в общепринятом понятии, хотя, как и большинство народа, работающего на Управление — вне зависимости от занимаемой должности, меня, безусловно, проверили. И я была чертовски довольна, что моя проверка не увенчалась успехом, главным образом с учетом того, что на восемьдесят процентов работа стража предполагала убийство. Я могла быть в какой-то мере волком, но я не была убийцей. Роан был единственным в нашей маленькой семейной ячейке, кто унаследовал эти специфические инстинкты. Если бы я обладала способностями, то могла бы оспорить результаты проверки, а это все равно, что искать неприятности на свою голову.
И, несомненно, это будет именно тем, что я найду, продолжая совать свой нос в чужие дела. Но разве я позволю мыслям о неприятностях остановить меня? Ни единого шанса, как у снежинки в аду.
Слегка усмехнувшись, я засунула руки в карманы пальто и ускорила шаг. Мои четырех дюймовые  каблуки громко стучали о железобетон дорожного покрытия, и звук, казалось, разносится эхом вдоль тихой улицы. На тот случай, если впереди поджидают неприятности, цокот каблуков предательски меня выдавал. Я ступила на полосу пожухлой травы, отделяющую дорогу от тротуара, и, продвигаясь по ней, попыталась не застревать каблуками в земле.
Улица по кривой уходила налево и ветхие дома, что выстроились по обе стороны от дороги, уступили место разрушающимся заводам и товарным складам. Ночной клуб «Винни» располагался ближе к середине улицы, и даже издалека было видно, что заведение закрыто. Броская красно-зеленая сверкающая вывеска была выключена, а перед фасадом здания не слонялись клиенты.
Но запах крови, и предчувствие беды стало сильнее, чем когда-либо.
Я остановилась возле ствола эвкалипта и, подняв нос, принюхалась к легкому ветерку, пытаясь найти запахи, которые бы намекнули мне, что происходит впереди.
Сквозь насыщенный аромат крови едва заметно пробивались три других специфических запаха — запах экскрементов, пота и страха. В последних двух случаях, и это было очевидно даже с такого расстояния, должно быть, случилось нечто серьезное.
Я кусала губы и почти уже решилась вызвать Управление. Я не дура — во всяком случае, не полная, — и чтобы не происходило в этом клубе, попахивало это изрядно. Но что я могла сообщить? Что запах крови и дерьма плывет по ветру? Что ночной клуб, который, как правило, открытый в пятничный вечер, неожиданно закрыт? Вряд ли из-за этого они вышлют отряд. Мне нужно подойти поближе и посмотреть, что там происходит на самом деле.
Но чем ближе я подходила, тем сильнее скручивало желудок от предчувствия беды, и тем сильнее росла уверенность, что в клубе творится что-то не ладное. Я остановилась в тени дверного проема товарного склада, почти напротив «Винни», и принялась рассматривать здание. Освещение внутри отсутствовало, окна не разбиты. Металлические парадные двери закрыты, а толстые решетки защищают, закрашенные черной краской, окна. Боковая калитка заперта на висячий замок. По всем параметрам здание выглядело надежно защищенным. И безлюдным.
Но все же, внутри что-то было. Что-то, что передвигалось тише кошки и пахло мертвечиной. А вернее сказать, нежитью.
Вампир.
А если судить по густому запаху крови и человеческого пота, что сопровождали тошнотворный запах вампира, то он был не один. Это я могу сообщить. Я повернула сумочку, так чтобы можно было быстро выхватить мобильник, в тот же момент на меня нахлынуло осознание, вызывая жгучее покалывания по всему телу, словно опаляя огнем. На улице я была уже не одна. А последующий вслед за этим открытием нездоровый запах немытого тела, сказал мне наверняка, кто это был.
Я развернулась, мой острый взор сразу приметил сгущение тьмы посреди дороги.
— Я знаю, что ты там, Готье. Покажись.
Его хихиканье раздалось в ночной тиши низким звуком, вызывая у меня резкое раздражение. Он вышел из тени и вальяжной походкой направился ко мне. Готье был длинным, похожим на жердь вампиром, который ненавидел оборотней почти так же, как и людей, за чью защиту те ему платили. Но он был одним из самых преуспевающих стражей Управления, а из разговоров я слышала, что он стремится занять ключевой пост.
Если он добьется своего, я уволюсь. Этот мужик был ублюдком с большой буквы «У».
— И что же ты здесь делаешь, Райли Дженсон? — его голос, как и темные волосы, был гладким и маслянистым. По-видимому, до обращения он был продавцом, и это проявлялось в его внешнем облике даже после смерти.
— Я тут рядом живу. А у тебя какое оправдание?
Его неожиданный оскал показал окровавленные клыки. Он кормился, и совсем недавно. Мой взгляд устремился к ночному клубу. Безусловно, даже Готье не смог противостоять этой порочности, этим противоестественным влечениям и жажде разрушения.
— Я — страж, — ответил он, остановившись приблизительно в полудюжине шагов от меня. (Что было гораздо ближе, чем мне это было по нраву.) — Нам платят за патрулирование улиц для поддержания общечеловеческой безопасности.
Я потерла рукою нос, и чуть ли не захотела, — и это не впервые за все годы моих столкновений с вампирами, — чтобы мое обоняние не было столь обостренным. Я давным-давно прекратила добиваться, чтобы они начали принимать регулярный душ. Как Роан справлялся с этим, проводя столько времени с вампирами, я никогда не пойму.
— Ты всего лишь слоняешься по улицам, в то время как тебя отправили на задание, дав добро на убийство, — сказала я и указала на клуб. — Это сюда тебя послали, чтобы заняться расследованием?
— Нет. — Его карий взгляд вперился в меня, и разрозненные покалывания в моем сознании перешли в глухой гул. — Как ты узнала о моем присутствии, ведь я был окутан тьмой?
Гул усилился, и я улыбнулась. Он пытался установить ментальный контроль, тем самым заставив меня отвечать — это то, к чему все вампы тяготели, когда у них возникали вопросы, на которые, как они знали, без принуждения не ответят. Разумеется, внушение еще несколько лет назад был отнесен к незаконным методам в декларации «Человеческих прав», в которой было конкретно изложено, что было и что не было приемлемо в поведение нечеловеческих рас при взаимодействии с людьми. Или с другими нелюдями, если уж на то пошло. Беда в том, что приверженность букве закона, как правило, равносильно выполнению «мертвой тяги» из упора сидя, а это, я вам скажу, довольно затруднительная и травмоопасная блажь.
Но со мной его шансы на успех равнялись нулю, благодаря тому обстоятельству, что я была кое-чем особенным, тем, кого не должно быть — ребенком оборотня и вампира. Из-за моего смешанного наследия я была неуязвима к манипуляциям вампиров. И эта невосприимчивость была единственной причиной, по которой я работала в секции связи взаимодействия стражей Управления. Ему следовало отдавать себе отчет в этом, даже если он не знал причин моей невосприимчивости.
— Мне неловко это говорить, Готье, но ты точно не благоухаешь.
— Я был с подветренной стороны.
Проклятье. И правда, он стоял с подветренной стороны.
— Некоторые ароматы сильнее, чем ветер, дующий на волка… — Я замялась, но не смогла не добавить: — Видишь ли, ты можешь быть одним из немертвых, но, безусловно, ты не должен так дурно пахнуть.
Пристальный взгляд Готье сузился, он неожиданно замер, всем своим видом напоминая змею, готовившуюся к броску.
— Тебе бы не мешало вспомнить — что я такое.
— А тебе бы не мешало вспомнить, что я обучена защищать себя от таких, как ты.
Он фыркнул.
— Как и все связные, ты переоцениваешь свое умение.
Возможно и так, но абсолютно точно я не собиралась в этом признаваться, потому что именно этого он и добивался. Готье не только находил удовольствие подкармливаться с кормящей его руки, гораздо чаще ему нравилось кусать ее. Ужасно. Руководство позволяло ему безнаказанно вершить беззаконие, потому что он был чертовски замечательным стражем.
— Как бы сильно мне не нравилось стоять здесь и обмениваться взаимными оскорблениями, я все же не отказалась бы выяснить, что творится в этом клубе.
Его взгляд устремился к «Винни» и что-то во мне смягчилось. Но лишь немного. Когда дело касалось Готье, не стоило слишком сильно расслабляться.
— В клубе вампир, — сказал он.
— Я прекрасно это знаю.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #2 : 17 Май 2011, 19:52:34 »

Его блекло-карие и какие-то мертвецкие глаза вновь устремились ко мне.
— Откуда? Оборотень понимает не больше человека, когда речь заходит о вампирах.
Возможно, оборотни и не смыслят, но я-то не совсем волк, и именно мои вампирские инстинкты распознали вампира внутри здания.
— Я начинаю подумывать о том, что популяция вампиров должна быть переименована из «нежити» в «великие немыти». Он воняет почти так же, как и ты.
Его взгляд снова сузился, и ощущение опасности вновь начало витать вокруг меня.
— Однажды, ты зайдешь слишком далеко.
Скорее всего, но при малейшем раскладе в мою пользу, это произойдет лишь после того, как из него выбьют все высокомерие. Я махнула рукой в сторону «Винни»:
— Живые люди есть внутри?
— Да.
— Ну, так ты собираешься как-то исправлять ситуацию или нет?
Его ухмылка была поистине мерзкой.
— Нет, не собираюсь.
Я удивленно моргнула. Я много чего ожидала от него услышать, но, безусловно, не этого.
— Почему, черт возьми, нет?
— Потому что сегодняшней ночью, я охочусь на более крупную добычу. — Его пристальный взгляд прошелся по мне, и я почувствовала, как моя кожа покрылась мурашками. Не потому что это было сексуально, — Готье хотел меня не больше, чем я хотела его, — а потому что это был взгляд хищника, оценивающего очередное блюдо.
Когда его взгляд вновь встретился с моим, в нем читался вызов.
— Если ты считаешь себя такой охренительно исполнительной, тогда, как водится, и отправляться туда тебе.
— Я не страж. Я не могу…
— Можешь, — перебил он, — потому что являешься связным стража. По закону, ты можешь вмешиваться при необходимости.
— Но…
— Внутри находятся пятеро живых людей, — сказал он. — Если ты хочешь, чтобы они и дальше оставались живыми, иди и спаси их. В противном случае звони в Управление и жди. Так или иначе, я ухожу отсюда.
На этих словах он окутал себя тьмой и скрылся из виду. Мои инстинкты вампира и оборотня отследили его скрытый образ, стремительно уносящийся в южном направлении. Он, и правда, бросил меня.
Проклятье.
Мой взгляд вернулся к «Винни». Я не могла расслышать биения сердец, и понятия не имела, говорил ли Готье правду о живых людях внутри. Я могла быть частью вампира, но я не пила кровь и мое восприятие не было настроено на глухое стаккато живых существ. Но я могла учуять запах страха, и, несомненно, я бы почувствовала, если бы в клубе кто-то умер.
Даже если я позвоню в Управление, они все равно не доберутся сюда вовремя, чтобы успеть спасти этих людей. Мне придется войти. У меня не оставалось выбора.
Я достала мобильник из сумки и на быстром наборе нажала кнопку с номером экстренного вызова Управления. Когда оператор ответил, я сообщила ему мои данные и объяснила, что происходит.
— Помощь прибудет с минуты на минуту, — ответили на том конце провода.
К тому времени, как они доберутся, те люди внутри, скорее всего, уже будут мертвы.
Я сунула телефон в сумочку и зашагала через дорогу. Несмотря на то, что я унаследовала вампирскую способность становиться невидимой, растворяясь в тени, я не потрудилась воспользоваться ею. Вампир в здании узнает о моем приближении, услышит быстрое биение моего сердца.
Был ли это страх? Черт, да. Какой нормальный человек в здравом уме не будет напуган, отправляясь в логово вампира? Но страх и я, плечом к плечу, пережили множество приключений. Он не остановил меня раньше, не остановит и сейчас.
Дойдя до тротуара, я остановилась и внимательно осмотрела металлические двери. И хотя подстегивающее меня ощущение, что я должна поспешить, неимоверно усилилось, я все же понимала, что не могу этого сделать. Не могу, если хочу спасти жизни.
Запоры на дверях были простецкими — обыкновенные навесные замки. Когда клуб закрывался, для предотвращения проникновения особо разбушевавшихся клиентов, сотрудники данного заведения использовали решетку, подобную той, что была на окнах. А это означало, что в здании, как минимум находится Винни, владелец клуба, и возможно еще несколько запозднившихся официанток.
Я закрыла глаза и глубоко вдохнула. Три абсолютно разных запаха прибыли с левой стороны. Вампиром и двумя другими запахами повеяло справа.
Я тихо выдохнула, затем скинула туфли. Четырех дюймовые каблуки может быть и хороши для вечеринок, но они становились полным отстоем, когда дело доходило до драки. По меньшей мере, из-за них можно было подвернуть ногу. Вообще-то, из каблуков получалось чертовски изящное оружие, особенно, когда они были сделаны из дерева, как у меня. Их шпильки можно было использовать не только как небольшие смертоносные колья, когда приходилось иметь дело с вампирами, они были также удобны и в отношении всех остальных. Мало кому могло прийти в голову, что обувь может становиться опасной, но так оно и было. Годы нахождения проблем в самых неожиданных местах, по меньшей мере, научили меня одному — всегда имей оружие под рукой. Иной раз одних зубов оборотня было не достаточно для устрашения задиристых сородичей.
Я закатала джинсы, чтобы не наступать на длинные штанины, затем закинула сумку в правый от двери угол так, чтобы она не мешалась под ногами, и ее не было видно. Хрустнув костяшками пальцев, я шагнула вперед и пнула дверь. Она дрогнула под моим ударом, но не открылась. Тихо чертыхнувшись, я опять ее пнула. На этот раз она отлетела с такой силой, что разбила вдребезги ближайшее окно.
— Управление Иных Рас, — проговорила я, стоя в дверном проеме и блуждая взглядом по темноте. Я не могла увидеть вампира скрытого во мраке, но вне всякого сомнения, я могла его унюхать. Почему бы большинству вампиров не помыться? — Выходите или понесете ответственность за свои действия.
Сказанное мной не совсем соответствовало стандартной формулировке, но я провела достаточно долгое время в окружение стражей, чтобы понять, что они в большинстве случаев не утруждают себя соблюдением законности.
— Ты не страж, — раздался тонкий, едва ли не детский голосок.
Я расправила плечи, стараясь ослабить напряжение, сковавшее мышцы. Голос исходил с левой стороны, однако справой стороны все сильнее усиливался запах немытого тела. Может ли быть два вампира? Несомненно Готье сказал бы мне… Но тут я вспомнила его мерзкую ухмылку. Разумеется, ублюдок все знал.
— Я никогда не говорила, что являюсь стражем. Я сказала, что состою в Управление, так что остальная часть моей формулировки все еще в силе.
Вампир фыркнул.
— Заставь меня.
Заставь меня, не нас. Вамп мог бы поспорить, что я не знаю о присутствии двух вампиров.
— Последний шанс, вампир.
— Я чувствую запах твоего страха, волчонок.
Так и я могла… Могла почувствовать как от страха у меня трясутся поджилки. Но запах моего страха был ничем по сравнению с теми эмоциями, что исходили от людей в зале.
Я вошла в клуб.
Воздух с правой стороны от меня колыхнулся, и острый запах смерти усилился. Я упала. Над моей спиной пролетела тень, исходящий от нее смрад был настолько ужасен, что я чуть не задохнулась. Мягкий звук приземления подсказал мне, где находится вампир, даже несмотря на то, что запах был слишком близок и невыносим, чтобы можно было определить точное местонахождение вампа. Я обернулась, и с разворота нанесла удар босой ногой. Удар пришелся в плотную тьму и вампир хрюкнул. И вновь воздух колыхнулся, предупреждая меня об опасности. Я крутанулась, наотмашь рассекая острыми ногтями темноту, и почувствовала, как раздираю ими плоть, как раз в тот момент, когда вампир взвыл от боли. И снова это был голос не взрослого, но и не ребенка. Кто-то обратил подростков. От этой мысли меня покоробило.
Мой взгляд уловил движение. Первый вампир избавился от тени и поднимался на ноги. Он развернулся лицом ко мне, его глаза покраснели от жажды крови, а тонкие черты лица исказились от ярости. Подростки не только с человеческой точки зрения, они были юнцами и по вампирским меркам. Но это не делало их менее опасными. Это делало их менее изощренными.
Вампир побежал на меня. Я увернулась, и, замахнувшись туфлей, изо всей силы звучно ударила ему в челюсть. Он взвыл и накинулся на меня с кулаками. Я отпрянула назад, почувствовав легкое дуновение ветра, когда кулак, рассекая воздух, пронесся мимо моего подбородка. И вновь ощутила отвратительный запах давно немытого тела. Запах исходил не от первого вампира, а от второго, стремительно несущегося ко мне. Ухватив первого вампа за каштановые лохмы, я резко толкнула его под ноги второму вампиру.
Они столкнулись с такой силой, что у меня аж зубы клацнули, но для того, чтобы вывести из строя хотя бы одного из них этого было не достаточно. Первый вамп каким-то образом извернулся, и с такой силой ударил кулаком мне в лицо, что сбил меня с ног. Я ударилась о паркет, сдавленно охнув и выронив туфли из рук. На мгновение, я даже увидела звезды. Затем на меня всей массой набросился один из вампиров и, распластавшись на мне, придавил к полу. Когда его клыки удлинились в предвкушение кормежки, исходящее от него зловоние ударило мне в нос и затруднило дыхание.
На моей шее ты не будешь кормиться.
Я брыкалась под ним, пытаясь скинуть его, но вампир обхватил меня ногами, чтобы удержаться. Он рассмеялся и вдруг, все, что я смогла увидеть, это стремительное приближение окровавленных зубов.
— Ни за что, ублюдок. — Я выставила руку между нами. Его зубы поранили мое запястье, нанося глубокий порез, и нестерпимая, словно раскаленная добела, боль пронзила мое тело. Некоторые вампиры обладали навыками, делающими процесс взятия крови приятным, но этот, безусловно, не относился к таковым. Возможно, он был слишком молод. Каковы бы ни были причины, я пронзительно закричала.
Второй вампир рассмеялся, чем еще больше усилил мой гнев. Я почувствовала прилив сил, несмотря на то, что конечности на мгновение парализовала боль. С тем же остервенением, что вампир сосал мою кровь, я запустила свободную руку в его волосы и, ухватившись за них всей пятерней, что было сил, рванула его голову назад, освобождаю вторую руку от зубов кровососа. Он заклокотал от удивления, а я сжала окровавленный кулак и ударила им в рот вампира с такой силой, на какую только была способна. Брызнула кровь, хрустнули кости и полетели зубы, его пронзительный крик перерос в мучительный вой. Я вновь выгнулась дугой и перекинула его через голову. Он с грохотом приземлился на спину, беспомощно растянувшись возле бара и не пытаясь даже подняться.
Один повержен, второй на подходе.
Последний из упомянутых летел по воздуху, пикируя прямо на меня. С трудом поднявшись на ноги, я убралась с его пути. Вамп крутанулся в воздухе и по-кошачьи опустился на пол, а затем сметающим ударом ноги обутой в ботинок, попытался сбить меня с ног. Я увернулась от удара, а затем повторила его же прием, нанося ему град ударов и сбивая с ног. С глухим стуком он упал на задницу, но быстро подскочил на ноги и ринулся вперед. Его кулак врезался в мое бедро, отчего я пошатнулась и потеряла опору. Вамп чуть ли не тотчас оказался рядом, его зубы блеснули в стылой тьме.
После обманного финта в его голову, я извернулась и нанесла молниеносный удар одной из моих туфель. Если я попаду в нужное место, это убьет сосунка, но шансы, что он на достаточно долгое время останется неподвижным для этого, практически равнялись нулю.
Тем не менее, независимо от того, куда я попала, деревянная шпилька, торчащая из груди вампира, не только задержала его, но и выжгла из него все дерьмо. Как это ни удивительно, но ни кто точно не знал, отчего такое случается, учитывая, что вампиры могут прикасаться к древесине без особых проблем. Современные теории предполагали, что между вампирской кровью и древесинной происходила своего рода химическая реакция, и именно эта реакция объясняла, почему кол, вонзенный в сердце вампира, мог его убить. Ответная реакция приводила к выжиганию всех внутренних органов, почти так же, как солнечный свет поджаривал до хрустящей корочки новообращенных глупцов, у которых хватало ума выйти на солнышко.
Он зарычал от ярости и прыгнул на меня. Я схватила туфлю, отломила каблук, затем перекатилась под вампиром и, подскочив, приняла вертикальное положение. Когда он повернулся ко мне лицом, я изо всех сил вбила шпильку в его грудь.
Вампир дернулся, и я промахнулась. Но попаду я в сердце или нет, уже не имело значения. В этот момент важнее было просто попасть, а куда — не так уж и важно. Он резко остановился и с удивлением уставился на огненные всполохи, вырывающиеся из раны на его груди. Только тогда я отбросила его. Он с грохотом упал на пол и больше не шевелился.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #3 : 17 Май 2011, 19:53:11 »

Какое-то мгновение я просто стояла, отчаянно сражаясь сама с собой за глоток воздуха. Когда же я смогла свободно вздохнуть, меня накрыло волной всепоглощающей боли. Я сделала глубокий дрожащий вдох и призвала волка, рыскающего внутри меня.
Меня захлестнула сила, вызывая в венах, мышцах и костях ощущение покалывания, затуманивая зрение и размывая боль. Конечности укоротились, видоизменяясь и перестраиваясь до тех пор, пока в клубе вместо человека не появился волк. Я оставалась в моей альтернативной форме в течение нескольких секунд. Учащенно и тихо дыша, я прислушивалась к тишине, пытаясь уловить любой намек на движение, а затем начала перекидываться обратно, в человеческую форму.
Клетки в теле оборотня сохраняли информацию о структуре тела, и этим объяснялось, почему волки были долгожителями. Во время перекидывания поврежденные клетки восстанавливались, а раны исцелялись. И, несмотря на то, что в целом для исцеления столь глубоких ранений как те, что были у меня на руке, требовалось более одного превращения, перекинувшись единожды, как минимум, можно было остановить кровотечение и начать процесс заживления.
Разумеется, изменение формы полностью одетым, для одежды никогда ни чем хорошим не заканчивалось, особенно, когда вещи были из столь же непрочного материала, как кружевная блузка, что была одета на мне. Зато мои джинсы были сделаны из эластичного материала, и обычно, они довольно-таки сносно выдерживали мое превращение.
Вернувшись в человеческую форму, я стянула узлом обрывки блузки, после чего развернулась, взглядом выискивая в темноте людей, которые находились где-то здесь. Именно в этот момент раздался хлопок в ладоши. Одиночный хлопок, которому каким-то образом удалось прозвучать саркастически.
Я знала, что это был Готье, даже не чувствуя его запаха.
— Ах, ты, ублюдок, — произнесла я, поворачиваясь к нему лицом. — Ты просто стоял там и смотрел?
В его ухмылке, мгновенно слетевшей с лица, не было ничего веселого.
— Верно подмечено. Ты смогла управиться сама.
— Почему ты не помог?
Он засунул руки в карманы и прогулочным шагом прошествовал в клуб.
— Я недавно вернулся, в тот момент, когда ты заталкивала свою туфлю в грудь ребенка. Кстати, любопытное новшество.
Я испытывала желание выместить на нем свою ярость, или, что еще лучше, схватить оставшуюся туфлю и вонзить шпильку в его грудь. Но какой от этого будет толк? Готье был достаточно извращен, чтобы и в самом деле получить удовольствие от воспламенения собственной плоти.
— Я вызвала Управление. Не по этой ли причине ты здесь?
Он кивнул и присел на корточки рядом с вампом, которого я пришпилила.
— Не каждый день Управление получает экстренный вызов от связного. Джек из кожи вон лез, оповещая всех стражей, находящихся вблизи от района вызова о задержании подозреваемых. — Он посмотрел вверх. — И представь себе, какая удача! Я оказался поблизости.
«Представила», — тоскливо подумала я, и, развернувшись на голых пятках, отправилась к углу, где лежали Винни и женщина, которая, как я предположила, была одной из официанток. Руки, грудь и щеку крупного мужчины пересекали глубокие порезы, однако они были не так уж серьезны, как казались с первого взгляда. Его нога была вывернута под странным углом, и даже в тусклом свете, я увидела белевшую в рваной ране берцовую кость. Мужчина каким-то образом умудрился наложить жгут на бедро, но даже со жгутом, он все равно потерял много крови. Я задавалась вопросом, почему крошки-вампиры не высосали его кровь.
Женщина так легко не отделалась. Ее рубашка была разорвана, а в вырезе виднелись груди, испещренные глубокими прокусами. Вампиры кормились от ее груди, как кормятся младенцы от своих матерей, и, судя по всему, они обескровили ее досуха.
Я присела на корточки рядом с Винни. Его взгляд, встретившись с моим, был отрешенным, растерянным.
— Они последовали за мной, когда я открыл клуб. Я даже не видел их.
Я положила мою руку поверх его. Его кожа была холодной и влажной на ощупь.
— Я вызвала «скорую», они скоро будут.
— Дорин? Она в порядке? Боже, что они сделали с ней?..
Я взглянула на мертвую Дорин, в ее безжизненных голубых глазах застыл невыразимый ужас. Какое ужасное богохульств прожить свои последние минуты подобным образом.
Мой желудок взбунтовался. Я сглотнула желчь и сжала руку Винни.
— Не сомневаюсь, она будет в порядке.
— А что насчет остальных?
Я заколебалась.
— Если я схожу проверю, ты будешь в порядке?
Он кивнул.
— Мы с Дорин подождем тебя здесь.
— Я скоро буду. — Не успела я встать, как раздался отчетливо слышимый хруст ломаемых костей. Готье доделал, что я начала.
Не то чтобы перелом шеи мог на самом деле убить вампиров, но это несомненно выводило их из строя на какое-то время. Как бы то ни было, но этого времени вполне хватало на то, чтобы вбить кол в их черные сердца. На самом-то деле, пронзив каждого вампира колом, Готье уже не было нужды их калечить, он просто получал от этого удовольствие. Наслаждался видом зарождающегося страха в глазах жертв, когда заносил кол и пронзал их сердца. И вероятнее всего это означало, что в данный момент он крайне зол на меня, потому что я насмерть поразила обоих крошек-вампиров, чем лишила его удовольствия. Зачем он ломал их шеи, можно было только догадываться. Возможно, это была привычка.
А может, ему просто нравился звук.
Я прошла мимо Готье с таким видом, как если бы ровным счетом не произошло ничего плохого, словно четвертование злобных упырей в моем присутствии было повседневным явлением. Любая другая реакция могла быть смертельно опасной, поскольку он наблюдал за мной, как кошка за мышью.
А у меня не было никакого намерения становиться мышью Готье.
Сквозь тишину пробился отдаленный вой сирены, когда я присела на корточки рядом с тремя другими женщинами. Все трое были сильно изранены и как минимум двое из них изнасилованы. И когда с тихим хлюпаньем дерево погрузилось в плоть и, минуя кости, с тихим шелестом вошло в сердце, заставив его навсегда остановиться, часть меня испытала злобную радость. Эти ублюдки не заслуживают беспристрастного судебного разбирательства или справедливости. Они даже не заслуживали быть быстро пронзенными колом.
Наконец-то прибыла оперативная бригада. Поскольку Винни и женщинам оказывалась медицинская помощь, заявление в полицию сделала я. Готье сверкнул удостоверением и удалился. Однако взгляд, которым он наградил меня, перед тем как скрыться в тени, красноречиво сказал, что еще какое-то время мы с ним будем не в ладах. В этом не было ничего удивительного.
Как только у меня появилась возможность, я забрала свою сумку и ретировалась оттуда.
Ночной воздух был сладок по сравнению с воздухом ночного клуба, я сделала глубокий вдох, позволяя ему наполнить мои легкие и очистить их от всей гадости. Ветер до сих пор нес запах крови, но это было естественно, тем более что теперь я сама была вся в крови.
Все что мне было нужно это хороший горячий душ. Я повесила сумку через плечо и босиком отправилась домой.
Но не успела я сделать и десяти шагов, как у меня вновь возникло плохое предчувствие, и на этот раз оно было сильнее, чем прежде.
Я остановилась и посмотрела через плечо. Что, черт возьми, происходит? Почему я чувствую это, ведь ситуация в клубе была разрешена?
И тут меня осенило.
Предчувствие беды исходило не из клуба и не из ночи. Оно исходило из более отдаленного, более личного места. Места, выкованного из связи близнецов.
Мой брат был в беде.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #4 : 17 Май 2011, 20:01:42 »

Глава 2

Паника усиливалась. За несколько последних месяцев при подозрительных обстоятельствах исчезло десять стражей, и только двое из них были найдены. Вернее сказать, было найдено лишь то немногое, что осталось от этих двоих. Я с трудом сглотнула. Мой брат-близнец не будет одиннадцатым. Он был моим единственным родным человеком, с тех пор как наша стая бросила нас. Он был для меня единственным человеком, который значил для меня гораздо больше, чем все остальные люди на этой земле вместе взятые. И он был тем самым единственным человеком, без которого я не смогу жить. Его потеря убила бы меня так же, как серебряная пуля.
Я сделала глубокий вдох и попыталась унять свои страхи. Роан не ранен и не при смерти, потому что я бы это почувствовала.
Он просто попал в какие-то неприятности. Моя в том вина или нет, но брат попадал в неприятности большую часть своей жизни. Чтобы не случилось, он справиться с этим.
Мне не хватало только удариться в панику. Однако в кое-чем я все же могла удостовериться. Я достала свой мобильник, нажала кнопку видеосвязи, а затем быстро набрала номер моего босса, Джека Парнелла. Он был нынешним главой подразделения стражей и одним из немногих вампиров, который мне искренне нравился. Другим вампиром, к которому я питала симпатию, была Келли — страж и одна из моих немногочисленных друзей. Мало того, что эти двое были славными ребятами, так они, как это ни удивительно, еще и мылись, как обычные люди.
Приметная лысина Джека появилась в онлайн. Он мне зубасто ухмыльнулся, но в его зеленых глазах читалось напряжение, явно противоречащее веселому выражению лица.
— Рад тебя видеть целой и невредимой после вечерней прогулки, — произнес он бодрым и скрипучим голосом. — Я ожидаю твоего отчета в первой половине дня.
— Я напишу его дома и отправлю тебе по электронной почте. Скажи-ка, ты получил известие от Роана?
— Около двух часов назад. А что?
Я замялась. Мне следует осторожней выбирать слова, потому что в Управление никто не знал о нашей связи с Роаном, не говоря уже о том, что мы близнецы. Тот факт, что у нас одинаковая фамилия ни о чем не говорил лишь потому, что у каждой особи в стае была одна и та же фамилия. Так что, независимо от степени родства, все члены стаи имели фамилию Дженсон. И всякий раз, когда какой-нибудь новичок пополнял наши ряды, он официально менял свою фамилию на родовое имя стаи. Это был один из способов внутривидовых разграничений между стаями, разделившими одинаковую масть.
На самом-то деле, многие в Управление считали нас любовниками только потому, что мы с Роаном вместе жили — предположение, которое никто из нас не опровергал, потому что нам самим было гораздо проще, если они верили в это. Конечно же, если бы они узнали всю правду о Роане, то поняли бы, насколько маловероятен наш статус любовников.
Я сомневалась, что Джек в это верил. Он никогда ничего не говорил о нас с Роаном, никогда не расспрашивал о нашей ситуации. Он делал вид, что его ни в малейшей степени не заботят мои взаимоотношения с Роаном, независимо от истинного положения вещей. Но после шести лет работы на него, я понимала, что это не так.
— Ты в курсе, что зачастую оборотни чувствуют, когда член их стаи попадает в беду?
Джек просто кивнул.
— Что ж, теперь у меня возникло это предчувствие на счет Роана.
— Неприятности типа — «вопрос жизни или смерти»?
— Нет.
— Тогда он ранен?
— Нет. Пока еще нет.
Он нахмурился.
— Исходя из выше сказанного, у тебя просто ощущение, что у него неприятности?
— Да. — Я чувствовала это всеми фибрами души, и уверенность в правоте собственных ощущениях была столь же сильна, как и то, что я была чувствительна к фазам луны.
— Я не не верю тебе Райли, но пока он укладывается в сроки, я предпочитаю подождать. Миссия, на которую он отправлен, довольно деликатна, и отряжение спасателей может провалить операцию.
Как я могу заботиться о чем-то другом, кроме моего брата…
Я сделала еще один глубокий вздох и медленно выдохнула.
— Однако, с учетом других исчезновений, не стоит ли проверить?
— Другие исчезновения произошли в конкретной области. Миссия Роана и близко не проходит с тем районом.
— Следовательно, ты знаешь где он?
— Да, — он замялся: — Хотя нам обоим известно, что он не всегда докладывает об изменение направления.
Разве это не так? И если его не было там, где, как предполагалось, он должен был быть, тогда вычислить его местоположение будет довольно веселенькой работенкой.
— Когда будет считаться, что он задерживается дольше, чем следовало или чем предполагалось?
— Он должен отчитаться завтра в девять утра.
— А если не отчитается?
— Тогда я решу что делать.
— Я в деле.
— Райли, ты не страж.
Пока что. Я почти услышала это невысказанное уточнение и увидела, как веселье прорезало морщинки в уголках его глаз. Хоть я и провалила тесты, Джек почему-то продолжал твердо верить, что у меня задатки превосходного стража. Он говорил мне об этом много раз. Но поскольку я уже прошла испытание, он не мог заставить меня пройти еще одно. Я была в безопасности, по крайней мере до тех пор, пока Джек не найдет способ заставить меня пройти это чертово испытание вновь. Или, пока не сыграю с ним в «камень, ножницы, бумага» — почему-то я сомневалась в своей везучести при данном исходе.
— Он член моей стаи. Я не собираюсь сидеть сложа руки и бить баклуши, если он попал в беду.
— Тогда заявляйся на работу утром, и мы узнаем, что происходит.
Его ответ был столь же не однозначен, как и мое тревожное состояние, вызванное ощущением неосознанной угрозы этой ночью.
— Спасибо, Джек.
— Постарайся сегодняшним вечером не учуять еще чего-нибудь на ветру, — сухо произнес он.
— Похоже, ты уже обеспокоен.
— Если только самую малость. — Он рассмеялся и повесил трубку.
В течение нескольких секунд я тупо смотрела на пустой дисплей телефона. Если Джек в ближайшем будущем не собирается делиться информацией, возможно, мне следует попытаться получить ее у кого-нибудь другого. Например, у Келли.
Стражи частенько обсуждают миссии, так может она знает, куда был направлен Роан. Я понятия не имела, была ли она в настоящее время дома, но я точно знала, что на работе ее не было. Имело смысл попробовать.
Я набрала ее номер, однако после трех гудков, щелкнул автоответчик.
— Кел, это Райли. Перезвони мне, как только окажешься дома, и неважно, сколько будет времени на часах. — Я умолкла в нерешительности, а затем добавила, чтобы она не ударилась в панику: — Ничего срочного. Я просто хочу кое-что спросить.
Завершив телефонный разговор, я засунула телефон обратно в сумку и пошла домой.
Только на этом ночные странности для меня еще не закончились. Возле моей двери стоял вампир.
Скажу даже больше — это был голый вампир.
Я остановилась и вытаращила глаза. Ничего не могла с собой поделать. Он был голым, в конце-то концов. И черт бы его побрал… Высокий, недурно сложенный вампир.
У него были волосы, которые, возможно, были черными, но в этот момент из-за всей той глинистой грязи, что засохла в его волосах, они казались грязно-бурого цвета. У него были темные глаза, в которых читалось все что угодно, только не бездушие. И он обладал внешностью, за которую ангелы могли бы убить.
Его тело, точно так же как и волосы, было покрыто засохшей грязью, но под слоем грязи он был худощав и силен, атлетического телосложения. И в дополнении к этой совершенной упаковке, он был не плохо оснащен. Не самый большой их тех, что я когда-либо видела, но все же его «достоинство» было огромным.
Дверь на лестничной площадке захлопнулась, ударившись о мою спину, тем самым выводя меня из восхищенного оцепенения.
— Привет, — сказала я.
— Привет, — повторил он.
Вежливый вампир. Поразительно.
— Есть ли какая-нибудь особая причина, по которой ты стоишь голым у моей двери? — я надеялась, что таковая имеется. Надеялась, что, возможно, он был своего рода подарком на мой день рождение, правда, до него было еще несколько месяцев, но девушка всегда может помечтать.
Впрочем, как правило, мои мечты не включали в себя голых вампиров, тем более вымазанных в грязи.
На мой вопрос он ответил собственным:
— Есть ли какая-нибудь особая причина, по которой ты вся в крови?
— Я ввязалась в драку. А у тебя какое оправдание?
Он посмотрел вниз, словно до этого момента не замечал своей наготы.
— Ей богу, я не имею понятия, как оказался в подобном виде.
У него был низкий вибрирующий голос, от которого затрепетала моя душа, и появилось желание поджать пальцы на ногах. Будь я проклята, если это не самый сексуальный голос, который я когда-нибудь слышала у мужчины — живого или мертвого.
— Но ты догадываешься, по какой причине стоишь у моей двери?
Он кивнул.
— Если ты живешь здесь, значит, я здесь для того, чтобы увидеть тебя.
— Что ж, смею тебя уверить, что не в моих правилах встречать голозадых парней на пороге собственного дома. — Который, как сплетничали за глаза, отчасти принадлежал и моему брату, прежде чем тот пропал во время миссии. Презент в виде обнаженного вампира был в духе Роана, и это было главной причиной, по которой я решила, что этот парень может быть подарком. Впрочем, нужно признать, что немногие вампиры обладали чувством юмора, и большинство из них не согласились бы на подобный трюк. — Итак, если ты не можешь объяснить, что происходит, то спустить свое привлекательное тело по лестнице и убраться из этого дома тебе вполне по силам.
— Мне нужна помощь.
Что вероятнее всего означало, что ему больше требуется помощь Управления, нежели индивидуально моя. И это было чертовски досадно. Мой взгляд совершил еще одно турне по его обнаженному торсу, и, не в силах сдержаться, я, чуть ли не тоскливо, вздохнула. Ладно, чего уж там, я видала множество прекрасных нагих тел в ночных клубах оборотней, однако этот вампир, определенно был наилучшим из всех вместе взятых образчиков мужественности, виденных мной за последнее время.
— Почему ты нуждаешься в помощи? Ты блеснул своими укусами на женушке не того мужика?
В его темных глазах промелькнуло раздражение.
— Я серьезен. Кто-то пытается убить меня.
Может он и серьезен, но при виде него, стоящего здесь с таким спокойствием, в это было сложно поверить. Разве по логике вещей, он не должен был сообщить о проблемах в полицию, или хотя бы в Управление?
— Всегда находиться кто-то, чьи усилия направлены на убийство вампиров, и вообще-то, вы, парни, заслужили этого.
— Не все из нас убивают для того, чтобы выжить.
Ну, нет, конечно, однако те, кто убивали, вне всякого сомнения, создали всем дурную славу.
— Послушай-ка, расскажи мне чего ты хочешь, или иди гуляй и отрывайся на ком-нибудь другом.
— Ведь ты — страж Управления Иных Рас, не так ли?
— Не-а, страж — мой сосед.
— Твой сосед дома?
Я вздохнула. Ну почему все симпатяшки хотят видеть Роана?
— Я не жду его до завтрашнего утра. — Или попозже, если тягостное предчувствие беды и сосущее ощущение под ложечкой, что-то означали.
— Тогда я подожду.
Я вскинула бровь.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #5 : 17 Май 2011, 20:02:20 »

— Да неужели? И где же?
— Здесь. — Изящным движением он указал на пол.
— Ты не можешь остаться здесь.
Миссис Рассел, нынешняя владелица этого полуразвалившегося франко-завода , у которой хватало наглости называть эту хибару «жилым домом», придет в бешенство. Единственной и первостепенной причиной, по которой она сдала нам квартиру — дама была ярой противницей закона о дискриминации нелюдей, и еще, потому что проживание оборотней в помещение оказывало благоприятный «побочный эффект»: держало паразитов подальше от дома. По-видимому, крысы недолюбливали нас.
Однако старую корову хватил бы удар, найди она вампира, сидящего в ее коридоре. А придя в себя, она первым бы делом вышвырнула нас из квартиры. У миссис Рассел была давняя ненависть к вампирам, и даром что, она ежедневно пребывала на верху блаженства из-за того, что ее муж стал закусью для одного из них.
— В особенности, когда ты голый, — добавила я. — Противозаконно слоняться обнаженным в общественном месте.
Обстоятельство, о котором я узнала, после того, как была арестована за то же деяние пару месяцев назад — но я была в парке, а не в вестибюле жилого дома. Я отделалась лишь небольшим штрафом, но тогда полнолуние послужило мне оправданием. Шелковое платье, в которое я была одета, пережило мое изменение не лучше кружевной блузки. Не этот, не другой случай не смог бы меня отучить от одевания в непрактичную одежду. Проблемы с законодательством могут возникнуть у людей, бегающих по округе голышом, но не у оборотней.
— Лампа разбита, — произнес он. (У него был такой приятный и теплый голос, что я вновь ощутила появление приятной волны «мурашек», расходящейся по спине, и чуть позже переходящей в легкое ощущение тепла и неги.) — Здесь нет окон, а коридор погружен в полумрак. Меня никто не увидит.
Но я-то увидела его, но опять же, ведь он наверняка слышал, что я поднимаюсь по лестнице и не удосужился завуалироваться тенью. И этот факт вызывал беспокойство. Как и то обстоятельство, что он был голым. Не секрет, что я — оборотень, и не секрет, что до полнолуния оставалось всего-то семь дней. И уж тем более ни для кого не секрет, что сексуальное влечение оборотней резко возрастает за неделю до полнолуния. Он может быть приманкой.
Хотя, зачем бы кому-то хотеть завлекать меня? В отличие от братца-стража, я была «никто и ничто». Может быть, мое дурное предчувствие относительно Роана сделали меня параноиком?
— Если у тебя неприятности, почему бы не прибегнуть к помощи Управления? Там навалом стражей, в чью задачу входит оказывать помощь.
— Я не могу.
— Почему нет?
В глубине его полночных глаз промелькнуло замешательство.
— Я не помню.
Ну да, как же, поверю я в это.
— Не мог бы ты отойти от моей двери?
Он отступил в сторону. Я выхватила ключи из сумки и настороженно подошла к двери. Мужчина поднял вверх обе руки, выражение его лица было немного насмешливым, когда я отперла дверь и толчком открыла ее. Только перешагнув через порог, я расслабилась. Несмотря на то, что многие поверья о вампирах были ложью, поверье о приглашение в дом, вне всяких сомнений, было правдой.
Я бросила сумку на стоящий неподалеку зеленый диван, а потом встретилась с его полночно-темным пристальным взором.
— Не кусай никого из моих соседей, или же я собственноручно отволоку тебя в Управление.
Он улыбнулся мне, и эта улыбка заставила подскочить уровень гормонов в моей крови.
— Я внимательно изучил обитателей этого здания. Ты здесь единственная, кто достоин укуса.
Не в силах сдержаться, я усмехнулась. Пусть он был голым, пусть он был весь в грязи и ни на что не годился, но выглядел он великолепно и пах однозначно приятнее, чем большинство вампиров, с которыми я работала. В другой раз и в другом месте я поддалась бы соблазну этой чумазой приманки, и плюнула бы на все последствия.
— Лесть не поможет тебе переступить порог моего дома.
Он пожал плечами, — незначительный, но от этого не менее изящный жест.
— Я говорю только правду.
— Ага, как же. — Уже почти закрыв дверь, я спросила: — Ты и правда не можешь вспомнить почему голый?
— На данный момент, нет.
Не может вспомнить или слишком смущен, чтобы сказать? Я подозревала последнее, хотя на самом деле не знала почему, в особенности, если учесть, что смущение не было присуще ни одному вампиру, с которым мне приходилось сталкиваться по долгу службы.
— Отлично. Тогда увидимся позже.
Я закрыла дверь и направилась в ванну принять душ. После этого, я забралась в мою кровать со скомканными простынями и попыталась вздремнуть. Но уверенность в том, что у моего брата какие-то неприятности, наряду с тем обстоятельством, что под моей дверью сидел сексуально привлекательный вампир, — и бог его знает, что из этого в большей степени — лишило меня сна.
Проворочавшись час, я сдалась и вылезла из постели. Натянув любимую футболку с марсианином Марвином , чтобы не продрогнуть от едва ощутимой ночной прохлады, я направилась на кухню, налила большой стакан молока и захватила стеклянную банку, наполненную печеньем с шоколадными крошками. Затем, расположившись в излюбленном мягком кресле, я ела печенье, пила молоко, и наблюдала, как ночь уступает место ярко-красному рассвету.
Когда небесная феерия закончилась, я принялась набирать отчет на лэптопе Роана, а затем переслала его по электронке Джеку. Через секунду зазвонил телефон.
Я откинулась на спинку кресла и схватила трубку со стены.
— Привет, Кел.
Хрипловатый смех раздался на том конце провода. У Келли был один из тех голосов, который бы сделал ее самым востребованным оператором на линии «Секс по телефону».
— А как ты узнала, что это я?
— Я оставила сообщение на твоем телефоне, а еще всем прекрасно известно, что мне лучше не звонить в несусветную рань.
— И все же ты уже проснулась, а значит у тебя проблемы. — Она умолкла в нерешительности. — Это всего лишь крайняя необходимость по-женски поговорить по душам? Или, это нечто более серьезное, как например — этот самец, думает не головой, а хреном, когда распускает свои лапы?
Я усмехнулась. Келли нравился Талон не больше, чем Роану, но она хотя бы могла разглядеть и положительные моменты в его пребывание рядом со мной. Мужики, находящиеся в промежуточном положении — и не в паре, и не один — как Талон, вовсе не были чем-то обыденным.
— Вообще-то, я лишь хотела задать вопрос.
— Вот те на, черт побери! Я бы на твоем месте не стала переживать об оборотне с весьма большим «достоинством» и о том, что он делает прямо сейчас. Впрочем, спрашивай, что хотела.
— Ты разговорила с Роаном перед его отъездом? Есть ли у тебя какая-нибудь мысль по поводу того, куда он отправился?
— Нет и нет. А что?
— У меня просто ощущение, что у него какие-то неприятности.
— Надеюсь, неприятности не типа: «…он покинул наши стройные ряды»?
— Нет. Во всяком случае, пока еще нет.
— Хорошо. — Келли замолчала. На заднем плане было слышно мягкое тиканье часов, значит, она находилась в отведенной для нее квартире в Управление. Единственные часы в ее собственном доме были прототипом всех высоких напольных часов. Они были настолько большими, и настолько громогласными, что мне приходилось выходить из комнаты, когда раздавался их звон. — Согласно графику, завтрашней ночью я вновь заступаю на патрулирование. Посмотрим, что я смогу обнаружить, если он не вернется к тому времени.
— Спасибо. Я твоя должница.
— Проведи меня в клуб в период лунной лихорадки и будем считать, что мы в расчете.
Я усмехнулась:
— По рукам! До встречи.
— Arrivederci, bella .
Положив трубку и встав с кресла, я отправилась обратно на кухню.
Я не была величайшим поваром в мире, и почти каждый день, что бы я ни готовила, все пригорало. Но как ни странно со сдобой, яичницей и беконом я могла справиться без особых «потерь». К счастью для моего желудка, это был один из тех дней. Наложив все вышеперечисленное на блюдо, я глянула в сторону двери и задалась вопросом: а не желает ли мой обнаженный вамп чего-нибудь съесть? И это вовсе не говорило о том, что я собралась предложить себя. Роан всегда держал в холодильнике приличный запас синтетической крови просто потому, что он нуждался в ней. Хоть мы и близнецы, но я была в большей степени оборотнем, а мой брат вампиром. У него не выдвигались клыки, он нормально ел и пил, так же как и я, мог находиться на солнце, но когда близилось полнолуние, ему требовалась кровь.
Захватив пакет синтетической крови из холодильника, а затем и свою тарелку, я подошла к двери.
Мой чумазый, но сексуальный вампир сидел там, где я его и оставила, в тени, справа от моей двери.
— Ты ел? — спросила я.
В его глазах блеснуло удивление.
— А ты предлагаешь?
Я усмехнулась и кинула ему пластиковый пакет.
— Вряд ли. Но у моего соседа всегда имеется запас синтетической крови. Угощайся.
Он ловко поймал пакет одной рукой.
— Благодарю. Ты крайне предусмотрительна.
— Иначе говоря, — сухо произнесла я, — предложение — отстой, но ты обойдешься тем, что имеется.
Легкая насмешка коснулась его изумительных губ.
— Ты очень опытна по части понимания людей, не так ли?
Опытна, но только по части нечеловеческих рас и только из-за того, чем я была. Я пожала плечами и, скрестив ноги, села на безопасном от двери расстоянии. Пусть он был незнакомцем, от которого скорее всего не стоило ждать добра, но поговорить-то с ним я могла. Несмотря на то, что образ волка-одиночки не был свойственен большинству волков, этот образ приличествовал нам с Роаном. Мы выросли во враждебной по отношению к нам среде — к самому факту нашего существования — и привыкли полагаться только на себя. И, безусловно, это подразумевало, что умение запросто заводить друзей не относилось к нашим навыкам. Боже, это недоверие к окружающим заставило меня навсегда отказаться от общепринятых норм поведения относительно собственной безопасности и лишь в малой степени открыться Келли. Мы знали друг друга в течение трех лет, и, несмотря на то, что я называла ее подругой — хорошей подругой, — она до сих пор не имела понятия, что мы с Роаном приходимся друг другу родственниками, не говоря уже о том, что мы близнецы.
И в тоже время у меня было два друга, с которыми я регулярно виделась. Но они были «не совсем» друзьями. Мельбурн мог показаться неприветливым городом, если, в большинстве случаев, вы были одиноки.
Взгляд вампира, как прикосновение, которое, по сути, не являлось таковым, но после которого на коже остался опаляющий след, скользнул по моим едва прикрытым округлостям. Ничего удивительного. Лунный цикл второй четверти, который мы, оборотни, называем недельной фазой, во время которой потребность в спаривании становится почти всепоглощающей, вступил в силу. И хотя растущая луна не оказывала на меня такого же воздействия, как на чистокровных волков, острую потребность в сексе мне все же было сложно отрицать.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #6 : 17 Май 2011, 20:04:07 »

И если изнуряющий голод, вызываемый лунным сиянием, уже был силен, то меня ожидала буйная, но волнительная неделька.
— Итак, — произнесла я, пытаясь избавиться от мысленных образов спаривания с этим вампом прямо тут же в коридоре, и стараясь не помышлять о восхитительной возможности шокировать пуританскую чувствительность миссис Рассел. — Очевидно, ты не пришел в себя за эту ночь.
— Ну, это зависит от того, что в твоем понимании — «прийти в себя». — В его темных глазах искрился озорной огонек. — Если ты подразумевала тот факт, что я все еще здесь, тогда очевидно, что нет. Если ты имела в виду, вернулись ли ко мне некоторые воспоминания, тогда — да.
— Так ты вспомнил, почему находишься здесь?
— Я тебе говорил об этом еще прошлой ночью.
Да, говорил, но мне было просто интересно, изменит ли он свою историю.
— А как говорила я, если это что-то нетерпящее отлагательств, тогда тебе прямая дорога в Управление. Любой из стражей будет в состояние тебе помочь.
— Я должен увидеть твоего соседа.
Я вонзила вилку в бекон и обмакнула его в желток.
— Ты один из его дружков?
Он так резко отдернулся назад, что стороннему наблюдателю могло показаться, будто я ударила его.
— Нет, я не его дружок.
Я усмехнулась:
— Не подумай ничего плохого, просто дело в том, что большинство вампиров разменявших сотню, а то и пару сотен лет, как правило, не имеют четко выраженной половой ориентации.
Он изучал меня с бесстрастным видом, у него были глубокие и бездонные глаза, в которых, потеряв осторожность, можно было легко утонуть.
— Ты оборотень, не так ли?
— Ну да, — я отломила кусочек от булочки и, обмакнув его в яйцо, съела. «Имеющая вид и манеры леди», — словно обо мне было сказано.
— Когда речь заходит о вампирах, оборотни обладают не большим чутьем, чем люди, — тихо произнес он. — Так как же ты узнала, что я вампир, не говоря уже о том, что мне больше двух столетий?
Я пожала плечами.
— Мой сосед — страж, а сама я работаю со стражами. Тебе должно быть известно об этих вещах.
Достаточно было взглянуть на выражение его лица, чтобы понять: он не купился на это вранье.
— Могу я задать еще один вопрос?
— Можешь, только не ручаюсь, что отвечу на него.
Он улыбнулся, лукавые морщинки прорезали уголки глаз. Вампир был не только вежлив, к тому же он обладал чувством юмора. Чудной.
— Ты не… скажем так — ты не типичный образец оборотня?
— Хочешь сказать, что мне на самом деле достались хорошая фигура и титьки? — Да, грудь была моим достоинством, перевешивающим все недостатки, особенно в прошлом, в те времена, когда я пыталась получить работу. Несмотря на то, что дискриминация была незаконна, немногие хотели набрать в свой штат оборотней, лишь потому, что лунный цикл означал отсутствие вера на работе в течение одной из четырех рабочих недель. Но благодаря моим буферам, мало кто догадывался, чем я являюсь.
Его взгляд плавно переместился верх.
— Твои волосы — они рыжие, однако я насчитал только четыре стаи: серебристые, черные, золотистые и темно-русые.
Я согласно кивнула.
— Большинство так и считают, просто потому, что число рыжих стай чрезвычайно мало и все они отчасти обособленны. Они произошли из Ирландии. Затем мигрировали в центральную часть Австралии. По большей части они живут там и по сей день.
— Ирландия и Центральная Австралия — весьма не схожие места.
Посетив Ирландию восемь лет назад, я могла с уверенностью это подтвердить. За всю свою жизнь я не видела столько дождей, — по крайней мере, до тех пор, пока не перебралась в Мельбурн, — сколько увидела там.
— Они были изгнаны во время расовых беспорядков в 1795 году. В те времена Англия использовала Австралию, как каторжную колонию, но на этом материке было еще много неосвоенных земель, так что им было куда податься.
— В то время, они могли выбрать место по своему усмотрению. Зачем подаваться в пустыню?
— Поди спроси, кому знать? — не мне, это уж точно. История стаи никогда не была моим коньком. А с другой стороны, сородичи не сильно-то и старались преподавать нам. В конце концов, зачем бы им утруждаться, когда они всевозможными способами выпинывали нас, едва мы достигли совершеннолетия?
Некоторые волчьи стаи были терпимы к полукровкам. Наша — нет. Основной причиной, по которой нам вообще позволили остаться в живых, послужило то обстоятельство, что наша мать была дочерью альфы стаи, а так же ее угрозы об уходе из стаи, если бы нас приговорили к смертной казни.
Но все же, когда мы наконец-то покинули стаю, для нее это стал таким же облегчением, как и для меня с Роаном. Мать любила нас, мы оба знали это, но она ясно дала понять, что не желает больше с нами встречаться.
Ее решение причиняло боль — нам до сих пор было больно — однако я в силах понять ее желание вернуться к нормальной жизни в стае. Ей было нелегко вырастить щенков, которых, кроме нее, никто не желал видеть.
— Я смотрю, члены рыжей стаи не худосочны, как другие волки? — спросил мой чумазый вампир.
— По большей части нет.
Он кивнул, его взгляд лениво скользил по моему телу, каким-то образом заставляя меня почувствовать себя утопающей в солнечном свете. Почувствовать подобное от создания ночи уже само по себе было странно.
Хотя, если быть честным, вампы вообще-то не были ледяными глыбами, как думали о них люди. Они становились холодными, если недоедали.
Я откашлялась.
— Я бы тебе не советовала делать это.
Его темные глаза искрились весельем.
— А почему бы и нет?
— Ты знаешь почему.
Легкая улыбка тронула губы вампира, от которой у меня перехватило дыхание. Проклятье, когда это мертвецы успели стать такими восхитительными?
— Я был бы не против.
Ну, на самом-то деле, я тоже, но у меня были принципы. По крайней мере, до тех пор, пока не разразится лунная лихорадка.
— Ты здесь, чтобы повидаться с моим соседом, а не со мной, — я умолкла и нахмурилась. — Прошлой ночью ты сказал, что кто-то пытался убить тебя. Если это правда, то почему ты спокойно рассиживаешь здесь, в моем коридоре?
— Потому что они бросили меня умирать. Сомневаюсь, что кто-то из них потрудился вернуться, чтобы проверить удалось ли им это.
— И ты голый и весь в грязи потому, что?..
— Когда меня пронзили колом, я был гол и лежал на земле, между насыпью перегноя и слоем растительного грунта.
Я недоуменно уставилась на него, пытаясь понять, шутит он или нет.
— Тебя выследили в садово-огородном центре?
— Выходит, что так. К счастью для меня, они решили не вонзать кол в мое сердце, а дождаться восхода солнца и полюбоваться, как оно сожжет меня.
— И которое, как мы видим, не сожгло тебя.
Он опять улыбнулся, но на этот раз в его улыбке проскользнуло нечто зловещее.
— Положительный момент — по прошествии нескольких сотен лет, появляется определенная доля стойкости к солнечным лучам. О чем мои нападающие очевидно не знали. Когда забрезжил рассвет, я начал кричать. Они запаниковали и сбежали.
Его повествование навело меня на мысль, что возможно, мужчины, напавшие на него, были новичками в игре «Поймай вампира». Я прислонилась к дверному косяку и поставила полупустую тарелку на пыльный деревянный пол.
— А почему ты просто не овладел их разумом и не отправил в бегство?
— Я пытался, но их сознание было заблокировано. — Он с минуту смотрел на меня, а потом добавил: — Так же как и твое.
Я нахмурилась. Роан рассказывал мне о банде людей рыскающих по городу и пытающихся напасть на след вампиров, но мне тогда показалось, что это обычные подростковые шалости. Маловероятно, что у них хватило бы сил завалить моего вампа, не говоря уже о разработке сильнейшего ментального щита, не позволяющего вампу захватить контроль над ними. И, несмотря на то, что специально разработанные электронные щиты были вполне реальны и действительно справлялись с задачей для которой их создавали, они были настолько дороги, что очень мало кто мог себе это позволить, настолько мало, что их можно было перечесть по пальцам.
— Они были молоды?
— Нет, все — мужчины, как минимум за тридцать.
Звучит хреново.
— Пожалуй, тебе лучше обратиться в Управление. Если в городе есть еще одна группировка, им следует знать.
— Я не могу.
— Почему? Моего соседа может не быть еще несколько дней, а об этом действительно следует сообщить.
— Роан просил меня обращаться к нему, и только к нему.
Я вскинула бровь:
— А я думала, ты не знаком с моим соседом. А если знаком, то почему, спрашивая его прошлой ночью, не назвал по имени?
— Потому что прошлой ночью, я вообще-то не помнил его имени, только адрес, по которому он проживает. И я никогда не говорил, знакомы мы или нет.
Типичный вампир. Я уверена, что те из них кто не были при жизни продавцами, были чертовыми юристами.
— Означает ли это, что ты его недавно видел?
— Да. Перед тем, как те люди поймали меня и пронзили колом. От него я и узнал этот адрес.
Тогда, возможно этот вамп поможет мне найти Роана, если Управление и Джек не захотят его искать.
— Когда это было?
Он нахмурился.
— Я точно не помню.
Проклятье.
— Так где ты с ним виделся?
— Я не могу сказать.
— Тогда почему эти люди решили всадить в тебя кол?
— Есть что-то еще, что я не в силах вспомнить.
— Кажется, ты много чего не можешь вспомнить, — пробормотала я, испытывая противоречивые чувства, колеблющиеся между верой и неверием.
— Прискорбный побочный эффект от нескольких пинков в голову.
Мой взгляд поднялся к его лбу. Под грязью проглядывалось потемневшее пятно, которое могло быть синяком.
— У тебя есть имя?
— Есть.
Мои губы дрогнули в улыбке.
— Может поделишься, или оно тоже затерялось в тумане памяти?
— Куинн О’Конор.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #7 : 17 Май 2011, 20:06:02 »

— А я — Райли Дженсон.
Он наклонился вперед и протянул руку. Я автоматически пожала ее, что на самом-то деле, было глупостью с моей стороны. Он без особого труда мог выдернуть меня из квартиры, если бы хотел причинить мне вред.
Но единственное, что он сделал, это обхватил своими длинными сильными пальцами мою руку и легонько пожал. Тепло его ладони обожгло меня и я без особого труда представила, с какой нежностью эти сильные пальцы скользят по моему телу, еще сильнее распаляя во мне и без того пробудившееся желание. Я с трудом сглотнула.
— Знакомство с вами — сплошное удовольствие, Райли Дженсон, — добавил он. Его голос был таким нежным, что казалось, я не слышу его, а тихим мелодичным переливом он раздается в моей голове.
Я вытащила свою руку из его ладони, но сжала пальцы, чтобы сохранить тепло его прикосновения. Одна эта реакция заставила меня осознать, что надо быть поосторожней. До тех пор, пока я не узнаю больше о нем, о том чем он на самом деле является, мне лучше держаться от него подальше… Сколько бы мои гормоны ни говорили об обратном.
Однако любопытство было сильней осторожности.
— А помнишь ли ты, чем зарабатываешь себе на жизнь?
Он кивнул.
— Мне принадлежат «Вечерня аир».
Я чуть не задохнулась. «Вечерня» была крупнейшей из трех, пересекающих Тихий океан, авиакомпаний, и недавно приобрела большую часть акций по обслуживанию челночных перелетов до орбитальных станций. Что делало голого вампира, сидящего напротив меня, мультимиллиардером.
На его лице появилось замкнутое, отчужденное выражение.
— Изменило ли это твое мнение обо мне?
— Ты так говоришь, как будто у меня было время составить его. — Я усмехнулась и добавила: — Но если это и так, то только из-за того, что я никогда раньше не трахалась с мега, мега богатым парнем.
А впрочем, имела я всех ваших, посредственных, встречающихся на каждом шагу, заурядных богачей. По сути, до сих пор было так.
Его смех, словно живое тепло, разлился по моей спине.
— Мне нравится в оборотнях одно: они всегда прямолинейны, когда речь заходит о сексе.
— У тебя уже был оборотень, а может даже парочка, не так ли? — и это бы меня совершенно не удивило. Он был богат, великолепен, и он был вампиром. Они были одной из немногих рас, которые на самом деле могли на равных с оборотнями выдержать накал страстей в период растущей луны.
— Один или два.
Кажется, он не горел желанием вдаваться в подробности, и мне стало интересно почему. Я подождала секунду, за которую он одним глотком осушил пакет крови, а затем произнесла:
— Я считала, что «Вечерня» принадлежит Фрэнку Харрису.
— Он руководитель и ответственное лицо. — Куинн пожал плечами. — В том, чтобы быть вампиром есть свои ограничения. Я буду всегда нуждаться в ком-то, кто будет вести дела в течение дня.
И, тем не менее, я могла бы поспорить, что Фрэнка Харриса держали на очень коротком поводке.
— Так чем же успешный бизнесмен заслужил быть пронзенным колом от руки человека? Я почему-то считала, что вы, богачи, находитесь в окружение устройств безопасности по последнему слову техники.
Он нахмурился.
— Хотел бы я знать. Самое досадное, что проснувшись и увидев себя пронзенным колом, ты не понимаешь в честь чего с тобой это сотворили.
— Полагаю, тот факт, что тебя одолели обыкновенные люди, вызывает еще большое раздражение.
— Всенепременно.
На его губах вновь заиграла улыбка, при виде которой у меня екнуло сердце. Мне пришло в голову, что самое время ретироваться, пока я не совершила какую-нибудь глупость… как, например, податься искушению этого вампира.
— Послушай, мне нужно собираться на работу. Может, тебе нужно пальто или что-то типа того? По прогнозу метереологов — днем будет дождь.
Чувственная улыбка изогнула губы Куинна.
— Я признателен тебе за предложение, но вампиры не чувствуют холода.
— Вы-то может и не чувствуете, но от одного твоего вида меня бросает в холод. — Что на самом деле было полной противоположностью тому, что происходило со мной на самом деле, но ему об этом не обязательно знать.
Он пожал плечами.
— Если тебе от этого полегчает, тогда я приму пальто.
Я поднялась с пола и, заглянув за дверь, выбрала среди верхней одежды Роана пальто. По крайней мере, у миссис Рассел не случится сердечного приступа, если ей посчастливиться встретиться с Куинном. И как бы я не любила допекать эту старую корову, я все же сомневалась, что нам удастся найти, в такой близи от центра города, другую квартиру, которая бы была большего размера или подешевле.
Закрыв дверь, я начала рыться в корзине с чистым бельем, пока не нашла подходящую для носки юбку и блузку. Отутюжив одежду, я тут же собралась на работу. Куинн по-прежнему сидел в коридоре, когда я вышла из квартиры, держа свой путь на станцию.
Поезд был переполнен, и как обычно, я провела всю дорогу, уткнувшись носом в стекло, стараясь вдохнуть немного свежего воздуха, просачивающегося сквозь оконные щели, и сопротивляясь, едва ли не сбивающему с ног, запаху человеческих тел, пота и парфюмерии.
Протиснувшись к выходу, я вышла на станции Спенсер-стрит и направилась к высотному строению с фасадом из зеленого стекла, в здании которого располагалось Управление. Пройдя через сканеры безопасности, и подставив руку под распознавательный сканер, я спустилась на лифте в подвальный этаж до подуровня три. Если десять этажей над уровнем земли были общественным «лицом» Управления — здесь располагались отделы, которые работали в основном днем, получали первичные донесения о преступлениях нелюдей, оформляли мелкие правонарушения, и занимались прочей важной ерундой, такой как документирование сообщений о мятежах новообращенных вампиров, — то остальные пять этажей, те что находились внизу, были «сердцем» Управления. Под землей находились отделы, о которых общественность знала немногое. Здесь мы выслеживали и занимались более гнусными делами нелюдей, которые насиловали, убивали и высасывали досуха своих жертв. В довершение всего, мы работали круглосуточно, даже если большинство стражей прочесывали город только по ночам.
В этом отделе насчитывалась сотня сотрудников, семьдесят из которых были стражами. Оставшиеся тридцать официально именовались связными стражей. В основном мы работали посменно, по восемь часов в день, и в наши обязанности вменялись все основные, но далеко не простые задачи. Ничто не могло считаться простым, когда приходилось иметь дело с вампирами. Мы проверяли и обрабатывали данные о тяжких преступлениях, как только заходило солнце раздавали стражам их задания, по завершению ночи делали их отчеты удобочитаемыми, и снабжали провиантом тех из них, кто на протяжении дня оставался в здании Управления.
Разумеется, большинство людей до сих пор думало, что вампы вынуждены спать, когда светит солнышко, но это было одним из тех заблуждений, которое большинство вампиров было более чем счастливы увековечить. Конечно, большинство из них не могли выйти на солнечный свет из боязни поджариться, но это вовсе не означало, что они впадали в коматоз или во что-то подобное. Вампам требовалось спать не больше, чем дышать. Если вампиры действительно засыпали, то это делалось либо по привычке, оставшейся еще с тех времен, когда они были людьми, либо от скуки.
Я была одной из трех женщин, работающих в этом отделе. Оставшиеся двое были вампирами. Стражи были не самым простым народом, с которым можно было иметь дело, и только те, кто мог постоять за себя, были допущены к этой работе.
Когда я вошла в комнату, Джек поднял глаза поверх монитора компьютера и улыбнулся мне, блеснув зубами.
— С добрым утром, дорогая.
— Доброе утро, Джек. — Сняв жакет, я плюхнулась на свое место и посмотрела в сканер безопасности. Я прошла сверку по радужной оболочке глаза, моя личность была идентифицирована и монитор компьютера включился. — Ты опять провел здесь всю ночь?
— А что еще такому мерзкому содомиту, как я, делать?
Я усмехнулась.
— Не знаю, может заняться собственной жизнью?
— У меня есть личная жизнь, и имя ей — Управление.
— Печально. Но ты об этом знаешь, не так ли?
— Я предпочитаю называть это призванием.
— Твое призвание должно служить примером.
Он улыбнулся.
— Получил твой отчет. Хорошая работа.
— Спасибо. От Роана еще не было вестей?
— Нет еще. — Он взглянул на часы. — Еще нет девяти, а твой сосед никогда не отличался пунктуальностью.
Я довольно хорошо об этом знала, и обычно, меня сей факт не волновал.
— Ты собираешься начать поиски, если он не объявится?
— Нет, не сразу.
— Проклятье, в этом деле что-то не так.
— Мы руководствуемся лишь твоей интуицией, и ни чем более. И даже в этом случае, ты не можешь утверждать об этом на полном серьезе. Прости, Райли, но если нет веских причин, значит, нет оснований подставлять под удар его миссию.
Меня захлестнуло чувство безысходности. Я резко выдохнула, сдувая волосы со лба, и произнесла:
— Тогда мне только остается заняться собственным маленьким расследованием.
Джек рассматривал меня с минуту, в его зеленых глазах искрилось веселье.
— Если что-нибудь найдешь, дай знать.
Я вскинула бровь:
— Это приказ?
— Да.
— А ты будешь делиться со мной, если что-нибудь обнаружишь?
— Райли, Роан — страж, и его миссия совершенно секретна. Я не могу обмениваться информацией. — Он сделал паузу. — Если, конечно, я не собираюсь обмениваться сведениями с кем-то, кто готов вторично пройти испытание на звание стража.
— Это шантаж.
— Согласен.
Я покачала головой:
— А я считала тебя приличным вампиром.
— В природе нет такого понятия, как «приличный вампир», — ответил он. — Попросту — это тот же хрен, только в другой руке. Ты бы стала живым кладезем премудрости, если бы запомнила это, особенно в таком месте, как это.
«Да неужели», — подумала я, но вслух произнесла следующее:
— Я не собираюсь проходить еще одно испытание. — Я не являлась той, кому по плечу позаботиться о безопасности Роана. Пока не являлась.
Зато мне было по силам разобрать груду файлов в ящике с входящей почтой, чем я и занялась. Утро тянулось мучительно долго, а ощущение того, что Роан был в беде, и ни усиливалось и ни убывало. И это было странно. Ведь если бы у него были неприятности, и он не мог выбраться из них, тогда бы предчувствие беды возросло? Но мои ощущения оставались без изменений, тогда какого черта это означало?
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #8 : 17 Май 2011, 20:06:43 »

На обед я взяла из автомата в фойе сандвич и колу, а затем направилась обратно, чтобы найти какую-нибудь информацию на таинственного и восхитительного Куинна.
Я нашла огромное количество превосходных снимков — тот, кто распустил слух, что вампиры не могут быть сфотографированы, либо был полоумным, либо на самом деле никогда не пытался этого сделать. А еще нашлась уйма неоднозначных статей, его называли то монстром, то провозглашали спасителем небольших компаний. Одна статья была всецело посвящена засохшему вампиру, найденному на борту одного из транспортных самолетов Куинна. В другой заметке упоминалось о расширение его Сиднейской фармацевтической компании. А еще нашлась небольшая газетная вырезка с объявлением о его помолвке с некой Эрин Джонс. К заметке прилагался снимок, где они стояли вдвоем. Она была чертовски милой стройной шатенкой. Но с другой стороны, я и предположить не могла, что такой мужик как Куинн западет на какую-нибудь неряшливую и безвкусно одетую тетку. Я взглянула на дату вверху колонки — девятое января. Полгода назад.
Должно быть, он ее сильно любил, поскольку вампиры не часто посвящали себя одному человеку. Когда-то Келли сказала мне, что слишком тяжело смотреть, как тот, кого ты любишь, увядает и умирает, в то время как ты остаешься вечно молодым. И лишь в редких случаях вампиры шли на то, чтобы обратить своих возлюбленных, и даже при таком развитие событий немногие отношения выдерживали потрясение в результате превращения. Как правило, вампиры имели собственную территорию, а два вампа не часто уживались на одной земле.
Через несколько статей, я наткнулась на интересную заметку о самой Эрин, а вернее о ее таинственном исчезновении. Из статьи стало ясно, что Куинн был допрошен полицией и отпущен, а тайна исчезновения до сих пор осталась не раскрытой. Иными словами, расследование зашло в тупик, потому что копы не имели ни единой чертовой зацепки.
Явилось ли это причиной нападения на Куинна? Неужели кто-то подозревал его в причастности к исчезновению Джонс? Если это так, тогда зачем он ждал в моем доме Роана? Было ли это связано с исчезновением Эрин, или с чем-то совершенно другим?
Каким образом он узнал о Роане, если вел обычный образ жизни в Сиднее?
Нахмурившись, я провела поиск по его нареченной, который мне ничего не выдал, кроме того факта, что она работала в широко известной фармацевтической компании, которую, судя по всему, приобрел Куинн, а спустя несколько месяцев после ее исчезновения разделил на части и распродал.
Интересно, если не сказать больше. Хотя бог его знает, каким боком это относится к теперешним проблемам Роана.
С обеденного перерыва вернулся Джек, и я приступила к работе. Время перевалило за полдень, я продолжала поглядывать на часы, а от Роана все не было вестей. Джек прикидывался всецело погруженным в работу на компьютере и ни на что не обращал внимания, но я-то знала, что он исподволь наблюдает за мной. Знала, что он дожидается, когда я что-нибудь скажу ему. Заикнусь о Роане и возможности его поиска и, конечно же, об этом ужасном повторном испытание.
И что я не собиралась делать, пока не исчерпаю все собственные возможности найти ответы. Я намеривалась воспользоваться ими, как только приду домой и перекинусь. Если конечно не обострится чувство беспокойства.
В шесть я закончила работу и покинула Управление. Учитывая, что была суббота, да вдобавок поздний вечер, большинство прохожих уже разошлись по домам, поэтому пешеходные дорожки были пустынны. Да что там дорожки, даже в поезде можно было свободно вздохнуть.
К тому времени как поезд прибыл на мою станцию, наступила ночь. Я вышла на платформу и направилась к выходу. По телу поползли мурашки, нахлынуло странное ощущение, что за мной наблюдают. Я инстинктивно повернула голову и поглядела через плечо.
Как обычно половина фонарей не работало. Полумрак подкрался к оградительной линии и простирал свои крючковатые пальцы через платформу. Никто, кроме меня не сходил с поезда, значит никто или ничто не скрывались во тьме. Во всяком случае, насколько я могла это определить или выяснить. Я вгляделась в платформу на другой стороне железнодорожного полотна. Там тоже никого.
Тогда откуда это чувство настороженности и ощущение покалывания по всему телу? И тут меня осенило — где-то поблизости в тени скрывается вампир.
Почему я не могу определить его местонахождение? И почему вдруг ночь стала излучать враждебность?
Нахмурившись, я перекинула сумку через плечо и продолжила идти по платформе. Но как только я приблизилась к Саншайн-авеню, резкий мужской запах мускуса и мяты ударил мне в нос.
Это был не вампир, а волк. Мужчины нашего вида, как правило, обладали немного более острым запахом, чем мужчины других видов. Или же нам это только казалось, потому что мы, женщины их вида, по своей природе были более чувствительны к ним.
Я резко остановилась. Он находился слева от меня, прячась возле станционной стены за пандусом для инвалидных колясок. От него не доносилось ни звука, что для нас волков чрезвычайная редкость. Если мы не спим, то ерзаем и вертимся, находясь слишком долгое время на одном месте. Согласно теории Роана, это происходило из-за едва сдерживаемой энергии зверя.
— Я знаю, что ты там, — тихо произнесла я. — Что тебе нужно, черт побери?
От стены отделилась тень, и оборотень вышел на свет. Он был мускулист, невзрачен на вид и так сильно походил на Анри Готье, что мог бы быть его братом. Только вот насколько я знала, у Готье не было брата.
— Райли Дженсон? — у него был гортанный, хриплый голос, от которого у меня спине пробежался холодок.
— Кто спрашивает?
— Для тебя послание.
У меня екнуло сердце, хотя я не думала, что подобная мразь может быть другом брата, и не сказала бы, что в прошлом Роан использовал его в качестве посланника.
— Что?..
— Сдохни, урод.
Его рука взметнулась размытым пятном, и я увидела пистолет.
Я стремительно рванула в сторону.
Послышался оглушающий звук выстрела.
А потом была боль.
И ничего кроме боли.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #9 : 17 Май 2011, 20:08:46 »

Глава 3

— Райли?
Такой теплый и знакомый голос, но такой далекий. Недостижимо далекий…
— Райли, скажи, что стряслось?
Несмотря на охватившую меня боль, от вопрошающего нежного голоса по телу разлились волны тепла, обволакивая каждую клеточку моего существа. Должно быть это Куинн. Никто, кроме него не вызывал у меня такой реакции. Но какого черта он делает здесь, вместо того чтобы отираться в коридорах моего дома?
И что он имел в виду, спрашивая «что стряслось»? О, Господи! Да меня же подстрелили! Ведь это было очевидно даже для простейших умов.
Господи, как больно и жжется.
— Пуля серебряная?
Серебряная. Пуля была серебряной, вот почему так больно.
— Вытащи… ее. Быстрее.
Он чертыхнулся. «Как нельзя кстати», — вяло подумала я. Мои глаза отказывались открываться, рука повисла плетью, онемение быстро распространялось по всему телу. Что касается волка, то он не слышал моего сердцебиения, да это уже и не имело значения. Если Куинн в ближайшее время не извлечет пулю из плеча, я стану дохлым щенком.
Я купалась в море огненно-жидкой агонии, то теряя сознание, то приходя в себя. Мое тело пылало огнем и обливалось потом. И все же его голос пробился до меня через пучину боли и вернул в сознание.
— У меня нет ножа. Мне придется воспользоваться зубами. Будет больно.
Тоже мне, открыл Америку! Но слова так и остались не высказанными. Онемение достигло шеи и рта, дышать становилось все трудней.
Моя блузка была разорвана, обнаженной плоти коснулись губы — незначительная ласка, вызвавшая у меня едва заметное подрагивание кожи. И в тот же момент его зубы прижались к моему плечу и глубоко вонзились в плоть. Мои легкие и гортань раздирал пронзительный крик, но, казалось, он застрял где-то в горле, так и не вырвавшись наружу. Его сознание хлынуло в мое, и, словно прохладной нежной рукой, укутало меня, ослабляя боль и гася пламя.
Куинн отстранился от моего плеча, на место зубов пришли пальцы. Сколько бы он ни старался оградить меня от боли во время извлечения пули, страдания были неизбежны. Когда он нащупал пулю и потянул ее, я опять закричала.
Потом пули не стало, огонь потух, а на его место пришла обыкновенная, тупая боль.
Я потянулась к волшебной составляющей моего существа и призвала волка. Сила простерлась вокруг меня, сквозь меня, размывая боль и исцеляя раны. Но как только я вернусь в человеческую форму, умиротворение покинет меня.
К тому времени, как я пришла в себя, забрезжил рассвет.
И почти тот час я «почувствовала» несколько вещей. Моя голова покоилась на чем-то, что походило на твердокаменную плоть, однако остальная часть моего тела лежала на чем-то твердом и неудобном. Мое плечо непрерывно болезненно ныло, жгучей пульсирующей болью, отдавая в предплечье и кисть. Даже если серебро не убивало оборотня, оно могло надолго покалечить. В мою душу закрался страх, стиснул когтями сердце; я быстро пошевелила пальцами. Шевелятся. Я издала тихий вздох облегчения.
На меня повеяло прохладным ветерком, наполненным запахами людей и выхлопных газов, с примесью волнительных ноток сандала, мужчины и грязи. Где-то справа от меня послышался равномерный гул проезжающих машин, и где-то совсем близко грохот отходящего от станции поезда. Судя по всему, я не у себя дома. Хотя в моей квартире слышен шум поездов, но она не ходит ходуном, как это место, когда проносится поезд.
Я открыла глаза и осмотрелась. Комната была маленькой, обшарпанной и захламленной. Слева от меня находилось два зарешеченных окна с выбитыми стеклами, а справа — дверной проем, в котором отсутствовала дверь. Вдоль разрисованных граффити стен стояли деревянные скамейки, а вместо пола был асфальт. Во мне шевельнулось смутное чувство узнавания. Мы находились в забытом богом зале ожидания на железнодорожной станции.
Я немного повернулась, чтобы облегчить боль в плече и поняла, что моя голова покоится на бедре Куинна. Он по-прежнему был одет в пальто, которое я дала ему в то утро и, судя по голым коленям, что мне были видны, на нем больше ничего не было. Учитывая, что он голый, а я вся в крови, просто удивительно, как еще никто не вызвал полицию.
Я подняла взгляд на Куинна. В глубине его темных глаз читалось участие наряду с настороженностью.
— Как ты себя чувствуешь?
— Дерьмово. — Я ухватилась за край сиденья и привела себя в вертикальное положение, отсев подальше от Куинна. — Почему мы здесь? А если буквально, то почему ты здесь?
Он нерешительно произнес:
— Прошлой ночью я следовал за тобой от Управления.
Так значит, это он напугал меня на платформе. Хотя, безусловно, я была напугана не только из-за него.
— А почему ты шел за мной, когда ты вроде бы как должен был дожидаться моего соседа?
С минуту он пристально смотрел на меня, а затем, полуприкрыв глаза, произнес:
— Потому что я не был уверен, что ты была той, кем представилась.
— И с чего ты это решил?
— На меня напали, Роан исчез, а когда я добрался до квартиры Дженсона, неожиданно появляется его соседка, о которой я ничего не знаю.
— Не удивительно, учитывая, что ты много чего не мог вспомнить вчера.
— Верно, — он нерешительно умолк. — Но даже когда память вернулась, я так и не вспомнил, чтобы он говорил о том, что делит с кем-то квартиру.
— И зачем бы ему упоминать о чем-то подобном?
Куинн пожал плечами.
— В течение какого-то времени между нами были приятельские отношения. Мне кажется странным, что он ни разу не обмолвился о соседке.
— Но он так же не упоминал и о тебе, дружище, так что наше недоверие полностью взаимно. — Я размяла плечо, связала узлом остатки блузки, чтобы моя грудь не вываливалась в прореху. Еще один штраф за непристойное обнажение — последнее, что мне требовалось в такой ситуации. — Итак, расскажи-ка, почему мы здесь?
— Мне больше некуда было забрать тебя. Не забывай, я — вампир, и мои возможности ограничены.
— Больница — общественное место.
Он вскинул бровь.
— А я считал, что волки по возможности предпочитают избегать больниц.
— Предпочитаем, но имеется еще с десяток других мест, куда бы ты мог забрать меня. — Например, в кафе через дорогу, где подавали кофе, который имел вкус и аромат лесного ореха, и здоровенные сандвичи со стейком. Прямо сейчас мне требовалось и то и другое. А на десерт рюмку шоколадного ликера и возможно даже немножечко секса.
Мой взгляд скользнул по его телу и остановился на худых, мускулистых ногах. Ладно, уговорили, множечко секса и желательно, чтобы эти вот ноги… поплотнее прижались к моим…
Я попыталась усмирить свои разбушевавшиеся гормоны. Не время для подобных мыслей.
— В кафе слишком много народу, — произнес он, озорно блеснув глазами, тем самым намекая, что догадывается о ходе моих мыслей, даже не имея возможности их читать. — А здесь, по крайней мере, я смог позаботиться о том, чтобы нас никто не потревожил и не увидел, в каком ты была состоянии. В любом другом месте, я бы вызвал подозрения.
Конечно же, имелось в виду, что он прибегнул к старой уловке — ментальному контролю, чтобы удерживать людей подальше от этого места.
— Обычно, это место полно народу, даже по воскресеньям. То есть в данном случае ты затратил изрядное количество силы. — Даже больше, чем имелось у Готье. Это была почти пугающая мысль.
Он рассматривал меня с минуту, а затем произнес:
— И все же, несмотря на то, что ты в какой-то момент испытывала сильнейшую боль, я так и не смог проникнуть в твой разум, даже чуть-чуть. А это говорит о наличии значительной силы с твоей стороны.
— Я работаю с вампирами, поэтому обязана знать, как блокировать вас, парни, поверь мне на слово. — Сделав небольшую паузу, я спросила: — Если ты шел за мной, то какого черта не попытался остановить того психа?
— Потому что я не был уверен в его намерениях, пока он не вытащил пистолет. Вопреки распространенному мнению, вампиры не быстрее летящей пули.
Я неуверенно улыбнулась.
— Значит, его мысли ты тоже не смог прочитать?
Он поднял руку — с кончика его пальца свисал тонкий провод.
— На нем была одета защита от психического вторжения.
Нанонити были последней разработкой в области нанотехнологий для защиты от психического вторжения. Я не знала, как это на самом деле работало, но одно мне было известно — эта штука работала только при контакте обоих концов нанонитий, и что все устройство каким-то образом приводилось в действие благодаря высокой температуре тела. Это устройство еще не было доступно для широкой общественности, и Управление всеми силами пыталось не изменять данного положения вещей. Множество информации стекалось в Управление благодаря вот таким психогенным приспособлениям.
И если на этом оборотне были нанопровода, то очевидно, что он был либо из правительственной, либо криминальной структуры, потому что эти организации были единственными кто в настоящее время имел доступ к подобным устройствам.
— Невозможность прочесть его мысли, должно быть, взбесила тебя.
— Немного.
Судя по виду, его это взбесило больше, чем просто «немного». Я улыбнулась во весь рот.
— Так что же ты сделал, когда он подстрелил меня?
— А ты как думаешь? Я убил его.
Ответ вампира на любую проблему — первым делом убить, а потом уж задавать вопросы. И это было не плохим решением проблем в том случае, если подобное происходило с тем, кто решил пройти обряд обращения в вампира. Но во всех остальных случаях, данный подход был нецелесообразен.
Покойники не могут ответить на вопросы, и это не вымысел.
— А тело?
— К несчастью, твой злодей попал под поезд. Движение приостановили на некоторое время, пока полиция проводит разбирательство.
— И разумеется, в ходе осмотра они не обнаружат признаков насильственной смерти.
— Разумеется. — Он изучающее рассматривал меня, и, несмотря на проблески веселья в глазах, выражение его лица вызывало у меня настороженность.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #10 : 17 Май 2011, 20:09:59 »

Он всецело не доверял мне, но не спешите с выводами, это было нормально, ведь недоверие было полностью взаимным. Может он и был тем, кем назвался, но пока что я не имела понятия, знал ли он на самом деле Роана.
— Ты имеешь хотя бы малейшее понятие, почему тот волк пытался убить тебя? — добавил он.
Я пожала плечами.
— Подобное дерьмо всегда случается со мной. — Хотя надо признать, я никогда прежде не слышала, чтобы оборотни стреляли в кого-то из волков. — В нас стреляют не реже, чем в вас, вампиров.
В действительности, большинство людей считали нас стоящими на одну ступень ниже вампиров, в основном благодаря Голливуду, выпускающему из года в год множество фильмов про оборотней. Обычно, оборотни не сходят с ума и не охотятся на людей с наступлением полнолуния. С теми же, кто преступал дозволенную грань, по-быстрому разбирались в рамках стаи. И крайне, крайне редко жертвами таких нападений становились сами волки, и зачастую лишь немногие люди выживали после подобных случаев. Но с теми, кто выживал, обращение происходило только в том случае, если в их хромосомном составе имелся ген волка, доставшийся от кого-то из предков. Но люди, казалось, по-прежнему предпочитают голливудский вымысел реальности. Или же просто вампиров считали более сексуальными, чем тех, кто каждое полнолуние превращался в зверей.
— Ты видела его прежде? — спросил Куинн. — Его запах знаком тебе?
Я отрицательно покачала головой.
— Так откуда он узнал, что ты возвращаешься домой в это время? И зачем ему стрелять в тебя?
— Если бы ты удосужился расспросить его, перед тем, как убить, у нас бы были ответы на эти вопросы.
Он не отреагировал на мое не слишком-то деликатное ироничное замечание.
— Неужели кто-то на самом деле хотел убить тебя?
— Казалось, этот парень был полон решимости.
Куинн недовольно скривился.
— Я имел в виду, не переходила ли ты кому-нибудь дорогу в последнее время?
Его слова вызвали у меня усмешку.
— Я — оборотень.
Он кивнул с серьезным выражением лица, но в уголках его глазах опять притаилась улыбка.
— Другими словами, твой ответ — да.
— Знаешь ли, я вполне способна защитить себя сама. — Если конечно, кому-нибудь опять не взбредет в голову стрелять в меня в упор серебряной пулей.
Куинн встал, пальто распахнулось, демонстрируя соблазнительный проблеск мускулистого бедра. Меня обдало жаром — мимолетный всплеск желания, которое будет становиться все сильнее с приближением полнолуния.
— Я должен доставить тебя домой.
Мне понравилось слово «доставить», а на счет всего остального я была не уверенна. В данный момент все выглядело слишком хорошо и как нельзя кстати.
— Ты со спокойной душой можешь отправляться куда пожелаешь. Мне не нужен эскорт.
— Может и не нужен, но пока не вернется Роан, я намерен и дальше бомжевать в твоем коридоре.
Зачем? Вопрос, на который он не в силах ответить.
— А почему бы не снять номер в гостинице? Неподалеку отсюда есть одна. — Разумеется, ее завсегдатаями были шлюхи и наркоманы, но я не думала, что ему потребуется какое-то особое обслуживание. Может он и богач, но он по-прежнему оставался вампиром, и рано или поздно, большинству вампиров приходилось прибегать к помощи подобных мест. Такого мнения придерживалась Келли. — По крайней мере там, ты смог бы принять душ.
— Если только продолжительный, тогда бы я не отказался.
Следуя за мной из зала ожидания, Куинн одной рукой придерживал меня за спину, его пальцы словно прожигали кожу насквозь. Добавьте к этому насыщенный запах сандала, щекотавший мое обоняние, и чему тогда удивляться, что мой пульс подскочил?
Будучи вампиром, он несомненно почувствовал мою реакцию. Словно в подтверждение этого, его выразительный, насыщенно-темный, понимающий и жаждущий взгляд встретился с моим. Жаждущий не крови... Жаждущий секса.
Я не только это видела в его глазах, я это чувствовала. Запах возбуждения исходил от него… и от меня.
Я сделала выдох и оторвала взгляд от Куинна. Воздействие ауры оборотня, хотя обычно мы неплохо скрываем ее за щитами. Как правило, в период перед полнолунием, когда мы перевозбуждены наши щиты «дают течь». Именно по этой причине большинство волков не являются на работу в течение этой недели. Хуже некуда оказаться преследуемой людьми или быть схваченной — ничего общего с нормальными прикосновениями, — при помощи десятифунтового шеста с петлей. Хотя… я сильно сомневалась, что Куинн подвергся влиянию «утечке» моей ауры. На мой взгляд, это был случай древней как мир похоти.
— Следует ли из твоего совета по поводу гостиницы, что мне не видать приглашения в твою квартиру, когда я доставлю тебя домой? — его рука соскользнула по моей спине, дразнящим прикосновением задевая ягодицы и вызывая во мне вспышку желания.
— Разумеется.
— Позор.
Мои гормоны тоже так считали. Но к счастью для меня, гормоны не «правили балом». Пока.
— И этот «позор» будет продолжаться, по меньшей мере до тех пор, пока я досконально не узнаю тебя, — сказала я.
Мы поднялись по лестнице, и перешли через дорогу на мою улицу. Во время нашей прогулки солнце нежило его в своих лучах, согревая кожу. Куинн даже не вздрогнул, значит, он был старше, чем я думала. Обычно, вампы не могли достичь максимальной невосприимчивости к солнечному свету, пока их возраст не переваливал далеко за пять сотен лет.
— Если бы я хотел убить тебя, — произнес он, встретившись со мной взглядом, — я мог бы это сделать сейчас, и никто бы на этой улице ничего не увидел и не заметил. И не важно, как сильно ты бы кричала.
То обстоятельство, что он спокойно произнес свои угрозы, без запугивания, которое всегда крылось в нападках Готье, заставило меня поверить ему. И все же, мое едва ли не извращенное влечение к нему стало только сильней. Как и наши сородичи-животные, мы, волки, были генетически запрограммированы искать сильнейших партнеров. А этого вампира, безусловно, можно было отнести к таковым.
Но я не могу пуститься с ним вскачь, независимо от того, как сильно бы мне этого не хотелось, пока не узнаю правды. А узнав истину, мне нужно будет отыскать Роана.
Когда мы добрались до моего дома, я оставила его стоять в коридоре, а сама направилась в душ. И все это время я боролась с желанием пригласить его в дом и совместно принять душ. Боролась со своим воображением, услужливо рисующим картину голого Куинна и струек грязной воды, стекающих по его золотистой коже и темным шелковистым волосам.
Даже холодная вода не поколебала моих фантазий и не остудила мой пыл.
Выйдя из душа, я бесшумно приблизилась к зеркалу и осмотрела пулевое ранение. Отвратительное зрелище — морщинистое, красное месиво кожи, после которого, скорее всего останется шрам. А я нуждалась в новом шраме, как в еще одной пуле. На моих коленях, руках и спине насчитывалось более чем достаточно беспорядочно разбросанных шрамов. И все они были напоминанием о загубленном детстве или о менее ярких злоключениях. То, что их было множество, не значило, что я со спокойной душой могу добавить еще один.
Я вытерлась и направилась в спальню одеться. Если я собираюсь направиться в клуб сразу после работы, значит, мне нужно одеться во что-нибудь подходящее. Юбка до колен и свитер с продуманным дизайном и модными деталями, мой теперешний и повседневный рабочий наряд не пройдет дресс-код в любом из вер-клубов Роана, о которых я знала. Вообще-то, предпочтение отдавалось коже, но если все же приходилось облачаться в шмотки, то чем меньше их было, тем лучше. Я просмотрела свой скудный гардероб и в конечном итоге выбрала черную «микро»-юбку и прозрачную, темно-зеленую блузку. Дополнительно закинула в сумку белье и еще одну блузку, так как Талон, самый крупный — во всех смыслах этого слова, — из двух моих партнеров, был несколько грубоват в обращение с одеждой в период перед полнолунием. Затем, встав на четвереньки, я заглянула под кровать в поиске зеленых с блестками шестидюймовых шпилек. Как только они были отчищены от клочков пыли, я засунула туфли в сумку со сменной одеждой, надела плотное шерстяное пальто и вышла из квартиры.
Куинн находился на ставшем для него традиционном месте. Собрав воедино все свое самообладание, мне пришлось пройти мимо него.
Джек все еще сидел за своим компьютером, когда я пришла на работу.
— Что нового? — спросила я, бросив сумку за свой стул и плюхнувшись в него.
— Готье уничтожил шестерых сосунков, терроризирующих район Футскрей.
Даже по вампирским меркам Готье был уродом.
— Я имела в виду о Роане?
— Я знаю.
— И?
— Ничего нового.
— Ты послал кого-нибудь, чтобы разузнать, что творится?
— Да, он был замечен предположительно в том направление, куда и должен был отправиться, но, по-видимому, надолго там не задержался.
— И куда же, как предполагается, он направился?
Джек широко, почти по-крокодильи, улыбнулся мне.
— Значит ли это, что ты пересмотрела свое отношение к вопросу прохождения испытания на звание стража?
— Нет.
— В таком случае, это конфиденциальная информация.
— Сволочь.
Он вскинул бровь.
— Для заинтересованного лица, ты не сильно-то занимаешься поисками.
— Прошлой ночь я собиралась этим заняться, но какой-то дебил решил, что мне страсть как хочется получить пулю.
Веселье исчезло из его глаз.
— Что случилось?
— Не успела я сойти с поезда, как он выскочил из тени и выстрелил в меня. — Я пожала плечами. — Такие вещи случаются с волками.
Я и сама не знала, кого пытаюсь в этом убедить, себя или его. В конце концов, тот оборотень был точной копией Готье, несмотря на то, что пах он иначе.
— Что с твоим нападающим?
— Мертв… — я запнулась. — Попал под поезд.
— По крайней мере, это избавляет нас от бумагомарательства. — Он помолчал какое-то время, а затем добавил: — Итак, ты собираешься искать Роана?
— Сразу после обеда.
— Интересно будет посмотреть, кто нападет на его след первым, ты или Келли.
Я еле сдержала ухмылку. Едва ли он знал, что Келли собиралась заняться поиском, невзирая на его указы. И все же, тот факт, что Джек пошел на это, означал, что он относится к исчезновению Роана более серьезно, чем я полагала.
— Следовательно, ты высылаешь ее сегодняшним вечером?
Он кивнул, и я почувствовала себя немного спокойней. Вдвоем-то мы непременно найдем ключ к пониманию того, что случилось с Роаном. Ибо определенно что-то происходило, хотя ощущение беды еще не достигло своего апогея.
— Хорошо, — сказала я и, усевшись, занялась обработкой кое-каких документов. Однако Джек не сводил с меня глаз, его взгляд тяготил, я почти физически его ощущала. Он чего-то ждал от меня, хотя чего именно — я не имела понятия.
— Ты нынче не на вечеринку ли собралась? — спросил он через некоторое время.
Я подняла голову и бросила взгляд на него. Он указал на мою большую сумку.
— Пять дней до полнолуния, — ответила я в качестве объяснения.
С озадаченным выражением лица он откинулся на спинку стула.
— Каким же это образом, вы, волки, никогда не беременеете? Я имею в виду, вы трахаетесь до исступления в течение семи дней, и для вас это никогда ничем не заканчивается. Из того, что я слышал, вы не принимаете контрацептивов.
— Как ты можешь называть полное удовлетворение «ничем»? — усмехаясь, ответила я.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #11 : 17 Май 2011, 20:11:34 »

Он отмахнулся от моего высказывания.
— Ну правда, меня всегда это интересовало.
— А ты никогда не думал спросить об этом волка? Или прошерстить его мысли, чтобы выяснить это?
— Мое любопытство не настолько сильно, чтобы пойти на это.
— Так почему же спрашиваешь теперь?
— Я ненавижу молчание.
— Ага, точно! — Он ненавидел молчание, как я ненавидела лунные пляски. Тем не менее, я не усмотрела особого вреда в ответе на его вопрос, да к тому же меня не спрашивали о подобном раньше. — Оборотни не принимают контрацептивов, но у нас установлены электронные чипы, предотвращающие зачатие. Не спрашивай, как это работает, это просто работает и все. Чипы вводятся под кожу в период полового созревания, и пока они не вынуты, мы не можем забеременеть.
Подвергать меня подобной процедуре было довольно бессмысленно, поскольку у меня, по всей видимости, был какой-то непонятный гормональный сбой, не позволяющий моей яйцеклетке добираться до матки. Положительным моментом было то обстоятельство, что у меня не было менструаций. Отрицательным — я не смогу забеременеть без медицинской помощи. Даже при таком раскладе, врачи не были уверены смогу ли я когда-нибудь забеременеть или выносить ребенка до положенного срока. На самом-то деле, большинство эскулапов посчитали меня, вервольфа, эквивалентом мула — все на месте, но репродуктивная функция отсутствует. Но правила есть правила, и их невозможно обойти, даже если вы не можете зачать естественным путем.
— А что происходит, если вы решаетесь забеременеть?
— Платите правительственной медицинской службе пятьсот баксов за изъятие чипа, после чего можете забеременеть в течение суток.
— Правительство принуждает вас к этому?
— Да.
Он тихо фыркнул.
— Поразительно. У них один закон для людей, и другой для всех остальных.
— Полагаю, они не хотят заполонить мир волками.
— Они заполонили его людьми, от которых больше чертова урона, чем от всех нас.
— Неприемлемо выражаться в подобном тоне о своем источнике пищи.
Джек пожал плечами и не стал развивать эту тему. По меньшей мере, это было странно. В конечном счете, когда наступил полдень, я поднялась по лестнице в кухню, расположенную на подуровне два, чтобы получит питание для стражей. В основном это была настоящая кровь, а не ее синтетические вариации. Как только все было укомплектовано, я сопроводила сервировочную тележку на колесах до лифта, на котором спустилась до четвертого уровня.
Двери раскрылись с шумом рассекая воздух, и меня встретила тьма. Я чертыхнулась себе под нос. Эти ублюдки опять играли в свои игры. Меня не беспокоила тьма, но тот факт, что в этой комнате находилось больше двадцати вампиров, каждый из которых мог стать тенью в ночи, заставил меня насторожиться. Я не смогу увидеть их всех, даже своим вампирским зрением, да и камеры безопасности не слишком-то хорошо работали во тьме.
— Если вы, извращенцы, не включите свет, значит, отправитесь на дежурство голодными.
Освещение вновь включилось, и ко мне направилась мрачная фигура Готье.
— Испугалась темноты?
Я фыркнула и нажала кнопку на сервировочной тележке. С электронным попискиванием она покатилась вперед, направляясь в сторону столовой.
— Почему бы тебе не принять душ, Готье? От тебя разит дерьмом.
Вампир улыбнулся, показывая окровавленные зубы. Он кормился до моего прихода. Мне стало интересно — на ком? Был ли это официальный «источник», или же он принялся охотиться для собственного пропитания?
— Это всего лишь кровь и аромат, который я нахожу опьяняющим.
— Поверь, мне знаком запах крови, а то, что я чувствую сейчас — кровью не пахнет.
Я последовала за тележкой в сторону столовой. В непозволительной близости Готье следовал за мной. Я чувствовала, но не слышала его.
— Роан еще не вернулся, — констатировал он. — Ты получала от него известия?
Волоски у меня на затылке встали дыбом: Готье был настолько близко, что я почувствовала его смрадное дыхание возле уха. Но я ничем не выдам своих чувств и не изменю заданного темпа, потому что именно этого он ожидал.
— Он на задании.
— Растущая луна будоражит вас, волков, не правда ли?
— Что это с тобой?
— Ну, а как ты собираешься справляться без своего любовника?
Я фыркнула:
— Найду другого. Ведь оборотни, как правило, не моногамны. — До тех пор, пока они не найдут своего истинного спутника жизни и не поклянутся в своей любви луне.
— Ты когда-нибудь пробовала представить вампира в качестве любовника?
Его рука опустилась на мое плечо, впиваясь пальцами в едва зажившую рану. От нестерпимой, словно раскаленной добела боли у меня подкосились колени. Сглотнув подступившую к горлу желчь, я медленно сползала вниз, пока колени не коснулись пола, а затем, прежде чем Готье успел среагировать, я вскинула руку вверх к его промежности и всей пятерней схватила его за «хозяйство».
Он издал булькающий звук и замер. Мертвые или нет, вампиры все еще оставались мужчинами и все так же трепетно относились к своим «пипеткам».
— Тронешь меня еще раз, и найдешь это, — я немного сильнее сжала его «хозяйство», — около своей глотки.
Его карие глаза чуть ли не сочились огненно-жидкой яростью и болью. Я опять сжала руку, и могу поклясться, что увидела, как на его лбу выступил пот. Что, конечно же, невозможно, учитывая грозную репутацию Готье. Возможно, это было всего лишь игрой света.
— Ты понял меня?
Его кивок был чуть заметен. Позади нас раздались аплодисменты.
— Браво, Райли! — раздался звучный и сладострастный голос Келли за моей спиной. Мое напряжение немного спало. Если там стоит она, значит, мой тыл прикрыт. — Вдобавок и от меня, не сожмешь ли эти «мешочки» еще покрепче? Великий Готье в страданиях — такое редкое, но милое сердцу зрелище.
Готье взглянул мне за спину.
— Не споткнись сегодня ночью, сука. У тебя все шансы угодить в неприятности.
— Ой, я так испугалась, — сухо ответила Келли.
Я не смогла сдержать улыбки, но не подалась соблазну поступить, как попросила она. Вместо этого я отпустила Готье. Я не была дурой — если я пакостила, то получала нагоняй, но только от Управления, а не от самого Готье. К тому же, этот вампир не гнушался засадами, а я, несмотря на всю свою браваду, не горела желанием столкнуться носом к носу с этим гадом.
Я встала и повернулась к нему спиной, что уже само по себе считалось высшей формой оскорбления для такого вампира, как Готье. Его ярость опалила мою кожу, но я не вздрогнула и не обернулась. Я просто продолжила идти.
Келли прислонилась к дверному проему в обеденной зоне, широкая улыбка смягчила ее резкие черты лица.
— Немного не в духе?
Я усмехнулась и кинула в нее пакет с кровью.
— Я лишь немного устала быть потенциальной жертвой.
— Итак, я делаю выводы. Мне придется прищучить любого, кто двинется в твою сторону. Что, несомненно, отобьет охоту у некоторых особей мужского пола.
Мой взгляд устремился к Готье. Угрюмое выражение его лица не нуждалось в объяснениях. Может я сошла с ума, но одобрительные возгласы и аплодисменты Келли, чрезвычайно приободрили меня.
— У тебя есть какие-нибудь планы на вторник или на ночь среды? — я остановила тележку и открыла ее с одной стороны, чтобы другие стражи получили доступ к крови.
Келли покачала головой, ее темные волосы отливали синевой в резком свете ламп.
— Никаких. А что?
— Полнолуние близится, так что, если ты все еще хочешь «разжиться» небольшим волчонком… — я умолкла и широко улыбнулась.
— О, да, хочу. — В ее серых глазах промелькнуло предвкушение. — Мужчины вашего вида могут устроить девушке веселье.
«Не факт», — подумала я, но вслух произнесла:
— Позвоню во вторник, согласуем время встречи.
Келли кивнула и немного наклонилась вперед:
— Кстати, я не услышала здесь никаких шушуканий на счет миссии Роана. Однако же, Джек высылает меня на дежурство сегодняшним вечером, так что, если я что-нибудь обнаружу, то позвоню тебе.
— Спасибо. И будь повнимательнее там.
Она улыбнулась и легонько коснулась моей руки:
— Великий Готье меня не беспокоит.
Отлично, зато меня он беспокоит. Мне не понравилось, с каким видом он наблюдал за нами.
— Я больше думаю об исчезновениях, чем о Готье. Я не хочу, чтобы ты пополнила ряды исчезнувших.
— Поверь, это не то, чего мне хочется. — В ее интонации сквозила ирония. — Но я буду повнимательней.
— Хорошо.
Как только в тележке не осталось пакетов крови, для нас двоих подали кофе. И все это время я ощущала прожигающий взгляд Готье. Своей наружностью он напоминал стрелявшего в меня мужчину. По возвращению наверх, я решила расспросить Джека о биографии Готье.
Закончив обслуживание, я отправила сервировочную тележку обратно на кухню. Джек приветливо мне улыбнулся, когда я вернулась на рабочее место.
— И каково это — держать в руках Готье?
Я скривилась.
— Надеюсь, наши боссы не инкрементируют мне нанесение тяжких телесных повреждений их зазвездившемуся стражу?
— Ты должна была показать стражам, что более чем способна постоять за себя, в обратном случае случилась бы беда.
Я кивнула. Казалось, у стражей были иные абсолютные ценности, чем у всей остальной части населения. Прояви перед ними малейшую слабость, и они посчитают, что вправе с тобой поступить, как им заблагорассудится. Вышестоящее начальство не потворствовало их поведению, но в то же время смотрело на их поступки сквозь пальцы, в особенности, если стражи не убивали своих «игрушек».
Я часто задавалась вопрос, что произойдет, если когда-нибудь народ или пресса прознают о некоторых темных привычках тех, кому они платят за защиту. Не говоря уже об истинных полномочиях стража — проведение убийств без суда и следствия. Возникнут ли возмущения? Или же человечество просто воспримет это, как своего рода цену, которую им надлежит платить за собственную безопасность?
Учитывая необоснованные, почти инстинктивные страхи большинства лиц к нахождению в их среде нелюдей, я считала наиболее вероятным второй вариант.
Или же, как еще один вариант, они просто потребуют расстрелять всех нас. Нет нелюдей, нет и проблем.
Усевшись полубоком на краешке стола Джека, я покачивала ногой.
— Ты когда-нибудь устраивал проверку Готье?
— Я первым делом устроил полную проверку всего персонала, когда только вступил в эту должность. — Джек откинулся на спинку стула. — А почему ты спрашиваешь?
— Потому что я любопытна.
— Все волки любопытны, но это не объясняет неожиданного интереса к Готье, или твоих расспросов о нем.
Я усмехнулась.
— Просто у тебя немного больше доступа к информации, чем у меня.
Его губы дрогнули в улыбке, но в глазах читалась холодность, наводящая на мысль, что он не только понял, что я задумала, но и ждал этого. В тот момент я поняла: таким образом, он пытался предостеречь меня, перед тем, как я заведу разговор.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #12 : 17 Май 2011, 20:12:10 »

Однако почему он просто не высказал все, что думает по этому поводу, и не задал своих вопросов, я не имела понятия.
— Что ты хочешь знать? — спросил он.
— У Готье есть брат?
— Ни единой записи. Более того, все его близкие числятся мертвыми.
— Что ж… Парень, который стрелял в меня прошлой ночью, был вылитым Готье. Если не считать того, что он был оборотнем, а не вампиром.
— Совпадение?
— Ты не веришь в совпадения.
— Нет, — он нерешительно умолк. — Я получу все, что осталось от тела и попрошу наших спецов провести вскрытие и анализ на клеточном уровне. После чего мы узнаем, является ли он родственником Готье, или чем-то еще.
Я вскинула бровь.
— Так, если ты знаешь о стрельбе, то почему ничего не сказал, когда я впервые упомянула об этом?
— Потому что мне хотелось посмотреть, заикнешься ты об этом или захочешь быть последовательной до конца. — Джек улыбнулся. — Хорошие стражи всегда заканчивают начатое.
— Как и хорошие связные. — Я встала и поцеловала Джека в обветренную щеку. — И благодарю за проведенную проверку.
Он аж смутился и покраснел.
— Всегда, пожалуйста. А теперь не пора ли тебе отправляться? Сегодня у тебя в запасе полдня, а ты знаешь, как наверху относятся к сверхурочной работе.
— Если она не согласована заранее, за нее не заплатят, — подражая голосу Джека, я повторила его высказывание.
Он фыркнул:
— Иди и отыщи своего соседа, за которого так беспокоишься, прежде чем я найду причину, чтобы заставить тебя остаться.
Широко улыбаясь, я вернулась к своему столу. После выхода из системы, я взяла сумку и, махнув Джеку «пока», направилась к выходу.
Несмотря на то, что время было час по полудню, солнце уже скрылось за темными тучами, и однообразная серость окутывала все кругом. День выдался пасмурным. Я застегнула шерстяное пальто, довольная, что мой выбор пал на него, а не на ультрамодное, но короткое кожаное пальтишко, которое я обычно одевала, когда отправлялась в клуб.
Я заскочила на подножку трамвая на Лигон-стрит, но втянув носом воздух и уловив аппетитный аромат мяса, специй и хлеба, доносимых из знаменитого ресторанчика, расположенного на территории, прилегающей к Управлению, замерла в нерешительности. Мой желудок заурчал, напоминая, что я не обедала. Проигнорировав голод, я продолжила ехать. Сейчас у меня были иные потребности, требующие удовлетворения.
«Голубая Луна»  располагалась на боковой улочке, сразу за углом Лигон-стрит. Хотя это был мой любимый клуб, его название всегда вызывало у меня улыбку. Это был настолько очевидный выбор для заведения оборотней, что во всем мире насчитывались сотни, если не тысячи «Голубых Лун». Человечество в своем большинстве, скорее всего, считало, что у нас не хватает воображения, но стоило только кому-нибудь из них попасть в клуб, как тут же становилось ясно, что это не так.
«Голубая Луна» — самый маленький из пяти вер-клубов Мельбурна, и единственный клуб, не запрещающий вход людям, хотя в некоторые дни имелись ограничения — в период полнолуния вход обыкновенным смертным был запрещен. В других клубах придерживались более строгой политики «Вход только нелюдям», но в настоящее время какой-то кретин в правительстве издавал закон, отменяющее данное правило. Что на самом-то деле было просто поразительно, если учесть, что еще двадцать лет назад, клубы даже не были легальными и регулярно подвергались полицейским облавам.
Двери открылись, рассекая воздух со свистом, и в дверном проеме появился Джимми, горообразный получеловек-полулев, работающий здесь вышибалой. Джимми сверкнул мне широкой улыбкой, в которой отсутствовала половина зубов, коих он лишился здесь же, в поединке, с неделю назад. Очевидно, он до сих пор считал свою беззубую улыбку признаком доблести. А если учесть, что он одолел трех волков и занял первое место, то «крутой мэн» имел право гордиться.
— Привет, Райли, — пророкотал он. — Не ожидал увидеть тебя здесь раньше конца недели.
— Я ищу Роана. Не знаешь, появлялся он здесь?
Джимми тряхнул копной волос, покачав головой.
— Но я только что заступил на смену. Он мог пройти раньше.
— А Даверн или Лиандер? — они были близкими друзьями моего брата, с которыми он общался уже более двух лет. Случайных знакомых у него тоже хватало, но если кто и знает, где находится Роан, то это будет кто-то из этих двоих.
— Даверн был здесь с утра, согласно записям камер безопасности. А Лиандер обычно по воскресениям в «Рокере».
— Спасибо. — Я рассчиталась за вход и взяла ключ от индивидуального шкафчика для одежды. — Какой микс нас ожидает сегодня?
Он пожал плечами:
— Обычный. — Что означало наличие небольшого числа вампов и веров в толпе вервольфов. Он открыл дверь: — Надеюсь, ты собираешься переодеться? Сама понимаешь — правила внутреннего распорядка.
Я похлопала его по руке:
— Первым делом раздевалка, ну а все остальное потом.
Он кивнул и закрыл за мной дверь. Я приостановилась наверху лестнице и подождала, пока мои глаза приспособятся к темноте. На потолке полуночного цвета появилось голографическое изображение звезд, похожих на распускающиеся цветы, и едва занявшееся свечение голубой луны, тут же потускнело в их ярком свете.
Большинство столов и стульев было занято волками, которые либо спаривались, либо наблюдали за другими парами, оккупировавшими забитый до отказа танцпол. В задней стороне зала располагались занавешенные кабинки для тех, кто предпочитал спариваться в некоторой уединенности. Кабинки тоже были заняты. К концу недели, когда луна заставит вскипеть нашу кровь, в эти кабинки выстроится очередь.
Несмотря на то, что большинство из присутствующих на танцполе были обнажены, среди них были и те, кто предпочитал более экстравагантные прикиды. Одни были облачены в кожаные костюмы, облегающие их тела, как вторая кожа, а другие нацепили более эксцентричные наряды, которые блестели и искрились под лунным светом голограмм.
Ди-джей восседал за своим пультом в дальнем углу зала, музыка, которую он играл, наполняла атмосферу клуба чувственными и эротичными мелодиями, способствующими раскрепощению и соблазну. Воздух в зале был спертым и насыщенным ароматами похоти и секса. Окунувшись в атмосферу клуба, я почувствовала, как в моих венах вскипает кровь от желания. Мне оставалось лишь надеется, что я смогу продержаться достаточно долго, чтобы найти Роана.
Однако учитывая безжалостность этой лихорадки, я понимала, что контроль будет только усиливаться при удовлетворении отдельно взятых потребностей.
Очень жаль, что со мной нет Куинна…
Я нахмурилась и выбросила эту мысль из головы. До тех пор, пока гораздо больше не узнаю о таинственном Куинне и о том, что послужило ему поводом для встречи с моим братом, я могу лишь позволить себе вожделеть его на расстояние. И не более того.
Я спустилась по лестнице и направилась к раздевалке. По-быстрому приняв душ и смыв с себя запахи работы и вампира, я надела клубную одежду и нанесла макияж. Затем собрала свои длинные волосы в хвост, засунула сумку в шкафчик, кредитку и ключ от шкафчика в кармашек на юбке, и направилась в «люди».
Ближе к танцполу, чувственные такты музыки стали сопровождаться урчащими стонами удовольствия и шлепками от соприкосновения тел. Жар в моей крови возрос на несколько градусов, и скрытая в глубине меня ноющая боль, что появилась этим утром с Куинном, достигла своего апогея.
Но сколь бы сильно я не жаждала слиться с этой обуреваемой похотью, взмокшей толпой, мне все еще хватало самообладания удерживать деловые интересы превыше удовольствия. Где-то там находится Даверн, и мне нужно его найти.
Я шла вдоль края танцпола, вглядываясь в вереницу столиков возле стены. Даверн находился в дальнем конце зала, рядом с приватными кабинками. Но за столиком он был не один, и я не стала вмешиваться в его беседу. Волки, особенно самцы, приходили в неистовство, если им пытались помешать.
Я взяла выпивку у проходящего мимо официанта — вся обслуга была невосприимчива к ментальному воздействию и все они были нелюдями. И это означало, что они не только смогут постоять за себя, если запахнет паленным, но и то, что аура оборотня в период течки на них никак не влияла. И хотя все они были «нормальными» мужчинами и женщинами, и происходящее в клубе возбуждало их, им очень хорошо платили за то, чтобы они не обращали внимания на свои гормоны. Именно поэтому рабочие места во всех вер-клубах были весьма востребованы.
Я сделала глубокий вздох, вдыхая ароматы, витающие в воздухе вокруг меня, и позволяя им проникнуть в мои поры. Богатство запахов говорило об удовольствие, о потворстве желаниям и чувственных фантазиях.
Стоило ли удивляться, что люди надрывали свои задницы, чтобы попасть в волчьи клубы? Сексуальная раскрепощенность клубов заставляла их почувствовать себя детьми в кондитерской, по сравнению с чопорной, пуританской чувствительностью существующей ныне и преобладающей над всеми прочими принципами среди представителей человеческого рода.
Разумеется, присутствие поблизости людей в преддверие полнолуния — опасная штука, особенно, если учесть, что существовали некоторые стаи, которым нравился экстремально-грубый секс. Люди просто были не совместимы с самим понятием оборотней о диком сексе. И именно по этой причине, впервые за всю историю, вер-клубы по всей Австралии собирались объединиться для того, чтобы бороться с правительственными проектами. Последнее, что всем требовалось, это человеческие жертвы в период полнолуния, хотя бы только потому, что обвинения будут направлены в адрес оборотней и клубов, а не идиотов, которые вынудили пересмотреть правила наших заведений.
В тот момент, когда я оглянулась в сторону лестницы, в клуб вошел мужчина. Он был высокого роста и крепкого телосложения, с точеными чертами лица и темно-золотистыми волосами. Исходящая от него сексуальная энергия была настолько сильна, что я смогла ее ощутить даже с того места, где я стояла. За свои двадцать девять лет я встречалась и спаривалась с множеством волков, но ни у кого из них не было такой мощной и притягательной ауры, как у этого волка.
Наши взгляды встретились. Столь откровенная страсть в его невероятно-золотистых и выразительных глазах заставила меня почувствовать всепоглощающее влечение к нему. Талон и я были вместе почти два года, что, к слову сказать, было нечто особенным для тех, кто не являлся истиной парой. Мы весьма хорошо знали друг друга в сексуальном плане, но за пределами клуба, по сути, мы так и остались чужими людьми.
Спускаясь по ступенькам, он снимал с себя рубашку, а сняв, небрежно отшвырнул ее в сторону пустующего столика. Его золотистая кожа блестела в свете звезд, а надетые на нем кожаные штаны демонстрировали не только силу ног, но и размер эрекции.
Мощь его ауры катилась перед ним, поражая близстоящих женщин, как сейсмическая волна. Вслед ему раздавались вздохи и обращались взгляды, но, не разрывая нашего зрительного контакта и не останавливаясь, он продолжал идти ко мне.
При шести с половиной футах  Талон был крупным мужчиной. Хоть я и носила шестидюймовые каблуки, он все равно был выше меня на добрых пять дюймов. Кроме того, когда он двигался, в каждом его движении читалась грация и легкость вампира. Эгоистичная часть моей натуры уповала, что он не найдет свою истинную половину, до тех пор, пока я не найду свою, потому что нам было здорово вместе. Его виденье дикого секса было тем, чем мне хотелось продолжать наслаждаться еще какое-то время.
Он остановился, когда между нами осталось несколько футов, его взгляд небрежно скользнул вниз по моему телу, прежде чем вновь вернуться к лицу. Вожделение, что возникло между нами, ласкало мою кожу, пока я не почувствовала приятную теплоту во всем теле.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #13 : 17 Май 2011, 20:12:48 »

— Не ожидал найти тебя здесь этим днем, волчонок.
У него был волнующий грудной голос — рокочущее контральто, плавно проникающее в мое сознание, подобно дуновению теплого летнего бриза.
— Я ищу Роана, и надеялась узнать у Даверна, где он находится.
Его взгляд на мгновение скользнул мимо меня.
— По всей видимости, Даверн не задержится надолго.
— Судя по всему — да. — От его столика доносились всевозрастающие стоны удовольствия, но какая-то часть меня надеялась, что Даверн задержится подольше. Мне хотелось еще какое-то время упиваться силой исходящей от Талона.
Талон шагнул ко мне, и у меня перехватило дыхание. Жжение плоти из-за серебряной пули было ничем по сравнению с огнем, пожирающим меня в этот момент.
Пальцы Талона легко коснулись моей щеки, затем плавно спустились к шее, а оттуда скользнули к груди. Его легчайшее прикосновение вызывало во мне бурный отклик. Оторвав первую пуговицу на моей блузке, он взялся за следующую.
— Ты снедаема страстью, волчонок. Я чувствую запах твоего возбуждения.
Я и сама чувствовала запах, и осознание этого уже начинало причинять боль.
— Придется с этим подождать, пока я не поговорю с Даверном.
— Правда? — отлетела вторая пуговица. — А что за спешка? Почему тебе нужно поговорить с ним во время этого праздника жизни?
— Мне позвонила мать Роана. — Его мать была и моей матерью, но Талон об этом не знал. — И как я уже говорила, мне нужно его найти.
Последняя пуговица была расстегнута, и он распахнул на мне блузку. Его пальцы плавно скользнули вверх по моему животу, заставляя меня подрагивать от предвкушения. С нарочитой медлительностью он обрисовывал контур моей груди, не отрывая пристального взгляда от моих глаз и погружая меня в омут обжигающего желания, постепенно проникающего все глубже в мое тело, но не затрагивающего болезненно чувствительного средоточия.
На моей коже выступили бисеринки пота. С легким шорохом его ладонь скользнула к моей второй груди и к тому времени, когда он закончил обводить ее контур, приблизившись к ложбинке между грудями, я была близка к тому, чтобы закричать от отчаяния, вызванного неудовлетворением.
— Могу ли я станцевать с тобой, волчонок?
— После того, как я переговорю с Даверном, ты сможешь сделать со мной все, что захочешь.
— Рискованное заявление вызвано сильным возбуждением, что испепеляет нас.
На моих губах появилась игривая улыбка. Желая подразнить его так же, как он это делал со мной, я провела пальцем сверху вниз по его твердой груди, животу, вдоль ремня, и задержалась на застежке брюк.
— И что же такого ты собираешься со мной сделать?
Талон наклонился поближе. Я могла лишь чувствовать и вдыхать обжигающе-мускусный аромат этого волка. Едва касаясь моих губ, он провел по ним губами, а затем, чуть ли не прорычал сиплым голосом:
— Я собираюсь затрахать тебя до бесчувствия.
Мое сердце бешено заколотилось. С той страстью, с которой он произнес эти слова и опаляющее воздействие его ауры, наводили на мысль, что луна влияла на него столь же сильно, как и на меня. Пропал или не пропал мой брат — уже было неважно, что сподвигло меня прийти сюда, я просто была чертовски рада, что сейчас нахожусь в клубе. Миша, второй из моих постоянных любовников, был нежным и ласковым. Талон же был свиреп, опасен, агрессивен и неутомим. Когда луна всецело овладевала моими чувствами, я хотела Талона.
Я вопросительно вскинула бровь:
— А разве это не то, что ты всегда делаешь?
Талон осклабился в волчьей ухмылке, приобнял меня за талию и притянул к себе, прижимая до тех пор, пока мне не показалось, что он пытается слиться со мной в единое целое.
— На этот раз я буду трахать тебя до тех пор, пока ты не станешь выкрикивать мое имя на луну. — Его дыхание щекотало мои губы, а взгляд обжигал, пока я не почувствовала опаляющую страсть его желания всеми фибрами своей души. — После чего я продолжу брать тебя, пока ты не начнешь умолять меня остановиться.
— Это может занять какое-то время, — с хрипотцой, подразнивая, промурлыкала я. — Уверен, что осилишь?
— Не сомневайся, волчонок, сегодняшним вечером, ты не станешь изнывать по другому любовнику.
Я обхватила его за затылок и притянула к себе, чтобы поцеловать.
— Даверн отстрелялся, — произнес Талон спустя какое-то время. — Пойду сниму для нас комнату.
Я улыбнулась. На данный момент клуб «Голубая Луна» был единственным заведением, сдающим в наем уединенные номера. Комнат было не так уж и много, всего четыре, но все они были оснащены всевозможными приспособлениями, способными угодить вкусам даже самых взыскательных и любящих риск постояльцев.
Если Талон намеривался снять комнату, значит, он и правда мучим сильным желанием и серьезно настроен его утолить. Меня охватил трепет в предвкушение предстоящей и такой желаемой встречи. Обычно, мы «зажигали» за столиком или на танцполе, и это было чертовски здорово. И хотя я не могла провести с ним весь остаток дня, но час или пара часов ярой и страстной любви, разумеется лучше нежели, чем те же пару часов изнывать от неудовлетворенного желания.
Я расстегнула верхнюю пуговицу на его брюках и потянула вниз застежку на молнии. Его возбужденный член скользнул ко мне в руку, словно жаждущий быть обласканным.
— Оставь свои брюки висеть на двери, чтобы я поняла, какой номер ты снял.
Он требовательно поцеловал меня в губы. Поцелуй был долгим и пылким, Талон не скрывал неистовой страсти, с которой он, вне всяких сомнений, собирался притязать на мое тело позднее. После чего он развернулся и ушел, оставив каждый дюйм моего тела изнывать в ожидании. Я сделала глубокий вдох, но это не слишком-то облегчило мои мучения.
Завязав в узел полы блузки, я направилась к Даверну, который в одиночестве потягивал спиртное и смотрел, как я приближаюсь к нему. Он пил уже какое-то время, потому что его глаза были скорее красного цвета, чем голубого.
— Привет, Райли. Как поживаешь?
Я мягко опустилась в кресло напротив него. От него пахло сексом, потом и алкоголем, что вызвало у меня неодобрение.
— Кажется, ты завязал с попойками?
— Меня сегодня бросили, — мрачно произнес он.
По-видимому, это были не слишком-то серьезные отношения, иначе бы он не вступил в связь с другим партнером.
— И что с того?
— А то, что он был хорошим трахальщиком, и я буду скучать по нему.
Я усмехнулась и сочувственно похлопала его по руке.
— Выпей еще немного и будешь вообще не в состояние найти ему замену на сегодняшний вечер.
— Чтобы протрезветь мне потребуется час или около того, а кроме того, у меня сейчас такое ощущение, что я погряз в жалости к самому себе. — Свет голограмм отразился от его темных волос, когда он откинулся на спинку кресла, придавая им темно-бордовый оттенок. — Чем я могу тебе помочь?
— Мне необходимо узнать, где находится Роан.
Он удивленно вскинул бровь.
— Зачем?
— Затем. Я нутром чувствую, что у него неприятности.
Отсутствие малейшей реакции в налитых кровью глазах сказало мне, сколь мало он заботился о моем брате, и за одно это, у меня возникло желание надрать его пьяную задницу.
— Серьезно влип?
Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Сделав это больше для самоконтроля, чтобы удержаться от соблазна ударить его, нежели для чего-то еще.
— Нет, не серьезно. У меня ощущение, что он нуждается в помощи, вот и все. Он попал в ситуацию, из которой не может самостоятельно выбраться.
Даверн фыркнул:
— Он постоянно это делает, но в итоге всегда выходит сухим из воды.
— Ну да, однако на этот раз, это не связано с его сексуальными похождениями. — Но как только я произнесла это вслух, то сразу же почувствовала, что слегка заблуждаюсь. Отчасти, это было как-то связано с его похождениями.
И в этом было столько же смысла, сколько в длительных взаимоотношениях Роана с таким равнодушным олухом, как Даверн. Должно быть, Роан чертовски здорово трахался, потому что не похоже, чтобы Даверн питал к брату сильные чувства, кроме простой увлеченности.
— Когда в последний раз ты видел Роана?
— На прошлой неделе. Однако я считал, что до воскресенья он провел время с Лиандером.
В таком случае мне определенно нужно найти Лиандера.
— Думаю, он не сообщил тебе, куда отправится от Лиандера, не так ли? — произнесла я.
Его налитые кровью глаза посмотрели мимо меня, и я почувствовала, как в нем пробуждается ревность. Возможно, он был не так уж и пьян, как мне показалось.
— Он упоминал что-то о сборе сведений об «Вечерня аир».
Авиакомпания Куинна. Зашибись. Я схватила Даверна за руку, привлекая его внимание обратно ко мне.
— Мне очень важно знать — он точно говорил о «Вечерня аир»?
Вер удивленно моргнул:
— Я тебя умоляю, разговор об этом был больше недели назад.
— Знаю, но все же попытайся напрячь свои пьяные клеточки мозга и вспомнить о чем шла речь.
Даверн нахмурился и свободной рукой потянулся за напитком.
— Он говорил, что в «Вечерне» имеются кое-какие проблемы, и что ему, возможно, придется работать под прикрытием. Дословно, клянусь.
Я отпустила его руку и тяжело осела обратно в кресло. Роан занимался изучением «Вечерни», а в коридоре моего дома бомжевал вампир, владеющий этой компанией.
Совпадение? Вряд ли.
И хотя я не могла не вызвав подозрений напрямую расспросить Куинна, но навести справки окольными путями мне было по силам. Талон был вхож в те же круги, что и Куинн, и если кто и мог нарыть компромат, то это он.
Но прежде чем я попрошу его об одолжение, мне предстоит пережить секс.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #14 : 17 Май 2011, 20:14:28 »

Глава 4

В небольшом коридорчике на третьей от входа дверной ручке висели брюки Талона. От одного их вида и предвкушения будущей встречи я почувствовала сладкий спазм внизу живота. Когда я приблизилась к двери, она открылась, а за ней, во всем своем золотистом великолепие и с возбужденным членом, меня ожидал Талон.
От натиска его ауры мое сердце пропустило удар, и возникло ощущение, будто я вхожу в преисподнюю похоти. Мне было уже плевать, если бы он взял меня прямо тут в коридоре. Но тогда бы его аура не имела никакого отношения к происходящему. В конце-то концов, я была волком, и эксгибиционизм был частью нашей природы.
Он взял мою руку и, целуя пальцы, втянул меня в комнату. В настенных канделябрах возле кровати мерцали свечи, отбрасывая желтый свет на красный атлас простыней и черные стены. Комната была довольно скудно обставлена, если не считать кровати и нескольких скамеек разных размеров и высоты. По сравнению с другими номерами клуба, этот был самым примитивным, возможно по этой причине он его и выбрал. Талон жаждал долгого и жесткого секса, секса без отвлекающих внимание деталей. Лишь он и я.
Талон закрыл дверь, а затем нажал на электронную панель слева от дверного проема.
— Ментальный защитный щит включен, — сказал он. — Нас никто не услышит и не ощутит. Когда я заставлю тебя выкрикивать мое имя на луну, никто кроме нас об этом не будет знать.
Он приблизился ко мне. От витой цепочки из белого золота на его шее отражался свет. Единственное украшение, которое я когда-либо видела на нем, и которое, казалось, подчеркивала его сильную шею и бугрящиеся мускулами плечи. Я прижала ладони к твердой груди Талона, какое-то мгновение, сопротивляясь силе его ауры. Меня обдало исходящим от его тела нестерпимым жаром, обжигающим кожу, проникающим внутрь и заставляющим мое чувство дикого голода биться в иступленной жажде. Одного этого хватило, чтобы понять, что мне следует задать свои вопросы прямо сейчас, потому что кто знает, хватит ли мне сил или ясности ума сделать это после нескольких часов секса с ним?
— Сперва, ты должен ответить на вопрос.
— Прости, но мне не нравится секс с вопросами.
Я усмехнулась.
— Что ж, это единственный для тебя способ получить его сегодня.
— Неужели?
Он перехватил мою руку, и хотя я без особого труда могла противостоять его натиску, заставившему меня пятиться, я этого не сделала. Я хотела его столь же сильно, как и он меня.
Упершись голенью в самую маленькую из двух скамеек, я взобралась на нее и посмотрела в его гипнотические глаза. И это было ошибкой, потому что сила его ауры ворвалась в меня, как приливная волна, оставляя меня влажной и готовой принять его. Всего лишь на мгновение я позволила себе погрузиться в водоворот эмоций и поцеловала его со всей страстностью, с которой желала его.
Мне потребовалось огромное усилие воли, чтобы отстраниться от Талона и задать интересующие вопросы. Особенно, когда он изо всех сил рванул узел, удерживающий полы моей блузки. Его прикосновения дразнили и возбуждали меня все сильнее.
Я сделала глубокий вдох и попыталась сосредоточиться.
— Мне необходимы сведенья об «Вечерня аир».
— Зачем? — когда узел не развязался, он просто разорвал блузку на две части и отшвырнул порванную ткань на пол.
— Это была новая блузка.
— Подай на меня в суд, — прорычал он, однако к юбке и стрингам отнесся с большей аккуратностью. — И ответь на мой вопрос.
Мне пришлось поднапрячь мозги, чтобы вспомнить, о чем он спрашивал.
— Даверн сказал, что Роан занимался сбором сведений об этой компании, а мне нужно знать почему, если я хочу найти его.
— Этот звонок от его матери должно быть действительно важен, раз ты готова на такие крайности, чтобы отыскать его.
Мое «да» затерялось в сладкой истоме пронзившей меня в тот момент, когда он начал прокладывать дорожку из поцелуев вдоль моей шеи, спускаясь все ниже… Когда он обхватил губами мой сосок и начал его посасывать, я задохнулась и чуть не лишилась чувств от удовольствия. Через пелену желания, затуманивающую мои мысли, я все же нашла в себе силы, чтобы добавить:
— Близкие сходят с ума от беспокойства. Ах-х… — Его пальцы скользнули вниз по моему животу, мимо завитков лобковых волос и погрузились в мягкую глубину влагалища.
В течение долгих минут я могла лишь стонать от удовольствия.
Когда мне наконец-то удалось собраться с мыслями, я произнесла:
— Ты вхож в те же круги, что и Куинн О’Конор. Мне нужно, чтобы ты нарыл на него как можно больше компромата.
Талон покусывал меня и дразнил, его аура струилась вокруг меня, купая в лучах страсти и вожделения. В другое время я бы поддалась потоку этого желания и устремилась в пучину страсти, но сейчас мне была необходима любая помощь, которую он мог оказать.
Его губы приблизились к моему рту.
— Обещай сосредоточиться на моем члене, что у тебя под рукой, — произнес он и довольно сильно, едва ли не до крови, прикусил мою губу. Но это была мучительно-сладкая боль, особенно в тот момент, когда к ранке прижался его горячий язык, и острая боль сменилась наслаждением. — А я обещаю разузнать все, что смогу о «Вечерня аир» и ее владельце.
— Это крайне срочное дело... — Однако мои действия шли вразрез со словами; рассеяно поглаживая его спину, я развела ноги и подтянула Талона поближе.
— Как и это. — Он пристроился между моих ног, скользя членом то вперед, то назад, подразнивая, но не погружаясь в меня. — Если бы это было настолько срочным, ты бы не дразнила меня, а занялась бы делом.
Он сдавленно прорычал, а затем, одним резким толчком, полностью вошел в меня. Я простонала от наслаждения. Талон наполнил меня до предела, чего не мог сделать ни какой другой волк. И да, правда в том, что я сама жаждала почувствовать каждый дюйм его твердой плоти. Я обняла Талона за шею, обвила ногами бедра и протолкнула его еще глубже. Он обхватил мои ягодицы и, поддерживая меня на весу, начал исступленно входить, пока у меня не появилось ощущение, что его разгоряченная твердая плоть пытается пронзить меня насквозь.
В этом спаривание не было ничего нежного. И не могло быть из-за жара луны, испепеляющего нас обоих с такой неистовостью. В порыве дикой страсти я села на него верхом, Талон был более чем счастлив подчиниться. Нарастающее удовольствие достигло апогея, от мышечного спазма у меня перехватило горло, выжимая из него сдавленный стон. Спустя секунду, кульминации достиг Талон, его плоть резко погрузилась в меня, а сила волка, вырвавшаяся из-под контроля, эхом отразилась в каждой клеточке моего существа и заставила содрогнуться стену за моей спиной.
Как только дрожь стихла, я усмехнулась:
— Безусловно, это было многообещающее начало, но все закончилось слишком быстро, чтобы на полном серьезе это можно было назвать «затрахать меня до бесчувствия».
Талон свирепо ухмыльнулся.
— Это было лишь началом, и только слегка утолило наше желание. Я дал обещание волчонку и намерен сдержать его.
Если что и восхищало меня в Талоне больше, чем его физические данные, так это его способностью держать свои обещания.
Но как бы хорошо нам не было вместе, он все же не заставил меня выкрикивать его имя на луну. Это было единственным удовольствием, которое мне бы хотелось приберечь для единственного мужчины, своей второй половинки, где бы он ни был в данную минуту.
После двух часов разнузданного и изнурительного секса, Талон отправился искать другого партнера, а я приняла продолжительный горячий душ. После чего я оделась, подхватила сумку из шкафчика и направилась к выходу.
— Ну вот, теперь у волка чрезвычайно удовлетворенный и самодовольный вид, — прокомментировал Джимми, открывая дверь.
Я широко улыбнулась.
— А все потому, что с пользой для дела провела время.
— Сюда недавно приходил один джентльмен, который разыскивал тебя.
— Правда? — удивившись, спросила я. — И кто это был?
— Вамп. Он осмотрелся в клубе и вернулся к выходу, спрашивая, не видел ли я тебя.
Черт, должно быть это был Куинн. Он, несомненно, пытался проникнуть в мысли Джимми, но я знала, что у него не было никаких шансов на успех. Разум Джимми, точно так же как и у официантов, был скрыт щитом.
Вне зависимости от того догадывался о чем-то Куинн или нет, он вне всякого сомнения был полон решимости не спускать с меня глаз.
— Как давно?
— Около часа назад.
Меня охватило облегчение. Система защиты комнаты в то время еще работала. Он не смог бы ощутить меня.
— И что ты сказал ему?
— Что ты приходила ранее, но ушла, направившись в «Харбор Бар».
«Харбор Бар» был в добром часе ходьбы в другой стороне города, что давало мне время сбежать, пока он не вернулся обратно. Я приподнялась на цыпочки и поцеловала обветренную щеку Джимми.
— Ты — милый. Не возражаешь, если я воспользуюсь боковым выходом?
— Карты в руки и вперед.
Взмахнув полами пальто, я направилась обратно. Меня встретил сильный порыв леденящего ветра, когда я распахнула заднюю дверь. Я поежилась, почти пожалев, что не одета во что-то более теплое, чем короткая юбка. Однако, в течение недели лунной лихорадки, джинсы вообще не целесообразно было одевать.
Повесив сумку на плечо, я размашистым шагом направилась в «Рокер». В городе насчитывалось не так уж много мест, где по-прежнему играли Пресли и его, ставшую классикой, песню «Голубые замшевые туфли» , и совершенно неповторимого Криса Айзека  и его «Детка сделала плохую-плохую вещь». Я часто задавалась вопросом, где клуб ухитрялся откапывать некоторые проигрываемые в его стенах песни, так как многие из них выпускались только на виниле или CD, а эти технологии уже давно вышли из обихода.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #15 : 17 Май 2011, 20:15:24 »

В отличие от «Голубой луны», в интерьере «Рокера» использовалась яркая неоновая подсветка. Окна возле главного входа позволяли любопытным прохожим заглянуть внутрь. Через них можно было увидеть лишь главный зал, в котором ужинали, выпивали и танцевали на «человеческий манер», те же, кто хотел предаться спариванию, делали это в приватном танцзале этажом выше, вдали от любопытных глаз общественности.
Я прошла через двери и сдала пальто с сумкой в гардероб, а затем направилась в бар, где заказала коктейль, который мне подали вкупе с чем-то розовым и пушистым. С коктейлем в руке, я приступила к поиску Лиандера. Первым я обнаружила Мишу, который спускался по лестнице, по которой я собиралась подняться.
— Привет, красавица, — произнес он, бесшумно, как привидение, появляясь из тени. — Ты почти износила до дыр эту блузку.
Я улыбнулась и поцеловала его в бледную щеку.
— Талон совершил одну из своих троглодитских выходок.
— Я ревную, — усмехнулся он, его серебристые глаза сверкали так же ярко, как и волосы в свете неоновых огней. — Ему всегда достается разрывание твоей блузки.
— Если сумеешь правильно разыграть свои карты, возможно, я позволю тебе разорвать юбку. — Хотя после двух часов интенсивного и неистового секса, это не входило в мои планы на ближайшее будущее. — Ты поблизости не видел Лиандера? Мне нужно поговорить с ним о Роане.
— Зачем? Он влип?
Я привела ему те же доводы, что и Талону. Миша развернулся и протянул мне руку:
— В таком случае я отведу тебя туда, где он в данную минуту поедает гамбургер.
Я улыбнулась и взяла его под руку. Может Талон и был фантастическим любовником, но с Мишей мне было хорошо и без секса. Мне нравился Миша. Я никогда не была полностью уверена, что могу сказать то же самое и о Талоне.
Миша сопроводил меня вверх по лестнице и через большое помещение, напоминающее по форме караван-сарай, которое по своей сути являлось приватным танцзалом. Занято было лишь половина кушеток и «бобовых пуфов» , что было странно, учитывая приближающееся полнолуние, и что в «Голубой луне» было полно посетителей. Лиандер в одиночестве, что уже само по себе было чем-то из ряда вон выходящим, восседал на тахте в дальнем конце зала.
Я присела на тахту напротив него, Миша пристроился рядом со мной. Его бедро прижалось к моему, и я ощутила желание, наполнившее тело покалывающими ощущениями — реакция, которая сказала мне, что лунное воздействие на меня еще не закончилось. И неважно, что я сама думала по этому поводу.
— «Симпатичный» напиток, — произнес Лиандер вместо приветствия.
Я посмотрела на пушистую штуковину.
— Понятия не имею, что это такое. Я попросила чего-нибудь сладкого, а в итоге получила вот это.
— Предупреждаю: никогда не проси чего-нибудь сладенького в старомодном рок-н-роловском баре. — Он облокотился спиной о стену, и солнечный свет затанцевал на его лепных скулах, придавая им насыщенный золотистый цвет. Что соответствовало бликам в его серебристых волосах.
Не сдержавшись, я улыбнулась — на прошлой неделе Лиандер был в синей цветовой гамме. Что ж, с этим ничего не поделаешь, Лиандер был одним из лучших в стране художников по спецэффектам, поэтому он никогда не сможет выразить свои постоянно меняющиеся вкусы как-то иначе.
И это обстоятельство всегда заставляло меня задаваться вопросом, как, черт побери, он умудрился выжить в условиях строгих военных правил на протяжении десяти лет? Армия не то место, где ценят индивидуализм, и я просто не могла себе представить Лиандера в роли подчиненного. Я спрашивала его об этом много раз, но он лишь пожимал плечами и переводил разговор на другую тему. Насколько мне известно, даже Роан не знал подробностей о годах службы Лиандера в армии.
Все это было очень таинственно, и если бы он по-прежнему не занимал важного места в жизни моего брата, я бы занялась тщательным расследованием его подноготной. И не только потому, что я любопытна, хотя за мной водиться такой грешок, но еще и потому, что Роан был моим близнецом и членом стаи. И если в прошлом Лиандера имелось что-то, что могло причинить боль Роану, то мне хотелось бы об этом знать.
— Чем могу быть полезен, Райли?
— Ты давно видел Роана?
Он нахмурился.
— А что? Что-нибудь случилось?
Я медлила с ответом, главным образом, потому что знала, что Лиандер по-настоящему любит моего брата, даже если Роан не отвечает ему взаимностью. Лиандер заслуживает знать правду, или, хотя бы какое-то ее подобие. Но рядом сидел Миша, поэтому отступать от ранее изложенной версии было нельзя.
— Мне просто нужно добраться до него. У тебя есть какая-нибудь идея по поводу того, где бы он мог быть?
— Я думал, что он на задании.
— Даверн рассказал мне, что Роан занимался расследованием в «Вечерня аир».
Лиандер состроил гримасу:
— Этот алкаш не отличил бы морду собаки от ее хвоста в эти дни.
Я усмехнулась:
— В смысле?
— В том смысле, что Роан занимался сбором сведений на владельца компании Куинна О’Конора, а не на саму «Вечерня аир».
Я почувствовала, как у меня засосало под ложечкой от нехорошего предчувствия. Уж лучше бы я прислушивалась к своей интуиции, а не гормонам.
— А у меня сложилось впечатление, что они были друзьями.
— Они и были друзьями, именно поэтому Роан был так взбешен предстоящим расследованием под прикрытием.
По крайней мере, на счет «друзей» Куинн не обманул.
— Есть какая-нибудь мысль на счет того, что он мог откопать?
Лиандер отрицательно покачал головой.
— Тебе прекрасно известно, что он никогда не разглашает подобных сведений.
Я вздохнула, и устало откинулась на подушки.
— Значит, у тебя нет ни малейшей идеи, куда бы он мог направиться?
— Перед тем как уйти, он просматривал адресный справочник.
Я приподняла бровь:
— Неужто ты знаешь, какой адрес он искал?
— Нет, но я сидел рядом с ним и видел номер страницы — шестьдесят девять.
Я усмехнулась.
— Не мудрено, что ты запомнил ее. Немного увлекся и принял желаемое за действительное, а?
В уголках его серебристо-серых глаз притаилась улыбка.
— В заключение, все желаемое стало действительным.
— Счастливчик.
— Несомненно.
— У меня дома есть адресный справочник, — произнес Миша, — если хочешь узнать, какие адреса указаны на этой странице.
Я наклонилась и опять поцеловала его в щеку.
— Спасибо.
Он улыбнулся:
— Я подумал, что ты можешь найти получше способ отблагодарить меня.
Вновь вспыхнула едва теплящаяся страсть. Это было не то неистовое умопомрачение, что я ощущала ранее, нет, но, несомненно, это был значимый момент, говорящий, что эта фаза полнолуния будет одной из самых тяжелых. И впервые я задалась вопросом, а смогут ли Талон и Миша удовлетворить меня?
Я попрощалась с Лиандером и позволила Мише проводить меня вниз, чтобы забрать сумку и пальто. Выйдя из клуба, он прижал меня к стене и поцеловал. Это был неторопливый, нежный поцелуй, разительно отличающийся от неистовых поцелуев Талона, но по-своему возбуждающий. Именно поэтому мне нравилось быть с ними обоими. В совокупности, они составляли для меня образ идеального мужчины.
— Пойду заберу машину, — произнес он через какое-то время.
— Я буду ждать.
Миша усмехнулся и, насвистывая, отправился за машиной. Пять минут спустя, под натужный рев двигателя и на безумной скорости, мы неслись по городу в его сияюще-красном «Феррари». Эту машину он с любовью называл своим «борделем на колесах». Хотя зачем вервольфу, в арсенале, которого имелась аура, способная без особых усилий отмести в сторону всяческие возражения, нужен был еще и «бордель на колесах», не поддавалось никакому разумному объяснению.
Миша жил в пентхаусе, который недавно приобрел в многоэтажном жилом здании, которое было расположено рядом с казино и развлекательным комплексом «Саут-Банка». Из нашего недавнего разговора я сделала вывод, что квартирная плата обходилась ему в кругленькую сумму. Его апартаменты были выдержаны в серебристых тонах и соответствовали стилю хозяина. Холодность тонов интерьера компенсировалась роскошным видом из окон во всю стену и всплесками ярких цветов, расставленных по разным углам. Я никогда слишком близко не подходила к окнам. Хоть мне и нравился открывающийся из них вид, сказывалась жуткая боязнь высоты, одолевающая меня при мысли, что я нахожусь на высоте примерно двадцатого этажа — между пятнадцатым и двадцатым этажом не такая уж и большая разница… Одним словом, я придерживалась принципа — береженного Бог бережет.
Я бросила сумку и пальто на ближайший стул и огляделась.
— Где адресный справочник?
— В кухне.
Удивленно приподняв бровь, я направилась в кухню.
— Странное место для хранения справочника.
Миша широко улыбнулся мне, обходя кухонную столешницу и направляясь к встроенному шкафу. Вынув из него пару кружек, он произнес:
— Не тогда, когда ваши деловые встречи и обсуждение дел происходят за чертовым завтраком.
Я открыла справочник и пролистала страницы до шестьдесят девятой. Содержимое страницы не послужило для меня откровением.
— Тебе не кажется здесь что-нибудь интересным? — спросила я, толкнув справочник по столешнице в сторону Миши.
— Научно-исследовательский центр «Монеиша», — он показал на текст, выделенный зеленным цветом.
Я нахмурилась:
— Отчего это название мне кажется знакомым?
Он натянуто улыбнулся.
— Просто об этом центре упоминали в газетах на прошлой неделе.
Нет, оно мне знакомо не из газет, недавно я где-то уже видела это название, но провалиться мне на этом месте, если я помнила где именно. Я отмахнулась от его предположения:
— Ну ты же знаешь, я никогда не читаю газетных заголовков.
— Ну что ж, ты упускаешь много интересных моментов. — Он нажал кнопку на кофеварке эспрессо, налил кофе в обе кружки, затем подвинул одну мне и сел напротив. — «Монеиша», по всей видимости, участвует в исследованиях в области генетики и генной инженерии.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #16 : 17 Май 2011, 20:16:10 »

— И что с того? Половина лабораторий по всему миру участвуют в генных исследованиях.
— Да, но «Монеиша» кажется, преуспела там, где другие потерпели неудачу.
Я нахмурилась:
— И в чем же преуспел этот центр?
— Они выявили кластер генов , делающий вампира вампиром. Одним словом, они хотят попытаться провести дигибридное скрещивание  — встроить ДНК вампира в зародыш иной расы.
Я изумленно уставилась на него:
— Смеешься?
Миша покачал головой:
— Отсюда все протесты и шумиха в прессе за последнюю неделю. Новости о них не сходят с таблоидов, а название центра упоминается гораздо чаще, чем им того хотелось бы.
— Однако… — я умолкла на полуслове, не в силах вербализировать свои мысли. Я лишь покачала головой и начала пить кофе.
— …зачем кому-то понадобилось делать нечто подобное? — закончил он за меня. — Только представь, какого можно было бы создать супервоина, в арсенале которого имелись бы все достоинства вампа и ни единого из его недостатков, таких, как жажда крови и невозможность передвигаться в дневные часы.
— Вряд ли мне хочется представлять нечто подобное. — Об этом было даже страшно подумать. Вампиры и так были хуже некуда, а если еще появятся неуязвимые воины со всеми вампирскими навыками… Я содрогнулась при одной мысли об этом. — «Монеиша» курируется правительством?
— Нет, все происходит на неофициальном уровне.
— Кто стоит за этим?
Миша пожал плечами:
— Последнее, что я слышал, «Монеиша» принадлежит какой-то компании под названием «Конане».
Еще одно смутно знакомое название.
— Которая является…
— Научно-исследовательской компанией. Если хочешь, я могу попытаться разузнать немного больше о «Конане».
— Буду не против.
Подтянув справочник к себе, я изучала его в течение нескольких минут. Я понятия не имела, была ли «Монеиша» каким-то образом связана с Роаном, или же собирался ли он наведаться в этот центр. Но на данной схеме улиц не было ничего иного, что могло показаться наиболее подходящей мишенью, поэтому я была вынуждена действовать методом «проб и ошибок». Если я продолжу следовать по следам брата, то рано или поздно обнаружу какие-нибудь стоящие сведения.
Проверив транспортную развязку, я отметила, что в пределах пешей досягаемости от лаборатории «Монеиша» располагалась железнодорожная станция, затем закрыла справочник и толкнула его к Мише:
— Благодарю.
Миша улыбнулся, лукаво блеснув серебристо-серыми глазами, перегнулся через стол и взял мою руку в свою. В отличие от меня, у него были теплые пальцы, а кожа очень бледной. Большим пальцем он поглаживал мое запястье, посылая трепет удовольствия вверх по руке.
— Как ты собираешься добираться до «Монеиша»?
— На поезде. А что?
— Не хотела бы позаимствовать одну из моих машин?
Я удивленно приподняла брови. Миша коллекционировал не только дорогостоящие современные тачки, но и ретро автомобили. По последним подсчетам у него имелось примерно пятьдесят ретро и пять современных седанов, находящихся на особой стоянке под этой высоткой.
— А ты бы доверил мне вести одну из твоих машин? — я не смогла скрыть удивления в своем голосе, от чего его улыбка стала еще шире.
— Только ту, что мне не жалко будет получить назад разбитой. Не забывай, я видел, как ты ездишь.
— Такое забудешь. Отсюда и мое удивление.
— Разумеется, я делаю это не без задней мысли.
Его голос понизился на несколько октав, обволакивая меня теплыми волнами, как разогретый шоколад. Если Талон излучал возбуждающую и грубую, на грани непристойности силу, то Миша, конечно же, источал страсть.
— И что же это за мысль?
— Тебе придется вернуть машину и ключи, следовательно, есть вероятность, что ты проведешь ночь со мной, а не с Талоном.
Я наклонилась над столом и поцеловала его.
— На машине будет гораздо удобнее, чем на общественном транспорте, поэтому я не могу не принять твое предложение. — Голод, сверкнувший в его глазах, вызвал ответный отклик во мне, разжигая желание порожденное луной. — Но почему бы не получить задаток прямо сейчас?
— Действительно, почему бы и нет, — согласился Миша и, положа руку на мой затылок, притянул к себе и жадно приник к моим губам.
Из всех мест, чтобы заняться любовью, мы выбрали не самый плохой вариант — кухонную столешницу.

Я в энный раз сверилась с картой, желая убедиться, что еду в верном направлении. Пешком бы я могла найти дорогу куда угодно, но посадите меня за руль автомобиля и я заблужусь на первой кольцевой развязке.
Светофор впереди переключился с зеленого на красный и именно в этот момент раздался звонок моего мобильника. Я вставила в ухо наушник и притормозила.
— Райли на связи.
— Как самочувствие, волчонок?
Хрипловатый голос Талона не лишился своего очарования под влиянием электроники. Знакомая легкая дрожь скользнула по моей спине. Ему даже не нужно было ко мне прикасаться, чтобы пробудить во мне желание.
— Я была с Мишей и чувствую себя прекрасно.
Талон умолк. Возможно, ему не понравилась мысль, что мне потребовался еще один партнер после того секс-марафона, что он мне устроил.
— Он не в состоянии сделать для тебя то, что делаю я.
Своими словами Талон приблизился к грани, за которую лучше не ступать. Осознание этого заставило меня нахмуриться. Неужели Талон становится ревнивцем? Конечно, нет.
— Ты прав, но временами — это неплохо.
Загорелся зеленый, я включила поворотник и отъехала от обочины. Вероятно, это была не очень хорошая идея, учитывая мой «послужной водительский список» и общение с Талоном наряду с попытками управлять машиной.
Его смех скользнул по моей коже, пробуждая во мне голод, к которому примешивалась обеспокоенность его непонятным поведением. Секс с Талоном изумителен, но если он уже начал задумываться о нечто большем между нами, то ему бы не помешало провериться у психиатра. Как любовник он был потрясающим, но я была уверена, что не смогу с ним совладать в повседневной жизни. И не только в сексуальном плане. Самонадеянность и непоколебимая вера в собственное превосходство были уместны в спальне, но за ее пределами эти качества, скорее всего, сведут меня с ума.
— Смогу ли я снова увидеть тебя в ближайшее время?
— Сегодняшнюю ночь я проведу с Мишей.
— Тогда приезжай сейчас.
На этот раз он даже не пытался скрыть в голосе раздражения, чем вызвал у меня еще большее недовольство.
— С чего это вдруг ты надулся, что я была с Мишей?
Мы были вместе в течение двух лет, и у меня за это время было четверо других партнеров. И лишь недавно я остановила свой выбор на Мише и Талоне.
— Я не дуюсь. Хотя… меня злит, когда я хочу тебя, а ты находишься с ним, но это не ревность, если ты это имеешь в виду. — Он умолк. — А что, если я подслащу пилюлю? У меня есть нужная тебе информация.
— Ты занимался сбором сведений о «Вечерня аир»?
— И о ее владельце. Нашлось кое-что интересное, можешь подъехать ко мне домой и ознакомиться с тем, что мне удалось найти.
У меня учащенно забилось сердце. Он никогда до этого не приглашал меня в свой дом и более того совсем не рассказывал о себе. Его приглашение разбудило мое любопытство.
— Где и когда?
Талон хмыкнул:
— Что ты делаешь прямо сейчас?
— Еду в лабораторию «Монеиша».
— У тебя же нет машины?
— Миша дал мне одну из своих.
— Не может быть! Он же видел, какой из тебя водитель, и он без ума от своих тачек.
— Это «Мерседес», а у него их несколько. Миша сказал, что может позволить себе лишиться одного из них, — усмехнулась я.
— Надеюсь, машина яркого цвета, чтобы остальные водители смогли приметить тебя издалека, — фыркнул Талон.
— Красный «Мерседес».
— Красный — цвет опасности.
— Ну не настолько уж из меня никудышный водитель.
— О, да, настолько. Надеюсь, ты не ведешь машину во время нашего разговора?
— Я могу выполнять несколько задач одновременно.
— И то верно. По какой улице ты едешь сейчас?
Я посмотрела вверх на ближайший указатель с названием улиц.
— По Бервуд, недалеко от Оклендс-авеню. А что?
— Собираюсь разослать предупреждения моим людям, чтобы они убирались из того района.
— Сволочь.
Талон фыркнул от смеха.
— Зачем ты направляешься в «Монеиша»?
— Скорее всего, я ищу иголку в стогу сена, но есть вероятность, что туда собирался направиться Роан.
— А зачем бы ему туда направляться?
— Он — страж, так что, кто его знает? Я лишь обойду периметр лаборатории и посмотрю, смогу ли что-нибудь почувствовать.
— Долго тебе еще добираться до «Монеиша»?
— Около десяти минут, а что?
— Просто стараюсь определить, через сколько ты приедешь ко мне. Я голоден, волчонок.
Выжимая сцепление на третьей передаче, я почувствовала, как мой пульс стал аритмичным. Я умирала от желания… От желания, которое я наивно полагала удовлетворил Миша и которое вновь стало неистовым. Господи, на что я буду похожа за день или два до полнолуния?
— Давай адрес, и я постараюсь приехать так быстро, как только смогу.
Меня не удивило, что он жил в Тоорак — шикарном пригороде, заселенном супербогачами. Я бегло записала адрес в своем еженедельнике и положила трубку, пообещав быть у него в течение полутора часов.
Я продолжила ехать, и, несмотря на всю клевету в адрес моих водительских навыков, добралась до «Монеиша» без происшествий. Припарковавшись, я схватила пальто и побрела в сторону красно-белого здания, которое просматривалось сквозь ворота возле караульного помещения. Здание окружало два типа ограждений: массивный забор из белого бетона высотою около восьми футов, а чуть дальше за ним электрическое ограждение с натянутой проволокой. Даже через дорогу мне был слышен гул электричества проходящего через провода. Я не сомневалась, что имелись и другие защитные системы сразу за газонами, что окружали здание.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #17 : 17 Май 2011, 20:17:08 »

Заметив мое приближение, в своей конуре шевельнулся охранник, одетый в серую униформу. Опустив щиты, я телепатически потянулась к его сознанию и словно налетела на кирпичную стену. Либо он одет во что-то типа электронного ментального щита, либо от природы был невосприимчив к телепатическому контакту. Я жизнерадостно ему улыбнулась и, пройдя мимо караульного помещения, направилась вдоль длинной белой стены. Не имея уверенности, что что-нибудь здесь обнаружу, я просто осматривалась.
Пройдя три четверти пути, я уловила знакомые флюиды на уровне подсознания. Чтобы не заплясать от радости, я подпрыгнула на месте. Мне удалось найти его. И несмотря на то, что я понятия не имела, почему он находится здесь, меня переполняла решимость выяснить это. Я замерла, услышав жужжание камеры безопасности, которая повернулась в мою сторону.
Заставив себя двигаться, я перешла дорогу и, достав телефон, словно мне звонили, прислонилась к изгороди дома напротив и принялась изучать плоскую крышу, возвышающуюся над забором. На территории «Монеиша» имелось еще два здания, которые, казалось, не связанны с главным строением. К тому же они были в шести футах от обоих ограждений. Если вам по силам миновать систему безопасности, то прыжок через заборы не составит особого труда.
Впервые в жизни, я пожалела, что не могу поддерживать телепатическую связь с братом. Именно эту способность он не унаследовал из нашего смешанного наследия. Мы оба получили ночное зрение, способность различать виды нелюдей и умение выслеживать их, но Роан был абсолютно глух на оба уха в ментальном плане. Что, впрочем, не так уж и плохо, учитывая, что он работал с некоторыми самыми опасными вампирами Мельбурна.
Камера вновь повернулась в мою сторону. Я больше не могла оставаться там. Однако я была преисполнена решимости вернуться позже, этой же ночью, когда темнота сыграет мне на руку и позволит воспользоваться вампирской способностью растворяться в тени.
Я вернулась к машине. Прежде чем я успела тронуться с места, раздался звуковой сигнал, оповещающий о видеозвонке.
— Райли у телефона.
— Райли, это Джек.
Я ухмыльнулась:
— Эй, босс, незачем высылать Келли сегодняшним вечером. Я нашла нашу пропажу.
— Неужели? — на его губах появилась усмешка. — И где же?
— В «Монеиша».
Усмешка исчезла с его губ.
— С какой стати ему быть там?
— Это не тот вопрос, на который я могу ответить, учитывая, что ты не рассказал мне, на какую миссию он был отправлен.
Джек рассмеялся.
— Не хочешь, чтобы Келли помогла вытащить его?
— А не идет ли ее содействие вкупе с обязательствами?
— Несомненно.
— Тогда, нет.
— Ты не проникнешь внутрь без помощи Управления. «Монеиша» охраняется не только при помощи тепловизоров и электрических ограждений.
— С какой стати? Чем они занимаются?
— Официально, это медикаментозный научно-исследовательский центр.
— А не официально?
— Понятия не имею.
— Именно по этой причине Роан занимался их изучением?
— Предположительно, он не должен был приближаться к лаборатории.
Потому что, как предполагалось, он должен был заниматься сбором сведений на Куинна. Спрашивается — зачем? Я вновь окинула взглядом белую ограду. Если система безопасности не ограничивалась тепловизорами, тогда как мне туда пробраться? Я не сталкивалась с подобным в своей жизни. Я могу постоять за себя, но я не обладаю подготовкой или спецнавыками, позволяющими миновать сложнейшую систему безопасности. Итак, исходя из вышесказанного у меня есть два варианта: либо я позволяю Джеку вытащить брата, либо заключаю своего рода сделку.
Очевидно, что первый вариант — самый здравомыслящий, но внутренний голос подсказывал, что на данный момент это не правильное решение. Понятия не имею, почему мне так казалось, но большую часть своей жизни я прислушивалась к своей интуиции. И хотя в прошлом, это не раз навлекало на меня немало бед, я все же не собиралась отказываться от этой привычки.
Но, тем не менее, я решила подстраховаться.
— Почему бы тебе не позволить мне хотя бы попытаться вытащить его?
Он улыбнулся, но улыбка не коснулась глаз, и это стало напоминанием о том, что сколько бы мне ни нравился этот вампир, он, прежде всего, был служащим Управления. И в этот момент, еще до того, как он успел произнести хоть слово, я уже знала ответ на свой вопрос.
— Ты нужна мне в качестве стража, Райли. У тебя есть потенциал, чтобы стать столь же хорошим стражем, как твой сотоварищ по стае, если даже не лучше его.
— Строго говоря, это не ответ на мой вопрос. — Однако мне было совершенно очевидно, что его слова следовало расценивать в качестве ответа.
— Это испытание, опробование своих сил, если угодно. За свою продолжительную жизнь я знавал множество волков и, если что и уяснил для себя, так это то, что у вас есть один серьезный недостаток. Хотя для целей Управления, это скорее плюс, чем минус.
— И что же это за недостаток?
— Вы все адреналиновые наркоманы.
Я пренебрежительно фыркнула.
— Ты даже близко не угадал. — Но как только я произнесла это вслух, перед моими глазами возник образ Талона. А разве чувство сильного волнения вкупе с ощущением опасности, что я испытываю рядом с ним не является хождением по лезвию ножа? И что в любую минуту он может дать выход своему необузданному нраву и ситуация станет по-настоящему опасной? — Так это испытание пойдет в зачет тому, что я провалила?
— Именно.
— Ты не можешь заставить меня стать стражем.
— Я не хочу этого, Райли, но чему быть, того не миновать. Вы с Роаном похожи как две капли воды, и оба были рождены для подобной работы.
От его слов меня пробрал озноб. Он не случайно так сказал. Джек никогда и ничего не говорил случайно. Он знал, что мы с Роаном близнецы.
— Я — не убийца.
— Все волки убийцы. Просто в современном обществе эта склонность хорошо контролируется.
— Это похоже на высказывание: все вампы — убийцы.
— Так и есть, просто некоторым вампам удается направить эту склонность в другое русло.
Например, стать стражами и убивать с разрешения государства. Я содрогнулась.
— Одним словом, ты говоришь, что собираешься втягивать меня во все это постепенно.
— Да.
— А сегодняшнее предложение помощи, — какие за этим последуют условия?
— Ты пообещаешь когда-нибудь в будущем пройти испытание.
— Когда-нибудь? Ты не устанавливаешь точных сроков?
Джек усмехнулся:
— А этого не требуется, в конечном счете, ты сама ко мне придешь.
— Ты не очень-то хорошо меня знаешь, если так считаешь.
— Я знаю тебя лучше, чем ты сама знаешь себя, — ответил он.
Меня охватил леденящий душу ужас от уверенности, что горела в его холодном взгляде.
Он знает, кто мы. Я нервно облизнула внезапно пересохшие губы, отчаянно надеясь, что мое интуитивное предположение ошибочно.
— Ладно, по рукам.
— Разумно. Заскочи на работу, я посвящу тебе во все подробности о «Монеиша».
— Сначала мне нужно кое-что сделать, возможно, это займет несколько часов.
— Я буду на месте.
— Чудо из чудес, — проворчала я.
Джек хмыкнул и положил трубку. Я скользнула в «Мерседес», завела машину и поехала обратно в город, держа свой путь к Талону. К этому времени сумерки уже начали переходить в ночь.
Его дом — хотя называть это домом было в корне неверно, ибо то, что я увидела, было чертовски огромным зданием, несколько этажей которого возвышались над пятнадцатифутовым забором, и располагалось оно на густоозелененном участке в самом центре Тоорака. Я подъехала к кованным автоматически открывающимся воротам, и назвала свое имя в домофон. Полотно сдвижных ворот бесшумно откатилось в сторону, открывая мне проезд на территорию.
Подъездная аллея вилась сквозь величественные вязы, по обеим сторонам дорожки тянулись ухоженные лужайки. В конце длинной тенистой аллеи передо мной во всей своей красе предстал особняк в староанглийском стиле. Это был поистине прекрасный дом, но мне немного трудно было поверить, что в нем проживает лишь один человек. Очевидно, у Талона было столь много денег, что он не знал, куда их девать.
Я припарковалась перед фасадом дома и вылезла из машины, чувствуя себя крайне неуместно одетой в старую юбку и свитер. Дверь бесшумно открылась, когда я поднялась по ступенькам. Я не успела еще толком переступить порог, как на меня тут же устремился красный луч сканера, предназначенный для поиска и обнаружения оружия.
С жужжанием в мою сторону повернулась камера безопасности, я удивленно вскинула бровь.
— К чему все эти навороты? — спросила я, не сомневаясь, что где-то в холле встроены акустические датчики или микрофоны.
— Миллионеру в наши дни никогда не помешает осторожность. — Хриплый голос Талона, казалось, исходил из воздуха. — Поднимайся по лестнице, первая дверь налево.
Я сделала, как мне было велено. Дверь открылась при моем приближении, и я вошла в комнату, оказавшуюся большим кабинетом, в котором можно было свободно играть в футбол. Стены кабинета были окрашены в холодный, темно-голубой цвет, а интерьер был выдержан в стиле «Хай-тек». Талон сидел за столом в дальнем конце комнаты. На нем не было рубашки, и у меня зародилось подозрение, что брюки он тоже не надел. На столе, справа от него, стояла бутылка шампанского и два фужера.
— Остановись, — тихо велел он.
Его аура захлестнула меня, от ее силы у меня перехватило дыхание и подкосились колени. Талон был олицетворением страсти, желания и вожделения. Я никогда не ощущала ничего столь всесокрушающего в своей жизни. В тот же миг я стала готова для него. Но наряду с этим усилилось и беспокойство, что я ощущала ранее в машине. Проецируемые Талоном эмоции не могли быть естественными.
— Обнажись, — продолжил он неизменно-монотонным голосом.
Я скинула туфли, а затем, под его обжигающим взглядом, соблазнительно двигаясь, сняла свитер, юбку и нижнее белье. К тому моменту, как я закончила раздеваться, уже не только влияние его ауры заставляло меня изнывать от желания, но и мое собственное вожделение.
Талон сделал глубокий, прерывистый вдох, а затем потянулся за шампанским и наполнил фужеры.
— Подойди к столу.
Я направилась к нему, вызывающе виляя бедрами. Чем ближе я становилась, тем сильнее ощущалось его обжигающее желание, пока оно не накрыло мое сознание подобно ударной волне, вызвав у меня головокружение.
Талон толкнул мне фужер по хромированной столешнице.
— До дна.
— Тебе не нужно меня спаивать, чтобы пуститься во все тяжкие.
— Это самое лучшее шампанское, которое ты когда-нибудь пробовала и оно скрасит сегодняшний вечер, который я устроил для нас.
В его словах не было ничего обольстительного, это была констатация факта, в силу которой мне не оставалось никакого выбора. И хотя Талон возбуждал меня все сильнее, предчувствие неведомой всевозрастающей беды вызывало в глубине души все большое беспокойство.
— Я должна быть на работе в девять.
— Тогда, ты моя до восьми тридцати.
Я не сдержала улыбки. Учитывая страсть, что он проецировал, следующие полтора часа будут сплошным диким траханьем. Я взяла шампанское, мы звонко чокнулись и синхронно осушили фужеры. Возможно это и наилучшее шампанское, которое когда-либо производили, но «провалилось» оно как дешевое поило и лишь усилило ощущение гула в моей голове.
Талон предложил мне выпить еще один фужер, но я, покачав головой, отказалась, понимая, что от второго фужера меня может вырвать.
Он нажал неприметную кнопку на столе. Рядом со мной открылся ящик, и показалась папка.
— Твоя информация о «Вечерня» и ее владельце. Но ознакомиться с ней ты сможешь позже. А сейчас, я хочу тебя. Иди сюда, волчонок.
В этот момент я почувствовала себя подобно ягненку, оказавшемуся один на один с очень большим и голодным волком, и впервые за свою жизнь я засомневалась, что мне действительно нравится это ощущение. Иначе говоря, я не была уверена, что мне хочется находиться в этом месте с этим мужчиной.
А может это просто шампанское ударило мне в голову больше, чем я полагала?
Я сглотнула, чтобы облегчить жжение в горле и, пошатываясь, обошла стол. Золотистое тело Талона мерцало в мягком свете ламп, и я почувствовала, как меня окутывает желание, смешиваясь с беспокойством и… нежеланием. На его лице не читалось никаких эмоций, в его глазах не было ничего, кроме похоти, а его фаллос казался поистине огромным. Огромным и расплывчатым. Я моргнула, но казалось, это не помогло прояснить мое неожиданно затуманившееся зрение. Талон схватил меня за руку и опрокинул на стол. Как только я ударилась ягодицами о холодный металл, он развел мои ноги и одним толчком, грубо вошел в меня, гораздо глубже и жестче, чем он когда-либо это делал. Я застонала, оказавшись на грани между болью и наслаждением, когда Талон начал неистово входить в меня. Вокруг меня витали его запах и жар, окутывая удушливой волной и пробираясь внутрь, от чего мой лоб покрылся испариной. От шампанского крутило желудок, я понимала, что меня вырвет, если Талон не замедлит темп.
— Талон, остановись.
Он схватил меня, впившись пальцами в бедра, и продолжил входить, его толчки сделались дикими и неумолимыми, заставляя принимать неистовое давление его тела. Даже волку внутри меня уже начинало не нравиться происходящее. Я схватила Талона за руки, намериваясь столкнуть его с себя, но в тот же миг почувствовала слабость, а в голове возник странный гул, мешающий сосредоточиться. Хуже того, мне стало казаться, что освещение и кабинет начинают блекнуть и растворяться, превращаясь в ничто и пропадая из бытия.
Талон достиг кульминации, и это было последнее, что я отчетливо помнила.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #18 : 17 Май 2011, 20:23:05 »

Глава 5

Я приходила в себя и вновь теряла сознание, словно запутавшись в обрывках мыслей, чувств и сновидений. Вокруг меня витали голоса. Освещение, не уступающее по своей яркости солнцу, нестерпимо резало глаза. Что-то резануло по моей руке, я почувствовала обжигающе острую боль. Вслед за этим, я ощутила холодное прикосновение к животу, словно кубик льда скользил по коже, не задерживаясь долго на одном месте. Боль в руке ослабла. А затем, в течение какого-то времени, не было ничего, кроме тьмы.
Когда обрывки видений стали постепенно возвращаться, они сложились в единую картину: я лежу на шелке, извиваюсь и издаю стоны, мое удовольствие нарастает, кожа пылает, тело напряжено в томление и жажде волны пьянящего наслаждения. Меня гладят руки. Меня наполняет жар. Я вся дрожу под этим безжалостным натиском, и не в силах даже дышать, потому что непреодолимое желание достичь кульминации гораздо сильнее всех прочих потребностей.
Я очнулась и обнаружила, что это не сон. Талон был на мне, во мне, и при этом я испытывала странное ощущение, что меня каким-то образом только что предали. Но от этой мысли не осталось и следа, когда горячая волна желания заполонила все мое существо, заставляя содрогаться от сладостных спазмов, доводя до высшей грани чувственного наслаждения. Он достиг апогея вместе со мной, но продолжил входить в меня мощными толчками, словно решил удостовериться, что последние капли его семени выплеснутся в меня.
В конечном счете, он обессилено рухнул и откатился в сторону.
— Ты бесподобна, волчонок.
«Бесподобной» я себя не чувствовала. Я была в замешательстве. Оглядевшись, увидела красные стены вместо темно-голубых, а обстановка скорее соответствовала спальне, чем кабинету. Когда мы успели переместиться сюда? Взглянув на часы, стоящие на ночном столике, я увидела, что время близиться к половине девятого. Прошло полтора часа, из которых я ничего не помнила.
— Мы находимся в твоей спальне?
Талон перевернулся на бок и положил руку на мой живот.
— А еще мы побывали в гостиной, игровой и даже заглянули на кухню, потому что ты сказала, что голодна.
Меня мучила головная боль, тупая, монотонная и давящая на глаза, а во рту ощущался привкус горечи. Я нахмурилась и потерла лоб.
— Это прозвучит странно, но я не могу ничего вспомнить из того, что было.
— Думаю, это шампанское ударило тебе в голову. Ты была чертовски необузданной все то время, что мы были здесь, — усмехнулся Талон и погладил мой живот.
Его поглаживание не столько сексуальное, сколько собственническое, почему-то обеспокоило меня.
Я скинула его руку с себя. Даже такое небольшое усилие причинило боль, отозвавшись коротким всплеском страданий в каждой мышце. Очевидно, он не врал о том, сколько раз мы занимались любовью. Но в чем-то он все же врал, и я была в этом уверена.
Я откинула в сторону шелковую простынь.
— Мне нужно в душ, а затем я должна буду уйти.
— Ванная комната справа. — Он молчал, пока я не нашла дверь в ванную, а затем добавил: — Возвращайся сегодня.
Я открыла краны и, дождавшись, когда ванная наполнится паром, вошла под душ.
— Как уже было сказано раньше, я обещала провести сегодняшний вечер с Мишей.
— Так возвращайся позже.
Ни единого шанса, что я вернусь в этот дом. Этот дом мог содержать все теплые тона цветовой гаммы, но я все равно ощущала холод этого места. У меня было смутное ощущение чего-то тревожного, чего-то, что не было связано с сексом, что произошло здесь, и что я должна была помнить.
— Я обещала Мише, что останусь с ним.
— В таком случае, я Христом богом молю, чтобы у него появились неотложные дела, потому что хочу, чтобы ты была моя и только моя на этот период.
— Исключительно твоя? — от этой мысли мое тело еще сильней заныло от боли. — Я придерживаюсь иного мнения.
— Только на этот период, не навсегда. Лишь ты можешь удовлетворить мое желание.
Я тихо фыркнула, смывая мыло.
— Я и твои семь других любовниц.
Талон вошел в ванную в тот момент, когда я закрывала краны. Он кинул мне полотенце, скрестил руки на груди и прислонился к дверному косяку.
— У других нет твоего великолепного цвета волос, равно как и твоей выносливости.
— Думается мне, именно поэтому ты имеешь их в количестве семи штук.
Он ухмыльнулся.
— И, разумеется, они не обладают твоими пышными формами. Я хочу их. Я хочу… — он неожиданно умолк, по его губам скользнула отстраненная улыбка.
У меня возникло странное чувство, что в этот момент он позабыл о моем присутствии, и витает где-то в мире своих грез, которые могли иметь ужасные последствия для моего здоровья. И которые были безумством чистой воды. Талон зачастую был груб, но я не думала, что он может причинить мне боль.
— Чего бы я ни хотел, я получаю это, волчонок.
От меня он больше ничего не получит. Во всяком случае, не сегодняшним вечером. Я бросила мокрое полотенце в корзину, а затем произнесла:
— Моя одежда по-прежнему в кабинете?
— Да.
— И это значит?..
— Это значит всего лишь спуститься вниз, в вестибюль.
В его словах сквозила насмешка, а в глазах читался холодный расчет. Мне не понравилось ни то, ни другое, и я не знала почему. С его ехидством и оценивающим взглядом я частенько сталкивалась за последние два года. Талон был крайне успешным бизнесменом, и высокомерие всегда было частью его образа. Но до последнего времени, это никогда не беспокоило меня.
В полнейшей тишине он проводил меня до вестибюля, но я все равно смогла почувствовать его раздражение. Я нашла свою одежду и папку рядом с ней, но прежде чем я успела одеться, он скользнул позади меня и, обвив руками мою талию, притянул к себе. Он снова был тверд. Пусть он был волком, но его голод и скорость восстановления определенно были ненормальными.
— Отпусти меня, Талон.
— Скажи, почему ты не останешься со мной?
Его дыхание щекотало мою щеку, спустя секунду он прикусил мне мочку уха. На этот раз я не ощутила удовольствия, меня накрыло волной раздражения.
— Потому что не хочу. — Я достаточно жестко оттолкнула его локтем. Издав сдавленное «ох», Талон отступил, и я смогла наконец-то одеться. — А еще, потому что иногда было бы неплохо устраивать небольшую прелюдию перед сексом.
Он скрестил на груди мускулистые руки, выражение его лица представляло собой странную мешанину снисходительной терпимости и ожесточенности.
— Я думал, тебе нравится жесткий секс.
— Нравится. Время от времени. Но наступает момент, когда хочется более деликатного обхождения.
— Тогда встреться со мной за завтраком. Мы будем есть, флиртовать, слегка подурачимся, а возбудившись, займемся страстным сексом.
Я колебалась, но правда была в том, что Луна держала меня в свое цепкой хватке, а когда такое случалось, это легче было пережить с партнерами, которых я знала, нежели чем начинать все с самого начала с новыми людьми. Я не сомневалась в правоте Талона, точно так же, как не сомневалась, что наслаждаюсь обществом Миши. Миша не мог сделать для меня того, что делал Талон. Он не мог удовлетворить меня таким же образом. Не спорю, это пагубная привычка, но та разновидность опасности, что сопутствовала Талону, разительно отличалась от той, что пытался навязать мне Джек.
— Даже не знаю.
— Тогда давай договоримся так — это будет просто завтрак, и посмотрим, что из этого выйдет.
Я вновь засомневалась, но всего лишь на миг. Не важно, пагубная это привычка или нет, я все равно не смогу убежать от Талона. Не тогда, когда моими чувствами правит Луна.
— Где?
— В «Зимородке» на Коллинз-Стрит.
«Зимородок» был одним из мельбурнских бутиков-отелей , и, судя по слухам, это было шикарное место. К тому же это было не высотное здание, в нем едва ли насчитывалось девятнадцать этажей.
— Хорошо. Но мне нужно будет еще заглянуть на работу, и я не знаю, сколько пробуду там, поэтому точного времени назвать не могу. — Я не могла определиться по времени не из-за работы, и не из-за Роана. Мне требовалось время, чтобы прийти в себя от претензий Талона.
— Как скажешь, — произнес он и проводил меня до дверей.
Но прежде чем я переступила порог, он притянул меня к себе и поцеловал. В поцелуе не было даже намека на нежность, это был требовательный, собственнический поцелуй, который ошеломил меня и оставил в смешанных чувствах.
Однако выехав за ворота, я испытывала лишь облегчение и непреклонную решительность никогда не возвращаться в этот дом. А может, (всего лишь догадка) это было знамением, что по прошествии этого лунного цикла, наши с Талоном дорожки должны разойтись?
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #19 : 17 Май 2011, 20:23:53 »

Я глянула на время и, увидев, что близится девять часов, полезла в сумку за телефоном, чтобы позвонить Мише и объяснить, что мне нужно заглянуть на работу. В почтовом ящике телефона было несколько новых голосовых сообщений.
Я ткнула на кнопку воспроизведения, и Мишин баритон наполнил салон машины.
«Мне ненавистно говорить это, но, похоже, Райли, наше свиданье сегодняшним вечером отменяется. Моя сестра попала в автомобильную аварию и меня вызвали домой. Я могу отсутствовать больше недели. Пусть до моего возвращения машина остается у тебя. Я позвоню тебе».
Сообщение поступило вскоре после шести — незадолго после того, как я отрубилась, испив «прекрасного шампанского» Талона. Я надеялась, что с Мишей и его сестрой все в порядке. Желательно, чтобы он оставил номер, по которому бы я смогла связаться с ним.
Удалив это сообщение, я перешла к следующему.
«Райли, это Куинн». Я физически ощутила переливы его страстного, сексуального голоса, словно он прикасался ко мне рукой. Что в этом вампире такого, что он так воздействует на меня? Я даже не знаю этого вампа, но это не мешает мне хотеть его, а ведь еще даже не разразилась лихорадка. И это было странно, потому что я никогда не ощущала столь сильного притяжения к кому-то, кто не был волком.
«Я не понимаю, почему ты бежишь от меня, но я являюсь другом Роана, и всерьез полагаю, что вы оба в опасности. Нам нужно поговорить».
Он умолк, и я расслышала музыку на заднем фоне. Похоже на композицию Пресли «Немного меньше разговоров» и вероятно это означало, что в момент звонка он находился в «Рокере».
«Встречаемся на ступеньках казино в одиннадцать». Куинн нерешительно умолк, а затем добавил: «Происходит нечто гораздо большее, чем ты полагаешь. Встреться со мной, прошу тебя».
Этот звонок определенно меня заинтриговал. Но, не посоветовавшись с Джеком, я не стану рисковать собственной шкурой ради встречи с Куинном.

Я поехала на работу. Джек оторвал взгляд от монитора компьютера, когда я вошла в помещение. При виде меня, его глаза удивленно округлились.
— Дерьмово выглядишь, дорогуша.
— Спасибо, босс. Такое всегда приятно услышать.
Он встал и, взяв меня за руку, толкнул в кресло.
— Нет, я не шучу. — Он обхватил мое лицо большими ладонями и устремил на меня изучающий взгляд. — У тебя зрачки размером с футбольный мяч. Ты принимала что-нибудь?
— Шампанское, которое мне не пошло.
— Нет, это что-то посерьезней шампанского. — Джек схватил телефон и распорядился, чтобы медицинская бригада незамедлительно явилась на наш этаж. — Я поручу им взять образец крови, потому что, на мой взгляд, тебе подмешали наркотики.
Лишь у одного человека был реальный шанс накачать меня наркотой, но ей-богу, на кой черт ему сдались эти хлопоты? Он и без этого получил бы желаемое. Но тут я вспомнила о потери памяти, и как бы сильно мне того не хотелось, я все же начала испытывать сомнения.
— Это всего лишь неадекватная реакция на шампанское. — Я так и не поняла, кого пытаюсь убедить — себя или Джека. — Это случалось и раньше.
Фактически, подобное со мной случилось во второй раз за последние несколько месяцев, однако в предыдущем случае все произошло не столь быстро, хоть я и пробыла в беспамятстве, по меньшей мере, несколько часов. Придется мне прекратить распивать «прекрасное шампанское» Талона, ибо оно определенно было мне не по нутру.
Прибыла медицинская бригада. Медики взяли у меня столько крови, что ее вполне бы хватило на несколько дней стражам внизу. Сказав, что сразу же примутся за ее исследование, они удалились.
Джек сидел на краю стола.
— Вперед ты спрашивала меня, проверял ли я когда-нибудь Готье. Ты просто интересовалась, есть ли у него брат, или же тебе нужны были более подробные сведенья?
Я откинулась в кресле и с минуту рассматривала его.
— Это еще одна из твоих наживок, не правда ли?
Джек ухмыльнулся, подтверждая мои страхи.
— Кусочек здесь, кусочек там, и опомниться не успеешь, как окажешься на крючке.
Я покачала головой:
— Этому не бывать. Я не убийца.
Он лишь приподнял бровь.
— Значит, тебя больше не интересуют сведенья о Готье?
Я вздохнула и потерла разламывающийся от боли лоб.
— Конечно, интересует.
— Ты в курсе, что он пополнил ряды Управления около восьми лет назад?
Я кивнула. Кажется, он приступил к службе за год до прихода Джека и за два до моего.
— И?..
— Было установлено, что девять с половиной лет назад Готье даже не существовало.
Я изумленно уставилась на своего босса.
— Исключено. Я видела его досье. У него есть свидетельства о рождении, паспорта, уйма идентификационных карт, и все документы прошли проверку.
— Подделки, все до единой.
Монитор его компьютера подал звуковой сигнал. Джек встал и подошел к нему.
— С чего такая уверенность? — спросила я.
— С того, что у нас здесь запущена самая усовершенствованная система, в которую ты не сможешь проникнуть, если у тебя нет права доступа.
А Джек, разумеется, имел этот доступ. Интересно. Как глава подразделения стражей, он, что и следовало ожидать, имел гораздо больший доступ ко многим файлам, чем большинство остальных служащих, но его слова подразумевали, что в системе существовало место, к которому у него не было свободного доступа. Что в свою очередь означало, что он либо знал, как обойти контроль системы, либо имел карт-бланш, когда заходил в систему на правах главы подразделения.
В связи с этим возникает вопрос: почему Джек имел доступ, а остальные главы подразделений нет? Ибо они всегда обращались к нему, когда нуждались в информации о специфических аспектах деятельности подразделения стражей.
Я не сводила с него глаз в течение еще одной минуты, а затем произнесла:
— Но ведь эта же самая система проверяла его документы, анкетные данные, когда он только поступал на службу в Управление?
— Вообще-то, нет. Его принятие на службу было решено указанием свыше, и только после этого проштампованные бумаги поступили к нам.
— Чиновник, замолвивший за него словечко, занимает довольно высокопоставленный пост?
Джек взглянул на меня:
— Им был Алан Браун.
Являющийся заместителем главы Управления Хантер и еще одним вампиром, к которому я испытывала неприязнь.
— Ты думаешь, что на него оказали давление, чтобы он принял Готье?
Джек снова уставился на монитор компьютера.
— Медики не нашли следов рекреационных наркотиков , — произнес он, а немного погодя добавил: — Сейчас, я не знаю, что думать.
Почему-то я сомневалась в этом. Я была уверена, что у него уйма предположений на счет того, что происходит, просто он пока не собирался делиться ими со мной. Я нетерпеливо побарабанила пальцами по его столу.
— Так кому же какая выгода от того, что Готье приняли на эту работу? Он ублюдок, каких свет не видывал, но так же он наш наилучший страж, которого едва ли допустят до глубокомысленной работы, требующей деликатности.
— Ни для кого не секрет, что Готье стремится занять мое место, а с течением времени и кресло главы Управления. Возможно, в этом и заключается план. — Компьютер вновь издал звуковой сигнал. — Отрицательная реакция на назначаемые по рецепту наркотические вещества.
Боже, парни из лаборатории не шутили, когда говорили, что сразу же займутся анализом. Одно из двух: или они махнули рукой на другие исследования и пустили в ход все анализаторы крови для этого исследования, или им нечем было заняться.
— Я же говорила, что это банальная непереносимость алкоголя, в данном случае — шампанского.
— Возможно, — согласился Джек, но его голос звучал неуверенно. — Они собираются проверить кровь на наличие экспериментальных препаратов, а их целый список, поэтому на это уйдет какое-то время.
Я пожала плечами и добавила:
— Сомневаюсь, что Готье займет кресло главы Управления. По-моему, старая корова намерена быть у власти еще несколько столетий.
Его глаза заискрились весельем.
— Я достоверно знаю, какие у нее планы: она уволит меня.
— Но, на деле, ты лишь курируешь подразделение стражей и не являешься для нее угрозой. Чего не скажешь о ней.
— Верно, но у меня контроль над всеми миссиями, и это может быть тем единственным, к чему так стремиться Готье. Вслед за этим прибудет и власть, доставляющая ему удовольствие.
Я содрогнулась от этой мысли.
— Не смей уходить, Джек.
— Поверь, я не планирую этого делать.
— Отлично. — Я вновь заколебалась, отчасти задаваясь вопросом — удастся ли мне сильнее проникнуть в сферу деятельности Джека, если задам еще больше вопросов? — Ты когда-нибудь выяснял, есть ли у него родня?
— Нет. Очевидно, что он приехал из Перта , но кажется, никто из этого города его не помнит.
— И ни кому здесь это не показалось странным?
— По всей видимости, нет.
За исключением Джека, который, кроме того что выжидал и наблюдал больше ничего не предпринял. Мне стало интересно, за кем еще он наблюдает.
— Что нового на счет стрелка?
— Такое впечатление, что у него нет прошлого в течение последних пяти лет.
Эта новость заставила меня удивленно приподнять брови. Я задумалась — какова вероятность, что этих двоих мужчин, почти идентичных внешне, еще объединяло и отсутствие прошлого?
— Что говорит полиция? Ведь они же делают анализ ДНК, когда останки нельзя опознать?
— Делают, но они не скажут ни слова, потому что я наложил запрет на разглашение.
— Зачем? Ладно, он похож на Готье и стрелял в меня, но, черт побери, веров всегда подстреливают сумасшедшие.
— Как было сказано, я не верю в совпадения. Особенно, когда Готье, казалось, знал о пулевом ранении. Иначе, зачем бы ему хватать тебя за плечо, тогда как за все то время, что ты была здесь, у него едва хватало храбрости обмениваться с тобой оскорблениями с безопасного расстояния?
Я моргнула, вспоминая настороженность в глазах Готье. Он что-то вынюхивал. И хотя он был вампом и мог почувствовать запах крови с той же легкостью, что я дышу, тот факт, что я перекинулась, чтобы облегчить исцеление, а затем приняла душ, означал, что запаху крови, свежей или свернувшейся, неоткуда было взяться. Кроме того, едва затянувшиеся раны не были видимы в инфракрасном излучении, чьи лучи обладали возможностью повышать кровоток в организме и расширять кровеносные сосуды.
— Возможно, скажем так — это было «неудачное стечение обстоятельств».
— «Удача» — в плохом смысле слова, не имеет никакого отношения ко всему тому, что делает Готье. Так что на повестке следующие вопросы: почему стрелок похож на Готье, какое имеет отношение к Готье, и почему стрелял в тебя?
Я неопределенно пожала плечами:
— Возможно, он просто ненавидит оборотней.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #20 : 17 Май 2011, 20:24:27 »

Однако же тот волк назвал меня по имени, и как он узнал, где я живу? Мы с Роаном работали в Управление, и адрес нашей квартиры не был указан ни в одном телефонном справочнике. А для Готье не было смысла предоставлять ему информацию. Если Готье хотел, чтобы меня убили, он сделал бы это собственноручно, получив при этом садистское удовольствие.
— Это не объясняет их сходства, — ответил Джек.
Да, это так.
— Так ты считаешь, что они могли быть связаны, несмотря на то обстоятельство, что мы не можем ничего нарыть ни на одного из них?
— Не состоящие в родстве, но определенно взаимосвязанные.
— Тогда, каким же образом они взаимосвязаны?
— На мой взгляд, с большой доли вероятности, стрелок, как минимум является клоном Готье.
Я ошарашено уставилась на Джека:
— Человечество не в состоянии создавать клонов, во всяком случае, таких, которые смогли бы дожить до состояния взрослой особи.
— Возможно, кто-то создал, потому что твой стрелок не единственный покойник за последние недели, имеющий сходство с Готье. Да Готье и сам напоминает мужчину, который умер несколько лет тому назад. К тому же, мы обнаружили, что показатель катализатора роста в останках стрелка зашкаливает.
— А что ДНК?
— Мы еще не сверили ни одной с ДНК Готье.
— Почему?
— Потому что не хотим, чтобы он что-то заподозрил. Мы задумали отобрать несколько образцов для тестирования во время его очередного медосмотра.
Который ожидался на следующий день, или около того, если я правильно помнила.
— Я так понимаю, что ты не рассказал ему, не так ли?
— Нет. На данном этапе, мы просто наблюдаем за ним, надеясь, что он выведет нас к тому, кто за всем этим стоит.
— Ведь это большой риск? А что, если он заподозрит и сбежит? — последнее, что нам требовалось, это чтобы Готье сорвался с цепи. Лишь от одной этой мысли по моей спине пробежался холодок.
— Если Готье сбежит, он будет убит.
Почему-то мне казалось, что это будет не так-то просто сделать.
— Так почему же наличие катализатора подразумевает клонирование?
— Катализатор, — по крайней мере, в ходе испытаний, проводимых на животных, — используется для ускоренного роста. Таким образом, ученые смогут увидеть какие проблемы могут возникнуть у клонов, по достижению зрелого возраста.
— Куда только смотрят борцы за права животных? — пробормотала я. — Есть ли какие-нибудь признаки катализатора в крови Готье?
— Ни одного во всех образцах, что были собранны во время медосмотров за последние полгода.
Получается, что он был тем, кем и назвался, а клоны просто совпадение, или же, он каким-то образом послужил матрицей для клонов. Однако же, если покойник, похожий на Готье, был действительно мертв — а не нежить, как вампиры, тогда, несомненно, он не мог являться «порождением» Готье, как и все остальные.
— Не думаешь ли ты, что за клонами стоит «Монеиша»?
— У нас имеются сомнения на сей счет. Насколько нам известно, они не обладают необходимым для клонирования оборудованием.
— Однако же Роан занимался расследованием, связанным с «Монеиша»?
— Нет, он проверял донесение о регулярно исчезающих проститутках в районе Сент-Килда, которые вновь появлялись по истечению недели, или немногим более того, полностью дезориентированные и не имеющие представления, где находились все это время.
— Проститутки были людьми или нелюдями?
— Нелюдями.
— Если кто-то пытается заниматься клонированием, возможно, ему для этого понадобились образцы ДНК?
— Весьма вероятно.
У него был вид учителя, довольного достижениями нерадивого ученика. И это раздражало. Как бы то ни было, но пока я не вызволю Роана, мне придется мириться с подобным выражением на лице Джека. И, в конечном счете, время покажет, кто из нас собирается выиграть эту битву индивидуальностей.
Но, несмотря на это, я испытывала безумное желание взбесить его в ответ.
— Есть кое-что, что мне следует рассказать тебе о том нападение — на самом деле, это не я убила стрелка. Это сделал Куинн О’Конор.
— А я все гадал, когда же ты соберешься рассказать мне об этом.
Я удивленно подняла брови.
— Так ты знал о Куинне?
Джек кивнул.
— Я видел запись с камер безопасности.
— Вампиры, окутанные тенями, не отображаются на обычных записях камер безопасности.
Он усмехнулся:
— Нет, но система безопасности железной дороги недавно была модернизирована, что включало установку инфракрасных систем передачи наряду со стандартной защитой. Это помогло поймать нескольких преступников.
— И что держится в секрете, не так ли?
— Иной раз, общественности просто не обязательно знать.
— Скажи это борцам за гражданские права. — Я рывком поднялась из кресла и направилась к автомату, чтобы выпить чашку кофе.
— Почему Роан занимался сбором сведений на Куинна О’Конора?
Губы Джека иронично изогнулись.
— О-о, да ты догадливая проныра.
— Не из-за того ли мертвого вампа, что нашли на борту его грузового лайнера?
— Весьма догадливая, — пробормотал он, а затем согласно кивнул. — Выяснилось, что тот вамп был полукровкой. — Он посмотрел на меня, и я тот час поняла, что все мои предыдущие предположения оказались верны. Он все время знал, кем были я и Роан. — С той разницей, что он родился в лаборатории, а не естественным путем, как ты и твой близнец.
Я сглотнула, но это едва ли помогло мне избавиться от сухости в горле.
— Давно узнал?
— Практически сразу, как ты вошла в нашу команду.
А мы-то считали, что весьма осторожны.
Джек мягко улыбнулся.
— Райли, за свои восемьсот с лишним лет, я много чего повидал. Я и раньше встречал таких как ты, у вашего вида даже есть название, ты знала это?
Единственное название, которое я знала — «Урод». До того случая со стрелком, я слышала это слово только в перешептывание моих сородичей по стаи, считающих меня слишком юной, чтобы понять смысл сказанного.
— Дампиры, — продолжил Джек. — Потомки новообращенных вампов, рожденные женщиной, на которую, как правило, напал и изнасиловал вампир в первый час после восстания из мертвых, и которой каким-то образом удалось выжить. Один шанс на миллион.
— Наша мать была волком.
— И которая, как я полагаю, была в состояние лунной лихорадки, потому как оборотень, безусловно, лучшая кандидатура для только что восставшего вампира.
Она взяла верх над ним, после того, как он закончил, а его умирающее семя каким-то чудом зародило в ней жизнь.
— Почему, ты никогда ничего не говорил?
— Потому что я уважаю твое право на личную жизнь. — Он нерешительно умолк. — Хотя, должен признать, именно твое право по рождению, отчасти заставляет меня желать, чтобы вы с Роаном стали командой. Думаю, ни один из вас еще не проявил весь свой потенциал.
— А я хочу белый штакетник и кучу погодок-детишек, Джек. А не долгие ночи полные кровопролития.
— В действительности я хочу, чтобы ты и Роан сформировали дневное подразделение стражей. На данный момент, нам несколько препятствует наша способность охотиться лишь в ночное время.
— На данный момент твое желание даже не зафиксировалось на моем радаре. — Я принялась вышагивать, стараясь не пролить тепловатую бурую жижу, которую Управление имело наглость называть «кофе». Луна набирала силу, и мне не требовалось этого видеть, чтобы узнать об этом. Ее жар заставлял вскипать кровь в моих венах. — Так почему же мертвый полу-вамп сподвиг тебя принять решение навести справки о Куинне? В этом нет ничего особенного, вампиры периодически умирают в грузовых лайнерах, особенно, если они не правильно рассчитают время нахождения в пути или же их плохо «упакуют».
— Этот вамп задохнулся.
Я развернулась, чтобы посмотреть на него.
— Так вампирам же не нужен воздух для существования, как же он умудрился задохнуться?
— Не забывай, он был вампиром лишь наполовину.
— Так получается, что он был настолько туп, что не проделал вентиляционных отверстий в гробу?
Джек ухмыльнулся.
— На самом-то деле в нем было слишком много воздуха.
От этих слов я вопросительно подняла брови:
— То есть, как это в ком-то может быть «слишком много воздуха»?
— Он был наполовину водяным, вот как.
— Вампир-водяной? — я не смогла скрыть нотку недоверия в голосе. — Кому, Гадес  его раздери, понадобилось производить подобное скрещивание?
— На мой взгляд, исчадие ада имело непосредственное отношение к этому. Одержимый бесом изувер выводит идеальную машину для убийства.
— Я не могу представить водяного, который охотно бы вошел в состав научно-исследовательской группы в подобном качестве. — Да ради всего святого, они даже не обращаются к врачам.
— Думается мне, что желание не имеет ничего общего с тем, что здесь творится.
— И все-таки, почему же ты наводил справки о Куинне?
— Это была обычная рутина, согласно заведенному порядку. Он владеет несколькими фармацевтическими компаниями в Австралии и США. Одна из которых является крупнейшей в Сиднее. А Сидней — это то место, куда направлялся тот вамп.
— Но это вовсе не означает, что он направлялся в лаборатории О’Конора. — Я отхлебнула кофе, вороча носом от горького привкуса. Однако в голове так и осталось ощущение тяжести, а живот начал урчать от голода. Что ж, горький кофе все же лучше, чем вообще ничего.
— Как оказалось, О’Конор не замешан, но мы все-таки обязаны были проверить. Главным образом в виду того, что глава Управления Хантер затребовала пустить Куинна в разработку.
Я повернулась к Джеку лицом:
— Что?
Джек улыбнулся.
— Сообщество древних вампиров не так уж велико. Насчитается едва ли около пятидесяти вампиров во всем мире, которые умудрились дожить до своей тысячелетней годовщины. А это говорит о том, что каждый из них чрезвычайно силен или чрезвычайно хитер. Куинн обладает обоими качествами.
К тому же, для вампа, которому больше тысячи лет, он хорошо сохранился.
— И все-таки, почему же она затребовала пустить его в разработку?
— Потому что он уже занимался поиском самых первых лабораторий, создающих дампиров и клонов Готье, и было бы здорово, если бы мы объединили усилия и начали сотрудничать.
— Сколько клонов было создано? — меня ужасала сама мысль, что их могло быть больше двух. И я могла лишь надеется, что не все они горели желанием стрелять в меня серебром. — И зачем ему понадобилось заниматься их поиском? Он — бизнесмен, а не коп или страж.
Джек опять ухмыльнулся.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #21 : 17 Май 2011, 20:25:39 »

— С годами О’Конор много чему научился и чем только не занимался. Бизнесмен — это лишь последняя персонификация .
— Джек, это не ответ на мой вопрос.
Он кивнул.
— Правда в том, что я не в праве помешать ему заниматься этим расследованием, так что лучше всего заполучить его на нашу сторону и использовать в своих целях.
Я насупилась:
— Водружение его задницы в одну из камер наверху, наверняка остановило бы его.
— Камеры не удержали бы даже меня, не говоря уже о Куинне. Не с той разновидностью ментальной силы, что он обладает.
По моей спине пробежал холодок.
— Управление защищено. Предполагалось, что никому не по силам воспользоваться ментальными способностями в этих стенах.
— Большинству не по силам, и камеры смогут удержать всех, за исключением очень немногих.
Но само собой не его и не Куинна. Даже страшно было подумать, что два вампира, с которыми я чувствовала себя столь комфортно, были гораздо опаснее, чем когда-либо мог быть Готье.
— Почему Куинн наводил справки о клонах?
— Некоторое время назад он увидел и задержал одного клона в Сиднее. Вроде как клон был подобием его друга, которого он считал мертвым.
Если «друг» был ранее упоминаемым покойником Джека, то этот столь значимый приятель был подобием Готье. Какая-то часть меня не могла сдержать удивления: неужели бедный парень был так подавлен своей внешностью, что покончил собой? А умерев, восстал вампиром.
— Друг оказался вампиром, я правильно поняла?
Джек кивнул:
— Куинн также давний друг нашего главы Управления, Хантер. Недавно он связался с ней по поводу этого инцидента, так сказать сработала профессиональная этика. Как только Куинн услышал, что «Монеиша» упоминается в ходе расследования, он собрался прибыть в Мельбурн и присоединиться к расследованию этого дела. И как следствие этого, она отдала мне приказ ввести его в ход нашего расследования.
— От ее санкции участие гражданского лица в служебном расследовании Управления не становится законным.
— В вопросах гражданской безопасности, Управление может привлечь любую помощь, которую сочтет необходимой. И это дает нам возможность ходатайствовать о привлечение Куинна, до того как он совершит что-нибудь противозаконное.
Почему-то, мне не казалось, что Куинн будет слишком обеспокоен вопросом законности, если запахнет паленным.
— Куинн оставил сообщение на моем телефоне. Он хочет встретиться сегодняшним вечером.
Джек кивнул:
— Он связался со мной, как только к нему полностью вернулась память. В настоящее время я хочу, чтобы ты работала с ним.
— Ты считаешь это благоразумным решением? Я имею в виду, если он настолько силен, как ты говоришь, не воспользовался ли он своими способностями, чтобы подчинить тебя своей воле?
— Глава Управления Хантер безоговорочно ему доверяет, стало быть, мой долг поступать также.
— Глава Хантер не является эталоном непогрешимости, о чем свидетельствует тот факт, что она понятия не имела, что ее заместитель одобрил вступление Готье в Управление.
Джек ухмыльнулся. Казалось, в последнее время он частенько усмехается, и этот факт несколько тревожил меня. Я подозревала, что его ухмылки означают лишь одно: он был крайне доволен тем, как обернулось дело, когда речь зашла о его планах в отношении меня.
— Ты знаешь, что подозрительность — это превосходное качество для стража.
А еще я знаю, когда вовремя ретироваться — что и собиралась сделать, как только так сразу. К тому же близилось одиннадцать часов, а значит, мне нужно было выдвигаться, если я хотела встретиться с Куинном.
— Расскажи мне о «Монеиша».
Взглянув на монитор компьютера, Джек произнес:
— «Монеиша», портативные данные. — А секунду спустя появился крошечный чип-модуль, впаянный в пластик. Он извлек его и протянул мне. — Вся, какая только у нас есть существующая информация. После того, как ты и Куинн прочтете ее, уничтожьте чип.
Я засунула чип в карман.
— Будет сделано.
— Держите меня в курсе событий.
Я кивнула и вышла из кабинета. Сев в машину, я увидела папку, что дал мне Талон. Бегло просмотрев ее, я не увидела ничего нового. Он даже не попытался провести скрупулезный поиск по Куинну, и это раздосадовало меня. Я не прошу многого у своих партнеров, но когда обращаюсь с просьбой, то рассчитываю, что они приложат хотя бы немного усилий.
Я покачала головой и, бросив папку на сиденье, поехала к автостоянке казино. К тому времени, когда я размашистым шагом шла к казино, на часах уже было половина двенадцатого. Подойдя к главному входу большого здания, я осмотрела толпящийся там народ. Люди, волки, прочие оборотни и вампиры, но никто из них не был тем мужчиной, которого я высматривала. Я обернулась, изучая окрестности.
И нашла его неподалеку, сидящим на ступеньках лестницы, что вела к набережной. Я подошла и села рядом с ним, так близко, что смогла ощутить исходящее от него тепло, но не настолько, чтобы мы смогли соприкоснуться.
— Не думал, что ты придешь, — произнес он журчащим голосом.
Он был только что из душа и приоделся с нашей последней встречи. Его волосы и в самом деле были черными, такими густыми и шелковистыми на вид, что у меня аж зачесались руки от желания зарыться в них пальцами. Пальто, что я дала ему, исчезло. Сейчас он был одет в бордовый свитер, плотно облегающий его худощавую фигуру и окаймляющий ангельские черты лица, и черные джинсы, которые, казалось, подчеркивали мускулистую силу бедер. Он выглядел сексуальным, когда был в грязи, а в «одетой версии»… дьявольски неотразимым.
— Что случилось с пальто? — я задала наиглупейший из всех имеющихся вопросов, но мой разум был слишком занят, пытаясь угомонить разбушевавшиеся гормоны, чтобы придумать что-нибудь более умное.
Куинн взглянул на меня; абсолютно непроницаемый вид и глаза темнее самой ночи.
— Я оставил его у себя дома, чтобы постирать. Оно пропиталось твоей кровью из раны.
Я подняла бровь:
— Так у тебя здесь имеется дом?
Он кивнул.
— В Брайтоне .
Символично. А Тоорак предназначен лишь для потенциальных миллиардеров, таких как Талон.
— Перед тем, как прийти сюда, я поговорила с Джеком.
— Тогда ты в курсе, что у меня нет никаких дурных намерений в отношении тебя.
— Хорошо, нет. Я знаю, что в настоящее время ты помогаешь в расследование Управления, но подозреваю, что при малейшем удобном для тебя случае ты займешься собственным делом.
Он улыбнулся своей обольстительной улыбкой, и мои гормоны малость взволновано «заюлили».
— Ты хорошо разбираешься в людях.
— Иными словами, я, конечно же, права всецело не доверяя тебе.
— Я не сказал этого.
— Но и не отрицаешь. Джек хочет, чтобы сегодняшним вечером я работала с тобой.
— Означает ли это, что ты нашла Роана?
— Он в «Монеиша».
— В «Монеиша»? Вот так сюрприз.
Я поплотнее запахнула пальто. Холод, идущий от реки, пробирал до костей, и даже тепло, исходящее от Куинна, не могло побороть эту промозглость. Мурашки, покалывающие мою кожу, грозили стать размером со слона.
— Почему? Кажется, ты занимался исследованием «Монеиша» в частном порядке?
Его темный взгляд встретился с моим.
— Это тебе Джек рассказал?
— Да. И меня чертовски раздражает, что ты просто не открылся мне и не сказал, что сотрудничаешь с Управлением. Роан мог бы уже быть спасен, если бы ты признался.
— Я не помнил истинного положения вещей, на первых порах моя память выдавала лишь разрозненные фрагменты. А к тому времени, когда память полностью вернулась ко мне — ты сбежала.
— А чего ты ожидал? Голый вампир, бомжующий возле моего порога или сопровождающий меня до дома, имеет тенденцию возбуждать подозрение.
— Я должен был убедиться, что ты являешься той, за кого себя выдаешь. И как уже говорил, Роан никогда не упоминал о тебе. — Он окинул меня взглядом, на его лице проскользнула легкая тень любопытства. — Вы не можете быть любовниками.
— Нет, не можем, — отрезала я, не пускаясь в дальнейшие объяснения. Ему не обязательно знать, что мы были близнецами. Хотя, если об этом догадался Джек, то Куинн, который очевидно был намного старше его, тоже непременно догадается. — Расскажи, что ты знаешь о «Монеиша».
У меня был чип с данными о лаборатории, полученный от Джека, однако я хотела узнать, степень информированности Куинна. Я была не столь склонна к доверию, как Джек, безоговорочно доверяющий этому вампу.
— Мое расследование натолкнуло меня на мысль, что ведутся две ветви научных исследований: первая — работа по клонированию, вторая — по метизации . Казалось бы, на первый взгляд одно не связано с другим. Однако же я сомневаюсь, что за обоими исследованиями стоит только «Монеиша», на мой взгляд, лаборатория является одним из звеньев в цепи научно-исследовательских центров. Безусловно, за их стенами происходит гораздо больше, чем отражено в отчетах.
— Сегодня ночью я собираюсь нагрянуть туда, чтобы вытащить Роана.
Куинн вопросительно поднял бровь:
— В одиночку?
— Джек предложил, чтобы я взяла тебя с собой.
— Иметь кого-то, кто прикроет твой тыл, всегда было неплохим решением.
Иметь этого вампира в качестве прикрывающего мой тыл, было не таким уж хорошим решением. Не сейчас, когда Луна столь безжалостно изводила меня. Я взглянула на часы, почти наступила полночь.
— Послушай, ты не против, если мы продолжим этот разговор где-нибудь в помещение?
— Ты замерзла?
— Не столько замерзла, сколько умираю от голода. У меня во рту крошки не было с самого завтрака.
Он встал и протянул мне руку. В отличие от моих, его пальцы были теплыми, нежными, но в тоже время сильными. Мне не составило никакого труда представить эти руки на своем теле, ласкающие и дразнящие меня.
Несмотря на то, что выражение лица О’Конора оставалось по-прежнему непроницаемым, волна его желания захлестнула меня подобно летнему шторму. Возможно, его щиты и были воздвигнуты на полную мощь, чтобы не податься влиянию моей ауры, но это не помешало вспыхнуть искре, проскочившей между нами.
— Чтобы ты хотела съесть? — тихо спросил он.
Тебя. Я закашлялась и немного отошла от него. Без его прикосновения, ночь стала намного холоднее.
— Гамбургер оказался бы как нельзя кстати.
Куинн кивнул и, не обратив внимания, что я держусь немного поодаль от него, положил руку мне на спину и подтолкнул вперед. Там, где его пальцы прикасались ко мне, кожа словно вспыхнула пламенем, разливающимся по телу обжигающими волнами жара.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #22 : 17 Май 2011, 20:27:08 »

— Ближе к концу Суонстон-стрит есть хороший ресторан, — произнес он, его мелодичный голос был столь нежен, что мне захотелось издать протяжный вздох.
— А разве в хороших ресторанах продают гамбургеры и картошку фри?
— Этот единственный, в котором продают. Расскажи, что ты узнала о «Монеиша»?
— Серьезная система безопасности, и, по-видимому, у них установлены инфракрасные камеры.
— Это может стать проблемой.
Я вытащила из кармана микрочип.
— Информация и поэтажный план здания.
Куинн улыбнулся.
— В таком случае, возможно, нам следует заказать «еду на вынос» и направиться в мой офис.
— У тебя здесь поблизости офис?
Он указал на белое здание, возвышающееся над горизонтом вдали жилого массива.
— Мой офис находится на верхнем этаже.
Я задирала голову все выше и выше, ища глазами верхний этаж здания.
— А ты не заработаешь горную болезнь ?
Уж я-то бы всенепременно заработала, но это не имело никакого отношения к моему двойственному наследию. Это было конечным результатом того, что я была сброшена с горы, когда была еще щенком. Я понятия не имела почему страх проявлялся в высотных зданиях, учитывая то обстоятельство, что я по-прежнему могла вскарабкиваться на горы и чувствовала себя отлично, пока не приближалась к какой-нибудь отвесной скале.
Он удивленно вскинул бровь:
— У тебя страх высоты?
— Время от времени.
— В таком случае, мы, пожалуй, будем придерживаться нижних этажей.
— Правильно, если не хочешь, чтобы меня стошнило на твои, несомненно, прекрасные ковры. Хотя… возможно, это не такая уж и плохая идея.
Куинн кивнул. Добравшись до ресторана, он не позволил мне оплатить заказ и сам купил гамбургер, картошку фри, больше похожую на чипсы, и кока-колу. По дороге к его офису я потягивала колу. После сканирования его сетчатки, система безопасности здания позволила нам войти в лифт и подняться на десятый этаж. После прохождения проверки еще одним сканером сетчатки, мы попали в отдел, состоящий из нескончаемых, выстроенных в ряды, столов. Куинн провел меня через них и ввел в кабинет, расположенный в дальнем конце отдела.
— Чип? — обратился ко мне Куинн.
Я испытывала соблазн вручить ему один из ломтиков картошки фри, но не думала, что он поймет этот юмор. Поэтому передала ему микрочип и уселась на край стола, покачивая ногой и уминая за обе щеки еду. Монитор ожил после очередного прохождения идентификации личности Куинна. Он вставил чип в разъем, встроенный в письменном столе, и тот исчез в его глубинах. Секундой позже, на мониторе появился поэтажный план «Монеиша».
— Где ты почувствовала Роана?
Я ткнула жирным пальцем в нужное место на плане, монитор слегка замерцал.
— Там около шести футов между ограждениями и крышей, однако, рядом установлена камера, и я бы сказал, что она с функцией отслеживания инфракрасной области спектра.
— Здесь имеется другой вход, — он указал на место, чуть поодаль того, где я обнаружила Роана. — И небольшое караульное помещение.
— Это могло бы стать неплохим местом для проникновения, если бы мы смогли отвлечь охранников.
Куинн согласно кивнул.
— Здесь и здесь у них расположены лазерные датчики движения, — он указал на две точки на плане. — И похоже, где-то на высоте одного фута над внешней стеной у них установлена система безопасности периметральных ограждений, позволяющая точно обнаружить место несанкционированного вторжения.
— Охренеть.
— Грубо, но как нельзя лучше отражает суть. — На его губах вновь заиграла улыбка, когда он откинулся в кресле, рассматривая чертежи. — Хотя, высота в один фут предоставляет достаточно пространства, чтобы пролезть под лучом датчика, если ты заблаговременно осведомлен о его наличие. Если Роан все еще там, нужно разработать план по его вызволению.
— Что значит «если»?
— У них установлены камеры. Они могли увидеть, как ты отираешься возле периметра.
— И что с того? Они бы не смогли отличить меня от праздно шатающегося обывателя.
— Если «Монеиша» занимается созданием гибридов или клонов, то ты возможно заблуждаешься. — С минуту Куинн рассматривал меня, его темные глаза были безжизненными и какими-то пугающими. Он полез в карман джинсов: — Я нашел это на том вере, что стрелял в тебя.
Куинн бросил маленькую пуговицу в мою ладонь. Я посмотрела на нее, не понимая, что с ней делать. Должно быть, замешательство отразилось у меня на лице, потому что он добавил:
— Это камера. Очень энергоемкая камера наблюдения.
— За мной наблюдали в момент стрельбы? — мне не верилось, что кто-то мог быть таким… Я одернула себя. Я работаю со стражами, так что нельзя было отрицать возможность существования весьма кровожадной личности, получающей удовольствие от подобных вещей.
— Вер и не думал стрелять тебе в сердце, он хотел покалечить тебя, а не убивать.
Я сделала торопливый глоток колы и пожалела об этом в ту же минуту, как только она попала в мой и без того уже скрутивший желудок.
— Они не могли предвидеть, что там окажешься ты. Если бы тебя не оказалось на месте, я бы погибла.
— Верно. Однако на нем еще был небольшой медицинский набор, то есть он собирался извлечь из тебя пулю.
— Так зачем же стрелять в меня, а потом латать? Какой в этом смысл?
— Возможно, что они хотели посмотреть на твою реакцию.
Я похолодела.
— Но это означало бы…
— …что они удерживают Роана из-за того, кем он является, — тихо продолжил он, — и, несомненно, допускают, что ты такая же, как он.
— Но никто… — я умолкла на полуслове. Если Джек догадался, то остальные возможно тоже. — В наших свидетельствах рождения нет ничего, что указывало бы на наше родство, и мы никому не рассказывали об этом. — Я впилась взглядом в лицо Куинна. — Я не могу поверить, что Роан рассказал тебе.
— Он не делал этого. Я догадался. Вервольфы, как правило, никогда не становятся хорошими стражами, потому что не могут ощущать умерших. Тем не менее, его восприятие столь же острое, как и мое. — Он сделал паузу. — И ты приобрела неясные очертания, чтобы избежать той пули. А это нечто особенное, что оборотням не по силам.
Я соскользнула со стола и принялась расхаживать по кабинету.
— Чего я так и не поняла, так это причины. Они создают собственных уродов. Зачем бы им понадобилась я или Роан?
Куинн схватил меня за руку, когда я проходила мимо него, прекратив мою ходьбу по кабинету.
— Ты не урод.
В его голосе и в глазах читался гнев, словно одна мысль, что я могу так думать, вызывало в нем сильнейшее раздражение. Я вдруг поняла, что улыбаюсь.
— Тебе легко говорить. Ты всего лишь просто древний вампир.
— А ты — чудо существования. И никогда не думай иначе.
Моя улыбка стала шире:
— А знаешь, я ведь и правда могу полюбить тебя.
Неожиданно на его губах появилась дьявольская усмешка.
— Значит ли это, что в ближайшем будущем я смогу пригласить тебя на свидание?
— Это всего лишь предположение. — Которое я обдумаю, как только вызволю Роана. Как только буду точно уверена, что Куинн ведет честную игру.
— Хорошо. — Его взгляд вернулся к планировке этажей. — Мне на ум приходят две причины, по которым им могли понадобиться ты и Роан. Первая причина — по всей видимости, вы оба весьма неплохо сочетали ваше двойственное наследие.
Я вновь начала расхаживать по кабинету. Уж лучше это, чем сидеть на месте, или вблизи от «угощенья», которого я пока не имела права вкусить.
— А вторая причина?
«Угощенье» посмотрело на меня.
— Вы выглядите почти идентично.
Его слова заставили меня остановиться.
— Что?
— Все клоны до сих пор были подобием стража, известного под именем Анри Готье.
— Вроде бы так.
— То есть все они произошли из одной матрицы.
— Ты считал своего друга мертвым?
Куинн кивнул.
— Ладно, дампир найденный в моем самолете не похож на Готье, в целом это означает, что он произошел из абсолютно иного исходного материала.
— Ну да, и что?
— А что если они не знали или не предполагали, что дампир может быть рожден естественным путем? Что если они посчитали тебя и Роана лабораторными созданиями? Успешными лабораторными созданиями, которых им не удается создать?
Я уставилась на Куинна, когда до меня дошел скрытый смыл его слов.
Если он был верен в своих предположениях, то мой брат и я были по уши в дерьме.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #23 : 17 Май 2011, 20:29:05 »

Глава 6

— Ей-богу, в этом столько же смысла, как и в их выборе злобного урода в качестве образца для неоднократного клонирования, — выпалила я и умолкла, вспомнив, что прообраз этого злобного урода, кажется, первоначально принадлежал его другу. Исходя из этого, мертвый друг Куинна послужил матрицей для клонов, а не еще одним клоном самого себя. Чтобы скрыть свою оплошность, я быстро добавила: — И, несомненно, если бы те, кто напал на меня, удерживали Роана, мое чувство опасности возросло бы в несколько крат, поскольку он был бы встревожен.
— Не обязательно. Не в том случае, если «Монеиша» сборный пункт. Возможно, люди, работающие в этой лаборатории, всего лишь проводят забор образцов и еще не знают, кого захватили.
С минуту я смотрела на него, а затем задала вопрос:
— Так значит, ты знал, что Роан занимался расследованием исчезновения проституток в Сент-Килде?
Куинн кивнул:
— Я пробыл с ним большую часть ночи.
— Почему ты оставил его? Рассвет же вроде бы не представляет для тебя опасности?
Он скривился.
— Нет, но голод представляет.
Я удивленно подняла брови:
— А ты не можешь брать кровь у проституток?
— Могу, но предпочитаю этого не делать. — Его улыбка затронула глаза и будь я проклята, если от этого у меня не подкосились колени. — Я кусаю кого-то, лишь занимаясь любовью, и предпочитаю женщин, которые не играют в игры.
От мысли о нем, кусающем мою шею и вместе с этим медленно и глубоко погружающимся в меня, я все покрылась гусиной кожей и возбудилась. Боже, мне действительно не оставалось ничего иного как испробовать этого вампира, прежде чем он исчезнет из моей жизни.
— Так Роан исчез после твоего ухода?
Куинн кивнул.
— Роан был одет, как шлюха, чтобы не выделяться на улицах во время поиска информации. Я был в тени, следил и читал мысли.
Возможно, они заподозрили, что Роана охраняют, потому что его схватили сразу же, как только ушел Куинн. Или так, или они посчитали Куинна бдительным сутенером. Я подошла к окну и выглянула в него. Мы находились всего лишь на десятом этаже, так что, за исключением нескольких зданий, особо осматривать было нечего. Я неспешно перевела взгляд на юго-восток. Причина, по которой схватили Роана, на самом-то деле, была не так уж и важна. Важно вытащить его оттуда, прежде чем они поймут, что он является не просто волком.
Я развернулась:
— Мы должны идти.
Куинн не попытался остановить меня, что уже было неплохо, потому что прямо тогда, я бы, скорее всего, постаралась нокаутировать его. Я говорю «постаралась», потому что ни капли не сомневалась, что он был единичным вампиром, с которым я не смогу совладать. Что-то в нем было, что-то, что скрывалось за этой спокойной, чувственной внешностью, что предполагало наличие гораздо большей силы, чем у всех остальных вампиров, с которыми я работала. Даже Джек уступал ему в этом.
И если уж Джек опасался этого вампира, то мне и подавно следовало.
Куинн лишь сказал:
— Сперва нам нужно подготовиться.
— Я могу становиться тенью. Они не будут видеть меня.
— У них установлены тепловизоры. Ты сама это сказала.
Я остановилась возле двери и сделала глубокий вздох, он был прав. Но это мало чем помогло ослабить страх, тугим жгутом скрутивший мои внутренности.
Я взглянула на него через плечо:
— Что ты предлагаешь?
Куинн извлек чип из стола, затем встал и направился ко мне, со всей природной грацией и красотой, присущей его худощавому, но сильному телу.
— Не большая забава с переодеванием.
Я могла придумать уйму игр, в которые могла бы сыграть с этим вампиром, и переодевание, разумеется, было бы в самом верху этого списка. Но я дюже сомневалась, что он подразумевал именно тот тип переодевания, что представляла я. Какая жалость.
— В смысле?
— В смысле, если «Монеиша» подыскивает проституток, почему бы нам не помочь им в их поисках?
— А не отнесутся ли они с некоторым подозрением к тому, что проститутка неожиданно появляется на тихой пригородной улочке?
Он отдал чип, а затем опять положил руку мне на спину и подтолкнул вперед, направляя в сторону лифтов.
— Не обязательно. В конце той же улицы, где расположена «Монеиша», находится бордель. Будем надеться, что они посчитают тебя обыкновенной проституткой, идущей на работу.
Я бросила в его сторону косой взгляд:
— И откуда же тебе известно, что чуть дальше по той улице работает бордель?
— От глаз хорошего соглядатая ничто не укроется в зоне наблюдаемого района.
— Однако, всего лишь минуту назад, ты сказал, что предпочитаешь избегать проституток?
— Так и есть. — Он вновь улыбнулся мне в свойственной ему манере. — Я — миллиардер. Женщины сами вешаются мне на шею все время. Мне не нужно за это платить.
Что совершенно не являлось ответом на мой вопрос.
— И часто ты пользуешься дармовщинкой?
— Довольно часто. У меня есть потребности, как и у любого другого мужчины.
Я надеялась, что он удовлетворит некоторые из этих потребностей со мной. Сразу же, как только я вызволю брата.
Двери закрылись позади нас и лифт начал быстро снижаться. Мой желудок пестовал мысль «срыгнуть», но потом, в который уже раз, решил отказаться от этой затеи.
— Итак, куда мы направляемся?
— Покупать маскарадный костюм. — Его взгляд скользнул по моему телу. — Юбка славная, но такой фасон совершенно не распространен в кругу проституток.
Что ж, соглашусь, но мне всего лишь нужно снять пальто и свитер, выставив на обозрение разорванную блузку, и вы тут же получите «давай, возьми меня».
— Сейчас почти уже полночь. Вряд ли какие-нибудь магазины будут открыты.
— Когда у вас есть деньги, магазины открыты всегда.
При нашем приближении, стеклянные входные двери открылись, и нас обвеяло прохладой вечернего воздуха, насыщенного запахами дымного тумана и людей, но за этим букетом скрывалось что-то еще. Запах мускуса, мяты и мужчины. То же самое сочетание, что было у волка, который стрелял в меня.
Я остановилась и услышала какой-то непонятный звук. В воздухе раздался пронзительный свист, как будто сквозь ночь к нам прорывалось нечто быстрое и смертоносное.
Я бросилась в сторону, оттолкнув Куинна с линии удара. Чертыхнувшись, он инстинктивно обхватил меня руками, смягчая мое приземление и предотвращая удар о землю. Упав, он сдавленно охнул, его глаза расширились. В воздухе что-то просвистело, я крутанулась в его руках, пытаясь рассмотреть, что это было. Что-то прорезало ночь, пронесшись прямо над нами, и это что-то было не металлическим, а деревянным со смертоносно заостренным концом.
Стрела.
Тот факт, что стрела была полностью деревянной, наводил на мысль, что она была направлена в Куинна, но на деле, попади стрела в сердце любого из нас, ничего хорошего бы из этого не вышло.
Стрела врезалась в стекло позади нас и, срикошетив, отлетела в сторону не нанеся нам вреда. В ночной тиши раздался шелест шагов. Наш нападающий ударился в бега. Я вырвалась из объятий Куинна и, скинув сумку, пальто и свитер, перекинулась. В волчьей форме я понеслась за ублюдком.
— Райли, погоди!
Это была команда, которую я проигнорировала. Потенциальный убийца бежал в сторону «Саут-Банка», наверное, таким образом понадеявшись избавиться от преследования, затерявшись в толпе, что собралась возле казино. Одно из двух, либо он не знал, что я — волк, либо понятия не имел насколько обострены охотничьи инстинкты у волков.
Он продолжал бежать, на ходу оглядываясь через плечо. Ворвавшись в толпу, мужчина принялся расталкивать народ, прокладывая себе дорогу. Я бежала вприпрыжку за ним, лавируя между глупыми людишками, которые вопили и выскакивали мне на дорогу, вместо того, чтобы посторониться. Мужчина, за которым я гналась, был еще одним Готье, вплоть до того, что имел такой же длинный, сальный хвост жиденьких волосенок. Очевидно, злоумышленник осознавал, что за ним гонятся, но оглядываясь, не замечал, что я становлюсь все ближе и ближе к нему. От него исходил приторно-мятный запах, едва маскирующий всевозрастающее зловоние смерти и тления. Я поморщила носом и устояла перед соблазном чихнуть.
Злоумышленник не направился к мосту, как я ожидала, вместо этого он вбежал в зал игровых автоматов. Я изменила форму, повторно связала в узел полы блузки и последовало за ним.
Он лавировал между автоматами, стараясь не бежать. Я держалась позади него, вне поля зрения. Его запах витал в воздухе, оставляя след, по которому я смогла бы идти где угодно, даже в многолюдном месте с множеством противоречивых запахов.
В толчее появился другой аромат — запах сандала. Я улыбнулась и мельком оглянулась назад. Куинн находился в трех футах позади меня, моя сумка была небрежно перекинута через его плечо.
Его взгляд был преисполнен гнева, когда встретился с моим.
— Ты могла попасть в беду, ринувшись вдогонку за ним. — Он протянул мне свитер (который я тут же стала одевать) и добавил: — Это могло быть ловушкой.
Все может быть. Кто знает, куда нас мог привести двойник Готье?
— Та стрела предназначалась тебе, а не мне.
— И она могла попасть в меня. — На ходу, он дотянулся до моей руки и поднес ее к своим губам. Незначительное прикосновение его губ к моим пальцам, вызвало во мне странное ощущение, не похожее ни на какое другое, испытываемое мной раньше. Мило, но в то же время и чувственно. — Спасибо, — тихо добавил он.
Записан

ilina
Глобальный модератор
Богиня
*****

Карма: 1311
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 8821


Не обо всем догадывался автор, что позже прочитали

Отзыв месяца Активные старички Романтического форума Активные жители Романтического форума 1 место в конкурсе подписей 3 место в конкурсе комплектов Самый лучший отзыв 2 место Самый оригинальный образ Лучший  мужской образ 3 место в конкурсе аватаров Клуб всех поклонниц творчества К.М.Монинг

Награды, звания и членство в клубах
« Ответ #24 : 17 Май 2011, 20:29:57 »

Я сделала глубокий вдох, попытавшись утихомирить неожиданно участившийся пульс. Впереди, наш потенциальный убийца нырнул в дверь и исчез. Я посмотрела на вывеску над дверью и улыбнулась. Он заскочил в туалет. Отлично.
— Присмотри за дверью, — Куинн вручил мне мою сумку и пальто. — Мне предстоит небольшой разговор с нашим другом.
— Там кто-нибудь еще есть?
Его глаза слегка прищурились, и я поняла, что он прибегнул к помощи инфракрасного зрения.
— Нет.
— Хорошо.
Я зашла с ним в туалет, но сразу же остановилась у входа и прислонилась спиной к двери, как только она закрылась. Надо сказать, что мужские туалеты никогда не отличались приятным запахом, независимо от того, сколько освежителя воздуха в них распыляли. Не то чтобы я частенько в них бывала… Эй, не спешите с выводами, мужской туалет — это один из способов избежать очереди в женский во время антракта в театре или на концертах.
Писсуары были не заняты, но в одной кабинке кто-то находился. Этим кем-то должен был быть наш чувак. С чего он решил, что находится в безопасности за закрытой дверью туалетной кабинки, можно было только догадываться. Возможно, ему просто не часто перепадало выбираться из передряг с вампирами или вервольфами.
Куинн пинком открыл дверь, какое-то мгновение он был еще снаружи, а затем, со скоростью неуловимой взгляду, оказался внутри кабинки. Из кабинки послышались звуки непродолжительной борьбы, удары кулаков о тело, затем писк, который надо заметить, был вызван скорее болью, чем страхом. И пищал не Куинн.
Наступила тишина. Полнейшее молчание, абсолютно ни звука. Но я знала, что происходит. Куинн вторгся в разум мужчины.
Дверь за мной едва толкнули, затем кто-то постучал.
— Простите, — отозвалась я, — закрыто на уборку. Кого-то вырвало.
Мужик с другой стороны выругался и направился прочь.
— Куинн, тебе лучше поторопиться. Охранники могли видеть, как мы заходим сюда. Надо полагать, у нас не так уж много времени, прежде чем они начнут разбираться что к чему.
Он вышел через пять секунд и закрыл дверь кабинки, прежде чем направиться к раковине, чтобы вымыть руки. С минуту я смотрела на него, а затем мой взгляд вернулся к закрытой кабинке, и неожиданно я ощутила холод.
— Он мертв, не так ли?
— Да. — Не оглядываясь на меня, он закончил мыть руки, затем оторвал несколько бумажных полотенец, чтобы вытереть их.
— Как? — я не слышала хруста костей, значит он не сломал шею тому чуваку.
— Инфаркт. — Его мрачный взгляд встретился с моим. От равнодушия, что я увидела в его глазах, меня пробрал озноб. — Вызвать сердечный приступ не составит особого труда, когда вы можете прочитать их мысли и узнать наихудшие страхи, а обладая даром эмпатии , заставить поверить, что эти страхи воплотились в жизнь наяву.
Получается, Куинн не только телепат, он еще и эмпат. Теперь понятно, почему он так восприимчив к влиянию моей ауры, несмотря на мои и его щиты.
— Он умер от испуга?
— Боюсь, что так.
Куинн выбросился полотенце в мусорное ведро и пошел ко мне. Я бы попятилась, если бы было куда. Признаю — моя реакция смешна, но я была не в силах с собой совладать. Сколь бы ни была сильна моя уверенность в умении постоять за себя, она не помогала мне избавиться от странного ощущения, что от этого вампира не существует защиты.
— Нам лучше уйти отсюда, — продолжил он все тем же тихим, равнодушным голосом. — Охрана идет.
Я открыла дверь и вышла. Как и следовало ожидать, в нашу сторону направлялись двое мужчин в черной униформе охраны. Охранники не смотрели на нас, казалось, они даже не замечают нашего присутствия, и я поняла, что Куинн «залез» им в мозги, отвлекая их внимание от нас.
Он вновь подтолкнул меня в спину, но на этот раз я зашагала прочь от него, от тепла его прикосновения, быстро пересекла зал и вышла в ночь. Я остановилась возле обочины и, скрестив руки на груди, глубоко вдохнула прохладный воздух, насыщенный запахами живого города.
Куинн остановился позади меня, я не расслышала его приближение, а скорее почувствовала тепло, исходящее от него.
— Я испугал тебя.
— Да.
— Почему? Ты работаешь со стражами. Они вытворяют вещи и похуже того, что я сделал там.
— Знаю, но от них это вполне ожидаемо, а от тебя нет.
— Я — вампир. Такова моя суть.
— Да, но почему-то я надеялась, что ты другой. — Его наружность обманчива, и это факт, а не просто показуха. Но это уже моя проблема, а не его. Черт, этого бы не случилось, если бы он предупредил меня, что может убивать с той же легкостью, с какой пьет кровь. И, по правде сказать, наглядная демонстрация этого на самом-то деле не ослабила моего влечения к нему. — Ты выяснил что-нибудь полезное?
Куинн с минуту молчал, а затем произнес:
— Он был частично заблокирован. Я уловил образы, исходя из которых понял, что «Монеиша» не является первоисточником происходящего.
Я оглянулась, посмотрев на него через плечо. Куинн не смотрел на меня, с задумчивым выражением лица он созерцал облачное небо.
— Какие образы?
— Картины метро. Сплошной бетон, яркий свет, белые стены и все в подобном роде.
— Ничего узнаваемого в ландшафте окружающей местности?
Он покачал головой и, наконец, взглянул на меня из-под полуприкрытых век.
— Метро может находиться где угодно, в любой стране.
Здорово.
— Тогда давай вызволим Роана.
— Сперва переоденешься.
— Где? Сейчас полночь и не так уж много заведений открыто. — Лучше сказать мало что открыто, кроме ресторанов, клубов и казино.
— Как я уже говорил, это не играет большой роли, когда у вас есть деньги.
На этом он перешел от слов к делу, наглядно доказывая, что владение крупнейшей компанией по розничной торговле в городе открывает перед вами двери любого магазина в любое время суток для шопинга.
— Сможешь ли ты принять вульгарный вид? — спросил он, когда мы поднимались в лифте на этаж, где располагались женские отделы.
Я усмехнулась:
— Я все-таки волк. Мы можем принять распутный вид, лучше самих проституток.
Улыбка оживила его печальные глаза.
— Я заметил эту особенность в волках. Оставляю тебя с твоим коварным замыслом наедине, а сам отправляюсь за необходимым мне снаряжением. — Он взглянул на продавца: — Все, что она пожелает. Расходы запишите на мой счет. — Его взгляд вернулся ко мне. — Жду тебя внизу через полчаса.
Полчаса — небольшой промежуток времени, когда вам только что предоставили возможность в полной мере воспользоваться неограниченным кредитом… Эй, не подумайте, я не собиралась его облапошивать. Я потратила десять минут на то, что просто ходила и смотрела. И в конце концов, устремилась за серебристыми ботфортами из змеиной кожи, просто потому что всегда хотела такую пару. Но довольствовалась я четырех, а не шести дюймовыми, каблуками — на тот случай, если мне придется бежать. Эти сапоги я сочетала с синей сетчатой юбкой, которую едва ли можно было назвать приличной, потому что она была настолько короткой, что ее нельзя было назвать даже микро-юбкой, и с серебристым коротеньким топом с открывающимися прорезями для сосков. Для полноты эффекта я устремилась за светло-синим париком и косметикой, что придаст моей коже синий оттенок. Затем, я направилась в примерочную, чтобы преобразиться.
Изучая свое отражение в зеркале, я пришла к выводу, что из меня получилась отменная шлюха. Светло-синий парик и в тон ему, загримированная кожа, плюс дымчатый макияж глаз, который придал им светло-синие сияние. Юбка и топ — на грани неприличия, но прикрывают достаточно тела, чтобы не позволить копам забрать меня для выдвижения обвинения. Я затолкала свой свитер и другую одежду в сумку и направилась вниз, чтобы встретиться с Куинном.
О’Конор дожидался меня внизу, возле его ног стояло несколько пакетов. Его взгляд устремился к моим волосам, затем скользнул на лицо — в глазах промелькнула смесь удивления и голода. Всплеск его желания почти опалил мою кожу.
— Слегка помешан на синем, ага? — подколола я.
Он не стал этого отрицать. Просто не мог, когда я с такой легкостью почувствовала запах его возбуждения.
— Я не получу приватный предварительный осмотр всего остального?
— И тем самым испортишь сюрприз? — усмехнулась я.
Его взгляд скользнул вниз и остановилась на моих затянутых в кожу лодыжках.
— У меня предчувствие, что сюрприз может обернуться инфарктом.
— Разве не такого эффекта ты добивался?
— Такого. — Он наклонился, чтобы поднять два пакета, и что позволило мне мельком увидеть лазерные пушки и что-то вроде электронного датчика обнаружения. Я даже не знала, что у них здесь продаются такие штуковины, при том, что частенько делала в этом центре покупки. Но, может быть, у них для миллиардеров отведен специализированный отдел?
Вручив менеджеру щедрые чаевые, он вывел меня на улицу.
— Ты приехала на машине?
Я кивнула:
— Она на парковке казино.
— Тогда мы оставим ее там и отправимся на моей. Они могли приметить твою машину ранее.
Мы шли по улице, направляясь обратно в здание его офиса. Мои каблуки цокали по тротуару, выбивая стаккато и вторя пульсации крови, клокочущей от желания. В синих шмотках я чувствовала себя привлекательной и сексуальной, а не распутной. Не то чтобы я имела что-то против распутности, если обстоятельства к тому располагали. И если бы не тот факт, что мне нужно было вызволить брата этой ночью, я бы попыталась устроить Куинну тест-драйв.
Его автомобилем оказался черный «феррари» — блестящий, спортивный и притягательный. Похожий на самого владельца. Куинн открыл мне дверцу и я забралась в машину.
— Итак, какой план? — спросила я, когда мы тронулись с места.
— Если ты выглядишь так же хорошо, как мне видится, то все, что тебе нужно сделать — пройтись по улице и все камеры округи будут устремлены на тебя.
Я усмехнулась:
— А затем?
— Ты изыщешь способ удерживать внимание камер на себе, между тем как я, либо перелезу через ограждение, либо проникну через второй вход и найду способ вызволить Роана.
Я вскинула бровь:
— Разве мы не вдвоем должны участвовать в его освобождение?
Он пожал плечами:
— Может и так. Но перво-наперво нам надлежит понять там ли он, а затем выяснить насколько хорошо его охраняют. Возможно, освобождение Роана произойдет не сегодняшней ночью.
Это он так считал, я же, была чертовски уверенна, что как бы то ни было, но Роан покинет то место сегодняшней ночью.
— Если бы ты сперва проехал мимо «Монеиша», я смогла бы тебе сказать там ли он еще.
Куинн согласно кивнул. Мы ехали по улицам, мимо нас, размытыми пятнами, проносились уличные фонари, из чего напрашивался вывод — О’Конор не соблюдал дозволенный скоростной режим. Я так думаю, что когда ты мультимиллиардер, то одна или две штрафные квитанции на самом-то деле не создадут большой бреши в банковском балансе.
Записан

Страниц: [1] 2 3   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2009, Simple Machines

Valid XHTML 1.0! Valid CSS! Dilber MC Theme by HarzeM