Все о короле Артуре, Гвиневере, рыцарях Круглого Стола и Мерлине

(1/9) > >>

Пикси:






    Немного существует легенд, которые пересказывались столь часто и в столь отличных друг от друга вариантах, сколь легенда о короле Артуре. Число вариаций, в каждой из которых присутствует свой Артур, поистине огромно: от исторических трактатов до фольклорных сказаний, от средневекового романа в стихах до бродвейских мюзиклов, от Мэлори до «Монти-Пайтон», от Теннисона до телесериалов. На протяжении многих столетий имя короля Артура было на слуху у людей, говорящих на самых разных языках.
     Артуровская традиция, в сложности и богатстве которой сегодня никто уже не сомневается, оказалась еще и исключительно живучей. В различные периоды концепции «легендарного короля», в том числе и идеологические и даже политические, в значительной степени отличались друг от друга. Каждое следующее поколение, каждый писатель или художник, работая в русле господствовавших в его время представлений о великом короле или уходя от них, привносил что-то-свое в интерпретацию артуровских мотивов. Популярность этой легенды отчасти объясняется именно ее способностью к трансформации, приспособляемостью: Артур предстает то военачальником из Темных веков, то королем-патриархом из рыцарского романа. Он может воплощать неподвластный времени идеал короля, родившегося в Средние века, но живущего повсюду и во все времена. Это «во все времена» подразумевает в том числе и будущее — возвращение Артура неоднократно предрекали или ожидали. С этой точки зрения Артур поистине — «король отныне и навсегда».
     История короля Артура и его доблестных рыцарей, известная сегодня большинству читателей в России по романам Мэри Стюарт и других авторов, а также различным кинофильмам, возникла не сразу. Сам огромный свод Matiere de Bretagne, как иногда называют всю средневековую литературу о короле Артуре вообще, собирался на протяжении нескольких столетий.
   
     В этой теме я постараюсь выложить максимально подробную и обширную информацию в виде исторических фактов, легенд, выдержек из различных литературных источников и научных трудов, ну и конечно иллюстрации.

Пикси:
   Король Артур - один из немногих легендарных героев, имеющих официальную биографию, ставшую основой для всех последующих работ и проясняющую, когда, предположительно, правил этот монарх. Автором биографии является средневековый хронист Гальфрид Монмутский, о котором сохранились весьма скупые сведения. Возможной датой его рождения считается 1100 г., местом рождения - город Монмут, что на юго-востоке Уэльса. Большую часть своей жизни Гальфрид носил младший духовный сан. Достоверно известно, что некоторое время он преподавал в Оксфорде (1129-1151 гг.). Позже был посвящен в епископы церкви Cв. Асафа в Уэльсе, но так никогда там и не побывал. Умер Гальфрид в 1154 или 1155 г. Всю жизнь интересовался традициями западных кельтов, которые были потомками бриттов, населявших этот остров во времена римского господства, и собирал предания о прорицателе и маге Мерлине, или Мирддине, как его называли в Уэльсе.
К 1136 году Гальфрид создал свой главный труд - «Историю королей Британии». Пожалуй, это одна из наиболее важных книг средневековья, содержащая многие сведения по истории середины I тысячелетия нашей эры, не имеющие описаний в других сохранившихся источниках. К примеру, именно в этом труде изложена история короля Лира и трех его дочерей.
     Однако само название работы, «История королей Британии», мягко говоря, вводит в заблуждение, поскольку жанр этой книги можно определить, скорее, как роман о предполагаемой истории королей Британии, нежели как хронику. В предисловии к своему труду Гальфрид утверждает, что источником информации для него была «древняя книга, написанная на британском языке». Существовал ли подобный документ - ответить сложно, но зато точно известно, что автор использовал более ранние сообщения и хроники римских авторов, перерабатывая их в соответствии с полетом собственной фантазии.
     «История» написана как классическая эпопея и начинается с изложения событий XII века до н.э., последовавших за падением Трои. Группа беглецов из разрушенной Трои, возглавляемая неким Брутом, прибыла на остров, называвшийся в то время Альбионом. Троянцы уничтожили местных жителей-гигантов, завоевали всю страну и переименовали ее в Британию, в честь своего предводителя. Затем на берегу Темзы они основали столицу, подобную Трое, которая впоследствии была названа Лондоном.
Затем хронист излагает историю царствований целого ряда древних британских королей за более чем тысячелетний период. При этом почти все упомянутые им монархи являются вымышленными персонажами.
     В конце концов, в своей «Истории» Гальфрид добирается до римского завоевания Британии, где волей-неволей переходит от жанра фантастики к изложению известных исторических реалий. Однако и здесь он пытается представить прошлое так, будто римляне никогда не завоевывали Британию; она просто оказалась под протекторатом Римской империи, и род британских королей продолжал править по традиции. Гальфрид до такой степени «переписывает» историю, что в его изложении несколько римских императоров становятся британцами.
     Но наибольший интерес представляет описание исторических событий в V столетии н.э., когда Британия обрела независимость.
Хронист сообщает о правлении британского короля Константина, имевшего трех сыновей. Король был предательски убит, и власть перешла в руки узурпатора по имени Вортигерн. Для упрочения своего положения и умиротворения бунтовавших в разных концах страны племен Вортигерн пригласил воинов-наемников, язычников- саксов. Эти предки нынешних англичан, жившие в то время за Северным морем, были объединены в военные союзы, промышлявшие безжалостными набегами и грабежами. Предводителем одного из таких союзов был некто Хенгист, который и привел своих воинов в Британию.
     Саксы захватили значительную часть территории и на мирных переговорах, устроенных Вортигерном и Хенгистом, вероломно убили всех британских дворян. Вортигерн, опасаясь за свою жизнь, бежал в Уэльс, где попытался воздвигнуть крепость в Сноудонии. Неожиданно стены крепости обрушились... И в этот трагический момент на исторической арене повествования появляется Мерлин. Впервые он упоминается как советник Вортигерна или, скорее, как прорицатель, который предсказал быструю гибель последнего, последовавшую незамедлительно за предсказанием.
      В конце концов, законные короли были восстановлены на троне. В «Истории» не сообщается точная дата этого события, однако можно предположить, что оно произошло около 430 г. Один из законных правителей носил имя Амвросий Аврелиан (в истории Ambrosius Aurelianus), а другой - Утер. Именно с ним и связан кульминационный момент «Истории» Гальфрида - появление Артура.
Однажды Утер собрал весь свой двор в Лондоне. Среди гостей был герцог Корнуолла Горлой с женой Ингрейной. Утер воспылал к ней страстью. Герцог Горлой, осознав опасность, грозящую фамильной чести, не испросив разрешения, оставил двор, взяв с собой Ингрейну. Он поместил ее в замке Тинтаголь, на северном побережье Корнуолла, где, как он предполагал, она была бы вне досягаемости Утера. Утер воспринял этот отъезд как оскорбление и послал войска для опустошения владений герцога. Горлой вышел со своими отрядами навстречу. И в этот-то момент на исторической арене вновь появляется Мерлин.
      Волшебник предложил Утеру помощь в достижении цели - овладении Ингрейной. Для этого Мерлин обратил короля в точную копию ее мужа. Стражники решили, что возвращается их господин, и благодаря их оплошности и чарам Мерлина был рожден Артур.
Тем временем настоящий муж Ингрейны, герцог, был убит в сражении, так что Утер смог вернуть свое истинное обличье и жениться на леди, сделав ее королевой и объявив своего сына Артура наследником. Согласно Гальфриду, Утер умер сравнительно молодым, и Артур взошел на трон, когда был еще совсем юным. Однако это не помешало ему очень скоро доказать, что он прирожденный властелин. Юный король повел свои отряды против саксов, которые доставляли неприятности в различных частях страны, и, с помощью замечательного меча Калибурн (у последующих авторов - Эскалибур), выкованном на волшебном острове Авалон, мужественно преодолевая превратности, победил захватчиков.
      После победы Артур отправился на север, в нынешнюю Шотландию, где продолжил войну, теперь уже против племен пиктов и скоттов. Затем, узнав о поддержке, которую ирландцы оказывали последним, он завоевал Ирландию и, в конце концов, присоединил к своей державе и Исландию, тем более что это было совсем нетрудно, ибо та была необитаема. Свершив множество подвигов, Артур возвратился в свой замок, где правил - великолепный, процветающий и славный. Позже он женился на Гиневре и основал рыцарский орден, призвав знатных людей со всех сторон земли. Это и положило начало идее о рыцарях Круглого стола и их всемирной славе.
Собственно, с этой части «Истории» Гальфрида начинают появляться широко известные в дальнейшем персонажи: Гавейн, Кей, Бедивер. Среди них нет Ланселота, но это и немудрено - герой с этим именем появился в литературе много позже.
В течение 12 лет Артур правил в мире и благоденствии, после чего вновь решил начать завоевания, теперь уже на континенте. Первые победы король одержал над Норвегией и Данией, потом направился в Галлию (территория нынешней Франции), которая была еще под властью Западной Римской империи.
      Последнее обстоятельство отчасти является ключом к датировке всей истории короля Артура. Известно, что Римская империя закончила свое существование в 476 году, то есть описанные Гальфридом галльские события происходили явно ранее этой даты, скорее всего, в первой половине V в.
      Артур победил римлян и занял значительную часть Галлии, а дальнейшие завоевания были осуществлены под предводительством его рыцарей Кея, Бедивера и других. Сам же король возвратился в Британию и поселился в великолепном замке в Карлеоне-на-Аске, что в Уэльсе, около Монмута.
      Интересно, что Камелот, как столица Артура, в рассказе Гальфрида не упоминается, но красочное повествование о дворце в Карлеоне является своего рода краеугольным камнем в концепции о Камелоте. Именно в Карлеон, согласно «Истории», прибыли послы из Рима, требовавшие от Артура отказа от его завоеваний и уплаты дани. В ответ король решил возобновить наступление и повел армию в Галлию, оставив дома королеву Гиневру и своего родственника Мордреда в качестве временного правителя.
Одержав очередную победу, король отправился в Бургундию, откуда был вынужден спешно возвратиться домой. Причиной такой спешки явился бунт, поднятый Мордредом. Он убедил королеву разделить с ним трон и объявил себя королем. По возвращении в Британию Артур победил предателя в сражении в Корнуолле. Мордред был убит, а серьезно раненный Артур отвезен на остров Авалон.
Окончание рассказа довольно странное, поскольку автор не сообщает, умер Артур или произошло что-то иное. Гальфрид лишь бесстрастно констатирует, что королем стал двоюродный брат Артура, и продолжает свое повествование, описывая еще пару сотен лет, последовавших после этого.
      Резонно предположить, что такой финал истории о короле Артуре продиктован желанием укрепить народное поверье, согласно которому Артур никогда в действительности не умирал, т.к. был бессмертен. Король якобы пребывает на таинственном острове Авалон, где спит в пещере или другом подобном месте, и рано или поздно возвратится. Более того, поскольку Гальфрид не берется утверждать истинность и историчность всего вышесказанного о короле, то и вопрос о дальнейшей судьбе Артура оставляет открытым.
Этот подход кажется очень странным, так как известно, что Гальфрид использовал в своей работе исторические хроники и был значительно более «историчен» в описании многих фактов и событий, касающихся предшествующего и последующего периодов (III-IV и VI-VII вв.). Этот факт позволяет высказать гипотезу, что, вероятно, история короля Артура не совсем выдумка автора, и нечто подобное в V в. все же происходило.
     Предание об Артуре возникло явно не на пустом месте. Так, историческими фактами является то, что население Британии составляли кельты, предки валлийцев, и что они освободились от власти Рима около 410 г. Есть все причины полагать, что и король Вортигерн существовал на самом деле, и что саксы, предки англичан, были призваны в страну как «вспомогательные силы» приблизительно в это же время. Такое «приглашение» наемников было обычным делом для раннего средневековья.
Также исторически точно установлено, что в середине V в. саксы вышли из-под контроля, и в страну вторглось большое количество их соплеменников, которые начали совершать набеги по всей территории современной Англии, и в стране воцарилась анархия. Согласно археологическим данным, в это же время британцы стали покидать свои города и поселяться в старых горных фортах и подобных им местах. То есть следует признать, что хотя бы отчасти история, изложенная Гальфридом, подтверждается.
      Был период, когда саксы, совершая набеги уже в течение многих лет, по какой-то причине вдруг вернулись в свои исторические места пребывания. Вероятно, около 500 г. британцы одержали победу в битве у горы Бадон, которая приостановила вторжение саксов на долгие годы. Таким образом, легенда об Артуре и возрождении Британии имеет свои корни в весьма уникальном историческом факте: в успешной борьбе независимого, находившегося прежде под властью римлян, народа против варваров-захватчиков.
Теперь для того, чтобы принять какое-либо решение относительно реальности существования самого Артура, необходимо рассмотреть бесспорные свидетельства археологии. В нескольких местах, которые связаны с Артуром (к примеру, Тинтаголь в Корнуолле), в XX в. были произведены раскопки, доказавшие что в V в. эти территории были заселены.
     В графстве Сомерсет имеется более древний форт на холме, называемый замок Кэдбери. Он представляет собой земляное сооружение, относящееся к железному веку, т.е. возведенное задолго до завоевания этой территории Римом. Тогда люди жили на вершинах холмов и укрепляли их длинными линиями валов и рвов. То, что это сооружение носит название «замок», означает лишь, что замком был сам холм.
Таких замков на холмах в разных регионах Англии существует великое множество, но замок Кэдбери - случай особый. Дело в том, что около 1542 года путешественник Джон Леланд, опираясь на существовавшее предание, безапелляционно заявил, что этот замок был Камелотом, фортом и штабом короля Артура. К этому заявлению нужно относиться с осторожностью; Камелот, по крайней мере в средневековом его понимании, как большая каменная крепость с высокими зубчатыми стенами, никогда не существовал. Правда, судя по текстам преданий, Камелот никогда и не претендовал на это, равно как и на звание столицы Британии. Скорее, он являлся местом, каким-то образом связанным с Артуром. Поэтому вполне возможно, что за идеей о Камелоте лежит тот факт, что примерно в V в. прототип короля Артура занял этот холм и превратил его в свой штаб.
      Современная история Кэдбери началась почти 50 лет назад благодаря случайной находке нескольких фрагментов глиняной посуды. Известный археолог доктор Р. Рэдфорд, один из самых крупных экспертов по артуровскому периоду, работавший несколькими годами ранее в Тинтаголе, признал, что глиняная посуда Кэдбери до некоторой степени подобна той, что он обнаружил в Тинтаголе. Глиняная посуда не производилась в Британии и являла собой в те времена причудливого вида товар, привозимый с Восточного Средиземноморья, путь до которого был очень долог, что делало эту посуду довольно дорогим удовольствием. Она использовалась для хранения изысканных продуктов (вин и дорогих масел) и, что наиболее важно, могла быть датирована приблизительно тем временем, когда, как предполагалось, жил Артур.
Подобные находки позволяют предположить, что неподалеку от места их обнаружения некогда располагалось богатое владение, хозяин которого обладал достаточной властью, богатством и влиянием, чтобы импортировать столь дорогие товары и предметы роскоши. Таким образом, благодаря данной находке Кэдбери предстает в совершенно новом свете.
      Прошло много времени, прежде чем начали проводиться дальнейшие работы. Специально был создан Комитет по исследованию Камелота, проводивший в 1966-1970 гг. в замке Кэдбери раскопки, позволившие установить весьма любопытные факты. Наиболее важным открытием явилось то, что холм не был заселен в течение всего Римского периода, так как римляне, очевидно, прогнали оттуда людей, чтобы те не смогли использовать его во время восстания.
      После того как римляне оставили Британию, холм был повторно заселен и укреплен примерно в середине V в., т.е. во времена короля Артура. При этом вновь созданные укрепления были настолько масштабны, что совершенно очевидно: организация и проведение подобных работ были под силу только очень могущественному феодалу.
С начала 1970-х гг. было обнаружено множество подобных фортов, но нигде в Англии или Уэльсе не было найдено такого сложного укрепления, как форт в Кэдбери.
     Замок в Кэдбери - яркое подтверждение существования сильного вождя, жившего примерно в то же время и в той же самой части страны, которые традиционно связываются с королем Артуром. Но можно ли отождествлять этого человека с королем Артуром? Или это был просто тезка короля, а, возможно, феодал, имени которого история не сохранила?
Одним из наиболее интересных свидетельств в пользу первой гипотезы является само имя Артур. Как известно, это валлийская форма римского имени Artorius, распространенная в Британии в V в. Таким образом, вполне вероятно, что человек по имени Artorius мог жить именно в этот период. К примеру, к VI в. относятся сообщения о полдюжине людей, носивших это имя и, возможно, названных в честь великого героя.
     Существует и еще одно интересное свидетельство в пользу реальности исторического Артура - это народное предание о том, что он никогда не умирал, а спит в какой-то пещере. По мнению выдающегося фольклориста Дженнифер Вествуд, изучавшей легенды с подобным сюжетом, распространенные по всему земному шару, речь в них всегда идет о реальных людях - исторических героях и никогда - о сказочных или мифических персонажах. По аналогии можно предположить, что предание, в котором было рассказано о сне короля Артура, также свидетельствует в пользу историчности его прототипа.
     Другие народные предания, вошедшие в состав различных средневековых хроник, укрепляют гипотезу о реальности короля Артура. К примеру, существует предположение, что известный труд под названием («История бриттов»), составленный на латинском языке около 800 г. и приписываемый валлийскому монаху по имени Ненний, базируется на более ранней поэме о короле Артуре, которая, к сожалению, утеряна. В упомянутой книге Ненния сообщаются предания, имевшие место в Британии V в. В частности, в ней излагается история некоего полководца по имени Артур, выигравшего 12 сражений, самой выдающейся была битва у горы Бадон. К несчастью, этот «дразнящий» источник ничего более не сообщает относительно того, кем же был в реальности Артур: «верховным королем» или местным правителем, организатором народного сопротивления или военачальником.
      Думается, что он был тем, кого ирландцы называли «верховным королем» (High king), т.е. человеком, занимавшим почетное положение - во главе других королей Британии. Ненний сообщает также, где произошли 12 сражений, но лишь в нескольких случаях можно точно идентифицировать названия: часть битв имели место на востоке Великобритании, в Линкольншире, одно - в Шотландии, одно - в Честере, на западе. География сражений позволяет предположить, что Артур боролся с саксами в течение длительного периода и практически на всей территории страны.
     Все в изложении Ненния выглядит весьма убедительно до тех пор, пока он не доходит до описания битвы у горы Бадон, где говорит, что в этом сражении Артур в одиночку убил 960 человек. Подобное преувеличение подрывает доверие к источнику в целом и ярко демонстрирует, что к моменту создания «Истории бриттов» Артур давно уже стал личностью легендарной.
Имеются и другие упоминания Артура в многочисленных местных легендах и преданиях, в том числе в преданиях о сражении у реки Камланн, где он, как предполагается, пал в поединке с Мордредом (Медраутом). Многие ученые пытались на основе этих свидетельств реконструировать реальную фигуру Артура. Так, профессор Алкок в своей книге «Британия Артура» высказал предположение, что только в этой легенде содержится правдивая информация о великом военном вожде, сделавшем Кэдбери своим основным укреплением, а все остальное, сообщаемое об Артуре, - в той или иной степени плод воображения.
      Эта точка зрения была очень популярна до тех пор, пока в 1977 г. ученый Дэйвид Дамвилл не подверг ее критике, заявив, в частности, что валлийское предание вообще не является «историческим» свидетельством.
Безусловно, валлийские материалы недостаточно ранние и содержат в себе элементы легенды (подобно уничтожению 960 человек), они слишком «растягивают» период жизни Артура во времени (приблизительно на 90 лет), не содержат точных дат его жизни и не сообщают, чьим современником он был, и в них отсутствуют и другие возможные косвенные хронологические привязки. То есть жизнь Артура как бы «повисает» в воздухе.
      Однако результаты исследований последних лет позволяют надеяться, что все не так уж безнадежно в попытках найти «реального» Артура, нужно лишь внимательнее изучить уже известные источники, в частности хронику Гальфрида.
Так, если раньше историки, рассматривая историю короля Артура, изложенную в «Истории королей Британии», всегда принимали как очевидное, что единственная достоверная ее часть, которая могла быть основана на исторических фактах, повествует о событиях в пределах Британии, а поход на материк и сражения в Галлии - выдумка Гальфрида, и потому не стоит тратить время на поиски доказательств за пределами Великобритании, то теперь взгляды изменились.
      Действительно, зачем Гальфриду придумывать ровно половину истории об Артуре, касающуюся его кампании в Галлии? Кроме того, именно в этой части Гальфрид называет единственную реальную дату, связанную с Артуром, чего никогда прежде не делал. Он три (!) раза сообщает, что континентальная кампания Артура имела место во время царствования императора восточной части Римской империи по имени Лев. Этот Лев - Лев I был вполне реальной личностью и правил с 457 по 474 гг. Есть и другие имена, которые еще более сужают временные рамки истории об Артуре. Если обратиться к континентальным хроникам того времени, то обнаружится, что в 468-470 гг. - точно в то время, которое называет Гальфрид, - в европейских хрониках зафиксировано, что король бриттов повел свою армию на Галлию и был вовлечен в различные волнения и войны того времени.
     Более того, существует письмо, адресованное этому королю британцев, но, к сожалению, нет ни одного письма, написанного самим королем. И все же письмо - достаточно убедительное свидетельство того, что адресат был реальным человеком. Единственная причина, по которой никто из исследователей не попытался отождествить эту историческую личность с королем Артуром, заключается в том, что документ адресован некоему... Риотамусу.
     Несколько лет назад целый ряд ученых одновременно сделал ошеломляющее открытие, что Риотамус - это не имя, а титул, вернее, латинская форма британского титула Rigotamus, означавшего верховного или высокого короля...
     Конечно, этот факт по-прежнему оставлял вопрос имени открытым. Однако существует бретонский рассказ об этой войне, в котором, очевидно, упоминается тот же самый человек, но уже под именем Артур. Кроме того, если сравнить военные успехи Риотамуса из «континентального» письма и описанные Гальфридом деяния короля Артура (оба ведут свои армии в Галлию именно в то самое время, когда правил император Лев, оба продвигаются к окрестностям Бургундии и исчезают из истории, очевидно, не погибнув), то окажется, что эти два персонажа поразительно похожи и почти «сливаются» в одного человека.
     Далее, Риотамус был предан правителем-наместником, римским должностным лицом, который вошел в сговор с варварами. Вероятно, это тема, которая послужила Гальфриду основой для истории с Мордредом. И, наконец, в последний раз Риотамус, или Артур, появляется в тот момент, когда во главе своего войска идет по направлению к реальному городу в Бургундии, называемому Аваллоном... Это недавнее открытие кажется слишком удачным, чтобы быть правдой!
     Увы, но все изложенные факты все же не могут быть абсолютным доказательством реальности личности Артура. Тем не менее, вероятно, что Артур-Риотамус, являющийся  «документально зарегистрированным» лицом, - это отправная точка истории об Артуре, относящаяся к 460-м гг. н. э. Изучение текстов средневековых хроник также свидетельствует о том, что этот факт был известен и некоторым историкам средневековья.
     Если это так, и Риотамус - прототип Артура, то, значит, он жил на поколение или два ранее, чем это обычно считалось (460-е, а не начало 500-х гг.). Такое приближение его во времени к периоду Римской цивилизации сделало бы его, вероятно, человеком с более или менее «римским» образованием: двуязычным, говорящим как на латинском, так и на британском языке; реальным королем, а не только военачальником, который был достаточно значителен, чтобы быть вовлеченным в континентальные дела и в дела империи и чтобы бороться и иметь вес на Западе.
     Однако не исключено также, что легендарный король Артур вобрал черты многих других людей, это образ собирательный. Неоспоримо лишь одно: образ короля Артура сам по себе более значителен, чем любой из его предполагаемых исторических прототипов в реальности
 из журнала  "Взор" N 5, 2001г.

Пикси:


Свадьба Артуры и Гвиневеры. Иллюстрация Кортни Дэвиса




ГВИНЕВЕРА (ГЕНИВЕРА, ГВЕНЬЕВЕРА, ГВЕНВИФАР, ГИНЕВРА, ГЕЙНОР). Супруга короля Артура и возлюбленная Ланселота Озерного.
В «Деяниях королей Британии» Гальфрида Монмутского (ок. 1135) Гвиневера предстает дочерью романизированных бриттских аристократов, которую за удивительную, красоту взял в жены Артур и на которой, узурпировав трон дяди, женился его племянник Мордред ,. Описывая испытываемое ею чувство вины и ее страх перед гневом Артура, «Роман о Бруте» Васа (ок. 1155) и «Брут» Лайамона (ок. 1200) рисуют ее сообщницей Мордреда. В то же время изложение событий в более поздних хрониках, где обстоятельства вынуждают королеву выйти замуж за узурпатора, значительно реалистичнее (исключение составляет аллитеративная поэма «Смерть Артура», называющая Гвиневеру матерью двух сыновей Мордреда.
Все до единой английские хроники подчеркивают бесплодие королевы, однако в валлийской традиции существует сын короля Артура и Гвиневеры. Имя супруги Артура — вероятно, в его исходном варианте Гвенвифар — несколько раз появляется в валлийских триадах. Гвенвифар упоминается четвертой.в триаде «Три неверные жены» как самая неверная из всех трех. Другая триада перечисляет «Трех великих королев Артура» и настаивает на том, что всех их звали Гвенвифар. Возможно, здесь налицо довольно частый в кельтском фольклоре случай утроения личности персонажа. У этой традиции древнейшие корни, она восходит к тройственному проставлению женского божества (так, Богиня-Мать в кельтской мифологии представлялась в трех лицах). Возможно, именно это породило легенду о двух Гвиневерах . Отношение к Гвиневере в валлийской традиции вообще двойственно: с одной стороны, она является образцом красоты, мудрости, с другой — коварно изменяет супругу с его незаконным сыном Мердаудом
Существует гипотеза, согласно которой валлийское Гвенвифар (Gwenhwyfari является калькой ирландского Финнабайр) (Finnabair) («финн» в ирландском и «гвен» в валлийском варианте кельтского язьди означают «белый», а «абар» в ирландском и, возможно, «вифар» в гаэльском — «призрак»). Оба эти имени означают «белый призрак» или «белый фантом». У. Нитц переводит имя Gwenhwyfar как «сияющая белизной».
В хрониках и рыцарских романах существует множество вариантов имени супруги Артура. Так, у Гальфрида Монмутского она появляется как Генивера, в романах Кретьена де Труа — как Геньевра, в аллитеративной поэме «Смерть Артура» — как Гейнор и т.д. Обилие вариантов объясняется  тем, что ко времени написания хроник м романов смысл имени был уже утерян, французские поэты и переписчики, уже не воспринимая внутреннюю форму, писали его так, как им представлялось наиболее благозвучным.
Роман Ульриха фон Затцикховена «Ланцелет», в котором нет ни малейшего намека на роман Ланселота и Гвиневеры, возможно, отражает валлийскую традицию. Сама эта великая любовь является, вероятно, вымыслом графини Марии Шампанской, патронессы Кретьена де Труа, который увековечил это чувство в своих романах. Приблизительно полстолетия спустя написания «Ланселота, или Рыцаря повозки» неизвестный автор (или авторы) цикла  прозаических романов о короле Артуре, известного сегодня как «Вульгата», включили в него сюжет этого романа Кретьена. Но если первые книги «Ланселота» прославляют великую любовь (воспитавшая первого рыцаря Владычица Озера заверяет юную королеву, что в этом чувстве нет ничего предосудительного), то «Поиски Святого Грааля» осуждают эту же любовь как причину того, что Ланселоту не дано отыскать чашу Грааля, а в «Смерти Артура» — как одну из причин падения Круглого Стола,
Томас Мэлори объединяет традицию рыцарского романа с традицией хроник; в результате Гвиневера предстает фигурой как эпической (ее приданым оказывается сам Круглый Стол, отданный Утером Пендрагоном королю Камерлиада Лодегрансу), так и трагической героиней романов, которой суждено быть отданной в супруги тому, кого она почитает, но к кому не испытывает любви, и любить того, с кем не может соединиться.
В ряде рыцарских романов любовь Ланселота и Гвиневеры зародилась, когда первый рыцарь королевства вез невесту короля в Камелот. Согласно другим — возможно, более поздним — версиям, во время посвящения Ланселота в рыцари Гвиневере выпала роль подать юноше меч, чем она навеки завоевала его преданность.
Сохранив упоминаемые в хрониках попытки Мордреда жениться на королеве, Мэлори тем не менее устами самой Гвиневеры утверждает, что любовь ее и Ланселота стала причиной не только падения Круглого Стола, но и гибели Артура. Кроме того, в «Смерти Артура», как и в «Вульгате» (хотя  и в весьма измененном и сокращенном варианте), присутствует сюжет «рыцаря повозки» — история похищения королевы Мелеагантом, — причем этот сюжет скорее принадлежит к традиции более ранней, чем традиция рыцарских романов. История появления в Камелоте Элейны из Корбеника и безумия Ланселота, вызванного жестокими словами Гвиневеры, которую также пересказывает Мэлори, судя по всему — вымысел авторов «Вульгаты».
История появления в Камелоте сестры-близнеца королевы, Лжегвиневеры, и ее попыток занять место истинной супруги Артура — также плод фантазии создателей поздних рыцарских романов. К этой же категории сюжетов относится история ревности Гвиневеры к Элейне из Астолата и второго безумия Ланселота.
В поздних романах, где многие события подаются как борьба между различными кланами при дворе короля Артура, Гвиневера едва не становится жертвой вражды сыновей Лота с родом короля Пелинора. Некий Пинель, рыцарь Круглого Стола, искавший случая расправиться с Гавейном за убийство Ламорака Уэльсского, отравил яблоки, приготовленные Гвиневерой для Гавейна. Во время застолья, где было подано это лакомство, отравленное яблоко вместо Гавейна съел совсем иной рыцарь — и тут же скончался. Брат умершего, Мадор де ла Порте, поспешил обвинить королеву в убийстве. Несмотря на утверждения Гавейна, что яблоки предназначались скорее всего для него, Мадор потребовал от Артура суда над Гвиневерой. Король неохотно объявил, что дело будет решено поединком «божьего суда», и тайно послал за Ланселотом. Зная, что улики свидетельствуют против королевы, остальные рыцари Круглого Стола медлили выступить в ее защиту — в том случае, если бы Гвиневера не нашла себе рыцаря, ей предстояла казнь через сожжение. Первый рыцарь Артура, никем не узнанный, вернулся в Камелот в последний момент, когда Борс Ганский неохотно готовился к бою, чтобы выступить За Гвиневеру. Ланселот зарубил противника и скрылся, не называя своего имени, предоставив Гавейну выяснять, как обстояло дело, и наказать злодея.
Позднее Ланселот вновь приходит на помощь королеве, отправившись вызволять ее из замка Мелеаганта, который силой увез Гвиневеру, победив и тяжело ранив сопровождавших королеву рыцарей. После поединка с Мелеагантом Гвиневера назначает Ланселоту ночное свидание, во время которого он продирается сквозь прутья решетки, проводит ночь в ее опочивальне, но оставляет следы своего пребывания — пятна крови на постели. Мелеагант, в ярости от того, что вынужден освободить украденную даму, обвиняет ее в измене и требует предать Гвиневеру казни за прелюбодеяние. Ланселоту удается бежать из темницы, куда его заманил сенешаль Мелеаганта, и он вовремя возвращается в Камелот, чтобы сразиться за королеву на поединке «божьего суда».
После того как рыцари из рода Ланселота все же уговаривают его вернуться и примириться с королевой, Мордред и Агравейн застают первого рыцаря в опочивальне королевы. Ланселоту удается схватить оружие и вырваться из замка, однако при этом он тяжело ранит нескольких рыцарей Круглого Стола. Раненый Мордред незамедлительно отправляется к королю и.вновь требует суда над королевой. На этот раз Артур не в силах спасти супругу от костра: против нее — свидетельства очевидцев и рана Мордреда. Узнав, на какой день назначена казнь, Ланселот и его дружина врываются в Винчестер, чтобы освободить королеву и увезти ее в замок Веселая Стража, однако в разгоревшейся схватке погибает десяток рыцарей Круглого Стола.
Весьма примечательно, как именно авторы «Вульгаты» превращают королеву в фигуру трагическую. В первый раз (отравленное яблоко), когда королеве грозят костром, она невиновна; во второй раз (пятна крови, оставленные на ее постели в замке Мелеаганта раненым Ланселотом) она уже виновна по существу, но есть формальная клауза, позволяющая оправдать ее; в третий  же раз она идет на костер, застигнутая в опочивальне с Ланселотом. На этот раз она осуждена как преступница, застигнутая на месте преступления, и как виновница раны Мордреда. Спасая ее в третий раз, Ланселот обрекает на гибель этические основы, на которых зиждется само Артурово королевство. Более того, она оказывается косвенно виновна в гибели нескольких рыцарей Круглого Стола, в . том числе Гарета, Бомейна и Гахериса, случайно убитых в возникшей вокруг помоста схватке.
Гавейн в гневе требует от Артура объявить войну Ланселоту, которому он желает отомстить за гибель братьев. Войска Артура сперва осаждают замок Веселая Стража, а затем — и Бенвик, родовое владение Ланселота. Именно эта война заставляет короля оставить Логрию в руках Мордреда, который в отсутствие Артура пытается силой взять в жены Гвиневеру. Согласно Мэлори, королеве удается с помощью хитрости бежать из Винчестера, чтобы запереться в лондонском Тауэре — это позднейшая трансформация сюжета.
За возвращением Артура из Бенвика следует примирение королевской четы. Гвиневера удаляется в обитель Эмсбери, где после гибели Артура принимает постриг.

Статья Энциклопедии короля Артура и рыцарей Круглого Стола под редакцией А.Комаринец, издательство АСТ



Гвиневера и Ланселот. Иллюстрация Кортни Дэвиса



Пикси:


Экскалибур. Иллюстрация Кортни Дэвиса




ЭКСКАЛИБУР (КАЛИБУРН). Легендарный меч короля Артура.
Под именем Калибурн (Caliburnus в латинском оригинале) он впервые появляется в «Деяниях королей Британии» Гальфрида Монмутского, причем создатель официальной биографии короля Артура утверждает, что Калибурн был откован на Аваллоне.
В ранних французских рыцарских романах этот меч некоторое время находился в пользовании Гавейна, но уже ко времени формирования цикла «Вульгата» он стал собственностью исключительно Артура. В некоторых текстах Экскалибур называется также Мечом в Камне, что противоречит общему руслу традиции, согласно которой он появился из озера.
Столкнувшись с Пелинором, преследующим Зверя Рыкающего, Артур в поединке с этим рыцарем лишился меча. Сопровождающий юного короля чародей Мерлин  привез Артура к зачарованному озеру, из самой середины которого поднялась сжимавшая чудесный меч рука в рукаве белого шелка. В обмен на некий дар Владычица Озера, которая пришла по воде к юному королю и его чародею, позволила Артуру забрать волшебный меч и ножны к нему. Несмотря на восхищение Артура прекрасным и искусно украшенным клинком, Мерлин предупредил короля, что ножны много ценнее самого меча, поскольку они защитят владельца от любых ран.
Ножны от меча были утеряны в результате предательства Морганы Ле Фей. Не зная о ненависти к нему Морганы и о ее желании избавиться от своего мужа, короля Уриенса, Артур однажды оставил у сводной сестры меч, с помощью которого она попыталась лишить короля жизни.
Моргана уговорила своего возлюбленного Акколона Галльского выступить с Экс-калибуром в поединке против Артура. Перед поединком посланница Морганы подала королю похожий на Экскалибур меч в ножнах со словами, что его посылает брату сама Моргана Ле Фей. На самом деле Артуру были прислан поддельный клинок и поддельные же ножны — точная копия тех, в которые был вложен волшебный меч. В ходе поединка Артур ослабел от ран. Когда меч Артура переломился у рукояти, присутствовавшая при поединке ученица Мерлина, чародейка Нимуэ, навела чары на Экскалибур, так что он выпал из руки Акколона, а Артур немедленно подхватил принадлежащий ему меч.
Позднее Моргана Ле Фей вновь попыталась выкрасть у Артура Экскалибур, когда король залечивал свои раны в монастыре. Монахини не осмелились перечить сестре короля и пустили ее в покой, где спал Артур. Моргана надеялась забрать у брата Экскалибур тайком, но обнаружила, что Артур спит, крепко сжимая рукоять обнаженного меча, поэтому она забрала с собой только ножны. Проснувшись, Артур хватился ножен и отправился в погоню за Морганой. Видя, что от погони ей не уйти, чародейка закинула ножны — чтобы они не достались брату — далеко в озеро, мимо которого как раз случилось ей проезжать. Ножны тотчас же пошли на дно, поскольку были богато украшены золотом и драгоценными камнями.
Третий и последний раз Экскалибур появляется в повествовании о последних часах земной жизни короля. С этим мечом Артур сражался с Мордредом и смертельно ранил своего противника. Зная, что умирает от полученных ран, Артур приказывает Гирфлету бросить меч в зачарованное озеро с тем, чтобы тот не попал в недостойные руки. Дважды Гирфлет ослушивается его приказа: в первый, — выбросив собственный меч вместо Экскалибура, и во второй — выбросив в воду ножны от собственного меча. Дважды пристыженный королем, он наконец бросает меч в озеро, где над самой водой его подхватывает появившаяся из воды рука, чтобы с ним исчезнуть. В некоторых редакциях этого эпизода место Гирфлета занимает Бедивер. Существует также версия этого эпизода, согласно которой Экскалибур был положен подле короля в барку, которая увезла Артура на Аваллон.
Есть все основания утверждать, что меч Экскалибур — не выдумка Гальфрида или авторов рыцарских романов, причем первоначальное название этого меча было все же «Калибурн», а «Экс-» является усилительной частицей. Существует две теории происхождения имени меча: одна из них — кельтская — считается практически общепринятой, а вторая — сармато-латинская — несколько сомнительной.
Первая теория опирается на то, что под именем Каледфолх (Caledvwich) волшебный меч появляется уже в самых ранних сказаниях о короле Артуре — в валлийской повести «Килох и Олвен». История Каледфолха в общих чертах сходна с историей Экскалибура. Каледфолху существует также параллель в ирландских сагах — Каладболг (Caladbolg), меч ирландского героя Фергуса мак Ройга, имя которого, в свою очередь, связано с мечом-молнией языческого бога-громовержца. Поскольку в бретонском языке звук «v» легко переходит в «b», а буквой «w» обозначается иногда звук «о», то сходство между названиями меча в разных традициях даже большее, чем кажется на первый взгляд. Была предпринята попытка подкрепить эту параллель (и связь на уровне мифа Калибурна с молнией) за счет лингвистического анализа. Ирландский филолог О'Рейли проследил связь корня bolg/vwich в названии меча — через индоевропейский корень «bhel» (со значением «молния, вспышка») — с именем валлийского божества грома и молнии Бели.
Сторонники второй теории исходят из того, что в «Калибурн» превратилось в бретонском (валлийском) заимствованное из латыни «chalybs» (сталь), последнее же происходит от Kalybes, сарматского племени кузнецов на Кавказе.
Что касается судьбы меча, чудесным образом появившегося из озера и в озеро же вернувшегося, то она связана скорее всего с ритуальной символикой оружия Северной Европы. Римский историк Страбон описывает ритуал затопления оружия у кельтов в окрестностях Тулузы. Однако подобные ритуалы не были исключительно кельтскими. На протяжении всего прошлого столетия в озерах на территории Северной Германии и Ютландии находили оружие, датируемое III—IV вв., причем, по мнению В. Краузе, оно попало туда не случайно, а было намеренно затоплено. Среди извлеченного из воды оружия на удивление мало пришедших в негодность или случайно поврежденных клинков. Более того, характер повреждений говорит о том, что нанесены они были в процессе неких ритуалов. Известны сходные находки и на территории Ирландии. Клады с оружием были найдены в озерах Ллин Фаор (Морганног) (среди прочего — боевые топоры, датируемые VI в.) и Ллин Керриг Бах в Энглесси (оружие этого клада датируется промежутком от II в. до н.э. до I в. н.э.).
Озера, в которых находили особенно богато украшенные клинки, еще в прошлом столетии были окружены различными поверьями, что дает основание предположить, что в первые века нашей эры они считались священными. Так что мотив «меча в озере», возможно, имеет историческую или ритуальную подоплеку — в особых случаях жрица, в ведении которой находилось данное озеро, могла извлечь меч для воина при условии, чтобы после его смерти клинок был возвращен в священный водоем.


 Статья Энциклопедии короля Артура и рыцарей Круглого Стола под редакцией А.Комаринец, издательство АСТ

Пикси:
Нашла еще вот такую статеечку, достаточно интересную. Думаю,надо воспринимать ее критически, но интересная информация в ней есть.

В VI в. н. э. Британией правил король Артур. В XII-XIII вв. его идеализировали, о нем стали складывать легенды, петь песни и даже писать романы. Реальная история короля Артура малоизвестна. Известно лишь то, что он погиб в 526 г. в битве при горе Бадон, сражаясь с саксами - противниками бриттов (так тогда назывались жители центральной Англии). Отталкиваясь от этого факта, многие писатели средневековья придерживались следующей легенды.
Страшной грозовой ночью умер король Логрии (центральной Англии) Утер Пендрагон. Взрослых наследников мужского пола у него не было. У жены короля Игрейны было две (по некоторым источникам - три) взрослых дочери: Моргана и Моргауза (Анна). Обе были замужем, Моргана - за королем Уэльса, а Моргауза - за королем Лотиана (Шотландии). Прямым наследником считался маленький сын Утера Артур, которого, опасаясь заговоров, волшебник Мерлин забрал себе на воспитание.
Как только Артуру исполнилось 15 лет, ему открыли правду. Вместе с Мерлином юный король вернулся в Камелот (столицу Логрии), за трон которого, пустовавший после смерти Утера, боролись лучшие рыцари королевства. Однако никто из них не смог вынуть заколдованный меч из камня, который, согласно легенде, должен был вынуть истинный король. Юноша смог вынуть этот меч, и его короновали в Камелоте.
По совету волшебника Мерлина, юный король основал Круглый стол - совет лучших рыцарей королевства. Круглый стол привез в Камелот отец будущей жены короля - Гвиневеры. Среди прибывших с Гвиневерой рыцарей был и Ланселот, будущий ее любовник. Король Артур правил мудро и справедливо. Рыцари Круглого Стола, как себя стали именовать его ближайшие советники короля, совершали подвиги, наказывали злодеев, защищая слабых и обездоленных. Самых знаменитых рыцарей короля было 12: Балин и Балан, Тристан, Гавейн, Агравейн, Гахерис, Гарет (племянники короля), Бран, Ивейн, Ланселот, Мадор де Ла Порте, Кэй (названный брат короля). Всего в ордене числилось около 150 рыцарей, возможно, больше (по разным источникам). Славное правление короля Артура закончилось трагедией: король погиб в битве при горе Бадон от руки собственного сына, зачатого от его сестры Моргаузы. А после его смерти королевство распалось.
Эпос о короле Артуре привлекает многих писателей, сценаристов, продюсеров. Несмотря на то, что образы достаточно древние, интерес к ним не устаревает. Наверное, не было ни одного человека на планете, кого бы, не трогали эти волнующие душу истории о любви, предательстве, измене и духовных поисках. Король Артур всегда являлся воплощением добра и милосердия, а Ланселот и Гвиневера - воплощением искренней, пламенной страсти. Однако, все не так просто, как кажется. Некоторая идеализация этих легенд дала почву для споров. Начал дискуссию английский писатель Томас Мэлори (автор романа «Смерть Артура»), который развенчал идеальный образ рыцарей Круглого Стола.
Первым пострадал любвеобильный племянник короля Артура - Гавейн. Его отрицательный образ оказался настолько устойчив, что до сих пор все киноверсии поддерживают его, идеализируя Ланселота. Хотя на самом деле дело обстояло иначе.
Дело в том, что некоторые историки и литературоведы считают, что Ланселот - вымышленный персонаж. И даже, если он и был, то не было никакой красивой истории любви. Есть такое мнение, что этого персонажа придумал знаменитый поэт Кретьен де Труа, в угоду своей покровительнице и любовнице Элеоноре Аквитанской. Шотландская писательница Стюарт, автор серии романов о короле Артуре, тоже отрицает существование Ланселота, хотя не отказывается от идеализации короля Артура. В немецком романе «Ланцеллет» нет никакого намека на связь этого рыцаря с королевой. Герой романа, совершая подвиги, добивается благосклонности любимой им дамы. Что касается Томаса Мэлори, то у него Ланселот далеко не является примером для подражания. Он порочит честное имя королевы повсюду, открыто называя себя ее любовником.
Иначе дело обстоит с Гавейном, одним из племянников короля Артура. Ранние валлийские повести называют Гавейна приближенным короля Артура и любовником его жены. Гавейн, сын Моргаузы, был достаточно мощной фигурой во всех легендах о рыцарях Круглого Стола. Он был выдающимся политиком, поэтом, живописцем. Играл на нескольких инструментах и хорошо пел. У Гавейна была жена, дети, но это не мешало ему менять любовниц, о чем подробно можно прочитать в рыцарских романах. Согласно древним мифам, именно он являлся любовником второй жены короля Артура Гвиневеры, и спасал ее от всяких бед и злоключений, которые женщине подбрасывала судьба.
Так почему же, несмотря на древние свидетельства, Гавейна вытеснил Ланселот? Во-первых, потому, что Гавейн - древний, языческий герой, обладающий магическими способностями. Он мог общаться с миром природы, и знал многие секреты колдовства. Герой-колдун был неугоден, прежде всего, христианским священнослужителям. Более того, любвеобильность сына сестры Артура Моргаузы (из романа в роман ходят легенды о его любовных похождениях) не давала права представить его как положительного героя.
Согласно Гальфриду Монмутскому, король Лот, отец (или отчим) Гавейна, приходился племянником королю Норвегии, и поэтому считался королем Оркнейских островов. Возможно, память о связи этого рыцаря с холодным, таящим опасность варварским Севером, могла сохраняться и в XII-XIII вв., когда писались рыцарские романы. А ведь именно на Севере во многих мифах народов мира находилось царство мертвых…
Поэтому образ Гавейна оказался неугодным, когда древние мифы и легенды стала перерабатывать под себя христианская церковь, возвестившая знаменитый культ «Прекрасной Дамы». И Гавейн был легко заменен простоватым, несколько наглым, но красивым внешне Ланселотом, который стал героем в глазах общества. Этот образ популярен до сих пор.
Таким образом, Гавейн, бывший на деле чуть ли не самым образованным из всех рыцарей Круглого Стола, волей судьбы оказался в центре большой политической игры, которую, возможно, и выиграл (есть свидетельства, что Гавейн занял после короля Артура престол под именем Гавейн I). Роль этого персонажа в истории и в артуровском эпосе забыта, но, возможно, в ближайшее будущее будет доказана.

По данным онлайн-журнала ШколаЖизни.ру

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница